Главная "Авеню"

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ПО ВОПРОСАМ РЕГИСТРАЦИИ НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ПО ВОПРОСАМ РЕГИСТРАЦИИ НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА *         Гражданский кодекс. АЛЬБОМ СХЕМ

 * ПОСТАТЕЙНЫЙ КОММЕНТАРИЙ К ЖИЛИЩНОМУ КОДЕКСУ

 * КУПЛЯ-ПРОДАЖА НЕДВИЖИМОСТИ  (ЗДАНИЯ, СООРУЖЕНИЯ, НЕЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ).

* ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ ПРАВ  Учебник для регистратора (2009 г.)

* Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ   Р.С. БЕВЗЕНКО(2012)

*  Основные идеи и положения земельного кадастра России. его главные недочеты и противоречия (Учебно-практический комментарий) Б.Д. ЗАВИДОВ  

*Бухгалтерский учет сделки купли-продажи здания, сооружения, нежилого помещения (2010).

* ПОСТАТЕЙНЫЙ КОММЕНТАРИЙ К СЕМЕЙНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.   Раздел III. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ

* ПРОДАЖА НЕДВИЖИМОСТИ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА, ФОРМА, ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ ПОСТАТЕЙНЫЙ КОММЕНТАРИЙ СТАТЕЙ 549 - 558 Под редакцией П.В. КРАШЕНИННИКОВА

* ЖИЛИЩНОЕ ПРАВО  П.В. Крашенинников

* СДЕЛКИ Постатейный комментарий Главы 9 ГК ГФ . Комментарий законодательства и практика его применения.  Под редакцией П.В. КРАШЕНИННИКОВА 2009 г.

* НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО. Комментарий законодательства и практика его применения. Т.И. ЗАЙЦЕВА, П.В. КРАШЕНИННИКОВ 2009 г.

* НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ   Учебное пособие для регистратора. В.А. АЛЕКСЕЕВ

* ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ  постатейный комментарий главы 17 Гражданского кодекса РФ

* УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ РИЕЛТОРА    (Правовые основы профессии) Учебник

* СПРАВОЧНИК РИЕЛТОРА       А.А. Батяев, И.А. Дубровская (2008 г)

* Недвижимость: права и сделки Пискунова М.Г., Киндеева Е.А.(2006 г.)

* Дубровская И.А., Соснаускене О.И. Справочник риэлтора. 2006 г.

* ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО И ДОВЕРЕННОСТЬ ПОСТАТЕЙНЫЙ КОММЕНТАРИЙ ГЛАВЫ 10 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

* СДЕЛКИ С НЕДВИЖИМОСТЬЮ. Пособие для риелтора. В.В. Ткаченко, В.А. Зимин, С.В. Ткаченко. - Самара, 2006.

* ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА ЖИЛЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ, ДОГОВОР НАЙМА ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ Постатейный комментарий ГК РФ Под редакцией П.В. Крашенинникова 2009 г.

* Государственный регистратор в Российской Федерации: ОСНОВЫ ПРОФЕССИИ. РЕГИСТРАЦИОННЫЕ ДЕЙСТВИЯ    Учебник 2008 г.

* Регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним: правовые и налоговые аспекты     Зрелов А.П., Краснов М.В., Чеснокова О.К.

* ПОЛЬЗОВАНИЕ ЧУЖИМ ИМУЩЕСТВОМ      Книга Т.М.Панченко (2008 г.)

* ПОКУПКА, ПРОДАЖА И ЭКСПЛУАТАЦИЯ ЖИЛЬЯ: САМЫЕ РАСПРОСТРАНЕННЫЕ СИТУАЦИИ Н.Н. КОЗЛОВА

* НАСТОЛЬНАЯ КНИГА НОТАРИУСА  Учебно-методическое пособие

* ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПОКУПАТЕЛЯ ЖИЛЬЯ   Книга.  

 * ЖИЛЬЕ И ВАШИ ПРАВА КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ЖИЛИЩНЫМ ВОПРОСАМ.    Книга    Г.Ю. МАЛУМОВ 

* Главы из книги Ф.Н.Филиной, И.А.Толмачева, А.В.Сутягина "САМ СЕБЕ АДВОКАТ" (2009)

* КОММЕНТАРИЙ К ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНУ "ОБ ОПЕКЕ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВЕ"  

* ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ ПРАВ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО И СДЕЛОК С НИМ      ГОУ ВПО "ИВАНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ"

* Современные проблемы оборота земельных долей и участков сельскохозяйственного назначения. Научно-практическое пособие.  Г.В.САВЕНКО

* ПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИДОМОВОЙ ТЕРРИТОРИЕЙ   Статья  (2009)  

* Государственный кадастровый учет и регистрация прав на земельные участок.   Информация  для тех, кто имеет земельный участок,  кто хочет расширить его границы, кто решил продать земельный участок целиком или только его отдельную часть.

* ПРИОБРЕТЕНИЕ ПРАВ НА ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ, НАХОДЯЩИЕСЯ В ПУБЛИЧНОЙ СОБСТВЕННОСТИ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ(А.П. Анисимов, С.В. Дзагоев, Л.Т. Кокоева)

* СОБСТВЕННОСТЬ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. К.И. Сколовский , 2009 г.(doc)

* ДОГОВОРНОЕ ПРАВО       М.И. Брагинский, В.В. Витрянский  Книга первая Издание 3-е, стереотипное 2002 г (doc)

 * ДОГОВОРНОЕ ПРАВО       М.И. Брагинский, В.В. Витрянский  Книга вторая Издание 3-е, стереотипное 2002 г (doc)

* ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА    Учебник для юридических ВУЗов Под общей редакцией А.С. ПИГОЛКИНА (doc)

* РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО     Учебник Под редакциейпрофессора И.Б. Новицкого и профессора И.С. Перетерского  

* Анализ истории и эволюции ипотеки на примере развитых и развивающихся стран (Реферат 2004 г.)

* Учебник "Гражданское право: В 4 т. Том 1: ОБЩАЯ ЧАСТЬ (под ред. Е.А. Суханова)  

* Учебник "Гражданское право: В 4 т. Том 2: Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права" (под ред. Е.А. Суханова)

* Учебник "Гражданское право: В 4 т. Том 3: Обязательственное право" (том 3) (под ред. Е.А. Суханова)

* Учебник "Гражданское право: В 4 т. Том 4: Обязательственное право" (том 3) (под ред. Е.А. Суханова)

Жилищное право, .



ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО   в 4-Х томах,  том I,   Е.А. СУХАНОВ

Главная "Авеню" >> Электронная библиотека

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО   в 4-Х томах,  том I

ОБЩАЯ ЧАСТЬ

УЧЕБНИК

Материал подготовлен с использованием правовых актов

по состоянию на 1 мая 2004 года

Издание третье, переработанное и дополненное

Ответственный редактор - доктор юридических наук,

профессор, заведующий кафедрой гражданского права

юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Е.А. СУХАНОВ

Рекомендован Министерством образования и науки

Российской Федерации в качестве учебника для студентов

высших учебных заведений,

обучающихся по направлению 521400 "Юриспруденция"

и по специальности 021100 "Юриспруденция"

Рецензенты

Маковский А.Л., доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Комаров А.С., доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой частного права Всероссийской академии внешней торговли.

Авторский коллектив

Том I настоящего учебника подготовлен авторским

коллективом кафедры гражданского права юридического

факультета МГУ им. М.В. Ломоносова в составе:

Ем В.С., кандидат юридических наук, доцент - гл. 5, 12 - 15.

Козлова Н.В., кандидат юридических наук, доцент - гл. 9 (в соавторстве с Е.А. Сухановым).

┌────────────┐
│Корнеев С.М.│, доктор юридических наук, профессор - гл. 6
└────────────┘ (в соавторстве с Е.А. Сухановым).

Суханов Е.А., доктор юридических наук, профессор - предисловие, программа курса, гл. 1 - 4, 7, 8, 9 (в соавторстве с Н.В. Козловой), 10, 11, 16, 17.

Шерстобитов А.Е., доктор юридических наук, профессор - гл. 6

                 ┌──────────────┐
(в соавторстве с │С.М. Корнеевым│).
                 └──────────────┘

 

Авторский коллектив

Предисловие

Предисловие к третьему изданию

Программа курса "Гражданское право"

Раздел I. Введение в гражданское право

Тема 1. Понятие частного права

Тема 2. Гражданское право как отрасль права

Тема 3. Гражданское право как наука и учебная дисциплина

Тема 4. Источники гражданского права

Раздел II. Гражданское правоотношение

Тема 5. Понятие, содержание и виды гражданских правоотношений

Тема 6. Граждане (физические лица) как участники гражданских правоотношений

Тема 7. Юридические лица как участники гражданских правоотношений

Тема 8. Публично-правовые образования как участники гражданских правоотношений

Тема 9. Объекты гражданских правоотношений

Тема 10. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений

Раздел III. Осуществление и защита гражданских прав

Тема 11. Осуществление гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей

Тема 12. Право на защиту как субъективное гражданское право

Тема 13. Гражданско-правовая ответственность

Тема 14. Сроки осуществления и защиты гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей

Раздел IV. Вещное право

Тема 15. Общие положения о вещных правах

Тема 16. Право частной собственности

Тема 17. Право публичной собственности

Тема 18. Право общей собственности

Тема 19. Ограниченные вещные права

Тема 20. Защита права собственности и иных вещных прав

Раздел V. Наследственное право

Тема 21. Наследование собственности граждан

Раздел VI. Исключительные права

Тема 22. Общие положения об исключительных правах (интеллектуальной и промышленной собственности)

Тема 23. Авторское право и смежные права

Тема 24. Патентное право

Тема 25. Исключительные права на средства индивидуализации товаров и их производителей

Тема 26. Гражданско-правовой режим коммерческой тайны (ноу-хау)

Раздел VII. Личные неимущественные права

Тема 27. Понятие и виды гражданско-правовых личных неимущественных прав

Тема 28. Гражданско-правовая охрана личных неимущественных прав

Раздел VIII. Общие положения об обязательствах и договорах

Тема 29. Общие положения об обязательствах

Тема 30. Гражданско-правовой договор

Раздел IX. Обязательства по передаче имущества в собственность

Тема 31. Обязательства из договора купли-продажи

Тема 32. Обязательства из договоров мены, дарения и ренты

Раздел X. Обязательства по передаче имущества в пользование

Тема 33. Обязательства из договоров аренды, лизинга и ссуды

Тема 34. Обязательства из договоров найма жилого помещения и другие жилищные обязательства

Раздел XI. Обязательства по производству работ

Тема 35. Обязательства из договора подряда

Раздел XII. Обязательства по приобретению и использованию исключительных прав и ноу-хау

Тема 36. Гражданско-правовые способы приобретения и использования исключительных прав и ноу-хау

Тема 37. Обязательства из авторских договоров и договоров о передаче смежных прав

Тема 38. Обязательства из договоров в сфере создания и использования достижений науки и техники

Тема 39. Обязательства из договора коммерческой концессии (франчайзинга)

Раздел XIII. Обязательства по оказанию фактических и юридических услуг

Тема 40. Обязательства из договора возмездного оказания услуг

Тема 41. Транспортные и экспедиционные обязательства

Тема 42. Обязательства из договора хранения

Тема 43. Обязательства по оказанию юридических услуг

Тема 44. Обязательства из договора доверительного управления имуществом

Раздел XIV. Обязательства по оказанию финансовых услуг

Тема 45. Обязательства по страхованию

Тема 46. Обязательства из договоров займа, кредита и финансирования под уступку денежного требования (факторинга)

Тема 47. Обязательства из договоров банковского счета и банковского вклада. Расчетные обязательства

Раздел XV. Обязательства из совместной деятельности

Тема 48. Обязательства из договора простого товарищества

Тема 49. Обязательства из учредительного договора

Раздел XVI. Обязательства из односторонних действий и из игр и пари

Тема 50. Обязательства из односторонних сделок и из действий в чужом интересе

Раздел XVII. Натуральные обязательства

Тема 51. Обязательства из договоров, не подлежащие судебной защите

Раздел XVIII. Внедоговорные (правоохранительные) обязательства

Тема 52. Понятие, виды и функции внедоговорных обязательств

Тема 53. Обязательства из причинения вреда

Тема 54. Обязательства из неосновательного обогащения

Раздел I. Введение в гражданское право

Глава 1. Гражданское право как частное право

§ 1. Понятие о частном праве

1. Термин "гражданское право"

2. Частное и публичное право

3. Особенности гражданского права как частного права

4. Частное право в России

§ 2. Система частного права

1. Основные системы частного права

2. Развитие системы частного права в России

3. Проблема коммерческого и "предпринимательского" права

Дополнительная литература

Глава 2. Гражданское право как отрасль права

§ 1. Гражданское право в системе правовых отраслей

1. Особенности системы отечественного права

2. Место гражданского права в системе права

§ 2. Предмет гражданского права

1. Отношения, регулируемые гражданским правом

2. Имущественные отношения, регулируемые гражданским правом

3. Гражданско-правовые формы имущественных отношений

4. Личные неимущественные отношения, регулируемые гражданским правом

§ 3. Метод, функции и принципы гражданского права

1. Метод гражданского права

2. Функции гражданского права

3. Принципы гражданского права

4. Определение гражданского права

§ 4. Система гражданского права

1. Основные системы континентального гражданского права

2. Система гражданского права России

Дополнительная литература

Глава 3. Гражданское право как наука и учебный курс

§ 1. Наука гражданского права

1. Гражданское право как одна из отраслей правоведения

2. Понятие и предмет цивилистической (гражданско-правовой) науки

3. Методология гражданско-правовой науки

4. Наука гражданского права и другие общественные науки

§ 2. Учебная дисциплина гражданского права

1. Предмет и система курса гражданского права

2. Основные разделы курса гражданского права

3. Основные задачи курса гражданского права

Дополнительная литература

Глава 4. Источники гражданского права

§ 1. Понятие и виды источников гражданского права

1. Понятие источника гражданского права

2. Гражданское законодательство

3. Законодательство о хозяйственной деятельности

4. Международные договоры

5. Обычаи имущественного оборота

§ 2. Нормативные акты гражданского права

1. Система нормативных актов гражданского права

2. Гражданский кодекс

3. Иные федеральные законы (гражданское законодательство)

4. Иные правовые акты

5. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти

§ 3. Действие гражданского законодательства

1. Официальное опубликование и вступление нормативного акта в силу

2. Действие гражданского законодательства во времени

3. Действие гражданского законодательства в пространстве и по кругу лиц

4. Применение гражданского законодательства по аналогии

5. Толкование гражданско-правовых норм

Дополнительная литература

Раздел II. Гражданское правоотношение

Глава 5. Понятие, содержание и виды гражданских правоотношений

§ 1. Понятие и элементы гражданского правоотношения

1. Признаки и определение гражданского правоотношения

2. Особенности гражданских правоотношений

§ 2. Содержание гражданского правоотношения

1. Понятие субъективного гражданского права

2. Понятие субъективной гражданской обязанности

3. Структура содержания гражданского правоотношения

§ 3. Субъекты и объекты гражданских правоотношений

1. Понятие и содержание гражданской правосубъектности

2. Состав участников гражданского правоотношения

3. Объекты гражданского правоотношения

§ 4. Виды гражданских правоотношений

1. Классификация гражданских правоотношений

2. Абсолютные и относительные правоотношения

3. Имущественные и неимущественные правоотношения

4. Вещные и обязательственные правоотношения

5. Корпоративные правоотношения

6. Правоотношения, включающие в свое содержание преимущественные права

Дополнительная литература

Глава 6. Граждане (физические лица) как участники гражданских правоотношений

§ 1. Граждане (физические лица) и их гражданско-правовая индивидуализация

1. Личность, человек и гражданская правосубъектность

2. Гражданин как физическое лицо

3. Гражданин как субъект гражданского права

§ 2. Правоспособность граждан (физических лиц)

1. Понятие правоспособности граждан (физических лиц)

2. Правоспособность и субъективные права гражданина

3. Содержание правоспособности граждан и ее пределы

4. Равенство правоспособности граждан

5. Возникновение и прекращение правоспособности

6. Неотчуждаемость правоспособности и невозможность ее ограничения

7. Гражданская правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства

§ 3. Понятие и содержание дееспособности граждан (физических лиц)

1. Понятие дееспособности граждан и ее значение

2. Юридическая природа и содержание дееспособности граждан

3. Разновидности дееспособности граждан

4. Предпринимательская деятельность граждан

§ 4. Дееспособность несовершеннолетних граждан

1. Понятие и виды неполной (частичной) дееспособности несовершеннолетних

2. Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет

3. Частичная дееспособность малолетних (несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14 лет)

§ 5. Ограничение и лишение дееспособности граждан

1. Понятие ограничения дееспособности граждан

2. Ограничение неполной (частичной) дееспособности несовершеннолетних

3. Ограничение полной дееспособности граждан

4. Признание гражданина недееспособным

§ 6. Банкротство гражданина

1. Понятие банкротства гражданина

2. Признаки банкротства гражданина

3. Процедуры банкротства гражданина

4. Последствия признания гражданина банкротом

5. Особенности банкротства индивидуального предпринимателя

6. Особенности банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства

§ 7. Опека, попечительство и патронаж

1. Понятие и цели опеки и попечительства

2. Органы опеки и попечительства

3. Лица, назначаемые опекунами и попечителями

4. Права и обязанности опекунов и попечителей

5. Прекращение опеки и попечительства

6. Патронаж над дееспособными гражданами

§ 8. Место жительства граждан

1. Понятие места жительства

2. Выбор места жительства

3. Место жительства переселенцев и вынужденных переселенцев

4. Место жительства беженцев

5. Правовое значение места жительства

§ 9. Безвестное отсутствие. Объявление гражданина умершим

1. Понятие и условия признания гражданина безвестно отсутствующим

2. Последствия признания гражданина безвестно отсутствующим

3. Объявление гражданина умершим

4. Последствия явки гражданина, объявленного умершим

§ 10. Акты гражданского состояния

1. Понятие гражданского состояния

2. Виды актов гражданского состояния и их регистрация

Дополнительная литература

Глава 7. Юридические лица как участники гражданских правоотношений

§ 1. Понятие и виды юридических лиц

1. Сущность юридического лица

2. Основные теории сущности юридического лица

3. Классификация юридических лиц

4. Виды юридических лиц

§ 2. Юридическое лицо как субъект гражданского права

1. Признаки юридического лица

2. Правоспособность юридического лица

3. Органы юридического лица

4. Представительства и филиалы

§ 3. Возникновение и прекращение юридических лиц

1. Возникновение (создание) юридического лица

2. Прекращение юридического лица путем реорганизации

3. Прекращение юридического лица путем ликвидации

4. Прекращение юридического лица при банкротстве

5. Основные процедуры банкротства

Дополнительная литература

Глава 8. Юридическая личность коммерческих организаций

§ 1. Понятие и виды хозяйственных товариществ и обществ

1. Хозяйственные товарищества и общества как коммерческие организации

2. Хозяйственные товарищества как объединения лиц

3. Хозяйственные общества как объединения капиталов

§ 2. Хозяйственные товарищества

1. Полное товарищество

2. Права и обязанности полного товарища

3. Товарищество на вере (коммандитное)

§ 3. Хозяйственные общества

1. Общество с ограниченной ответственностью

2. Права и обязанности участника общества с ограниченной ответственностью

3. Общество с дополнительной ответственностью

4. Акционерное общество

5. Виды акционерных обществ; права и обязанности акционеров

6. Акционерные общества работников (народные предприятия)

7. Дочерние и зависимые общества

§ 4. Производственный кооператив (артель)

1. Понятие и виды производственных кооперативов

2. Органы производственного кооператива

3. Права и обязанности членов производственного кооператива

§ 5. Унитарное предприятие

1. Предприятие как объект и субъект права

2. Унитарное предприятие как юридическое лицо

3. Казенное унитарное предприятие

Дополнительная литература

Глава 9. Юридическая личность некоммерческих организаций

§ 1. Понятие и виды некоммерческих организаций

1. Некоммерческие организации как юридические лица

2. Виды некоммерческих организаций

§ 2. Потребительский кооператив

1. Понятие потребительского кооператива

2. Права и обязанности членов потребительского кооператива

3. Разновидности потребительских кооперативов

§ 3. Некоммерческое товарищество

1. Понятие и виды некоммерческих товариществ

2. Права и обязанности членов некоммерческого товарищества

§ 4. Некоммерческое партнерство

1. Понятие и виды некоммерческих партнерств

2. Права и обязанности участников партнерства

§ 5. Объединение юридических лиц

1. Понятие объединения юридических лиц

2. Права и обязанности участников объединения юридических лиц

3. Разновидности объединений юридических лиц

§ 6. Объединение работодателей

1. Понятие и виды объединений работодателей

2. Права и обязанности членов объединения работодателей

§ 7. Товарная биржа

1. Понятие товарной биржи

2. Права и обязанности учредителей (членов) товарной биржи

§ 8. Общественные объединения

1. Понятие общественного объединения

2. Управление общественным объединением и права и обязанности его членов

3. Разновидности общественных объединений

§ 9. Фонд

1. Понятие и виды фондов

2. Создание и управление фондом

§ 10. Автономная некоммерческая организация

1. Понятие автономной некоммерческой организации

2. Создание и управление автономной некоммерческой организацией

§ 11. Учреждение

1. Понятие учреждения как юридического лица

2. Создание и управление учреждением

3. Государственная корпорация

Дополнительная литература

Глава 10. Публично-правовые образования как участники гражданских правоотношений

§ 1. Гражданская правосубъектность публично-правовых образований

1. Государство и другие публично-правовые образования как субъекты гражданского права

2. Особенности гражданской правосубъектности публично-правовых образований

3. Разграничение случаев участия в гражданских правоотношениях публично-правовых образований и их органов

§ 2. Случаи участия публично-правовых образований в гражданских правоотношениях

1. Участие публично-правовых образований в вещных отношениях

2. Участие публично-правовых образований в корпоративных отношениях

3. Участие публично-правовых образований в обязательственных отношениях

4. Государство как субъект исключительных прав

5. Участие государства во внешнеэкономическом обороте

6. Судебный иммунитет государства

Дополнительная литература

Глава 11. Объекты гражданских правоотношений

§ 1. Понятие и виды объектов гражданских правоотношений

1. Понятие объекта гражданских правоотношений

2. Виды объектов гражданских правоотношений

3. Объекты гражданских прав и гражданские правоотношения

4. Имущество как объект гражданских правоотношений

§ 2. Вещи как объекты гражданских правоотношений

1. Понятие вещи

2. Оборотоспособность вещей

3. Движимые и недвижимые вещи

4. Имущественные комплексы

5. Иные виды вещей

6. Деньги

§ 3. Ценные бумаги

1. Понятие и признаки (свойства) ценной бумаги

2. Классификация (виды) ценных бумаг

3. Проблема бездокументарных ценных бумаг

Дополнительная литература

Глава 12. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений

§ 1. Юридические факты и их составы

1. Понятие юридического факта

2. Юридические факты - действия

3. Юридические факты - события

4. Юридические составы

§ 2. Понятие и виды сделок

1. Определение сделки

2. Сделка - волевое действие

3. Основание (цель) сделки

4. Сделка как правомерное действие

§ 3. Виды сделок

1. Классификации сделок

2. Односторонние, двусторонние и многосторонние сделки

3. Иные виды сделок

4. Сделки, совершенные под условием

§ 4. Условия действительности сделок

1. Общие условия действительности сделок

2. Законность содержания сделки

3. Способность лиц, совершающих сделку, к участию в ней

4. Соответствие воли и волеизъявления участника сделки

§ 5. Форма сделки

1. Общие положения о форме сделок

2. Письменная форма сделки

3. Реквизиты письменной формы сделки

4. Аналог собственноручной подписи. Электронно-цифровая подпись

5. Последствия несоблюдения письменной формы сделки

6. Нотариальная форма сделки

7. Государственная регистрация сделок

Дополнительная литература

Глава 13. Недействительность сделок

§ 1. Понятие и значение недействительности сделки

1. Понятие и основания недействительности сделки

2. Ничтожность (абсолютная недействительность) сделки

3. Оспоримость (относительная недействительность) сделок

4. Недействительность части сделки

§ 2. Основания ничтожности (абсолютной недействительности) сделок

1. Виды оснований ничтожности сделок

2. Ничтожность сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности

3. Мнимые и притворные сделки

4. Сделки, совершенные недееспособными и малолетними гражданами

5. Сделки с пороками (недостатками) формы

6. Иные (специальные) основания ничтожности сделок

§ 3. Основания оспоримости (относительной недействительности) сделок

1. Общие основания оспоримости сделок

2. Сделки, совершенные с выходом за пределы правоспособности юридического лица

3. Сделки, совершенные с выходом за пределы полномочий на совершение сделки

4. Сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет

5. Сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности

6. Сделка, совершенная гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими

7. Сделки, совершенные под влиянием заблуждения

8. Сделка, совершенная под влиянием обмана

9. Сделки, совершенные под влиянием насилия

10. Сделка, совершенная под влиянием угрозы

11. Сделки, совершенные в результате злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой

12. Кабальные сделки

13. Специальные основания оспоримости сделок

§ 4. Правовые последствия признания недействительности сделок

1. Понятие реституции в российском гражданском праве

2. Реституция владения

3. Компенсационная реституция

4. Двусторонняя реституция

5. Односторонняя реституция

6. Иные имущественные последствия недействительности сделки

7. Недопущение реституции

8. Ограничения применения общих правил о последствиях недействительности сделок

9. Исковая давность по требованиям о применении правил о последствиях недействительности сделок

Дополнительная литература

Раздел III. Осуществление и защита гражданских прав

Глава 14. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей

§ 1. Понятие и способы осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей

1. Понятие осуществления субъективного гражданского права и исполнения субъективной гражданской обязанности

2. Способы осуществления субъективных гражданских прав

3. Способы и формы исполнения гражданско-правовых обязанностей

§ 2. Пределы осуществления гражданских прав

1. Понятие пределов осуществления гражданских прав

2. Значение нравственных норм и устоев при определении пределов осуществления субъективных гражданских прав

3. Влияние разумности и добросовестности на определение пределов осуществления субъективных гражданских прав

4. Осуществление права в соответствии с его социальным назначением

§ 3. Понятие и виды злоупотребления правом

1. Принцип недопустимости злоупотребления правом

2. Понятие злоупотребления правом

§ 4. Осуществление прав и исполнение обязанностей через предствителя

1. Понятие и субъекты представительства

2. Возникновение и виды представительства

3. Понятие и виды доверенности

4. Форма доверенности

5. Передоверие

6. Прекращение доверенности

Дополнительная литература

Глава 15. Право на защиту

§ 1. Понятие и содержание права на защиту

1. Понятие права на защиту

2. Меры защиты и меры ответственности

3. Основания применения мер защиты

4. Формы защиты гражданских прав

§ 2. Самозащита гражданских прав

1. Понятие самозащиты гражданских прав

2. Необходимая оборона как способ самозащиты гражданских прав

3. Действия в условиях крайней необходимости как способ самозащиты гражданских прав

§ 3. Меры оперативного воздействия на нарушителя гражданских прав

1. Понятие и особенности мер оперативного воздействия

2. Виды мер оперативного воздействия

§ 4. Государственно-принудительные меры правоохранительного характера

1. Понятие и виды государственно-принудительных мер правоохранительного характера

2. Государственно-принудительные публичные меры защиты гражданских прав

3. Гражданско-правовые государственно-принудительные меры защиты гражданских прав, не обладающие признаками гражданско-правовой ответственности

Дополнительная литература

Глава 16. Гражданско-правовая ответственность

§ 1. Понятие и виды гражданско-правовой ответственности

1. Понятие юридической ответственности

2. Особенности гражданско-правовой ответственности

3. Понятие и функции гражданско-правовой ответственности

4. Виды гражданско-правовой ответственности

§ 2. Условия гражданско-правовой ответственности

1. Понятие и состав гражданского правонарушения

2. Противоправность как условие гражданско-правовой ответственности

3. Вред (убытки) как условие гражданско-правовой ответственности

4. Причинная связь как условие гражданско-правовой ответственности

5. Вина как условие гражданско-правовой ответственности

§ 3. Применение гражданско-правовой ответственности

1. Ответственность, наступающая независимо от вины правонарушителя (объективная ответственность)

2. Размер гражданско-правовой ответственности

3. Особенности ответственности за нарушение денежных обязательств

4. Объекты имущественной ответственности

Дополнительная литература

Глава 17. Сроки в гражданском праве

§ 1. Понятие, исчисление и виды сроков в гражданском праве

1. Понятие срока

2. Исчисление сроков

3. Виды сроков

§ 2. Исковая давность

1. Понятие и виды сроков исковой давности

2. Применение исковой давности

3. Исчисление сроков исковой давности

4. Последствия истечения исковой давности

Дополнительная литература

Алфавитно-предметный указатель

Руководство к пользованию алфавитно-предметным указателем

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Уважаемый читатель!

Вы открыли одну из замечательных книг, изданных в серии "Классический университетский учебник", посвященной 250-летию Московского университета. Серия включает свыше 150 учебников и учебных пособий, рекомендованных к изданию учеными советами факультетов, редакционным советом серии и издаваемых к юбилею по решению ученого совета МГУ.

Московский университет всегда славился своими профессорами и преподавателями, воспитавшими не одно поколение студентов, впоследствии внесших заметный вклад в развитие нашей страны, составивших гордость отечественной и мировой науки, культуры и образования.

Высокий уровень образования, которое дает Московский университет, в первую очередь обеспечивается высоким уровнем написанных выдающимися учеными и педагогами учебников и учебных пособий, в которых сочетаются как глубина, так и доступность излагаемого материала. В этих книгах аккумулируется бесценный опыт методики и методологии преподавания, который становится достоянием не только Московского университета, но и других университетов России и всего мира.

Издание серии "Классический университетский учебник" наглядно демонстрирует тот вклад, который вносит Московский университет в классическое университетское образование в нашей стране и, несомненно, служит его развитию.

Решение этой благородной задачи было бы невозможным без активной помощи со стороны издательств, принявших участие в издании книг серии "Классический университетский учебник". Мы расцениваем это как поддержку ими позиции, которую занимает Московский университет в вопросах науки и образования. Это служит также свидетельством того, что 250-летний юбилей Московского университета - выдающееся событие в жизни всей нашей страны, мирового образовательного сообщества.

Ректор Московского университета

академик РАН, профессор

В.А.Садовничий

Посвящается 250-летию

Московского государственного университета

им. М.В. Ломоносова

ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ

Настоящее, третье, переработанное и дополненное издание учебника по гражданскому праву представляет собой стабильный университетский курс этой основополагающей юридической дисциплины, содержание и структура которого опробованы многолетней практикой ее преподавания на юридическом факультете Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Учебник подготовлен авторским коллективом кафедры гражданского права МГУ в соответствии с разработанной им же программой курса гражданского права, которая полностью соответствует содержанию государственного стандарта высшего юридического образования.

В сравнении с предыдущим изданием настоящий учебник претерпел некоторые изменения. Прежде всего в нем в должной мере учтены и отражены новые законодательные акты (по состоянию на 1 мая 2004 г.), развивающаяся практика применения Гражданского кодекса РФ и других актов российского гражданского законодательства, а также новые научные и практические работы отечественных цивилистов.

В связи со значительным ростом учебно-научной и практической правовой информации, неизбежность которого объективно предопределена бурным развитием и усложнением современных имущественных отношений рыночного характера, по необходимости расширилось и содержание учебника. В связи с этим излагаемый в нем материал разделен на четыре самостоятельных тома (а не на три, как было в предыдущем издании), которые охватывают: общие положения гражданского права (том I); вещное право, наследственное право, исключительные права (интеллектуальную собственность) и личные неимущественные права (том II); обязательственное право (тома III и IV). Такая последовательность и объем учебного материала соответствуют четырем семестрам - количеству времени, отводимого государственным стандартом на изучение гражданского права в юридическом вузе.

При этом авторы сохранили оправдавшую себя систему данного курса, не копирующую систематику Гражданского кодекса, а преследующую учебные цели последовательного изложения основных подотраслей и институтов гражданского права. Как показала длительная практика преподавания, такой подход позволяет лучше усваивать как содержание, так и структуру сложной цивилистической материи. В частности, не разрывается искусственно изучение обязательственного права, очевидной становится теснейшая связь наследственного права как одной из форм правопреемства со своей базой - правом частной собственности граждан и т.д. В основу данного подхода положено очевидное, хотя все еще недостаточно воспринимаемое в учебной литературе положение о том, что система и содержание курса гражданского права отнюдь не всегда совпадают с системой и содержанием гражданского права как части правопорядка (правовой системы).

Учебно-методическими целями данного издания объясняется и использованный в нем метод оформления подачи материала путем его распределения по небольшим разделам и подразделам, с особым выделением основных понятий, терминов и положений, что значительно облегчает восприятие его содержания и создает другие удобства в его использовании. Такое оформление (структура), традиционное для западноевропейских учебников, но впервые для отечественной учебной юридической литературы примененное лишь в предыдущем, втором издании настоящего учебника, сохранено и отчасти развито и в настоящем издании.

Как показали предыдущие издания учебника, полностью оправдывает себя также подход к изучению гражданского права как науки, ставящий во главу угла не информацию о действующем законодательстве (пока, к сожалению, не отличающемся ни стабильностью, ни должным качеством подготовки), а выработанные цивилистической наукой и проверенные многовековой практикой понятия, категории и конструкции, а также научный анализ их законодательного оформления в различных правопорядках <1> (прежде всего, включая, разумеется, действующий) и реальной практики их применения. Рассмотрение курса гражданского права как части правоведения, а не законоведения стало основным условием сохранения актуальности как содержания учебника, так и, главное, знаний, полученных его читателями.

--------------------------------

<1> В освещении зарубежного опыта в учебнике преобладают германские законодательные и теоретические источники. Отчасти это объяснимо историческими корнями развития отечественного гражданского права и общим значением пандектной цивилистики, но главным образом вызвано стремлением яснее показать характерные черты европейского континентального права, отличающие его от англо-американской системы common law, которая активно и, к сожалению, небезуспешно навязывается российскому правопорядку в последние годы.

С учетом того, что данное третье издание учебника гражданского права выходит в серии "Классический университетский учебник", подготовленной к 250-летию первого российского университета - МГУ им. М.В. Ломоносова, - в нем в необходимой мере представлены достижения отечественной гражданско-правовой науки как дореволюционного, так и советского периодов ее развития, а также современные работы, указанные в списке дополнительной литературы к каждой главе учебника. Лучшие труды отечественных ученых в настоящее время выходят в подготовленной кафедрой гражданского права юридического факультета МГУ серии книг "Классика российской цивилистики", использование которых в качестве дополнительной литературы содействует более глубокому изучению курса гражданского права.

Для проведения практических (семинарских) занятий и иных видов учебной и методической работы по изучению гражданского права целесообразно использовать также подготовленный авторским коллективом кафедры гражданского права юридического факультета МГУ Практикум по гражданскому праву под ред. проф. С.М. Корнеева (3-е изд-е: Часть I. М., 2001; Часть II. М., 2002) и Сборник учебно-методических материалов по гражданскому праву (3-е изд-е, отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2001). В них наряду с традиционными казусами и необходимыми для их решения материалами содержатся также методические рекомендации по проведению аудиторной и внеаудиторной работы по гражданскому праву, включая примерную тематику курсовых и дипломных работ и экзаменационные билеты по данной дисциплине.

Ответственный редактор - зав. кафедрой

гражданского права юридического факультета МГУ,

доктор юридических наук, профессор

Е.А.Суханов

ПРОГРАММА КУРСА "ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО" <*>

--------------------------------

<*> В текст программы, опубликованной в настоящем томе учебника ранее (в 2004, 2005, 2006 гг.), внесены изменения и дополнения, обусловленные изменением и развитием современного законодательства в сфере жилищных отношений, а также в области электроэнергетики, капитального строительства, транспортной деятельности и некоторых других, которые потребовали обновления и определенной переработки как соответствующих глав учебника, так и разделов программы курса гражданского права.

Раздел I. ВВЕДЕНИЕ В ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

Тема 1. Понятие частного права

Частное и публичное право. Гражданское право как частное право. Содержание и основные особенности частноправового регулирования. Частное право как ядро правопорядка, основанного на рыночной организации экономики. Частное право в России.

Система российского частного права. Частное право в зарубежных правопорядках. Дуализм частного права в континентальных правовых системах. Торговое (коммерческое) право. Критика концепции предпринимательского (хозяйственного) права.

Тема 2. Гражданское право как отрасль права

Гражданское право в системе правовых отраслей. Предмет гражданско-правового регулирования. Понятие и виды имущественных отношений, регулируемых гражданским правом. Особенности корпоративных, вещных, обязательственных и исключительных отношений. Понятие и виды неимущественных отношений, регулируемых гражданским правом.

Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений.

Функции гражданского права. Принципы гражданского (частного) права.

Система гражданского права.

Определение гражданского права как правовой отрасли.

Тема 3. Гражданское право как наука и учебная дисциплина

Наука гражданского права как одна из отраслей правоведения. Предмет цивилистической науки. Научные методы исследования гражданско-правовых явлений. Взаимодействие науки гражданского права с другими отраслями правоведения и иными науками.

Понятие и система гражданского права как учебной дисциплины. Основные разделы курса гражданского права. Задачи курса гражданского права.

Тема 4. Источники гражданского права

Понятие и виды источников гражданского права. Понятие и соотношение императивных и диспозитивных норм в гражданско-правовом регулировании.

Международные договоры и общепризнанные принципы и нормы международного права как источники гражданского права.

Понятие и состав гражданского законодательства. Гражданское законодательство и Конституция РФ. Гражданский кодекс как основной источник гражданского права, главный акт гражданского законодательства. Система Гражданского кодекса РФ. Другие федеральные законы в сфере гражданского права.

Иные правовые акты как источники гражданского права. Ведомственные нормативные акты, содержащие нормы гражданского права, и условия их действительности.

Обычаи как источники гражданского права. Соотношение обычаев делового оборота, обыкновений и заведенного порядка взаимоотношений участников имущественного оборота.

Значение актов Конституционного Суда РФ, высших судебных органов и судебной практики в отечественном и в зарубежных правопорядках.

Действие гражданского законодательства во времени. Официальное опубликование и вступление нормативного акта в силу. Обратная сила гражданского закона. Действие гражданского законодательства в пространстве и по кругу лиц.

Применение гражданского законодательства. Аналогия закона и аналогия права в гражданско-правовых отношениях. Толкование гражданско-правовых норм.

Раздел II. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВООТНОШЕНИЕ

Тема 5. Понятие, содержание и виды

гражданских правоотношений

Понятие гражданского правоотношения. Элементы и структурные особенности гражданского правоотношения.

Содержание гражданского правоотношения. Понятие, содержание и виды субъективных гражданских прав. Понятие, содержание и виды субъективных гражданских обязанностей. Структура гражданского правоотношения.

Понятие и содержание гражданской правосубъектности. Состав участников (субъектов) гражданских правоотношений. Объекты гражданских правоотношений.

Виды гражданских правоотношений. Вещные, обязательственные, корпоративные и исключительные правоотношения. Правоотношения, включающие в свое содержание преимущественные права. Неимущественные гражданские правоотношения.

Тема 6. Граждане (физические лица)

как участники гражданских правоотношений

Личность (человек) и гражданская правосубъектность. Гражданин как индивидуальный субъект гражданского права. Имя, гражданство и иные признаки, индивидуализирующие его правовой статус.

Правоспособность граждан (физических лиц). Правоспособность и субъективные гражданские права граждан. Содержание правоспособности граждан и ее пределы. Равенство правоспособности. Возникновение и прекращение правоспособности. Неотчуждаемость правоспособности и невозможность ее ограничения. Правоспособность иностранцев и лиц без гражданства.

Дееспособность граждан (физических лиц). Неотчуждаемость дееспособности. Разновидности дееспособности. Дееспособность несовершеннолетних граждан. Эмансипация. Случаи и условия ограничения дееспособности граждан. Признание гражданина недееспособным.

Банкротство гражданина и его гражданско-правовые последствия.

Опека и попечительство. Патронаж над дееспособными гражданами.

Особенности гражданско-правового положения индивидуальных предпринимателей. Банкротство индивидуального предпринимателя.

Место жительства граждан и его гражданско-правовое значение. Выбор места жительства. Место жительства переселенцев и беженцев.

Порядок, условия и правовые последствия признания гражданина безвестно отсутствующим и объявления его умершим.

Понятие, виды и гражданско-правовое значение актов гражданского состояния.

Тема 7. Юридические лица

как участники гражданских правоотношений

Сущность юридического лица. Развитие учения о юридических лицах в науке гражданского права.

Понятие и признаки юридического лица. Индивидуализация юридического лица, ее гражданско-правовое значение. Правоспособность и дееспособность юридического лица. Органы юридического лица. Представительства и филиалы юридических лиц.

Порядок и способы создания юридических лиц. Реорганизация юридических лиц и ее виды. Прекращение деятельности юридического лица. Порядок ликвидации юридического лица. Несостоятельность (банкротство) юридических лиц. Основные процедуры банкротства.

Виды юридических лиц, их классификация и ее гражданско-правовое значение. Корпорации и учреждения. Коммерческие и некоммерческие организации. Иные виды юридических лиц.

Хозяйственные (торговые) товарищества и общества. Особенности юридической личности отдельных разновидностей товариществ и обществ. Понятие и особенности гражданско-правового статуса дочерних и зависимых обществ. Производственные кооперативы. Государственные и муниципальные унитарные предприятия как юридические лица. Особенности гражданско-правового статуса казенных предприятий.

Юридическая личность некоммерческих организаций. Потребительские кооперативы. Общественные и религиозные организации (объединения). Благотворительные и иные фонды. Объединения юридических лиц (ассоциации и союзы). Финансируемые собственниками учреждения как юридические лица. Некоммерческие партнерства и иные некоммерческие организации как юридические лица.

Тема 8. Публично-правовые образования

как участники гражданских правоотношений

Понятие, содержание и особенности гражданской правосубъектности публично-правовых образований. Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования как особые субъекты гражданского права. Органы публичной власти, реализующие гражданскую правосубъектность государства и других публично-правовых образований.

Случаи и порядок участия публично-правовых образований в вещных, обязательственных и иных гражданских правоотношениях. Особенности имущественной ответственности публично-правовых образований. Судебный иммунитет государства.

Тема 9. Объекты гражданских правоотношений

Понятие и виды объектов гражданских правоотношений. Материальные и нематериальные блага как объекты гражданских правоотношений. Имущество как основной объект гражданского (имущественного) оборота. Действия и услуги как объекты гражданских правоотношений. Охраноспособная информация. Результаты творческой деятельности и личные неимущественные блага как нематериальные объекты гражданских правоотношений.

Вещи как объекты гражданских правоотношений. Оборотоспособность вещей. Движимые и недвижимые вещи. Иные виды вещей. Имущественные комплексы как объекты гражданского оборота. Деньги как объекты гражданских правоотношений. Гражданско-правовой режим наличных и безналичных денег. Особенности гражданско-правового режима валютных ценностей.

Ценные бумаги как объекты гражданских правоотношений. Основные признаки ценных бумаг. Предъявительские, ордерные и именные ценные бумаги. Иные классификации ценных бумаг. Особенности гражданско-правового режима фондовых (эмиссионных) ценных бумаг. Проблема бездокументарных ценных бумаг.

Тема 10. Основания возникновения, изменения и прекращения

гражданских правоотношений

Понятие и виды юридических фактов в гражданском праве. Юридические составы.

Понятие и виды сделок. Договоры и односторонние сделки. Условные сделки, их виды.

Условия действительности сделок. Воля и волеизъявление в сделке. Форма сделки, последствия ее несоблюдения. Государственная регистрация некоторых видов сделок и ее гражданско-правовое значение.

Недействительность сделок. Основания недействительности сделок. Оспоримые и ничтожные сделки. Недействительность части сделки. Правовые последствия недействительности сделок.

Раздел III. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

Тема 11. Осуществление гражданских прав

и исполнение гражданских обязанностей

Понятие осуществления субъективного гражданского права. Понятие исполнения субъективной гражданской обязанности. Принципы и гарантии осуществления прав и исполнения обязанностей в гражданском праве. Способы осуществления гражданских прав и исполнения гражданско-правовых обязанностей.

Понятие и виды пределов осуществления гражданских прав. Границы субъективного гражданского права и пределы его осуществления. Понятие и формы злоупотребления правом. Отказ в защите права и последствия его применения.

Осуществление гражданских прав и исполнение гражданско-правовых обязанностей через представителя. Понятие и значение представительства. Полномочие. Виды представительства. Особенности коммерческого представительства. Понятие и виды доверенности. Форма доверенности. Передоверие. Прекращение доверенности. Представительство без полномочий и его гражданско-правовые последствия.

Тема 12. Право на защиту как субъективное гражданское право

Понятие и содержание субъективного права на защиту. Способы защиты гражданских прав. Судебная защита гражданских прав. Защита гражданских прав от незаконных актов публичной власти.

Самозащита гражданских прав. Необходимая оборона и действия в условиях крайней необходимости как способы самозащиты гражданских прав. Меры оперативного воздействия на нарушителя гражданских прав, их основные особенности и виды.

Меры государственного принуждения, применяемые для защиты гражданских прав. Государственно-принудительные меры превентивного (предупредительного) характера. Гражданско-правовые санкции.

Тема 13. Гражданско-правовая ответственность

Гражданско-правовая ответственность как способ защиты гражданских прав. Особенности гражданско-правовой ответственности. Функции гражданско-правовой ответственности. Виды гражданско-правовой ответственности.

Основания и условия гражданско-правовой ответственности. Понятие и состав гражданского правонарушения. Противоправное поведение как условие гражданско-правовой ответственности. Понятие и содержание вреда (убытков) в гражданском праве. Материальный и моральный вред. Причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредоносным результатом. Вина правонарушителя как условие гражданско-правовой ответственности. Понятие и формы вины в гражданском праве, их значение. Ответственность, не зависящая от вины правонарушителя. Понятие случая и непреодолимой силы, их гражданско-правовое значение. Гражданско-правовая ответственность за действия третьих лиц.

Размер гражданско-правовой ответственности. Принцип полноты гражданско-правовой ответственности. Формы гражданско-правовой ответственности. Неустойка и ее виды, соотношение неустойки и убытков. Особенности ответственности за нарушение денежных обязательств. Границы гражданско-правовой ответственности. Изменение размера гражданско-правовой ответственности. Учет вины субъектов правоотношения при определении размера гражданско-правовой ответственности. Смешанная ответственность. Объекты гражданско-правовой ответственности.

Тема 14. Сроки осуществления и защиты гражданских прав

и исполнение гражданских обязанностей

Понятие и гражданско-правовое значение сроков. Виды сроков в гражданском праве, их классификация. Сроки возникновения и осуществления гражданских прав. Пресекательные сроки. Сроки исполнения гражданско-правовых обязанностей. Сроки защиты гражданских прав.

Исчисление сроков в гражданском праве. Начало и окончание течения срока.

Понятие и значение исковой давности. Виды сроков исковой давности. Применение и исчисление сроков исковой давности. Приостановление и перерыв течения срока исковой давности. Восстановление срока исковой давности. Последствия истечения срока исковой давности. Требования, на которые исковая давность не распространяется.

Раздел IV. ВЕЩНОЕ ПРАВО

Тема 15. Общие положения о вещных правах

Понятие и признаки вещного права. Объекты вещных прав. Виды вещных прав. Вещные права в системе гражданских прав. Вещное право как подотрасль гражданского права.

Вещное право и присвоение (собственность). Собственность как экономическое отношение. Присвоение и отчуждение, хозяйственное господство над вещью, "благо" и "бремя" как свойства экономических отношений собственности. Отношения собственности в товарном хозяйстве. Экономические формы присвоения материальных благ (формы собственности). Частная форма собственности. Частная собственность в России.

Собственность и право собственности. Правовые формы реализации экономических отношений собственности. Формы собственности и право собственности.

Понятие права собственности. Право собственности как институт гражданского права. Право собственности как вещное право. Содержание права собственности. Правомочия собственника в различных правовых системах. Доверительная собственность и проблема "расщепленной собственности". Определение права собственности.

Приобретение права собственности. Юридические основания (титулы) собственности. Первоначальные способы приобретения права собственности. Гражданско-правовой режим бесхозяйных вещей. Понятие и значение приобретательной давности. Производные способы приобретения права собственности. Момент возникновения права собственности у приобретателя имущества по договору.

Прекращение права собственности. Основания прекращения права собственности по воле собственника. Случаи и порядок принудительного изъятия имущества у собственника.

Тема 16. Право частной собственности

Понятие и содержание права частной собственности.

Право частной собственности граждан. Объекты права собственности граждан. Право собственности граждан на земельные участки, жилые помещения и иные виды недвижимости. Приватизация жилых помещений как основание возникновения права собственности граждан.

Право собственности индивидуальных предпринимателей.

Право частной собственности юридических лиц. Объекты права собственности юридических лиц. Право собственности юридических лиц на земельные участки, имущественные комплексы и другие виды недвижимости.

Особенности права собственности хозяйственных товариществ и обществ. Правовой режим складочного и уставного капитала. Право собственности производственных кооперативов. Право собственности некоммерческих организаций.

Тема 17. Право публичной собственности

Понятие и содержание права государственной и муниципальной (публичной) собственности. Субъекты права публичной собственности. Объекты права государственной собственности и объекты права собственности муниципальных образований. Правовой режим и объекты исключительной государственной собственности. Понятие и гражданско-правовое значение казны.

Понятие и значение приватизации государственного и муниципального имущества. Объекты приватизации. Способы приватизации. Особенности приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий.

Тема 18. Право общей собственности

Понятие права общей собственности. Основания возникновения права общей собственности. Виды права общей собственности.

Понятие и содержание права общей долевой собственности. Юридическая природа доли участника отношений общей долевой собственности (сособственника). Особенности осуществления права общей долевой собственности. Отчуждение доли сособственником, преимущественное право покупки его доли. Выдел доли сособственником. Раздел общего имущества. Прекращение общей долевой собственности.

Право общей совместной собственности граждан. Особенности возникновения, осуществления и прекращения права общей совместной собственности. Право общей совместной собственности супругов. Право общей совместной собственности участников крестьянского (фермерского) хозяйства.

Тема 19. Ограниченные вещные права

Понятие и признаки ограниченных вещных прав. Ограниченные вещные права и право собственности. Виды ограниченных вещных прав.

Ограниченные вещные права на земельные участки и жилые помещения. Особенности субъектного состава, содержания и осуществления этих видов ограниченных вещных прав. Сервитуты. Обеспечительные вещные права.

Вещные права юридических лиц на хозяйствование с имуществом (имущественным комплексом) собственника. Право хозяйственного ведения. Право оперативного управления, его разновидности. Право учреждения на самостоятельное распоряжение доходами, полученными за счет разрешенной собственником хозяйственной деятельности.

Тема 20. Защита права собственности и иных вещных прав

Понятие защиты вещных прав. Охрана и защита вещных прав в гражданском праве. Виды гражданско-правовых способов защиты вещных прав. Условия и различия применения вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты вещных прав.

Вещно-правовые иски. Истребование имущества собственником из чужого незаконного владения (виндикационный иск). Добросовестное и недобросовестное владение вещью, его гражданско-правовое значение. Требование об устранении нарушений, не связанных с лишением владения (негаторный иск).

Использование виндикационного и негаторного исков для защиты ограниченных вещных прав. Вещно-правовая защита владения.

Иск о признании права собственности или иного вещного права. Требование об освобождении имущества из-под ареста (об исключении имущества из описи). Иски к публичной власти о защите интересов частных лиц как субъектов вещных прав.

Раздел V. НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО

Тема 21. Наследование собственности граждан

Понятие и значение наследования. Наследственное преемство и его виды. Основания наследования.

Понятие и состав наследства. Наследственная масса. Объекты наследственного преемства. Особенности наследования отдельных видов имущества.

Открытие наследства. Субъекты наследственного преемства.

Наследование по завещанию. Понятие завещания. Форма завещания. Оформление завещательных распоряжений банковскими вкладами. Тайна завещания.

Содержание завещания. Завещательный отказ. Изменение и отмена завещания. Исполнение завещания. Наследники по завещанию. Понятие, содержание и субъекты права на обязательную долю.

Наследование по закону. Наследники по закону, порядок их призвания к наследованию. Доли наследников по закону в наследственной массе. Наследование по праву представления. Наследование выморочного имущества.

Принятие наследства. Способы и срок принятия наследства. Наследственная трансмиссия. Оформление наследственных прав. Правовые последствия принятия наследства. Ответственность наследника по долгам наследодателя. Раздел наследственного имущества. Отказ от наследства, его оформление и правовые последствия. Охрана наследственного имущества и управление им.

Раздел VI. ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПРАВА

Тема 22. Общие положения об исключительных правах

(интеллектуальной и промышленной собственности)

Понятие интеллектуальной деятельности. Гражданско-правовой режим результата интеллектуальной деятельности. Функции гражданского права по охране и использованию результатов интеллектуальной деятельности. Средства индивидуализации товаров и их производителей, особенности их гражданско-правового режима.

Институты гражданского права, регламентирующие отношения по охране и использованию результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации товаров и их производителей. Международные соглашения (конвенции) как источники гражданско-правового регулирования отношений в сфере интеллектуальной деятельности.

Понятие исключительного права, его отличие от вещных и других гражданских прав. Интеллектуальная собственность как совокупность авторских, смежных, патентных и иных исключительных прав. Промышленная собственность как вид интеллектуальной собственности.

Тема 23. Авторское право и смежные права

Понятие авторского права, его основные функции. Источники авторского права. Международно-правовая охрана авторских прав.

Объекты авторского права. Критерии охраноспособности объектов авторского права. Виды объектов авторского права. Производные и составные произведения. Произведения, не являющиеся объектами авторского права.

Субъекты авторского права. Соавторство. Субъекты авторского права на служебные произведения. Правопреемники и иные субъекты авторского права.

Содержание субъективного авторского права. Личные неимущественные права автора. Имущественные права автора. Пределы авторских прав. Свободное использование произведения. Срок действия авторского права.

Защита авторских прав. Особенности гражданско-правовой защиты личных неимущественных прав авторов.

Авторско-правовая охрана программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем.

Понятие и функции смежных прав. Источники смежных прав. Объекты и субъекты смежных прав. Взаимосвязь смежных и авторских прав. Содержание смежных прав исполнителя, производителя фонограммы, организаций эфирного и кабельного вещания. Свободное использование объектов смежных прав. Срок действия смежных прав. Защита смежных прав.

Тема 24. Патентное право

Понятие патентного права. Источники патентного права. Международные патентно-правовые конвенции.

Понятие и условия патентоспособности изобретения. Объекты изобретения. Понятие и условия патентоспособности полезной модели. Понятие и условия патентоспособности промышленного образца.

Субъекты патентного права.

Оформление прав на изобретение, полезную модель и промышленный образец. Понятие и значение патента. Состав заявки на выдачу патента. Экспертиза заявки, ее виды. Выдача патента. Срок действия патента. Патентование изобретения, полезной модели, промышленного образца за рубежом.

Личные неимущественные права автора изобретения, полезной модели, промышленного образца. Право авторства. Исключительные права патентообладателя. Право преждепользования.

Защита прав авторов и патентообладателей.

Патентно-правовая охрана селекционных достижений.

Тема 25. Исключительные права на средства индивидуализации

товаров и их производителей

Понятие и содержание фирменного наименования. Регистрация фирменного наименования и ее гражданско-правовое значение. Исключительное право юридического лица на фирменное наименование.

Понятие и виды товарных знаков и знаков обслуживания. Оформление прав на товарный знак (знак обслуживания). Исключительное право на товарный знак (знак обслуживания).

Гражданско-правовая охрана наименования места происхождения товара.

Гражданско-правовая ответственность за незаконное использование товарного знака (знака обслуживания) и наименования места происхождения товара.

Тема 26. Гражданско-правовой режим

коммерческой тайны (ноу-хау)

Понятие и значение информации, составляющей коммерческую тайну (ноу-хау). Состав ноу-хау.

Сущность, условия и меры охраны ноу-хау. Первоначальные и производные формы приобретения ноу-хау.

Раздел VII. ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА

Тема 27. Понятие и виды гражданско-правовых личных

неимущественных прав

Понятие и виды личных неимущественных отношений, регулируемых гражданским правом. Понятие и значение личных неимущественных прав в гражданском праве. Содержание личных неимущественных прав. Виды личных неимущественных прав.

Личные неимущественные права граждан, направленные на индивидуализацию личности, обеспечение личной неприкосновенности, охрану тайны личной жизни.

Особенности осуществления и защиты личных неимущественных прав в гражданском праве.

Тема 28. Гражданско-правовая охрана личных

неимущественных прав

Понятие и содержание права на защиту чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц. Честь, достоинство и деловая репутация как объекты гражданско-правовой защиты. Отличия сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию лица, от клеветы и диффамации. Гражданско-правовые способы защиты чести, достоинства и деловой репутации. Условия и последствия удовлетворения иска о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Гражданско-правовая охрана индивидуальной свободы и личной неприкосновенности граждан. Понятие, содержание и гражданско-правовая охрана прав гражданина на имя, неприкосновенность внешнего облика, изображение, телесную неприкосновенность, охрану жизни и здоровья, здоровую окружающую среду.

Гражданско-правовая охрана тайны личной жизни граждан. Понятие, содержание и гражданско-правовая охрана прав гражданина на неприкосновенность жилища, на личную документацию, на тайну личной жизни.

Раздел VIII. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ И ДОГОВОРАХ

Тема 29. Общие положения об обязательствах

Понятие обязательственного права. Обязательственное право как подотрасль гражданского (частного) права. Система обязательственного права. Основные тенденции развития обязательственного права.

Понятие обязательства. Обязательство как гражданское правоотношение. Содержание и определение обязательства. Основания возникновения обязательств.

Система обязательств. Отдельные виды обязательств. Обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности. Денежные обязательства.

Субъекты обязательств. Обязательства с множественностью лиц. Обязательства с участием третьих лиц. Перемена лиц в обязательстве.

Исполнение обязательства. Принципы исполнения обязательств. Условия и способы исполнения обязательства.

Способы обеспечения надлежащего исполнения обязательств, их виды и классификация. Неустойка. Задаток. Функции задатка. Особые виды задатка. Поручительство. Признаки и виды поручительства. Содержание и исполнение обязательства из договора поручительства. Банковская гарантия. Содержание и виды банковской гарантии. Исполнение и прекращение обязательств, вытекающих из банковской гарантии. Залог. Виды залога. Ипотека. Субъекты залогового правоотношения. Предмет залога. Основания возникновения залогового правоотношения. Оформление залога. Юридическая природа права залога. Содержание залогового правоотношения. Обращение взыскания на заложенное имущество. Залог товаров в обороте. Залог вещей в ломбарде. Удержание. Предмет права удержания. Права и обязанности ретентора и должника.

Прекращение обязательств. Понятие и основания прекращения обязательств. Прекращение обязательства сделкой. Прекращение обязательства по иным основаниям.

Тема 30. Гражданско-правовой договор

Сущность и значение гражданско-правового договора. Понятие договора. Роль договора в организации рыночной экономики. Договор как юридический факт и как средство (инструмент) регулирования взаимоотношений его участников. Свобода договора и ее ограничения.

Виды договоров в гражданском праве. Организационные и имущественные договоры. Смешанные договоры. Публичный договор и договор присоединения.

Содержание договора. Существенные условия договора. Иные условия договора. Толкование договора.

Заключение договора. Порядок и стадии заключения договора. Оферта. Акцепт. Заключение договора в обязательном порядке. Заключение договора на торгах. Урегулирование разногласий, возникающих при заключении договора. Форма договора. Момент заключения договора.

Изменение и расторжение договора. Последствия изменения или расторжения договора. Изменение и расторжение договора по соглашению сторон. Изменение и расторжение договора вследствие одностороннего отказа от договора. Изменение и расторжение договора по требованию одной из сторон в судебном порядке. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

Раздел IX. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ПЕРЕДАЧЕ ИМУЩЕСТВА

В СОБСТВЕННОСТЬ

Тема 31. Обязательства из договора купли-продажи

Понятие и значение договора купли-продажи. Основные элементы договорного обязательства по купле-продаже. Предмет договора купли-продажи. Количество, ассортимент, качество, комплектность товара. Права и обязанности сторон по договору купли-продажи.

Исполнение договора купли-продажи. Передача права собственности на товар. Освобождение имущества от прав третьих лиц. Эвикция. Права покупателя и ответственность продавца при продаже вещи ненадлежащего качества.

Договор розничной купли-продажи. Права и обязанности сторон договора розничной купли-продажи. Особенности защиты прав граждан-потребителей по договору розничной купли-продажи. Виды договора розничной купли-продажи.

Значение и сфера применения поставки. Понятие договора поставки товаров. Поставка как разновидность договора купли-продажи. Субъекты договора поставки. Структура договорных связей при поставках. Заключение и исполнение договора поставки. Изменение и расторжение договора поставки. Особенности купли-продажи на товарных биржах.

Договор поставки товаров для государственных нужд. Государственный контракт, порядок его заключения. Исполнение обязательств по государственному контракту.

Договор контрактации. Значение и сфера применения контрактации. Понятие договора контрактации. Содержание и исполнение договора контрактации. Правовое регулирование закупок сельскохозяйственной продукции для государственных нужд.

Договор энергоснабжения. Энергоснабжение и его гражданско-правовое регулирование. Содержание договора энергоснабжения. Заключение и исполнение договора энергоснабжения. Ответственность сторон договора энергоснабжения. Договоры, заключаемые на оптовом и розничных рынках электроэнергии. Договоры на снабжение газом и водой через присоединенную сеть.

Договор продажи недвижимости. Форма договора продажи недвижимости. Содержание договора продажи недвижимости. Права на земельный участок при продаже находящейся на нем недвижимости. Передача недвижимости приобретателю. Исполнение и прекращение договора продажи недвижимости. Особенности продажи отдельных объектов недвижимости (земельных участков, жилых помещений, доли в праве собственности на недвижимость).

Договор продажи предприятия. Особенности его заключения, оформления и исполнения.

Тема 32. Обязательства из договоров мены, дарения и ренты

Договор мены. Особенности внешнеторгового бартера.

Договор дарения. Ограничения и запрещение дарения. Пожертвования.

Договоры ренты и пожизненного содержания с иждивением. Разновидности договора ренты. Обременение рентой недвижимого имущества. Защита интересов получателя ренты. Договор постоянной ренты. Выкуп постоянной ренты. Договор пожизненной ренты. Договор пожизненного содержания с иждивением.

Раздел X. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ПЕРЕДАЧЕ ИМУЩЕСТВА В ПОЛЬЗОВАНИЕ

Тема 33. Обязательства из договоров аренды, лизинга и ссуды

Договор аренды, его основные элементы и содержание. Предмет договора аренды. Обязанности сторон договора по ремонту арендованного имущества. Арендная плата. Исполнение и прекращение договора аренды. Возможность выкупа арендованного имущества.

Договор проката. Бытовой прокат. Прокат технических средств.

Договор аренды транспортных средств. Договор аренды транспортного средства с экипажем. Договор аренды транспортного средства без экипажа.

Договор аренды зданий и сооружений. Права на земельный участок при аренде строения.

Договор аренды предприятия. Особенности заключения, оформления и исполнения договора аренды предприятия.

Договор финансовой аренды (лизинга). Виды лизинга.

Договор аренды земельного участка, участка лесного фонда.

Договор безвозмездного пользования имуществом (ссуды).

Тема 34. Обязательства из договоров найма жилого помещения

и другие жилищные обязательства

Гражданско-правовые формы удовлетворения жилищной потребности. Право граждан РФ на жилище. Жилищные отношения и их правовое регулирование. Жилищное законодательство. Жилищные фонды.

Понятие и виды договоров найма жилого помещения.

Обязательства из договоров социального найма жилого помещения. Предпосылки заключения договора социального найма жилого помещения. Содержание договора найма жилого помещения. Правовое положение членов семьи нанимателя. Договор поднайма жилого помещения и договор о вселении временных жильцов. Договор обмена жилыми помещениями, предоставленными по договорам социального найма. Изменение и прекращение обязательств из договора социального найма жилья. Случаи выселения нанимателя и членов его семьи.

Обязательства из договора найма специализированных жилых помещений. Предпосылки заключения договора найма специализированных жилых помещений. Содержание обязательств из договора найма специализированных жилых помещений; особенности и последствия их прекращения.

Обязательства из договора коммерческого найма жилого помещения. Исполнение обязательств из договора коммерческого найма жилого помещения; особенности и последствия их прекращения.

Пользование жилыми помещениями в домах жилищных и жилищно-строительных кооперативов. Право члена-пайщика кооператива на пай и на квартиру и жилищные права членов его семьи. Изменение и прекращение права на жилое помещение в доме жилищного кооператива.

Раздел XI. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ПРОИЗВОДСТВУ РАБОТ

Тема 35. Обязательства из договора подряда

Понятие договора подряда. Различие подрядного и трудового договоров. Стороны договора подряда. Элементы и содержание договора подряда. Исполнение договора подряда. Организация работы и риск подрядчика. Права заказчика во время выполнения работы. Приемка результата работы. Оплата результата работы. Смета. Ответственность подрядчика за ненадлежащее качество работы. Изменение и расторжение договора подряда.

Договор бытового подряда. Защита прав потребителей в сфере бытового обслуживания населения. Исполнение договора бытового подряда. Ответственность подрядчика за недостатки выполненной работы и за просрочку ее выполнения. Обязательства из договоров на абонементное обслуживание.

Правовое регулирование отношений строительного подряда. Договор строительного подряда. Особенности договора подряда на строительство объектов "под ключ". Публично-правовые предпосылки договора строительного подряда. Стороны договора строительного подряда. Структура договорных связей. Риски и их страхование в договоре строительного подряда.

Заключение и оформление договора строительного подряда. Гражданско-правовое значение проектно-технической документации и сметы на капитальное строительство. Права и обязанности сторон договора строительного подряда. Обеспечение строительства и осуществление строительных работ. Контроль и надзор за выполнением строительных работ. Договор заказчика с инженерной организацией. Сдача и приемка результата работ, выполненных по договору. Имущественная ответственность за нарушение условий договора строительного подряда.

Договор подряда на выполнение проектных и изыскательских работ для строительства, его элементы и содержание. Заключение и исполнение договора; ответственность за его нарушение.

Договор на производство подрядных работ для государственных нужд. Государственный контракт на выполнение работ для государственных нужд. Основания и порядок заключения государственного контракта. Содержание и исполнение государственного контракта.

Договор участия в долевом строительстве, его юридическая природа и признаки. Содержание, заключение и исполнение договора участия в долевом строительстве. Обеспечение исполнения обязательств застройщика. Ответственность сторон договора участия в долевом строительстве.

Раздел XII. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ПРИОБРЕТЕНИЮ

И ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ И НОУ-ХАУ

Тема 36. Гражданско-правовые способы приобретения

и использования исключительных прав и ноу-хау

Понятие использования исключительных прав. Способы приобретения исключительных прав. Предоставление и передача исключительных прав. Обязательственно-правовые способы приобретения и использования исключительных прав. Виды договоров о приобретении и использовании исключительных прав, их гражданско-правовая квалификация.

Гражданско-правовые способы приобретения и использования ноу-хау.

Тема 37. Обязательства из авторских договоров

и договоров о передаче смежных прав

Понятие и виды авторских договоров. Условия авторского договора. Форма авторского договора. Авторский договор заказа. Ответственность за нарушение обязательств из авторского договора. Договор на использование произведения, удостоенного награды на публичном конкурсе.

Договоры о передаче смежных прав. Договоры о передаче исключительных исполнительских прав. Договоры о передаче исключительных прав производителя фонограммы. Договоры о передаче исключительных прав организаций эфирного и кабельного вещания. Коллективное управление имущественными авторскими и смежными правами.

Тема 38. Обязательства из договоров в сфере создания

и использования достижений науки и техники

Патентно-лицензионные договоры. Договор об уступке патента. Понятие и содержание договора об уступке патента. Вознаграждение за уступку патента. Лицензионные договоры о передаче исключительных прав на объекты промышленной собственности, их понятие и виды. Договор исключительной лицензии. Договоры о передаче прав на средства индивидуализации товаров и их производителей.

Договоры на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ. Договор на передачу научно-технической продукции. Договор о передаче ноу-хау.

Тема 39. Обязательства из договора коммерческой концессии

(франчайзинга)

Понятие франчайзинга. Понятие и содержание договора коммерческой концессии. Коммерческая субконцессия. Ограничения прав сторон по договору коммерческой концессии. Исполнение и прекращение договора коммерческой концессии.

Раздел XIII. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ОКАЗАНИЮ ФАКТИЧЕСКИХ

И ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ

Тема 40. Обязательства из договора

возмездного оказания услуг

Понятие и виды договорных обязательств по оказанию услуг.

Понятие договора возмездного оказания услуг, его соотношение с подрядным договором. Предмет договора возмездного оказания услуг. Содержание, заключение и исполнение договора возмездного оказания услуг. Виды договора возмездного оказания услуг.

Тема 41. Транспортные и экспедиционные обязательства

Понятие, виды и система договорных обязательств по перевозке. Транспортное законодательство.

Участники транспортных обязательств. Особенности гражданско-правового положения грузоотправителя и грузополучателя, перевозчика и иных транспортных организаций, участвующих в исполнении транспортных обязательств.

Обязательства из договора перевозки пассажира. Гражданско-правовая защита граждан - потребителей транспортных услуг. Ответственность перевозчика за нарушение обязательств по перевозке пассажира. Обязательства по доставке и выдаче багажа и грузобагажа.

Обязательства из договоров об организации перевозок грузов. Договоры об эксплуатации подъездных путей и о подаче и уборке вагонов. Обязательства по подаче транспортных средств и предъявлению грузов к перевозке.

Обязательства из договора перевозки грузов, особенности их оформления. Исполнение перевозчиком обязательств по доставке и выдаче груза. Исполнение грузоотправителем обязанности по оплате перевозки груза. Особенности исполнения обязательств из договора морской перевозки грузов. Общая и частная авария.

Особенности ответственности перевозчика за нарушение обязательств из договора перевозки груза. Ответственность перевозчика за просрочку доставки и несохранность груза. Претензии и иски к перевозчику из договора перевозки груза.

Обязательства из договоров перевозки груза в прямом смешанном сообщении. Узловые соглашения между транспортными организациями. Договоры на централизованный завоз (вывоз) груза.

Понятие и содержание договора транспортной экспедиции. Особенности ответственности за нарушение предусмотренных им обязательств. Договоры о транспортно-экспедиционном обеспечении доставки, завоза и вывоза грузов и об организации транспортно-экспедиционного обслуживания.

Договорные обязательства об оказании иных транспортных услуг. Договоры возмездного оказания услуг, связанных с транспортной деятельностью. Договор буксировки.

Тема 42. Обязательства из договора хранения

Понятие и предмет договора хранения. Обязанности сторон договора хранения. Хранение с обезличением вещей. Ответственность хранителя. Профессиональное и бытовое хранение.

Договор хранения вещей на товарном складе. Складские документы и права их держателей. Хранение вещей с правом их использования.

Отдельные виды хранения. Особенности хранения вещей в ломбардах, в коммерческих банках, в камерах хранения транспортных организаций, в гардеробах и в гостиницах. Хранение в порядке секвестра. Обязанность хранения в силу закона.

Тема 43. Обязательства по оказанию юридических услуг

Понятие и виды юридических услуг. Гражданско-правовое оформление посредничества.

Договор поручения. Содержание и исполнение договора поручения. Фидуциарный характер отношений поручения. Прекращение договора поручения.

Договор комиссии. Отличие договора комиссии от договора поручения. Содержание договора комиссии. Исполнение и прекращение договора комиссии. Ответственность комиссионера. Отдельные виды договора комиссии. Субкомиссия.

Агентский договор. Отличие агентского договора от договоров поручения и комиссии. Содержание агентского договора. Исполнение и прекращение агентского договора. Субагентский договор.

Тема 44. Обязательства из договора доверительного

управления имуществом

Понятие доверительного управления имуществом. Отличие доверительного управления от юридических услуг. Объекты доверительного управления. Особенности правового режима имущества, находящегося в доверительном управлении.

Содержание и исполнение договора доверительного управления. Ответственность доверительного управляющего. Прекращение договора доверительного управления.

Особенности доверительного управления эмиссионными и "бездокументарными" ценными бумагами. Доверительное управление имуществом в силу закона.

Раздел XIV. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ОКАЗАНИЮ ФИНАНСОВЫХ УСЛУГ

Тема 45. Обязательства по страхованию

Понятие и значение страхования. Законодательство о страховании.

Понятие обязательства по страхованию. Формы обязательств по страхованию. Виды обязательств по страхованию. Имущественное и личное страхование. Добровольное и обязательное страхование. Сострахование, двойное страхование и перестрахование. Основания возникновения обязательств по страхованию.

Участники страхового обязательства. Страховщики. Объединения страховщиков. Общества взаимного страхования. Страховые агенты и страховые брокеры. Страхователь. Выгодоприобретатель и застрахованное лицо.

Страховой договор. Понятие и виды страхового договора. Форма страхового договора. Страховой полис. Страховой интерес.

Содержание страхового обязательства. Обязанности страхователя. Страховой риск. Страховой случай. Обязанности страховщика. Страховая сумма. Исполнение обязательств по страхованию. Суброгация. Освобождение страховщика от обязанности предоставления страховых выплат. Ответственность сторон за нарушение обязательств по страхованию. Прекращение обязательств по страхованию.

Обязательства по имущественному страхованию. Страхование имущества. Страхование гражданской ответственности. Страхование предпринимательского риска.

Обязательства по личному страхованию. Страхование жизни. Страхование от несчастных случаев и болезней. Добровольное медицинское страхование.

Тема 46. Обязательства из договоров займа, кредита

и финансирования под уступку денежного требования

(факторинга)

Договор займа. Предмет договора займа. Содержание и исполнение договора займа. Проценты по договору займа. Последствия нарушения заемщиком обязанности по возврату суммы займа.

Отдельные разновидности заемных обязательств. Понятие векселя. Вексельное законодательство. Простой и переводной вексель. Виды переводных векселей. Вексельный аваль. Понятие облигации. Облигационный заем. Особенности государственных и муниципальных займов. Целевой заем. Новация долга в обязательство займа.

Кредитный договор, его соотношение с договором займа. Стороны кредитного договора. Содержание и исполнение кредитного договора.

Отдельные разновидности кредитного договора. Договор товарного кредита. Коммерческий кредит.

Договор финансирования под уступку денежного требования. Понятие и виды факторинга. Отличие факторинга от кредитного договора и от цессии. Уступка денежного требования как способ обеспечения исполнения кредитного обязательства. Содержание и предмет договора финансирования под уступку денежного требования. Исполнение договора. Переуступка денежного требования.

Тема 47. Обязательства из договоров банковского счета

и банковского вклада. Расчетные обязательства

Договор банковского счета. Соотношение договоров банковского вклада и банковского счета. Заключение и оформление договора банковского счета. Исполнение договора банковского счета. Списание денежных средств с банковского счета. Арест и приостановление операций по счету. Правовые последствия нарушения договора банковского счета.

Отдельные виды договоров банковского счета. Правовой режим отдельных банковских счетов (расчетных, текущих, бюджетных, корреспондентских и др.).

Договор банковского вклада. Стороны договора. Предмет договора банковского вклада. Виды договоров банковского вклада, их оформление (сберегательная книжка, сберегательный сертификат и т.д.). Договор вклада в пользу третьего лица. Исполнение договора банковского вклада. Правовые последствия нарушения договора банковского вклада.

Обязанность по сохранению банковской тайны. Гражданско-правовая защита прав вкладчиков и других клиентов банка.

Обязательства по расчетам. Понятие и правовое регулирование наличных и безналичных расчетов. Наличные расчеты как форма исполнения денежных обязательств. Понятие и содержание обязательств по безналичным расчетам. Расчетные правоотношения. Основные формы безналичных расчетов.

Обязательства по расчетам платежными поручениями. Понятие, содержание и исполнение платежного поручения. Обязательства по расчетам с использованием аккредитива. Понятие и виды аккредитива. Исполнение аккредитива и ответственность банка за нарушение условий аккредитива. Обязательства при расчетах по инкассо. Формы расчетов по инкассо. Исполнение расчетных обязательств по инкассовым поручениям и ответственность за их неисполнение. Обязательства по расчетам чеками. Чек как ценная бумага. Порядок оплаты чека и передачи прав по нему. Отказ от оплаты чека и ответственность за его неоплату. Обязательства по расчетам с использованием банковских карт.

Раздел XV. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ СОВМЕСТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Тема 48. Обязательства из договора простого товарищества

Понятие договора простого товарищества (о совместной деятельности). Содержание договора простого товарищества. Участники договора простого товарищества. Вклады участников договора. Правовой режим общего имущества товарищей. Ведение общих дел товарищества. Ответственность товарищей по общим обязательствам. Изменение и прекращение договора простого товарищества.

Виды договоров простого товарищества. Простое торговое и простое гражданское товарищество. Договор о совместной деятельности по созданию или реорганизации юридического лица. Негласное товарищество.

Тема 49. Обязательства из учредительного договора

Понятие учредительного договора. Отличие учредительного договора от договора простого товарищества. Стороны учредительного договора. Содержание учредительного договора. Функции учредительного договора. Исполнение учредительного договора и корпоративное правоотношение. Учредительный договор и устав юридического лица (корпорации). Изменение и расторжение учредительного договора.

Раздел XVI. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ ОДНОСТОРОННИХ ДЕЙСТВИЙ

И ИЗ ИГР И ПАРИ

Тема 50. Обязательства из односторонних сделок

и из действий в чужом интересе

Понятие и виды обязательств из односторонних сделок. Обязательства из публичного обещания награды. Обязательства из публичного конкурса. Изменение условий и отмена публичного конкурса.

Понятие и виды действий в чужом интересе. Условия возникновения обязательств из действий в чужом интересе. Правовые последствия совершения действий по предотвращению опасности (спасанию) личности или чужого имущества. Заключение сделки в чужом интересе без поручения. Неосновательное обогащение вследствие действия в чужом интересе.

Раздел XVII. НАТУРАЛЬНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Тема 51. Обязательства из договоров,

не подлежащие судебной защите

Понятие натуральных обязательств. Виды натуральных обязательств. Обязательства из проведения игр и пари. Обязательства, возникающие при проведении лотерей, тотализаторов и иных игр публично-правовыми образованиями или по их разрешению. Сделки на разность.

Раздел XVIII. ВНЕДОГОВОРНЫЕ (ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ)

ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Тема 52. Понятие, виды и функции внедоговорных обязательств

Понятие и основные признаки внедоговорных обязательств; их отличие от договорных обязательств. Виды внедоговорных обязательств. Функции внедоговорных обязательств и внедоговорной ответственности. Внедоговорные обязательства как охранительные обязательства. Другие функции внедоговорных обязательств.

Тема 53. Обязательства из причинения вреда

Понятие и юридическая природа обязательств, возникающих вследствие причинения вреда (деликтных обязательств). Соотношение понятий "деликтное обязательство" и "деликтная ответственность".

Основание и условия возникновения деликтных обязательств. Принцип генерального деликта. Обязательство, возникающее в связи с предупреждением причинения вреда.

Субъекты и объект обязательства, возникающего вследствие причинения вреда. Должник и кредитор в деликтном обязательстве. Совместное причинение вреда несколькими лицами и их ответственность. Регрессное требование при возмещении вреда. Объект обязательства, возникающего вследствие причинения вреда.

Содержание обязательства, возникающего вследствие причинения вреда. Обязанность правонарушителя возместить вред. Принцип полного возмещения. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред. Способы возмещения вреда.

Понятие морального вреда; случаи и объем его компенсации.

Отдельные виды обязательств, возникающих из причинения вреда. Обязательства из причинения вреда незаконными действиями органов публичной власти или их должностных лиц при исполнении ими своих обязанностей. Обязательства из причинения вреда несовершеннолетними и недееспособными гражданами. Обязательства из причинения вреда источником повышенной опасности.

Обязательства из причинения вреда жизни или здоровью гражданина.

Обязательства из причинения вреда потребителю вследствие недостатков товаров, работ или услуг.

Тема 54. Обязательства из неосновательного обогащения

Понятие обязательств, возникающих вследствие неосновательного обогащения (кондикционного обязательства). Условия возникновения обязательств из неосновательного обогащения. Получение недолжного. Неосновательное сбережение имущества. Содержание обязательств из неосновательного обогащения. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату.

Субсидиарное применение обязательств из неосновательного обогащения. Соотношение кондикционного иска с требованием реституции, с договорным, виндикационным и деликтным исками.

 

Раздел I. ВВЕДЕНИЕ В ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

Глава 1. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО КАК ЧАСТНОЕ ПРАВО

§ 1. Понятие о частном праве

1. Термин "гражданское право"

Гражданское право - одна из основных составных частей всякой развитой правовой системы. Термин "гражданское право" берет свое начало от наиболее древней части римского правопорядка - "цивильного права" (ius civile), под которым понималось право жителей Рима (cives Romani) как государства-города (civitas), т.е. право исконных римских граждан - квиритов (ius civile Quiritium, "квиритское гражданское право"). В дальнейшем, как известно, ius civile охватило практически всю область частного права (ius privatum) и стало отождествляться с ним, а затем известный процесс рецепции (заимствования) римского частного права европейскими правопорядками привел к переносу этого понятия в современную юридическую терминологию (Zivilrecht, droit civil, civil law). Здесь оно стало привычным, традиционным наименованием одной из наиболее крупных, фундаментальных правовых отраслей. Поэтому гражданское право сейчас нередко называют цивильным правом, цивилистикой, а занимающихся им специалистов - цивилистами.

В известном смысле гражданское право действительно можно считать "правом граждан", поскольку оно призвано регулировать подавляющее большинство их взаимоотношений имущественного, а в определенной мере и неимущественного характера. А такие взаимоотношения, как правило, возникают по воле их участников, которые сами определяют и характер, и содержание своих взаимосвязей. Ведь люди обычно самостоятельно решают, вступать им или не вступать, например, в те или иные договорные отношения и на каких условиях; они по своей воле добросовестно исполняют или недобросовестно нарушают взятые на себя обязательства; наконец, они вольны защищать свои интересы или отказаться от их защиты в конкретной ситуации и т.д. При этом люди всегда руководствуются своими собственными, частными интересами (в том числе, согласуя их с аналогичными интересами других лиц), которые, следовательно, по общему правилу определяют и содержание складывающихся между ними отношений. В результате само правовое регулирование этой сферы, как подметили еще древнеримские юристы, должно быть направлено на пользу (utilitas), выражающую интересы отдельных частных лиц (граждан). Поэтому государство (публичная власть), учитывая частный характер таких взаимосвязей, со своей стороны предоставляет своим гражданам возможность саморегулирования этих отношений, ибо никакие его отдельные нормативные акты, ни даже их совокупность не в состоянии предусмотреть все встречающиеся в реальной жизни ситуации.

Разумеется, наряду с этим государство должно принимать определенные меры охраны всех участников от злоупотреблений недобросовестных лиц, защищать интересы заведомо слабой стороны отдельных отношений, а в необходимых случаях вправе и даже обязано понуждать участников рассматриваемых взаимоотношений к соблюдению общественных (публичных), а не только частных интересов. Вместе с тем необходимое в отдельных случаях вмешательство государства в сферу частных интересов своих граждан не может становиться всеобъемлющим, безграничным и произвольным, а публичная власть не вправе считать себя главным выразителем и защитником этих интересов, даже если она полагает, что знает их лучше, чем сами их носители (что, к сожалению, исторически присуще отечественной государственности). При ином подходе у граждан быстро теряется интерес к инициативной, самостоятельной деятельности и, напротив, возникает заинтересованность в обходе законодательных предписаний с целью удовлетворения объективно существующих у них частных потребностей, что в конечном итоге не идет на пользу и самому государству.

Следовательно, гражданское право потому и называется частным, что, с одной стороны, защищает сферу частных интересов граждан от произвольного вмешательства со стороны государства, а с другой стороны, предоставляет гражданам достаточно широкие возможности саморегулирования складывающихся в этой сфере частных отношений. Таким образом, понятие "гражданское (частное) право" в известной мере отражает существо правового регулирования многообразных взаимоотношений граждан.

2. Частное и публичное право

Развитый современный правопорядок основывается на существовании и различии двух типов правового регулирования: частного и публичного. Гражданское право, ставшее частным еще в древнеримские времена, наиболее ярко отражает в своих правилах частноправовое регулирование с присущими ему началами юридического равенства и самостоятельности участников регулируемых отношений, неприкосновенности их имущества (частной собственности), свободы договоров, запрета произвольного вмешательства публичной власти в частные дела, независимой судебной защиты нарушенных прав и интересов.

Конечно, развитие человеческой цивилизации с той поры привело к колоссальному усложнению социальных процессов, появлению принципиально новых общественных феноменов, вызванных к жизни последствиями технических и социальных, а затем научной и информационной революций. Все это не могло не сказаться и на сфере имущественных и неимущественных отношений, регулируемых гражданским (частным) правом. Неизмеримо усложнился имущественный, прежде всего профессиональный коммерческий оборот, объектами которого стали, например, имущественные права, зафиксированные исключительно в электронной форме; появились неизвестные римскому частному праву отношения, связанные с созданием и использованием различных результатов интеллектуальной деятельности авторов и изобретателей, прав производителей фонограмм, организаций эфирного и кабельного вещания, и т.д. Вместе с тем названные процессы видоизменили, но никак не отменили принципиальную основу правовой системы, покоящейся на фундаментальном различии частного и публичного права.

Деление права на частное и публичное основано на различии частных и публичных интересов, которое проводилось еще в римском праве. В ставшем классическим определении виднейшего древнеримского юриста Ульпиана, приведенном в титуле 1 книги Первой Юстиниановых Дигест, сказано, что право существует ("изучается") в двух аспектах: публичном и частном; публичное право относится к положению Римского государства (т.е. публичной власти, имея в виду ее интересы как целого), а частное - к пользе отдельных лиц <1>. Соответственно этому можно было бы считать, что частное право - это та часть объективного права, которая регулирует взаимоотношения частных лиц, основанные на их интересах и реализуемые к их пользе, причем такое регулирование осуществляется главным образом с помощью правил диспозитивного, или восполнительного (субсидиарного), а не императивного (строго обязательного) характера.

--------------------------------

<1> Продолжая эту мысль, Ульпиан здесь же говорит о публичной и частной utilia (полезности), однако не противопоставляет их (см.: Дигесты Юстиниана. Том I. Книги I - IV. М., 2002. С. 84). Это обстоятельство позволяет понимать его слова в том смысле, что в публичном праве интересы государства лишь преобладают, хотя его нормы в конечном счете могут служить и частным интересам; так же обстоит дело и с частным правом, нормы которого нередко в той или иной мере, прямо или косвенно, реализуют интересы всего общества; но при этом для частного права характерна диспозитивность его правил, тогда как публичному праву присущи императивные начала (см.: Санфилиппо Ч. Курс римского частного права. М., 2000. С. 26).

В действительности, однако, соотношение и разграничение частного и публичного права всегда представляло собой непростую проблему. Дело в том, что частное право не может обойтись без использования ряда императивных правил, в том числе запретов, в известной мере ограничивающих самостоятельность и инициативу участников регулируемых отношений. Такие ограничения могут устанавливаться в интересах как отдельных групп лиц, например экономически более слабых участников, так и в общих (всеобщих) интересах.

В сфере частноправового регулирования императивный характер носят главным образом правила, определяющие правовой статус (положение) участников имущественных отношений и правовой режим принадлежащих им различных имущественных прав, т.е. статику (состояние) частноправовых отношений. Например, законом, а не волей отдельных лиц определяется возраст, с которого гражданин может самостоятельно участвовать в гражданских правоотношениях; в общественных (публичных), а не только в частных интересах предусматривается порядок создания и исчерпывающий (закрытый) перечень видов юридических лиц, а также обязательная государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним; законом, а не соглашением сторон устанавливается содержание вещных, исключительных и корпоративных имущественных прав. Как исключение императивный характер иногда придается и нормам, определяющим правила самого имущественного оборота, т.е. динамику (движение, развитие) таких отношений. В частности, отступая от начал юридического равенства, в некоторых видах договоров закон особо защищает интересы экономически слабой стороны. Следовательно, далеко не все нормы частного права диспозитивны (не говоря о том, что и сами диспозитивные нормы права тоже остаются общеобязательными и в этом смысле принудительными правилами поведения).

Исторический опыт свидетельствует, что частное право и основные частноправовые начала (принципы), например, такие как неприкосновенность частной собственности или свобода договоров, нигде и никогда не действовали в чистом виде, наоборот, они всегда подвергались тем или иным публично-правовым ограничениям, по характеру и степени которых выделяются различные виды (типы) правовых систем. Исторически в разных правопорядках менялись и границы этих двух сфер: некоторые отношения из частных становились публичными и наоборот (у нас такое положение можно, например, наблюдать в области земельных и природоресурсных отношений или правового статуса предприятий-товаропроизводителей).

В этой связи уместно привести слова крупнейшего отечественного цивилиста дореволюционного времени И.А. Покровского, который писал: "Не подлежит никакому сомнению, что государство может и даже обязано ограничивать, т.е. вводить в известные рамки, индивидуальную свободу и в этом смысле приносить индивидуальные интересы в жертву общественным. Но, спрашивается, безгранична ли власть государства в этом отношении? Может ли оно предъявлять к индивиду всякие требования, какие только найдет нужным в интересах "общего блага", или же, напротив, есть такие стороны личного существования, в которые никакое внешнее вторжение недопустимо?" <1>. Признание частного права состоит, следовательно, не в разрешении или исключении вмешательства государства в частные дела своих граждан (подданных), поскольку в ряде случаев оно, очевидно, является просто необходимым, а в ограничении этого вмешательства, в установлении для него строгих рамок и форм гражданским законом, т.е. частным правом. Не следует также забывать, что избыточное присутствие государства в экономике, как показывает исторический опыт, неизбежно становится базой для развития коррупции и других злоупотреблений представителей публичной власти.

--------------------------------

<1> См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (серия "Классика российской цивилистики"). М., 1998. С. 79.

С другой стороны, в ряде случаев оказывается необходимым взаимодействие и взаимовлияние частного и публичного права, в том числе внесение частноправовых элементов в публично-правовое регулирование (как, впрочем, и наоборот). Так, гражданское процессуальное право, относящееся к публично-правовой сфере, под воздействием частноправовых начал усиливает состязательный характер процесса в спорах между предпринимателями, достаточно широко допуская также применение здесь третейской и других альтернативных государственным форм разбирательства споров. Но все это не меняет публично-правовой природы процессуального порядка рассмотрения имущественных споров. Взаимодействие частного и публичного права не ведет к их смешению, при котором само различие этих двух подходов утрачивает смысл.

Следовательно, названное обстоятельство не устраняет необходимости достаточно четкого различия частного и публичного права, поскольку отношения, включаемые в ту или другую сферу, приобретают при этом различный правовой режим. Сохраняется и объективная основа этого деления, ибо сколько-нибудь развитые общественные, прежде всего имущественные, отношения немыслимы без инициативы и самостоятельности участников, а в конечном счете - без признания их независимыми друг от друга частными собственниками со своими собственными, частными (имущественными, а также и неимущественными) интересами.

Вместе с тем попытки выявить критерии разграничения этих сфер предпринимались как отечественными, так и зарубежными учеными на протяжении не одного века. Были выдвинуты различные теории и концепции, некоторые из которых вообще приводили к выводу о невозможности или нецелесообразности такого разграничения как имеющего лишь традиционно-историческую основу <1>. Но в конце концов для большинства исследователей все же стало ясным, что основной критерий деления права на частное и публичное состоит в характере и способах (методах) воздействия их норм на регулируемые отношения, причем их различия в действительности обусловлены самой природой этих отношений.

--------------------------------

Примечание.

Учебник "Гражданское право. Часть первая" (отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2005.

<1> Было также высказано мнение о том, что "распределению между частным и публичным правом подлежат не институты, а субъективные права" (см.: Агарков М.М. Ценность частного права // Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2-х т. Том 1. М., 2002. С. 72); в современной литературе эту позицию воспринял В.П. Мозолин (см.: Гражданское право. Часть первая: Учебник / Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. М., 2003. С. 39), что тоже не решало проблемы, а лишь переносило ее в другую плоскость, тем более что природа и характер субъективных прав, как известно, полностью определяются нормами объективного права, где и следует искать корни рассматриваемой дифференциации. Более обоснованным поэтому представляется мнение о возможности проводить данное деление не только на уровне отраслей права, но и на уровне отдельных институтов и даже норм объективного права (см.: Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада // Кулагин М.И. Избранные труды (серия "Классика российской цивилистики"). М., 1997. С. 198).

Частное право построено на началах координации (согласования) деятельности юридически равных участников регулируемых отношений, реализующих собственные (частные) интересы, и потому представляет собой систему их децентрализованного регулирования, в значительной мере - саморегулирования. В отличие от него, публичное право построено на принципе субординации (подчинения) неравноправных субъектов, деятельность которых связана с осуществлением государственных и общественных (публичных) интересов и потому представляет собой систему централизованного регулирования соответствующих отношений <1>.

--------------------------------

<1> См. особенно: Покровский И.А. Указ. соч. С. 38 - 44; Черепахин Б.Б. К вопросу о частном и публичном праве // Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2001. С. 95 и сл.; Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе "право публичное - право частное" // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М., 2000. С. 68 - 69.

При этом очевидно, что юридическое оформление отношений, например в области государственного управления, не может строиться на принципах свободы и самостоятельности их участников, ибо такие отношения по самому своему характеру требуют централизованного воздействия и иерархической подчиненности субъектов. Напротив, экономические отношения рыночного товарообмена предполагают предоставление их участникам максимальной (хотя, разумеется, и не безграничной) свободы, стимулирующей их инициативу и предприимчивость.

С этой точки зрения частное право является порождением свободного экономического развития, которое с древнеримских времен неизбежно требовало "освобождения личности от всяких связывавших ее пут, требовало свободы собственности, свободы договоров, свободы завещаний и т.д.", ибо, по справедливому замечанию И.А. Покровского, "экономический прогресс возможен только под условием признания свободы хозяйственной инициативы и самодеятельности" <1>. Поэтому даже при самых жестких и необходимых публично-правовых ограничениях, например военного времени, сфера частного права никогда не исчезала полностью, ибо невозможно ликвидировать товарообмен и товарное хозяйство, как невозможно совершенно устранить частный интерес.

--------------------------------

<1> См.: Покровский И.А. Указ. соч. С. 51, 53.

Таким образом, частное право в силу объективных причин составляет базу, ядро всякого правопорядка, основанного на рыночной организации хозяйства. Частное и публичное право во всех современных развитых правовых системах продолжают существовать как две самостоятельные ветви правового регулирования, как два различных типа правового воздействия на общественные отношения.

3. Особенности гражданского права как частного права

Гражданское право, составляя во всяком правопорядке основу частного права, регулирует различные отношения граждан и их организаций прежде всего с учетом их частных интересов. Для этого оно должно оформлять эти отношения таким образом, чтобы:

- их участники находились в юридически равном положении по отношению друг к другу;

- имели бы достаточно широкую автономию (свободу) воли в выборе конкретного варианта поведения;

- была признана их имущественная обособленность (самостоятельность).

Перечисленные обстоятельства обуславливают особенности гражданско-правового (частноправового) регулирования, в том числе: широкое использование возможностей саморегулирования (в рамках, не противоречащих общим началам (принципам) и смыслу гражданского права), включая возможность возникновения, изменения или прекращения конкретных отношений по соглашению (воле) их сторон; наличие большого количества диспозитивных (восполнительных) норм; применение различных оценочных категорий ("добросовестное поведение", "разумные сроки", "мелкие бытовые сделки" и т.п.); разрешение аналогии закона и аналогии права и т.д. Совокупность такого рода приемов и способов воздействия на регулируемые отношения и составляет специфику децентрализованной регламентации, свойственной частному праву. В общетеоретической литературе ее обычно характеризуют как "дозволительный тип" правового регулирования, в котором преобладают законодательные дозволения (разрешения), а не предписания и запреты.

Названные особенности определяют содержание регулирования отношений по принадлежности и использованию имущества (имущественных отношений), составляющих главную часть, основу гражданско-правовых отношений. Имущественные отношения весьма разнообразны и далеко не всегда включаются в сферу гражданско-правового (частноправового) регулирования, поскольку их природа может и не соответствовать указанным выше трем признакам. Это, например, относится к таким разновидностям имущественных отношений, как налоговые и бюджетные, в которых, очевидно, отсутствует равенство участников и свобода их воли. В таком случае речь должна идти о сфере публичного (в приведенном примере - финансового) права, которое и регулирует (оформляет) соответствующие отношения присущими ему способами.

Гражданско-правовое регулирование имущественных отношений прежде всего связано с установлением юридического равенства их участников, что составляет его первую отличительную черту. Здесь отсутствует властное подчинение одной стороны отношения другой. Если, например, продавец по договору купли-продажи требует от покупателя оплаты стоимости товара, то это требование основано на том, что покупатель при заключении договора сам согласился на соответствующие условия. При неисполнении покупателем своей обязанности по оплате товара возникший спор может быть разрешен либо по взаимному соглашению участников, либо по решению не заинтересованного в исходе спора и не зависящего ни от одной из сторон суда. Ничего не меняется даже в том случае, когда в роли покупателя выступает государство (например, по договору поставки товаров для государственных нужд). Если же деньги изымаются у лица в качестве налога, то никакого его согласия на это не требуется, а налоговый орган, будучи стороной, заинтересованной в уплате налога, тем не менее может и сам провести изъятие у налогоплательщика денежных средств.

Разумеется, речь идет именно о формально-юридическом, а не о фактическом (экономическом) равенстве сторон. Учет последнего противоречил бы существу правового регулирования как применения "равного масштаба к неравным людям". Впрочем, положение заведомо более слабой стороны в ряде случаев может и учитываться, например, с помощью особых гражданско-правовых способов защиты интересов граждан-потребителей в их взаимоотношениях с профессиональными предпринимателями.

Автономия воли участников гражданско-правовых отношений составляет другое принципиальное условие функционирования частноправовой сферы, обеспечивая ее саморегулирование и самоорганизацию. Лишь при ее признании допустимо основанное на частном интересе, свободное решение участников относительно того, вступать ли им в те или иные имущественные отношения или нет, а если вступать, то с кем именно и на каких условиях. Поэтому такие решения они принимают по своей инициативе, на свой риск и под собственную имущественную ответственность. С учетом своих интересов они также самостоятельно решают, использовать ли принадлежащие им права или нет, в том числе защищать ли их, например, в судебном порядке или отказаться от защиты, требовать полного или частичного удовлетворения своих требований и т.д.

Наконец, участники рассматриваемых отношений должны быть имущественно самостоятельными. Это требование связано не только с тем, что сами имущественные отношения представляют собой отношения по поводу конкретного имущества, принадлежащего определенным лицам, т.е. обособленного от имущества других лиц. Для того чтобы участники рассматриваемых отношений могли самостоятельно, по своей инициативе принимать решения об использовании принадлежащего им имущества, чтобы они могли как присваивать полученный от участия в имущественных отношениях доход, так и нести риск возможных убытков, самостоятельно отвечая по своим обязательствам перед другими участниками, их имущественная самостоятельность (обособленность) должна быть максимальной. Поэтому-то они, как правило, и выступают в качестве частных собственников своего имущества. Статус собственников предопределяет и юридическое равенство участников (в том смысле, что они наделены законом равными возможностями и равной ответственностью за результаты своей деятельности), и свободу (автономию) воли в использовании собственного имущества, и самостоятельность (диспозитивность) в распоряжении принадлежащими им имущественными правами.

В сферу гражданского (частного) права включаются и некоторые неимущественные отношения, связанные с наличием определенных частных неимущественных (нематериальных) интересов. Прежде всего это - многие интересы человеческой личности как таковой (связанные с признанием ее индивидуальности, чести и достоинства, телесной неприкосновенности, тайны личной жизни и т.п.), а также интересы создателей различных нематериальных, духовных благ (например, авторов произведений науки, литературы и искусства). Природа данных отношений также предполагает их частноправовое регулирование. Оно тоже заключается в наделении их участников равным юридическим статусом (положением) и признанием автономии их воли и самостоятельности в правовом оформлении своих взаимосвязей.

Вместе с тем гражданско-правовое регулирование данной области в силу преобладающей пока роли материальных потребностей и интересов развито гораздо менее в сравнении с областью имущественных отношений, которой в цивилистике традиционно уделяется первостепенное внимание. Этим объясняются попытки искусственного "притягивания" данной сферы к традиционным гражданско-правовым понятиям, проявившиеся, например, в весьма неудачном объявлении гражданско-правового режима результатов интеллектуального творчества интеллектуальной собственностью. В перспективе неизбежное развитие неимущественных отношений, несомненно, позволит занять должное место и их гражданско-правовому регулированию.

Таким образом, с позиций учения о частном праве гражданское право можно определить как основную отрасль права, регулирующую частные (имущественные, а также некоторые неимущественные) отношения собственников имущества (граждан и юридических лиц), которые формируются по инициативе их участников и преследуют цели удовлетворения их собственных (частных) интересов.

4. Частное право в России

Существование сферы частного права как области, по общему правилу закрытой для произвольного вмешательства государства, в истории России, к сожалению, оказалось весьма непродолжительным и во многом символическим. Еще в конце XVII - начале XVIII века, когда в западноевропейских государствах уже активно развивалось частнокапиталистическое хозяйство (чему активно содействовало признание и закрепление в их правовых системах частноправовых начал), в российском законодательстве отсутствовали необходимые предпосылки (условия) частноправового регулирования. Достаточно сказать, что закон просто не знал категории права собственности, а само это "право" подвергалось таким публично-правовым ограничениям, что давало "повод к мысли, что вообще отвлеченное понятие о праве собственности не существовало у нас до Екатерины II" <1>, при которой оно впервые появилось в отечественном праве. Но и в конце XVIII века право собственности все еще рассматривалось законом в виде особой привилегии дворянству. Лишь после либеральных реформ Александра II, осуществленных уже во второй половине XIX века, частная собственность, перестав быть привилегией, стала "общей правовой нормой всего населения: казенный интерес, столь заметный еще в первых изданиях свода, сменяется господством полноправия в гражданских отношениях" <2>.

--------------------------------

<1> Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1907. С. 605; Ростов н/Д, 1995. С. 557.

<2> Там же. С. 560.

Однако после Октябрьской революции 1917 г. отечественное гражданское право вновь было вынуждено перейти на позиции отрицания частноправовых начал, находясь в условиях господства известной ленинской установки о том, что "мы ничего "частного" не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное" <1>. Частная собственность была заменена категорией "личной собственности", предполагавшей присвоение гражданами исключительно предметов потребления и использование даже их для строго потребительских, а не производственных или иных нужд. В экономике стали господствовать жесткие планово-централизованные начала, вызвавшие к жизни, в частности, категорию хозяйственных (плановых) договоров юридических лиц. Их содержание и необходимость заключения определялись не интересами и волей (соглашением) участников, а предписаниями плановых органов государства, решавших, кто, с кем и на каких условиях будет заключать конкретный договор. Договоры с участием граждан также находились под воздействием плана, что особенно проявлялось в широко распространенной карточной системе распределения товаров. В результате характер и содержание гражданско-правового регулирования были существенно видоизменены, и даже саму частноправовую терминологию старались вывести из употребления, хотя некоторые частноправовые принципы формально закреплялись действовавшим гражданским законодательством.

--------------------------------

<1> Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 398. Примечательно, что это указание было дано тогдашнему наркому юстиции Д.И. Курскому как раз в связи с разработкой Гражданского кодекса РСФСР 1922 г.

Таким образом, весьма краткий период признания и существования частного права в российской истории составлял лишь около 50 лет: со второй половины 60-х годов XIX века до начала 20-х годов XX века. Поскольку ни до этого времени, ни после него никаких частноправовых начал по сути не существовало (не говоря уже о том, что и в указанный период справедливым оставалось известное утверждение о том, что "Россия - страна казенная"), государство (публичная власть) привыкло бесцеремонно, безгранично и произвольно вмешиваться в частные дела своих граждан, в том числе в их имущественную сферу. В качестве одного из многочисленных примеров можно назвать Указ Президента РФ от 20 декабря 1994 г. N 2204 "Об обеспечении правопорядка при осуществлении платежей по обязательствам за поставку товаров (выполнение работ или оказание услуг)" <1>, согласно которому предельный срок денежных расчетов по договорным обязательствам, независимо от их содержания (и, следовательно, от воли их сторон, формально провозглашенных частными собственниками), почему-то был установлен лишь в три месяца с момента фактического получения товаров (выполнения работ, оказания услуг). Вместо охраны этой сферы от злоупотреблений и недобросовестных действий разного рода мошенников, неизбежно появляющихся в период "первоначального накопления капитала", государство само выстроило крупнейшую финансовую пирамиду государственных краткосрочных обязательств (ГКО), падение которой стало главной причиной известного кризиса (дефолта) 1998 г.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1994. N 35. Ст. 3690; 1995. N 31. Ст. 3100.

Названные и аналогичные им ситуации стали прямым следствием отсутствия частноправовых традиций и представлений. В силу этого для отечественного правопорядка признание частного права в противопоставлении его публичному праву, провозглашение и внедрение в общественное сознание основных частноправовых начал приобретает особое значение. Если в развитых зарубежных правопорядках деление права на публичное и частное и связанное с этим законодательное закрепление частноправовых подходов давно стало само собой разумеющимся, то в российском праве оно во многом пока еще вынуждено пробивать себе дорогу. Важную роль в этом была призвана сыграть Программа "Становление и развитие частного права в России", одобренная Указом Президента РФ от 7 июля 1994 г. N 1473 <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1994. N 11. Ст. 1191.

Все это дает возможность реально оценить принципиальное значение нового Гражданского кодекса России 1994 г., который в п. 1 ст. 1 впервые прямо закрепил основные начала частного права:

- равенство участников имущественных отношений,

- неприкосновенность частной собственности,

- свободу договора,

- недопустимость произвольного вмешательства государства в частные дела,

- беспрепятственное осуществление гражданских прав,

- их судебную защиту от нарушений, в том числе со стороны государства.

Ограничение применения этих принципов теперь допускается только в федеральном законе и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 3 ст. 55 Конституции РФ, абз. 2 п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса РФ), а не по свободному усмотрению публичной власти.

§ 2. Система частного права

1. Основные системы частного права

Совокупность составляющих частное право правовых отраслей и других объединений норм объективного права (подотраслей, институтов) образует его систему. В различных национальных правопорядках, основанных на принципиальном делении объективного права на публичное и частное, единый подход к составу частного права отсутствует. Этот состав (система) определяется не какими-то абстрактными мировыми стандартами, а реальными особенностями исторического и социально-экономического развития конкретных стран. В этой связи достаточно указать на общепризнанное различие европейского континентального и англо-американского права, хотя и в них можно видеть некоторые общие черты.

Частное право традиционно выделяется в правовых системах большинства стран континентальной Западной Европы (Германия, Франция, Италия, Испания и др.), которые в силу этого обстоятельства принято объединять в понятие континентальной (европейской) системы права. К данной системе, точнее к ее германской ветви, в силу ряда исторических причин относится и российский правопорядок, который, однако, имеет и свои весьма значительные особенности.

В континентальной системе права частное право традиционно разделяется на две основные ветви: гражданское и торговое право, что обычно отражается в наличии двух различных кодексов - гражданского и торгового. Данное обстоятельство позволяет говорить о дуализме частного права. При этом торговое право, иногда называемое также коммерческим правом, охватывает регламентацию взаимоотношений предпринимателей (профессиональных коммерсантов), т.е. одну из основных специальных сфер гражданского (частного) права. Оно, следовательно, не является вполне "равноправной", самостоятельной правовой отраслью по отношению к гражданскому праву. Наиболее ярким свидетельством этого является отсутствие в торговом праве сколько-нибудь развитой самостоятельной общей части (общих положений), что вызывает необходимость распространения на сферу его действия общих положений гражданского права. Поэтому принято считать, что нормы торгового права являются специальными по отношению к гражданско-правовым нормам <1>. В связи с этим в Германии гражданское право квалифицируется как "общее частное право", а торговое и трудовое право - как области "специального частного права".

--------------------------------

<1> В Германии торговое право традиционно рассматривается как "особое частное право купцов", подчиняющееся действию принципов "общего гражданского права" (см., например: Canaris C.-W. Handelsrecht. Ein Studienbuch. 23. Aufl. Munchen, 2000. S. 4 - 8; Koller I., Roth W.-H., Morck W. Handelsgesetzbuch. Kommentar. 3. Aufl. Munchen, 2002. S. 4; Medicus D. Allgemeiner Teil des BGB. Ein Lehrbuch. 3. Aufl. Munchen, 1988. S. 7 - 8; Kohler H. BGB. Allgemeiner Teil. Ein Studienbuch. 25. Aufl. Munchen, 2001. S. 8).

Исторически основанием для выделения торгового права послужила необходимость объединения различных торговых обычаев и правил сословного характера в особое "купеческое право". Во Франции торговое право, обобщенное в Торговом (Коммерческом) кодексе 1807 г., служило еще и важным средством признания и утверждения интересов третьего сословия, а в Германии (Общегерманский торговый кодекс 1861 г.) - способом национального объединения и преодоления государственной раздробленности <1>. Его появление, таким образом, было не общей тенденцией, а результатом особого исторического развития отдельных правопорядков.

--------------------------------

<1> Подробнее об истории торгового права см., например: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Том I (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2003. С. 50 и сл.

Поэтому самостоятельность торгового права и его кодификация не стали общепризнанными в континентальном праве. В Швейцарии еще в 1911 г. было принято единое гражданское законодательство, распространяющееся также на торговые отношения. Италия, являющаяся родоначальницей обособления торгового права от гражданского, отказалась от этой идеи с принятием единого Гражданского кодекса в 1942 г. Аналогичный подход закрепляет современное гражданское право Нидерландов. Не случайно ни одна из развитых западноевропейских стран, обновлявших свое законодательство в последние десятилетия, не пошла по пути самостоятельной кодификации или иного обособления торгового права.

Этому содействовала и единодушно отмечавшаяся в теории общая тенденция "коммерциализации" гражданского права, т.е. его развитие под влиянием более гибких норм торгового (коммерческого) оборота и последующего приспособления к потребностям регулирования предпринимательской деятельности. В результате именно гражданско-правовые нормы, в первую очередь нормы договорного права, в настоящее время повсеместно и эффективно регулируют предпринимательский оборот.

Семейное право в континентальной правовой системе обычно не признается самостоятельным и включается в состав гражданского права в качестве его подотрасли (что отражается в отсутствии его самостоятельной кодификации и нахождении семейно-правовых норм в гражданском кодексе). В отличие от него, явную тенденцию к обособлению от гражданского права обнаруживает трудовое право, которое, однако, продолжает здесь считаться безусловной частью частного права. Таким образом, традиционный для континентальной системы "дуализм частного права", с одной стороны, не является всеобщим, а с другой - дополняется некоторыми новыми правовыми образованиями (отраслями) в конкретных национальных правопорядках. Это говорит об объективно обусловленном усложнении системы частного права по мере ее развития.

В отличие от континентальной системы, англо-американская правовая система, иногда называемая также системой "общего права" (common law), формально вообще не знает деления на частное и публичное право. Она также сложилась исторически на базе английского средневекового прецедентного права. Как известно, в феодальной Англии решения по конкретным спорам (прецеденты) выносились двумя видами королевских (государственных) судов: судами общего права и судом лорда-канцлера (судом справедливости). В каждом из них сформировалось свое прецедентное право, которое и легло в основу двух особых, самостоятельных ветвей этого правопорядка - общего права и права справедливости (law of equity). Лишь в конце XIX века эти ветви начали постепенно сливаться. Впоследствии эта система была реципирована (заимствована) в США и бывших английских доминионах - Канаде, Австралии и ряде других англоязычных стран.

В настоящее время и в англо-американском праве фактически проводится различие между частным и публичным правом, в том числе и в связи с процессом некоторого его сближения с континентальным правопорядком, особенно в сфере международного товарообмена. Однако в отличие от государств континентальной Европы, в странах "общего права" к частному (гражданскому) праву относят такие считающиеся самостоятельными отрасли и институты, как "право компаний", "право собственности", "договорное право", "право возмещения вреда", "патентное право" и т.д. Поэтому система частного права здесь не совпадает с аналогичной системой континентальных правопорядков.

2. Развитие системы частного права в России

В отечественной правовой системе частное право всегда было представлено прежде всего гражданским правом - одной из основных, фундаментальных правовых отраслей.

В советское время, после отказа от деления права на частное и публичное, начался процесс дифференциации частноправовой сферы. Из гражданского права в качестве самостоятельных правовых отраслей выделились семейное и трудовое право, а на стыке гражданского и административного права возникли земельное и природоресурсное право. Позднее было создано колхозное (впоследствии - сельскохозяйственное) право, которое соединяло в себе черты гражданского, трудового и отчасти административного права и в силу этого считалось комплексной правовой отраслью, а затем возникло такое же комплексное (межотраслевое) экологическое (природоохранное) право. Из трудового права, в свою очередь, выделилось право социального обеспечения. Были также попытки обособления международного частного права, призванного регулировать частноправовые отношения "с иностранным элементом". Все эти правовые образования составляли "семью" цивилистических (а по сути - частноправовых) отраслей прежнего правопорядка.

Возвращение к традиционным основам правовой системы, основанной на принципиальном различии частного и публичного права, потребовало отказа от "наслоений" государственной экономики в гражданско-правовой сфере и известной переоценки правовой природы этих смежных с гражданским отраслей права. Так, колхозное право (которое в 80-е годы прошлого века еще пытались преобразовать в более широкое по содержанию кооперативное право) по очевидным причинам вообще утратило свою самостоятельность. Право социального обеспечения, напротив, отчетливо показало свою вполне самостоятельную публично-правовую природу.

С другой стороны, в условиях развития рыночной экономики происходит определенная коммерциализация ряда отношений, ранее входивших в публично-правовую сферу. Так, после отказа от исключительной собственности государства на землю (а по смыслу п. 2 ст. 36 Конституции РФ - также и на другие природные ресурсы) и разрешение оборота земельных участков, т.е. гражданско-правовых сделок с ними, соответствующие отношения стали частноправовыми (гражданско-правовыми) и вышли из предмета земельного права. Последнее должно быть сосредоточено теперь не на регламентации чужеродных для этой отрасли вещных прав на землю и оборота земли, а на установлении публично-правового режима различных земельных участков (их целевое назначение, количественные ограничения, требования природоохранного характера и т.п.) <1>. Это же относится и к природоресурсному, и природоохранному (экологическому) праву. Все эти правовые отрасли теперь тоже включаются в сферу публичного права.

--------------------------------

<1> Поэтому закрепленные действующим Земельным кодексом РФ попытки урегулировать оборот земли и ее правовой режим как недвижимого имущества с помощью специальных земельно-правовых, а не гражданско-правовых предписаний справедливо оцениваются как "намеренно некритическое перенесение в общество с принципиально иным экономическим и политическим устройством прошлых представлений о соотношении гражданского законодательства с земельным, водным и лесным законодательством, с законодательством о недрах" (см.: Маковский А.Л. ГК РФ действует. Что дальше? // ЭЖ-Юрист. 2003. N 46. С. 4).

Частноправовые начала возрастают и в сфере семейных отношений, о чем, например, свидетельствует законодательное признание возможности заключения брачных контрактов. Между членами семьи возникают разнообразные имущественные отношения, с помощью которых семья выполняет функцию экономической ячейки общества. Эти обстоятельства привели к появлению мнения о том, что в современных условиях семейное право представляет собой не самостоятельную правовую отрасль, а лишь подотрасль гражданского права <1> (что, кстати, соответствует и традициям европейского континентального права). Однако данная позиция не разделяется большинством отечественных правоведов. Семейное право всегда характеризовалось преобладанием неимущественных элементов над имущественными и принципом минимального вмешательства государства в семейные отношения (главным образом с целью защиты интересов малолетних или нетрудоспособных членов семьи), а также добровольным и равноправным характером брачно-семейных связей. Поэтому точнее было бы говорить о частноправовой природе отечественного семейного права (свойственной всем без исключения развитым правопорядкам) как самостоятельной правовой отрасли.

--------------------------------

<1> Гражданское право: Учебник. 6-е изд. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Том 1. М., 2002. С. 17 - 18 (автор соответствующей главы - Н.Д. Егоров).

Международное частное право никогда не утрачивало своей частноправовой природы, также общепризнанной в развитых правопорядках. От гражданского права его отличают широкое использование международно-правовых норм и возможность применения к регулируемым отношениям правил других (зарубежных) правопорядков, устанавливаемая специальными коллизионными нормами национального права. Международно-правовая составляющая данной правовой отрасли, строго говоря, вообще не позволяет полностью включать ее в какую-либо национальную правовую систему. Вместе с тем международное частное право, безусловно, осуществляет частноправовое регулирование отношений, входящих в его предмет.

Трудовое право в настоящее время сложно охарактеризовать как однозначно частное или публичное. В пользу его частноправового характера свидетельствуют прежде всего правила о трудовом договоре, составляющие основу этой отрасли и получившие новое развитие в условиях рыночных преобразований. Трудовое право также построено на началах юридического равенства, инициативы и имущественной самостоятельности участников регулируемых им отношений. Частноправовым оно является в европейском континентальном праве, прежде всего в его германской ветви. С другой стороны, в трудовом праве содержится широкий круг социальных гарантий работников, установленных в общественных (публичных), а не только в частных интересах, что влечет известные особенности правового регулирования. Вместе с тем самостоятельность трудового права, как и его тесная генетическая связь с гражданским правом, обычно не подвергаются сомнению <1>.

--------------------------------

<1> Представители науки трудового права отстаивают специфику этой правовой отрасли как сочетающей в себе частные и публичные элементы (см., например: Куренной А.М., Маврин С.П., Хохлов Е.Б. Современные проблемы российского трудового права // Правоведение. 1997. N 2). Некоторые авторитетные цивилисты, напротив, последовательно выступают за объединение семейного, земельного и трудового права в "единое частное (гражданское) право" при сохранении отдельного регулирования соответствующих отношений (см., например: Брагинский М.И. Указ. соч. С. 75 - 77).

В целом можно считать, что в российском правопорядке в общую систему частного права входят четыре обычно признаваемые самостоятельными правовые отрасли:

- гражданское право,

- семейное право,

- трудовое право,

- международное частное право.

Данное положение составляет особенность отечественной системы частного права, поскольку в континентальном европейском праве эти правовые образования обычно рассматриваются в качестве составных частей (подотраслей) гражданского права, а частное право во многих случаях традиционно разделяется на гражданское и торговое (коммерческое) право (последнее столь же традиционно отсутствует в отечественной правовой системе). Частное право, будучи объективно необходимой важнейшей составной частью всякого развитого правопорядка, в конкретной правовой системе представляет собой результат собственного развития в реальных национальных условиях. Это полностью относится и к его системе, складывающейся под влиянием тех же факторов.

3. Проблема коммерческого и "предпринимательского" права

В отличие от многих европейских континентальных правопорядков, в российском праве никогда не выделялось самостоятельное коммерческое (торговое) право, поскольку для его обособления не было ни исторических, ни социально-политических причин. Особенностью российского государственно-политического строя всегда было отсутствие в нем сколько-нибудь серьезной сословной автономии (как и отсутствие частноправовых традиций). Поэтому дуализма частного права в России не существовало и до революции 1917 г. На принципе единства гражданского (частного) права был основан и дореволюционный проект Гражданского уложения. Поэтому никаких исторических корней для признания или восстановления особого торгового (коммерческого) права у нас не существует, ибо частное право в России и до Октябрьской революции было представлено исключительно гражданским правом.

Разумеется, это обстоятельство ни в коей мере не препятствует созданию и применению некоторых специальных правовых норм, регулирующих взаимоотношения профессиональных коммерсантов (предпринимателей) с учетом их известной специфики в сравнении с другими отношениями, регулируемыми гражданским (частным) правом <1>. Но какова юридическая природа этих норм (или их совокупности)? Надо признать, что коммерсанты (предприниматели) в условиях рыночного хозяйства являются независимыми товаровладельцами (частными собственниками) и не могут действовать иначе, кроме как реализуя свои частные интересы путем совершения самостоятельных, инициативных действий на свой риск и под собственную имущественную ответственность. Следовательно, правовое оформление их деятельности не может быть никаким иным, кроме как частноправовым.

--------------------------------

<1> Примечательно в этой связи, что из 26 договоров, урегулированных нормами части второй ГК РФ, лишь один рассчитан исключительно на взаимоотношения предпринимателей (договор коммерческой концессии) и только один, напротив, не может быть заключен между предпринимателями (договор дарения). Все остальные договоры (купля-продажа, аренда, подряд, перевозка, хранение и т.д.) используются любыми участниками имущественного оборота (см.: Хохлов С.А., Маковский А.Л. Вводный комментарий к Гражданскому кодексу // Гражданское законодательство России. М., 1996. С. 11).

Конечно, развитая предпринимательская (коммерческая) деятельность немыслима без публично-правового контроля и ряда необходимых ограничений, которые в известной мере сужают частноправовые права и свободы предпринимателей, но вовсе не отменяют их и не изменяют их юридической природы (сущности). Как справедливо отмечено в современной литературе, особенности предпринимательских отношений и их правового регулирования "не меняют природы коммерческого права как частного, не отменяют действия общих принципов частного права" <1>.

--------------------------------

<1> Коммерческое право: Учебник. В 2 ч. Часть 1 / Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. 3-е изд-е. М., 2002. С. 35 (автор раздела - В.Ф. Попондопуло).

Поэтому коммерческое право есть не что иное, как "совокупность общих и специальных норм гражданского (частного) права, регулирующих отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием. Следовательно, оно не претендует на самостоятельность в качестве отрасли права, это составная часть гражданского (частного) права" <1>. Таким образом, в отечественном правопорядке коммерческое (торговое) право следует рассматривать в качестве подотрасли (составной части) гражданского права, не являющейся самостоятельной правовой отраслью и тем самым не входящей в общую систему частного права.

--------------------------------

<1> Попондопуло В.Ф. Коммерческое (предпринимательское) право: Учебник. М., 2003. С. 28. Аналогичные взгляды на природу коммерческого (торгового) права высказывают и другие ученые, несколько иначе трактующие его предмет (см.: Коммерческое право России / Под ред. Б.И. Пугинского. М., 2000. С. 9 и сл. (автор раздела - Б.И. Пугинский).

Иначе обстоит дело с предпринимательским (хозяйственным) правом. Хозяйственно-правовой подход принципиально отвергает деление права на частное и публичное. Исторически он возник и укрепился в период Первой мировой войны в Германии, тогдашняя милитаризованная экономика которой обусловила резкое усиление государственного вмешательства во всю хозяйственную жизнь общества. На этой основе и появились утверждения о том, что в экономической сфере, по крайней мере в области предпринимательства, деление права на публичное и частное изжило себя, ибо государство (публичная власть) в равной мере защищает и публичные, и частные интересы с помощью единого по своей юридической природе правового регулирования, "органически сочетающего" публично-правовые и частноправовые элементы. В последующем, однако, данная концепция так и не получила единой развитой теоретической базы и не стала общепризнанной в зарубежном правоведении <1>. В современной германской литературе хозяйственное право обычно рассматривается как "особое частное право профессионального хозяйства", входящее в общую систему частного права, либо как часть торгового права - частное хозяйственное право, противопоставляемое административному хозяйственному праву, т.е. в любом случае как разновидность частного права <2>.

--------------------------------

<1> См. об этом, например: Кулагин М.И. Указ. соч. С. 194 - 196.

<2> См.: Medicus D. A. a. O. S. 7; Kohler H. A. a. O. S. 8 - 11; Bahr P. Grundzuge des Burgerlichen Rechts. 8. Aufl. Munchen, 1991. S. 12. Примечательно, что и новейшие предложения о разработке особой отрасли предпринимательского права также рассматривают ее как разновидность частного права (Krejci H., Schmidt H. Vom HGB zum Unternehmergesetz. Wien, 2002. S. 1 - 3 ff.).

Свою историю эта концепция имеет в России. Здесь ее появление связано с социалистическими преобразованиями, т.е. с огосударствлением экономики и официальным отказом от частноправовых подходов. На первых этапах своего развития (20-е гг. XX века) она предполагала полностью заменить собой гражданское право (даже для отношений с участием граждан), поскольку в социалистическом обществе вообще не должно быть места частноправовым (гражданско-правовым) подходам. В дальнейшем (50 - 60-е гг. XX века) концепция хозяйственного права ограничила свой предмет хозяйственными отношениями между организациями - юридическими лицами (по горизонтали), а также между ними и органами государственного управления (по вертикали), доказывая их принципиальную однородность.

Хозяйственно-правовая концепция в отечественном правоведении предполагала объединить господствовавшие в прежней экономике планово-организационные (административно-правовые, т.е. публичные) начала с сохранившимися остатками имущественно-стоимостных (гражданско-правовых, т.е. частных) элементов. Результатом такого искусственного объединения должны были стать новые категории и понятия, устраняющие традиционные гражданско-правовые конструкции: вместо обычного юридического лица - "хозорган" (хозяйственная организация государства, находящаяся под его полным контролем и лишенная собственных имущественных интересов); вместо вещных прав на имущество - "хозрасчетная обособленность", учетно-бухгалтерский характер которой должен был оправдать участие в имущественных отношениях цехов, участков и других несамостоятельных структурных подразделений предприятий и организаций; вместо договора как соглашения сторон - "хозяйственный (или "плановый") договор", участникам которого почти ничего не надо согласовывать, ибо все основные параметры такого "соглашения" заранее определены государством-собственником в нарядах и иных плановых актах, и т.д.

Ясно, что такого рода конструкции, в которых гражданско-правовые элементы были полностью подчинены административным, в действительности представляли собой не соединение, а прямое поглощение частноправовых начал публичными. Вместо реальной комплексности, предполагающей взаимодействие самостоятельных подходов, хозяйственно-правовая концепция пыталась обосновать появление единого хозяйственного права как некоего нового качества правового регулирования, в котором сливаются воедино два разнородных подхода. Поэтому ученые-цивилисты и ранее остро критиковали хозяйственно-правовую концепцию <1>.

--------------------------------

<1> См. особенно: Иоффе О.С, Красавчиков О.А. О критике науки и научности критики // Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000. С. 742 и сл.

Хозяйственно-правовой подход в значительной мере отвечал условиям прежнего экономического строя. Поэтому с переходом к рыночным преобразованиям он утратил и социально-экономическую основу, и сколько-нибудь серьезное теоретическое обоснование. Однако известные трудности и неудачи в ходе проведения рыночных реформ вызвали к жизни требования изменить их содержание и направленность, в том числе резко усилить государственное вмешательство в хозяйственную жизнь общества. На этой основе в отечественном правоведении были предприняты попытки реанимации старой хозяйственно-правовой идеи в новой форме самостоятельного предпринимательского права. Последнее по-прежнему рассматривается как особая отрасль права, в которой частноправовые и публично-правовые институты "трансформируются в частно-публичные правовые средства" <1>, хотя, по мысли его сторонников, теперь уже не во всех экономических (хозяйственных) отношениях, а лишь в предпринимательских.

--------------------------------

<1> Предпринимательское право Российской Федерации / Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2003. С. 60 (авторы раздела - Е.П. Губин и П.Г. Лахно). См. также: Мартемьянов В.С. Хозяйственное право: Курс лекций. Том 1. М., 1994. С. 13 и сл.; Лаптев В.В. Современные проблемы предпринимательского (хозяйственного) права // Предпринимательское право в XXI веке: преемственность и развитие. М., 2000. С. 3 и сл.

Очевидно, что такая трансформация, как показывает исторический опыт, неизбежно повлечет господство публично-правовых элементов над частноправовыми и тем самым - новое огосударствление экономики, результаты которого в новейшей истории России слишком хорошо известны. Не случайно и при советском строе после каждого серьезного экономического кризиса всегда приходилось прибегать к расширению экономических свобод и сферы частноправового регулирования (нэп и Гражданский кодекс 1922 г. - после военного коммунизма и разрухи, косыгинские реформы и расширение прав предприятий - после хрущевских экспериментов, развитие кооперации и арендных отношений - после эпохи застоя и т.п.). Подавление же частноправовых начал ведет к сохранению многовековых традиций безграничного вмешательства отечественного государства в экономику (которой оно привыкло не столько управлять, сколько командовать), становится тормозом на пути прогрессивных преобразований и по сути отражает попытку консервации существенных элементов прежнего, изжившего себя правопорядка.

Поэтому ни теоретически, ни практически такая концепция самостоятельного предпринимательского права неприемлема в условиях рыночного хозяйства. При этом последнее вовсе не исключает, а предполагает определенное государственное (публично-правовое) регулирование экономики в установленных законом формах и пределах, учитывающее, однако, то обстоятельство, что предпринимательская деятельность по самой своей сути предполагает главенствующую роль частноправовых, а не публично-правовых подходов. Предпринимательский оборот может успешно действовать и развиваться только в рамках гражданского (частного) права, а не по указаниям публичной власти (в том числе налоговых или иных государственных органов). Не случайно, например, купеческие компании (хозяйственные общества) не получили серьезного развития в петровской России, несмотря на все усилия царя-преобразователя, и стали реально функционировать лишь в условиях частноправового регулирования конца XIX - начала XX века.

Ведь ясно, что "налогообложение и таможенный контроль со взиманием соответствующих пошлин возможны постольку, поскольку в государстве существуют лица, имеющие имущество, поскольку существуют между этими лицами товарно-денежные и иные имущественные отношения, регулируемые прежде всего гражданским законодательством. Поэтому налоговое и таможенное законодательство неизбежно вторичны по отношению к гражданскому законодательству", поскольку именно последним при рыночной организации хозяйства определяются содержание и условия экономического оборота" <1>. Данное положение вместе с тем показывает опасность несогласованности публично-правового (налогового, таможенного и т.п.) и частноправового (гражданско-правового) регулирования экономики, неизбежно приводящей к неэффективности, неработоспособности самого публичного права. Речь, следовательно, должна идти не о слиянии частного и публичного права, а об их взаимодействии в регулировании предпринимательской деятельности. Но при таком взаимодействии не остается места для особой "правовой отрасли", искусственно объединяющей разнородные (разноотраслевые) правила.

--------------------------------

<1> Маковский А.Л. Надо ли вносить изменения в Гражданский кодекс? Маленькая иллюстрация к большим вопросам // Право и экономика. 1998. N 1. С. 27.

Разумеется, не следует также всерьез воспринимать указания сторонников концепции предпринимательского (хозяйственного) права на некую ее преемственность в отношении торгового права: ведь последнее, будучи общепризнанной составной частью частного права, всегда и везде характеризовало его дуализм, а не наличие какого-то "частно-публичного" правового образования. В результате можно сделать вывод о том, что концепция самостоятельного предпринимательского (хозяйственного) права не нашла ни всеобщего признания, ни тем более - законодательного закрепления. В отличие от торгового (коммерческого) права предпринимательское (хозяйственное) право остается в отечественном правоведении надуманным, умозрительным теоретическим построением даже при его рассмотрении в качестве комплексной правовой отрасли <1>.

--------------------------------

<1> Комплексные, междисциплинарные образования вообще не должны входить в систему отраслей права, поскольку они выделяются по иным критериям, нежели обычные, объективно складывающиеся правовые отрасли. В действительности они представляют собой произвольно образованные для той или иной утилитарной потребности группировки законодательства (законодательные массивы), а не отрасли права. С этих позиций следует оценивать не только концепцию предпринимательского права, но и имеющиеся в современной литературе попытки обособить информационное, медицинское, спортивное, энергетическое, образовательное право и тому подобные области законодательства. Так, в номенклатуре научных специальностей, по которым допускается защита диссертаций на соискание ученых степеней, имеется военное и даже военно-морское право, но по каким-то причинам отсутствует военно-воздушное право. Ясно, что в попытках создания таких отраслей решающую роль, к сожалению, нередко играют чисто субъективные подходы (человеческий фактор).

Иное дело - изучение соответствующей дисциплины (учебного курса), посвященной комплексному правовому регулированию предпринимательской деятельности. Такой курс вполне может охватывать как частноправовые, так и соответствующие публично-правовые институты, объединенные в учебных (дидактических) целях. Для конкретных потребностей утилитарного, в частности учебного характера, можно, например, условно обособить сферу страхового, транспортного или банковского права, имея в виду изучение в целом соответствующего комплекса (отрасли) законодательства и не упуская из виду, что реальный правовой режим соответствующих отношений все равно останется частноправовым или публично-правовым.

Дополнительная литература

Алексеев С.С. Частное право. М., 1999.

Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе "право публичное - право частное" // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М., 2000.

Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада // Кулагин М.И. Избранные труды (серия "Классика российской цивилистики"). М., 1997.

Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (серия "Классика российской цивилистики"). М., 1998.

Ровный В.В. Проблемы единства российского частного права. Иркутск, 1999.

Глава 2. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ПРАВА

§ 1. Гражданское право в системе правовых отраслей

1. Особенности системы отечественного права

До недавнего времени отечественная правовая система, развивавшаяся как система советского права, представляла собой комплекс многочисленных самостоятельных правовых отраслей. Ее главной особенностью было многообразие составляющих элементов при принципиальном отказе от их общего, традиционного деления на сферы частного и публичного права.

К числу известных преимуществ такого подхода можно было отнести возможность максимального учета специфики разнообразных видов общественных отношений, регулируемых правом, тщательность и разветвленность их регламентации. Однако при этом неизбежными стали сложности и громоздкость сложившейся системы, необходимость последовательного размежевания правовых комплексов, затрудняющие их взаимную согласованность. Это было особенно заметно в пограничных, переходных ситуациях, складывавшихся на стыке отдельных правовых отраслей. Решение проблемы нередко искали в создании новых, комплексных, или вторичных, правовых отраслей наряду с прежними, общепризнанными, что еще более усложняло всю систему.

Однако главной задачей правовой системы является не разграничение правовых отраслей и их сфер (хотя очевидно, что без этого просто нельзя говорить об их системе), а обеспечение их единого, комплексного воздействия на регулируемые общественные отношения. Поэтому система права должна характеризоваться внутренней согласованностью всех входящих в нее подсистем (элементов), опирающейся на социально-экономические и организационно-правовые факторы.

Прежний правопорядок в той или иной мере достигал этих целей с помощью построения системы правовых отраслей по иерархическому принципу. Она представляла собой некую пирамиду, во главе которой находилось конституционное (государственное) право. Затем следовали подчиненные ему основные отрасли - гражданское, уголовное, административное, гражданско-процессуальное и уголовно-процессуальное право, - в свою очередь, возглавлявшие группы правовых отраслей, большей частью выделившихся из базовых, материнских (например, из гражданского права выводилось семейное и трудовое право, из административного - финансовое, из гражданско-процессуального - арбитражно-процессуальное право и т.д.). Таким образом, всю эту систему пронизывали публичные начала, оформлявшие безграничное по сути вмешательство государства в любые сферы жизни общества и его членов и обеспечивавшие преимущественную защиту государственных и общественных (публичных) интересов. Данный подход вполне соответствовал и административно-плановому характеру огосударствленной экономики, и реальной роли тогдашнего государства в общественной жизни.

Кардинальное реформирование экономического и общественного строя в качестве одного из неизбежных следствий имело изменение данной системы. Признание частноправовых начал и переход к принципиальному делению всей правовой сферы на частноправовую и публично-правовую привели к тому, что место пирамиды соподчиненных отраслей заняла новая их система, основанная на равенстве частноправового и публично-правового подходов. В этой системе две взаимодействующие, но не соподчиненные сферы частного и публичного права включают в себя прежние отдельные правовые отрасли и их группы <1>.

--------------------------------

<1> При таком подходе выявляется ошибочность рассмотрения одной из правовых отраслей - конституционного права, являющегося частью публичного права, - в качестве главной отрасли, которой должны подчиняться все другие правовые отрасли, в том числе входящие в сферу частного права. Очевидно, что этот традиционный взгляд тоже основан на смешении отрасли права и отрасли законодательства: в иерархии нормативных актов конституция, безусловно, занимает главное место, что само по себе никак не обосновывает аналогичное место соответствующей правовой отрасли.

Как уже отмечалось, к частноправовым отраслям в отечественной правовой системе относятся гражданское, семейное, трудовое и международное частное право. Публично-правовая сфера, видимо, приобретет более сложную структуру, поскольку в ней не только сохраняется многообразие правовых отраслей, но и появляются новые, комплексные правовые отрасли, для которых не остается (а строго говоря, и не должно быть) места в общей правовой системе. Возникающие при этом попытки вовлечения в состав комплексных образований частноправовых институтов (чаще всего - договорного права) обычно не имеют под собой каких-либо объективных оснований, что видно на примере концепции предпринимательского права. Вместе с тем надо учитывать, что сферы и публичного, и частного права в России пока еще не завершили процесс своего структурирования.

Новая система российского права в большей мере соответствует задачам формирования правового государства и гражданского общества, которое не должно более находиться под постоянным и всеобъемлющим государственным воздействием. Единство и согласованность данной системы обеспечиваются не иерархической соподчиненностью ее элементов, а единством лежащих в ее основе общих правовых подходов (принципов), а также критериев выделения правовых отраслей, определяющим функциональные особенности каждой из этих подсистем. Социально-экономическую базу такого положения составляют признание главенствующей роли неотъемлемых прав и свобод личности, федеративная система государственного устройства, основанная на учете важной роли регионов и местного самоуправления, а главное - рыночная организация хозяйства, предопределяющая роль частноправового регулирования.

Основным общепризнанным критерием самостоятельности отраслей права, как известно, является наличие самостоятельного предмета правового регулирования, т.е. особой области общественных отношений, и метода правового регулирования, т.е. известной совокупности приемов, способов воздействия права на данную группу общественных отношений, соответствующих их особому характеру и определяемых им <1>. В качестве дополнительных критериев указывается также на наличие особых, самостоятельных функций отрасли права, что обусловлено ее положением элемента общей системы права. Показателем юридической однородности институтов и норм, составляющих соответствующую правовую отрасль, является возможность обособления единых для них общих правил (общей части).

--------------------------------

<1> М.И. Брагинский считает единственным критерием разграничения (классификации) права метод правового регулирования, ибо предмет в виде, например, имущественных отношений может быть одним и тем же и у частного, и у публичного права (см.: Брагинский М.И. Указ. соч. С. 67 - 69). Такой подход может быть оправдан лишь постольку, поскольку для М.И. Брагинского, отрицающего самостоятельность семейного и трудового права, частное и гражданское право представляются тождественными понятиями, и проблема в результате сводится лишь к разграничению частного и публичного права, а не множества отдельных правовых отраслей. При этом не учитывается предопределенность содержания и характера метода особенностями регулируемых отношений (т.е. предметом правового регулирования).

2. Место гражданского права в системе права

Гражданское право составляет основу частного права, является главной, ведущей отраслью в сфере частноправового регулирования. Этим определяется его место в системе права как основной, базовой отрасли, предназначенной для регулирования отношений, входящих в предмет частного права, прежде всего отношений имущественного оборота.

Отсюда следует, что общие нормы и принципы гражданского права, а также и его отдельные институты в определенных случаях могут применяться не только в сфере гражданско-правового регулирования, но и в сфере других отраслей частного права. Основным условием для этого является пробел (отсутствие специального регулирования) в соответствующем отраслевом законодательстве и учет особенностей (существа) регулируемых им отношений. Иначе говоря, нормы гражданского права применяются здесь в субсидиарном (дополнительном) порядке, восполняя недостаток специальной отраслевой регламентации. В сфере семейного права такое положение получило прямое законодательное закрепление в ст. 4 Семейного кодекса РФ, согласно которой гражданское законодательство применяется для регулирования семейных отношений, прямо не урегулированных семейным законодательством, если это не противоречит их существу. Аналогичное по сути положение существует и в сфере трудового права <1>. Напротив, нормы семейного или трудового права не используются для восполнения пробелов гражданско-правового регулирования ни при каких условиях.

--------------------------------

<1> Так, согласно ст. 419 Трудового кодекса РФ нарушение норм трудового законодательства может стать основанием наступления гражданско-правовой ответственности. Гражданско-правовые подходы используются здесь, например, при определении размера материальной ответственности (ст. ст. 235, 237 - 239 ТК).

Нормы гражданского права иногда могут применяться для регулирования имущественных отношений, составляющих предмет публично-правовой сферы, если такое положение прямо предусмотрено законодательством (п. 3 ст. 2 ГК). Так, в налоговом (финансовом) праве по прямому указанию ст. ст. 27, 29, 73 - 75 Налогового кодекса РФ применяются гражданско-правовые институты представительства, залога, поручения, неустойки (пени). При этом регулируемые таким образом отношения сами не становятся частноправовыми, для их регламентации лишь используются юридические конструкции, разработанные и содержащиеся в частном (гражданском) праве.

С другой стороны, административно-правовые (публично-правовые) нормы могут использоваться для необходимого ограничения свободы имущественного (гражданского) оборота в публичных интересах (лицензирование отдельных видов предпринимательства, антимонопольные запреты, исключение недобросовестной конкуренции, определение цен и тарифов на продукцию или услуги естественных монополий и т.д.). Однако в этих случаях речь идет о регулировании организационно-имущественных отношений, не являющихся предметом гражданского права, а составляющих предпосылку (условия) гражданско-правовой регламентации имущественного оборота.

Данное положение подтверждает наличие тесных взаимосвязей отдельных правовых отраслей, являющихся элементами единой правовой системы и потому взаимодействующих друг с другом. В силу различий в природе регулируемых отношений отрасли права взаимодействуют, но не смешиваются друг с другом так же, как и их предметы. Взаимодействие (комплексность) правового регулирования достигается путем согласования их воздействия на общественные отношения, в том числе с помощью применения разноотраслевых юридических конструкций. При этом важно отметить, что именно гражданско-правовые конструкции могут использоваться в публично-правовой сфере, тогда как обратное положение исключается.

Вместе с тем применение гражданско-правовых институтов за рамками предмета этой отрасли, с учетом отмеченной ранее тенденции коммерциализации ряда отношений, входивших в публично-правовую сферу, позволяет говорить о существенном расширении сферы действия гражданского (частного) права, не ограничивающейся теперь его предметом. Все это свидетельствует о возрастании социальной ценности гражданского права как наиболее эффективного регулятора имущественных отношений в условиях рыночной организации хозяйства. Объективно оно занимает центральное, ключевое место не только в частноправовой сфере, но и в целом в регламентации многих имущественных и неимущественных отношений <1>.

--------------------------------

<1> Именно в этом смысле необходимо понимать слова А.Л. Маковского о том, что гражданское право не следует рассматривать в качестве некоей замкнутой системы: "если вы постараетесь схематически изобразить само гражданское право, то оно никогда не может быть у вас очерчено замкнутой линией. Это скорее всего цветовое пятно, центр которого имеет очень интенсивную окраску, а края очень неопределенны и расплывчаты", что, впрочем, может относиться и к другим фундаментальным, общепризнанным отраслям права (см.: Маковский А.Л. Новые гражданские кодексы государств - участников СНГ: стабильность и переходный характер регулирования // Проблемы гармонизации законодательства Украины и стран Европы. Киев, 2003. С. 314).

§ 2. Предмет гражданского права

1. Отношения, регулируемые гражданским правом

Общественные отношения, которые регулируются гражданским правом, составляют его предмет. В него входят две группы отношений.

Во-первых, это - имущественные отношения, которые представляют собой отношения, возникающие между людьми по поводу имущества - материальных и иных благ, имеющих экономическую форму товара. В качестве товара названные блага могут отчуждаться от их обладателей, переходя от одних лиц к другим и образуя тем самым товарообмен - имущественный оборот.

Во-вторых, это - личные неимущественные отношения, возникающие по поводу неимущественных (нематериальных) благ, тесно связанных с личностью их обладателей. Такие блага неотчуждаемы и не могут переходить от одних лиц к другим. Поэтому отношения по их использованию в значительной мере сводятся к охране этих благ от неправомерных посягательств на них со стороны других лиц (охрана неимущественных прав авторов и изобретателей, защита чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций; право граждан на имя, личную и телесную неприкосновенность, тайну личной жизни и т.п.).

Обе эти группы отношений объединяет то обстоятельство, что они основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников, т.е. возникают между юридически равными и независимыми друг от друга субъектами, имеющими собственное имущество. Иначе говоря, это - частные отношения, возникающие между субъектами частного права <1>.

--------------------------------

<1> В литературе высказаны и другие мнения по этому поводу. Так, Н.Д. Егоров предлагает считать признаком, объединяющим имущественные и неимущественные отношения в составе предмета гражданского права, их взаимооценочный характер, т.е. взаимную оценку участниками таких отношений тех благ, по поводу которых эти отношения складываются (см.: Гражданское право: Учебник. Том 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Изд-е 6-е. М., 2002. С. 7 - 8). Но такая взаимооценка может быть присуща, например, налоговым, таможенным и иным финансово-правовым (публичным) отношениям, а следовательно, не отличается необходимой спецификой. Более обоснованной представляется позиция М.И. Брагинского, считающего таким признаком юридическое равенство сторон регулируемых отношений (Брагинский М.И. Указ. соч. С. 67 - 69).

Имущественные, а также неимущественные отношения, не отвечающие указанным признакам, не относятся к предмету гражданского права и не могут регулироваться его нормами. Прежде всего это касается имущественных отношений, основанных на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в частности налоговых и других финансовых отношений, участники которых не являются юридически равными субъектами. По этой же причине из сферы действия гражданского права исключаются отношения по управлению государственным и муниципальным имуществом, возникающие между органами публичной власти.

Имущественные отношения, входящие в предмет гражданского права, в свою очередь, разделяются на отношения, связанные, во-первых, с принадлежностью имущества определенным лицам; во-вторых, с управлением им; в-третьих, с переходом имущества от одних лиц к другим. Отношения по принадлежности имущества (материальных благ) юридически оформляются вещным правом, а в части принадлежности определенных нематериальных объектов - исключительными правами (интеллектуальной собственностью); отношения по управлению имуществом оформляются корпоративным правом, отношения по переходу имущества - обязательственным правом, а в соответствующей части также и наследственным правом.

Личные неимущественные отношения как предмет гражданско-правового регулирования характеризуются отсутствием связи с имущественными отношениями. Юридически они оформляются гражданским правом в качестве личных неимущественных прав, а их регулирование, как уже отмечалось, в основном состоит в их охране от правонарушений.

2. Имущественные отношения, регулируемые гражданским правом

Имущественные отношения составляют основную, преобладающую часть предмета гражданского права. Они складываются по поводу конкретного имущества - материальных и некоторых нематериальных благ товарного характера.

К таким благам относятся не только физически осязаемые вещи, но и некоторые имущественные права (например, право требования уплаты определенной денежной суммы, право пользования недвижимой вещью и т.д.). Еще в римском праве имелась категория "res incorporales" - "нетелесные вещи", под которыми также понимались определенные права, обладающие имущественной ценностью. В современном имущественном обороте таковы, например, безналичные деньги, представляющие собой не денежные купюры (вещи), а права требования (чаще всего - вкладчика к банку). Имущественные отношения возникают и по поводу результатов работ и оказания услуг, которые совсем не обязательно воплощаются в вещественном результате (например, перевозка, хранение, услуги культурно-зрелищного характера), но непременно имеют экономический характер товара.

Товарный характер в развитом рыночном хозяйстве приобретают результаты интеллектуального творчества (произведения науки, литературы и искусства, изобретения, промышленные образцы, программы для ЭВМ и т.д.), а также средства индивидуализации товаров и их производителей (товарные знаки, фирменные наименования, наименования мест происхождения товаров и т.д.). Данные объекты имеют нематериальную (невещественную) природу, представляя собой идеи, образы, символы, хотя и выраженные в какой-либо материальной форме (техническое устройство, книга, магнитная или компьютерная запись, маркировка или этикетка на товарах и т.п.). Некоторые из них, например промышленные образцы или фирменные наименования, вообще бессмысленны вне товарного оборота.

Имущественные отношения не являются юридической категорией. Это - фактические, экономические по своей социальной природе отношения, возникающие между людьми или (и) их коллективами по поводу различного имущества и представляющие собой весьма широкий круг отношений по производству, распределению, обмену и потреблению различных экономических благ <1>. Основная, большая их часть подвергается правовому регулированию, т.е. оформлению, упорядочению, которое осуществляется всей правовой системой (всеми отраслями права). Значительную часть этих отношений регулирует гражданское (частное) право.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 9 - 71; Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация. Л., 1988. С. 3 и сл.

Последнее, как уже известно, является наиболее оптимальной, эффективной формой существования товарного хозяйства, рыночной организации экономики, т.е. отношений независимых и самостоятельных товаровладельцев (частных собственников). Следовательно, именно данная часть имущественных отношений и должна подвергаться гражданско-правовому (частноправовому) регулированию, т.е. служить предметом гражданского права. Такие отношения отличаются некоторыми общими признаками:

- во-первых, они характеризуются имущественной обособленностью участников, причем степень этой обособленности такова, что позволяет им самостоятельно распоряжаться имуществом и одновременно нести самостоятельную имущественную ответственность за результаты своих действий. Иначе говоря, в роли таких участников, как правило, выступают товаровладельцы - собственники своего имущества;

- во-вторых, рассматриваемые отношения по общему правилу носят эквивалентно-возмездный характер, свойственный нормальному товарообмену, стоимостным экономическим отношениям. Возможны, конечно, и безвозмездные имущественные отношения (например, дарение, безвозмездный заем, безвозмездное пользование чужим имуществом и т.д.). Они, однако, вторичны, производны от возмездных имущественных отношений и не являются обычной формой товарообмена <1>;

--------------------------------

<1> Можно также согласиться с уточнением о том, что и возмездные, и безвозмездные имущественные отношения товарообмена носят стоимостной характер, обусловленный действием экономического закона стоимости. В силу этого имущественные отношения, составляющие предмет гражданского права, предлагается именовать имущественно-стоимостными отношениями (см.: Гражданское право. Том 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 4 - 5 (автор главы - Н.Д. Егоров)).

- в-третьих, участники данных отношений, будучи самостоятельными товаровладельцами, выступают в качестве равноправных и независимых друг от друга субъектов, которые не находятся в состоянии административной или иной властной подчиненности.

Нетрудно видеть, что все названные признаки обусловлены товарно-денежным характером имущественных отношений, входящих в предмет гражданского права. Имущественные отношения, имеющие иную (нетоварную) природу и, следовательно, не отвечающие указанным признакам (например, бюджетные, налоговые и иные финансовые отношения, отношения по управлению объектами государственной и муниципальной собственности и т.п.), не входят в предмет гражданского права и не регулируются им.

Товарно-денежные (стоимостные) имущественные отношения, воплощающие в себе товарное хозяйство, отражают как статику этого хозяйства - отношения принадлежности, присвоенности материальных и иных экономических благ, которые составляют предпосылку и результат товарообмена, так и его динамику - отношения перехода материальных и иных благ, т.е. собственно процесс обмена товарами (вещами, результатами работ, услугами и т.д.). Понятно, что обе эти стороны тесно связаны и взаимообусловлены: товарообмен невозможен без присвоения участниками его объектов, а присвоение обычно является результатом обмена. В свою очередь, каждая из этих групп экономических (имущественных) отношений оформляется (регулируется) различными подотраслями и институтами гражданского права.

3. Гражданско-правовые формы имущественных отношений

Имущественные отношения принадлежности материальных благ юридически оформляются как вещные правоотношения, которые разделяются на отношения собственности и отношения иных (ограниченных) вещных прав. Отношения собственности закрепляют принадлежность вещи собственнику, имеющему максимальные законные возможности по ее использованию. Иные вещные права регламентируют правовой режим имущества собственника, которое в определенных рамках иногда вправе использовать и другие лица. Например, собственник земельного участка в некоторых случаях обязан допускать к его ограниченному использованию (проходу, проезду, забору воды из колодца и т.п.) своих соседей или других лиц - обладателей такого права (сервитута). Ясно, что их возможности всегда являются более узкими по сравнению с возможностями собственника, а потому и носят ограниченный и производный от прав собственника характер.

Имущественные отношения, связанные с обладанием имуществом, имеют двойственный характер, представляя собой, во-первых, отношение владельца к принадлежащей ему вещи (имуществу); во-вторых, отношения между ним и всеми другими лицами по поводу данной вещи (объекта).

Отношение лица к вещи - определяющее условие нормальной хозяйственной деятельности, которая становится эффективной, как правило, лишь тогда, когда субъект относится к вещи как к своей. Очевидно, что к своим вещам обычные люди относятся иначе, чем к чужим, проявляя необходимую, разумную инициативу в их использовании и заботясь об их сохранности. Но нормальное хозяйствование невозможно без устранения неоправданного постороннего вмешательства в использование собственником своего имущества. Здесь на передний план выступает вторая сторона рассматриваемых отношений - отношения между владельцем и всеми иными (посторонними) лицами, т.е. отношения между лицами по поводу вещи. Они состоят в возможности владельца самостоятельно использовать свое имущество в собственных интересах при одновременном исключении для всех иных лиц возможности необоснованного вмешательства в его деятельность. В данном отношении владельцу противостоит неопределенный круг обязанных лиц (абсолютно все лица), поэтому юридически такие отношения оформляются как абсолютные правоотношения.

Отношения перехода материальных и иных благ от одних владельцев к другим связаны с отчуждением и приобретением их участниками определенного имущества. Они оформляются с помощью категории обязательственных правоотношений. Такие отношения всегда возникают между конкретными участниками товарно-денежных связей - обособленными товаровладельцами, а потому, в отличие от вещных правоотношений, имеют относительный характер.

Чаще всего обязательственные отношения возникают в силу соглашений товаровладельцев об отчуждении и (или) приобретении товаров (вещей, результатов работ, услуг, имущественных прав), т.е. на основании их договоров. Но обязательства могут возникать и при отсутствии соглашений участников, например вследствие причинения одним лицом другому имущественного вреда (деликта) или в результате неосновательного обогащения (приобретения чужого имущества или сбережения собственного имущества без достаточных законных оснований, например в результате ошибочного платежа). Таким образом, обязательства как главная экономическая форма товарообмена подразделяются на договорные (регулятивные) и внедоговорные (правоохранительные).

Переход материальных и иных благ от одних лиц к другим оформляется гражданским правом не только с помощью обязательств, но и путем наследования имущества умерших граждан, а также при реорганизации и ликвидации юридических лиц. В таких ситуациях переход имущества к новым владельцам обусловлен смертью или прекращением деятельности их прежних владельцев, т.е. выбытием, исчезновением прежних участников имущественных отношений и заменой их новыми в порядке общего правопреемства.

Еще не более ста лет тому назад гражданско-правовой инструментарий регулирования имущественных отношений в основном исчерпывался институтами вещного и обязательственного права, составлявшими две основные подотрасли (ветви) гражданского права. Однако в связи с бурным развитием и усложнением современного экономического (имущественного) оборота соответственно развивалось и усложнялось гражданско-правовое регулирование, в котором появились (обособились) новые институты и подотрасли.

Прежде всего это касается имущественных отношений по использованию результатов интеллектуального творчества и средств индивидуализации товаров и их производителей, которые в рыночном хозяйстве получают вполне конкретную стоимость и являются товарами. Из-за нематериального характера этих объектов, влекущего, в частности, невозможность их обычного отчуждения (например, продажи технических идей, составляющих содержание изобретений, поскольку проданная идея все равно останется в голове у своего автора), они не могут получить правовой режим, подобный обычным вещам. Поэтому отношения по их использованию нуждаются в особом правовом оформлении (режиме).

Такое положение достигается путем признания за создателями или носителями соответствующих нематериальных объектов особых, исключительных прав <1>. Оформление и реализация этих прав регулируются авторским и патентным правом, а также институтом так называемой промышленной собственности (иногда охватываемых таким же условным понятием интеллектуальной собственности). Названные институты оформляют признание за авторами (создателями, правообладателями) нематериальных объектов особых, абсолютных по своей юридической природе имущественных (гражданских) прав, позволяющих охранять их интересы от всяких посягательств.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см. особенно: Дозорцев В.А. Понятие исключительного права // Интеллектуальные права. Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. М., 2003. С. 11 и сл.

Ранее считалось, что исключительные права представляют собой комплекс правомочий имущественного и неимущественного характера, причем последние являются неотчуждаемыми. В настоящее время в законодательстве и доктрине гражданского права начинает господствовать иной подход: исключительными считаются лишь имущественные правомочия, тогда как неотчуждаемые права следует рассматривать в качестве личных неимущественных прав. Такой подход в большей мере отвечает как юридической природе рассматриваемых прав и оформляемых ими отношений, так и требованиям современного имущественного оборота <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см. раздел VI второго тома настоящего учебника.

В результате имущественные отношения, возникающие по поводу использования результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации товаров и их производителей, не только входят в предмет гражданско-правового регулирования, но и становятся объективной основой для появления и развития новой самостоятельной ветви (подотрасли) гражданского права в виде исключительных (интеллектуальных) прав (интеллектуальной собственности). При этом данные имущественные отношения сохраняют все основные признаки имущественных отношений, регулируемых гражданским правом.

Усложнение имущественных отношений вызвало к жизни появление и еще одной их разновидности - отношений по управлению частными имуществами корпораций (компаний), основанных на началах самоуправления и строго фиксированного членства участников. Они складываются при управлении хозяйственными обществами и товариществами, а также производственными кооперативами.

В связи с формированием и последующим использованием капитала корпорации, первоначально создаваемого на базе имущественных взносов ее участников, между ними, а также между ними и корпорацией в целом складываются имущественные отношения, отвечающие всем признакам отношений, составляющих предмет гражданского права. Речь, следовательно, идет о внутриорганизационных, членских отношениях, содержание которых сводится к предоставлению участникам корпорации возможностей, во-первых, управлять ее делами (участие в общих собраниях, в органах управления и т.п.), а во-вторых, участвовать в имущественных результатах ее деятельности (распределении прибылей и убытков, остатка имущества при ликвидации организации и т.п.), что особенно важно для коммерческих организаций, специально создаваемых для постоянного профессионального участия в имущественном обороте.

Такие имущественные отношения юридически оформляются с помощью категории корпоративных отношений. Корпоративные отношения возникают только между конкретными участниками корпорации (и корпорацией в целом), а потому носят относительный характер. В этом заключается их сходство с обязательственными отношениями (которое даже дало отечественному законодателю основания квалифицировать эти отношения в п. 2 ст. 48 ГК как разновидность обязательственных отношений). Они возникают только с участием особых субъектов - членов конкретной корпорации и в этом смысле закрыты для иных субъектов имущественных отношений.

На первый взгляд отношения по управлению делами корпорации носят не столько имущественный, сколько организационный (неимущественный) характер. В действительности, однако, они практически всегда непосредственно связаны с управлением имуществом (капиталом) корпорации. Прямым подтверждением этого стали многочисленные корпоративные захваты, осуществляемые с целью получения контроля над органами управления корпораций и тем самым - их имущества. Не случайно также в открытых акционерных обществах членство давно трансформировалось в чисто имущественное участие, при котором между участниками общества вообще отсутствуют какие бы то ни было отношения, а корпоративные отношения имеются лишь между участниками и самим обществом. Поэтому было бы ошибочным рассматривать корпоративные отношения в качестве разновидности личных неимущественных отношений <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2001. С. 25.

Корпоративные отношения складываются и в некоторых некоммерческих организациях, построенных на началах членства их участников. Так, участие в потребительском кооперативе (например, жилищном, дачном или гаражном) полностью обусловлено имущественным паем (паенакоплением). В других некоммерческих организациях корпоративные отношения в большей мере носят организационный (неимущественный) характер, однако и в них неизбежно присутствует определенный имущественный элемент, обусловленный необходимостью управлять имуществом некоммерческой организации.

Таким образом, основными гражданско-правовыми формами имущественных отношений и соответственно главными подразделениями (подотраслями) гражданского права являются:

- вещное право;

- обязательственное право;

- исключительные (интеллектуальные) права;

- корпоративное право.

4. Личные неимущественные отношения,

регулируемые гражданским правом

Личные неимущественные отношения, входящие в предмет гражданского права, прежде всего объединяет их нематериальная, неимущественная природа. Они не являются экономическими по своей сути отношениями. При этом одни из них достаточно тесно связаны с имущественными отношениями, а другие, напротив, характеризуются сугубо личностной природой. Поэтому неимущественные отношения, составляющие предмет гражданско-правового регулирования, состоят из двух групп.

Во-первых, это - неимущественные отношения создателей результатов интеллектуального творчества (авторов, изобретателей, исполнителей, патентообладателей). Такие отношения обычно связаны с имущественным оборотом, хотя могут существовать и вне рамок товарообмена. Например, отношения авторства на произведения науки, литературы и искусства или на изобретения возникают вне зависимости от возможности использования соответствующих объектов в качестве товаров в имущественном обороте. Признание авторства на эти объекты влечет появление прежде всего ряда неимущественных интересов (в частности, защита имени создателя, наименования и содержания его произведения от необоснованных воспроизведений, искажений, заимствований и т.п.), которые подлежат гражданско-правовой охране.

Вместе с тем следует признать несомненную связь этих неимущественных отношений с имущественными. Имущественные отношения возникают здесь прежде всего в связи с использованием появившихся произведений и других результатов интеллектуального творчества, приобретающих товарную форму, и в этом смысле зависимы, производны от неимущественных, которые составляют их необходимую предпосылку. Но правовое регулирование таких имущественных отношений невозможно без юридического признания и оформления неимущественных интересов, например авторства на произведение. В результате отношения по использованию произведений одновременно являются и имущественными (выплата вознаграждения автору, определение условий возмездного доступа к использованию созданных им произведений, в том числе их тиражирование и т.п.), и неимущественными.

Таким образом, данная группа неимущественных отношений характеризуется их взаимосвязью с имущественными отношениями, что в значительной мере предопределяет и возможность, и необходимость их гражданско-правового регулирования. В соответствии с двойственной природой их гражданско-правовое оформление осуществляется с помощью исключительных (имущественных) и личных неимущественных прав авторов и других создателей результатов интеллектуального творчества. В свою очередь, взаимосвязь имущественных и неимущественных прав влечет необходимость их общего правового оформления в рамках гражданско-правовой подотрасли "интеллектуальной собственности" (институтов авторского, патентного, исполнительского права и близких к ним).

Другая группа личных неимущественных отношений, входящих в предмет гражданского права, характеризуется сугубо личным (личностным) характером и полным отсутствием связи с имущественным оборотом. Речь идет об отношениях, возникающих в связи с признанием неотчуждаемых прав и свобод человека и других принадлежащих ему нематериальных благ (жизнь и здоровье человека, достоинство личности, ее честь и доброе имя, неприкосновенность частной жизни и т.п.). По поводу названных объектов могут складываться лишь чисто личные, неимущественные отношения, ибо они не имеют какого-либо экономического содержания и не могут стать предметом товарообмена <1>. Данные нематериальные блага неотделимы от человеческой личности и не могут ни отчуждаться другим лицам, ни прекращаться по каким-либо основаниям.

--------------------------------

<1> Изложенные обстоятельства дают основания для сомнений в личном неимущественном характере права юридических лиц на защиту своей чести, достоинства и деловой репутации, поскольку для них эти категории практически всегда связаны с их имущественным положением, а необходимость их защиты обычно обусловливается чисто имущественными интересами.

Такие отношения, как и лежащие в их основе нематериальные, неотчуждаемые блага личности, прежде всего защищаются гражданским правом присущими ему средствами. Например, их обладателям предоставляются возможности предъявления судебных исков о пресечении действий, нарушающих их неимущественные права и интересы (опровержении порочащих сведений, компенсации морального вреда и т.п.). Реальные формы использования указанных нематериальных и неотчуждаемых благ в большинстве случаев исключают их полноценное гражданско-правовое регулирование, поскольку носят чисто фактический характер <1>. Поэтому действующее российское гражданское законодательство ограничивается их охраной и защитой от неправомерных посягательств (п. 2 ст. 2 и п. 2 ст. 150 ГК). Создать систему содержательных, позитивных правил, устанавливающих самостоятельный гражданско-правовой режим названных объектов, отечественному законодателю пока не удалось. Несмотря на это, в теоретической литературе в настоящее время господствует мнение о том, что личные неимущественные отношения не только защищаются, но и регулируются гражданским правом (тем более, что сама защита, строго говоря, составляет элемент регулирования), представляя собой неотъемлемую и полноценную часть его предмета <2>.

--------------------------------

<1> Примечательно, что даже новый Гражданский кодекс Украины, содержащий развернутую регламентацию личных неимущественных отношений, в ст. 271 должен был констатировать, что содержание личных неимущественных прав граждан составляет их возможность "свободно, по собственному усмотрению определять свое поведение в сфере своей частной жизни", что вряд ли нуждается в правовом оформлении, выходящем за рамки защиты от заведомо неправомерных действий и их последствий. Об этом же свидетельствует и неудача попыток отечественного законодателя, даже опираясь на теоретические разработки, создать систему соответствующих норм, не являющихся общими декларациями, а содержащих конкретные правила поведения.

<2> Подробнее об этом см. раздел VII второго тома настоящего учебника.

Личные неимущественные отношения, составляющие предмет гражданского права, представляют собой отношения независимых друг от друга частных лиц, реализующих свои собственные, частные (в том числе неимущественные) интересы. Этим обусловлена их известная общность с имущественными отношениями, регулируемыми гражданским (частным) правом. Применительно к личным неимущественным отношениям, связанным с имущественными, эта общность проявляется наиболее наглядно, ибо их участники как обладатели исключительных прав на результаты своего интеллектуального творчества одновременно являются товаровладельцами, а указанные результаты становятся объектами имущественного оборота. Обладатели личных, неимущественных и неотчуждаемых благ также самостоятельны и независимы в своих частных взаимосвязях с другими лицами. Все это предопределяет частноправовое оформление личных неимущественных отношений и тем самым - включение их в предмет гражданско-правового регулирования. Таким образом, составляющие его имущественные и неимущественные отношения юридически оформляются как однородные, частноправовые отношения.

§ 3. Метод, функции и принципы гражданского права

1. Метод гражданского права

Метод правового регулирования представляет собой комплекс правовых средств и способов воздействия соответствующей отрасли права на общественные отношения, составляющие ее предмет. Для того чтобы такое воздействие (регулирование) было эффективным, т.е. достигало результата, на который оно рассчитано, должны быть использованы средства, соответствующие природе регулируемых отношений. Иначе говоря, содержание метода правового регулирования в существенной мере предопределяется характером регулируемых отношений (предметом правового регулирования).

Поэтому очевидно, что в сфере частного права подлежат использованию способы, принципиально отличные от применяемых в сфере публичного права. Ведь речь идет о частных (имущественных и неимущественных) отношениях экономически независимых, самостоятельных товаровладельцев. Если в публичном праве в силу его природы господствуют методы власти и подчинения, властных предписаний (обязываний) и запретов, то для частного права, напротив, характерны дозволение и правонаделение, т.е. предоставление субъектам возможностей совершения инициативных юридических действий - самостоятельного использования различных правовых средств для удовлетворения своих потребностей и интересов <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 64 - 69; Он же. Экономика. Право. Суд. М., 2003. С. 44 и сл.

Отраслевой метод правового регулирования общественных отношений раскрывается в четырех основных признаках:

- характер правового положения участников регулируемых отношений;

- особенности возникновения правовых связей между ними;

- специфика разрешения возникающих конфликтов;

- особенности мер принудительного воздействия на правонарушителей.

С учетом особенностей частноправового регулирования эти признаки в гражданском праве выглядят следующим образом.

Экономическая независимость и самостоятельность участников регулируемых гражданским правом отношений закрепляются путем признания их юридического равенства, составляющего основную характеристику метода гражданского права <1>. Речь идет именно о юридическом, а не об экономическом (фактическом) равенстве, которое практически всегда отсутствует. Само юридическое равенство означает отсутствие заранее установленной власти одних участников гражданско-правовых отношений к принуждению других, но вовсе не равенство в содержании их конкретных прав и обязанностей (например, в отношениях займа должник не обладает никакими правами, поскольку на нем лежит лишь обязанность вернуть долг).

--------------------------------

<1> В последнее время эта характеристика гражданско-правового метода все чаще объявляется не только главной, но и единственной, отражающей его существо (см.: Гражданское право. Том 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 9, 13 (автор главы - Н.Д. Егоров); Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе "право публичное - право частное". С. 67), что упрощает и обедняет содержание данной категории.

Самостоятельность и независимость участников по общему правилу исключает возникновение между ними каких-либо правоотношений помимо их согласованной, общей воли (по воле только одного из них или по указанию органа публичной власти). Поэтому наиболее часто встречающимся (хотя и отнюдь не единственным) основанием возникновения прав и обязанностей участников гражданского оборота является их договор (соглашение). Односторонние же действия лица чаще всего влекут здесь возникновение или прекращение обязанностей, а не приобретение прав, причем именно в отношении этого лица, но не других субъектов (например, обязанность организатора торгов заключить соответствующий договор с их победителем; исполнение должником своего обязательства уплатить денежный долг и т.п.).

Предоставление сторонам права самим определять свои взаимоотношения и их содержание отражается в преобладании в гражданском праве диспозитивных предписаний, содержащих возможность для участников регулируемых отношений самостоятельно выбрать наиболее целесообразный для них вариант поведения. Более того, они вольны по своему усмотрению использовать или не использовать предоставляемые им гражданским правом средства защиты их интересов. Этим и предопределяется инициативный характер подавляющего большинства гражданских правоотношений. В имущественном (гражданском) обороте получение необходимого участникам результата в виде удовлетворения тех или иных потребностей зависит, таким образом, прежде всего от их инициативы и умения организовывать свои отношения и не исключает, а предполагает известный имущественный (коммерческий) риск. Именно к сфере гражданского права относится старая римская мудрость "право любит бодрствующих".

Наконец, независимость и равенство участников предполагают, что споры между ними могут разрешать только независимые от них органы, не связанные с кем-либо из них организационно-властными, имущественными, личными или иными отношениями. Отсюда - судебный порядок защиты гражданских прав и разбирательства возникающих конфликтов, осуществляемый согласно п. 1 ст. 11 ГК государственными судами общей юрисдикции или государственными арбитражными судами, а также самостоятельно создаваемыми сторонами спора третейскими судами. Если даже закон предусматривает административный порядок разрешения какого-либо гражданско-правового спора, принятое в таком порядке решение в любом случае может быть обжаловано в суд (п. 2 ст. 11 ГК).

Поскольку преобладающую массу отношений, регулируемых гражданским правом, составляют имущественные (или связанные с ними неимущественные) отношения, гражданско-правовая ответственность, как и большинство других гражданско-правовых мер защиты, тоже носит имущественный характер. Она состоит в возмещении потерпевшей от правонарушения стороне имущественных убытков либо также во взыскании в ее пользу иных сумм (неустойки) или имущества, как правило, не превышающих размер убытков. Иначе говоря, ответственность в гражданском праве имеет компенсационный характер, соответствующий принципу эквивалентности (возмездности), действующему в сфере стоимостных, товарно-денежных отношений. Возмещение морального вреда по гражданскому праву тоже осуществляется в денежной (имущественной) форме (п. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1101 ГК). Даже ответственность за нарушение личных неимущественных прав может состоять в возмещении имущественных убытков (п. 5 ст. 152 ГК).

2. Функции гражданского права

Гражданское право как составная часть (элемент) единой правовой системы обладает присущими ему в этой системе особыми функциями (задачами). Функции правовой отрасли также характеризуют ее место в системе права, поскольку отдельные отрасли (элементы данной системы) различаются по содержанию и характеру выполняемых ими функций.

Основными функциями гражданского права являются регулятивная и охранительная. Особенностью гражданско-правового регулирования является преобладание в нем регулятивных задач (в сравнении, например, с функциями, выполняемыми уголовным правом).

Роль гражданского права состоит прежде всего в регулировании нормальных экономических отношений в обществе. Иначе говоря, оно имеет дело не столько с правонарушениями, сколько с организацией обычных имущественных (и неимущественных) взаимосвязей. Именно поэтому оно содержит минимальное количество необходимых запретов и максимум возможных дозволений. С помощью гражданско-правового инструментария участники имущественных отношений самостоятельно организуют свою деятельность с целью достижения необходимых им результатов. Таким образом, регулятивная функция гражданского права заключается в предоставлении участникам регламентируемых отношений возможностей их самоорганизации, саморегулирования.

Очевидно, что такое содержание и направленность этой функции обусловлены особым, частным характером отношений, входящих в предмет гражданского права. Это отличает ее от регулятивных задач, стоящих перед публичным правом. Здесь регламентация соответствующих отношений носит жестко определенный характер, почти не оставляющий места свободному усмотрению участников.

Охранительная функция гражданского права имеет первоочередной целью защиту имущественных и неимущественных интересов участников гражданского оборота. Она направлена на поддержание имущественного и неимущественного состояния (статуса) добросовестных субъектов в положении, существовавшем до нарушения их прав и интересов. Поэтому по общему правилу она реализуется путем восстановления нарушенных прав либо компенсации причиненных потерпевшим убытков. Ясно, что ее компенсаторно-восстановительная направленность обусловлена прежде всего эквивалентно-возмездной, стоимостной природой регулируемых товарно-денежных отношений.

Важный аспект охранительной функции составляет также предупредительно-воспитательная (превентивная) задача, состоящая в стимулировании и организации такого поведения участников регулируемых отношений, которое исключало бы необоснованное ущемление или нарушение чужих интересов. Наиболее отчетливо эта функция выражена в деликтных и иных правоохранительных обязательствах, а также в регламентации личных неимущественных отношений. Здесь охранительная функция гражданского права тесно переплетается с его основной, регулятивной функцией. В оформлении же личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, в гражданском праве в целом преобладают защитные (охранительные) задачи.

3. Принципы гражданского права

Под правовыми принципами понимаются основные начала, наиболее общие руководящие положения права, имеющие в силу их законодательного закрепления общеобязательный характер. Такие основные начала присущи как праву в целом (правовой системе), так и отдельным правовым отраслям, а также подотраслям и даже институтам и субинститутам.

Значение правовых, в том числе отраслевых, принципов двояко. С одной стороны, они отражают существо содержания, социальную направленность и главные отраслевые особенности правового регулирования. Это позволяет лучше понимать его смысл, правильно толковать и применять конкретные правовые нормы.

С другой стороны, принципы права должны учитываться при обнаружении пробелов в законодательстве и применении правовых норм по аналогии. Для гражданского права это обстоятельство имеет особенно важное значение, ибо оно чаще других отраслей сталкивается с такими ситуациями. Дело не только в том, что оно обычно содержит общие правила, в которых невозможно предусмотреть все детали чрезвычайно многообразных и сложных имущественных и неимущественных отношений. Дозволительный характер гражданско-правового регулирования, рассчитанный на инициативу участников, заранее предполагает возможность появления таких правоотношений, которые вообще не предусмотрены ни в одной правовой норме, но соответствуют "общим началам и смыслу гражданского законодательства" (ср. п. 1 ст. 8 и п. 2 ст. 6 ГК). Оформление таких отношений, включая оценку их правомерности и разрешение возможных между их участниками конфликтов, не может осуществляться без опоры на общие принципы гражданского права.

Следует подчеркнуть особенность правовых принципов, что они носят общеобязательный характер, будучи, как правило, прямо закрепленными в соответствующих правовых нормах. Поэтому их соблюдение и учет при рассмотрении конкретных правовых ситуаций является обязательным требованием закона.

К числу таких основных начал (принципов) гражданско-правового регулирования относятся:

- принцип недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела;

- принцип юридического равенства участников гражданско-правовых отношений;

- принцип неприкосновенности собственности;

- принцип свободы договора;

- принцип самостоятельности и инициативы (диспозитивности) в приобретении, осуществлении и защите гражданских прав;

- принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав, в том числе свободы имущественного оборота (перемещения товаров, услуг и финансовых средств);

- принцип запрета злоупотребления правом и иного ненадлежащего осуществления гражданских прав;

- принцип всемерной охраны гражданских прав, включая возможность восстановления нарушенных прав и обеспечение их независимой от влияния сторон судебной защиты <1>.

--------------------------------

<1> Относительно перечня принципов гражданского права среди ученых-цивилистов нет полного единства, хотя в большинстве случаев называемые ими принципы совпадают (ср., например: Толстой Ю.К. Принципы гражданского права // Правоведение. 1992. N 2. С. 49 - 53; Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995. С. 27 - 30; Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2001. С. 28 - 31).

Принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела характеризует гражданское право как частное право. Он обращен прежде всего к публичной власти и ее органам, прямое, непосредственное вмешательство которых в частные дела, в том числе в хозяйственную деятельность участников имущественных отношений - товаровладельцев-собственников, допустимо теперь только в случаях, прямо предусмотренных законом. В сфере личных неимущественных отношений данный принцип конкретизируется также в положениях о неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны граждан (ст. ст. 23 и 24 Конституции РФ).

Реализации требований этого принципа содействуют правила законодательства об имущественной ответственности органов публичной власти за незаконное вмешательство в гражданские правоотношения (ст. 16 ГК), а также о возможности признания судом недействительными актов публичной власти или их неприменении при разрешении спора (ст. ст. 12 и 13 ГК).

Принцип юридического равенства характеризует правовое положение (статус) участников гражданских правоотношений. Они не имеют никакой принудительной власти по отношению друг к другу, даже если в этом качестве выступает публично-правовое образование. Напротив, все они обладают одинаковыми юридическими возможностями, и на их действия по общему правилу распространяются одни и те же гражданско-правовые нормы. Данное положение тоже имеет в своей основе необходимость обеспечения равенства субъектов товарообмена (товаровладельцев).

В гражданском праве имеются и необходимые изъятия из названного принципа. Так, гражданский закон в некоторых случаях устанавливает специальные правила для предпринимателей, предъявляя к ним как к профессиональным участникам оборота более жесткие, повышенные требования. Для граждан-потребителей в их взаимоотношениях с предпринимателями, наоборот, предусматриваются дополнительные правовые гарантии соблюдения их интересов (как это, например, происходит при заключении так называемых публичных договоров в соответствии с правилами ст. 426 ГК).

Принцип неприкосновенности собственности, как частной, так и публичной, означает обеспечение собственникам возможности использовать принадлежащее им имущество в своих интересах, не опасаясь его произвольного изъятия или запрета либо ограничений в использовании. Очевидно его фундаментальное значение для организации имущественного оборота, участники которого выступают как независимые товаровладельцы. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ), принятому на законных основаниях. Изъятие имущества в публичных интересах также допускается лишь в прямо установленных законом случаях и с обязательной предварительной равноценной компенсацией. Таким образом, этот принцип не исключает вовсе случаев изъятия имущества у собственника, но делает их необходимым и строго ограниченным исключением из общего правила.

Действие указанного принципа исключает возможности как необоснованного присвоения чужого имущества, так и новых переделов собственности, будь то возврат имущества прежним владельцам (реституция) или его принудительное изъятие и перераспределение в пользу новых владельцев. Он призван гарантировать стабильность отношений собственности, составляющих базу имущественного оборота. Что касается перераспределения бывшего публичным имущества путем его приватизации, то оно отражает волю самого публичного собственника и потому не может считаться нарушением или исключением из действия рассматриваемого принципа.

Принцип свободы договора является основополагающим для развития имущественного (гражданского) оборота. В соответствии с ним субъекты гражданского права свободны в заключении договора, т.е. в выборе контрагента и в определении условий своего соглашения, а также в выборе той или иной модели (формы) договорных связей (ст. 421 ГК). По общему правилу исключается понуждение к заключению договора, в том числе со стороны государственных органов.

Вместе с тем действие этого принципа практически во всех правопорядках знало и знает определенные исключения. Закон предусматривает, например, невозможность отказа кредитной организации от предложения заключить договор банковского счета или банковского вклада (п. 2 ст. 834 и п. 2 ст. 846 ГК), установленную в интересах клиентов. Имеются и другие случаи, когда одна из сторон вправе принудительно требовать заключения договора, в частности при поставке товаров для государственных нужд (ст. ст. 445, 527 и 529 ГК). Стороны могут и добровольно принять на себя обязательство о заключении договора в будущем, а затем требовать его принудительного исполнения.

Принцип диспозитивности в гражданском праве означает возможность участников регулируемых отношений самостоятельно, по своему усмотрению и в соответствии со своими интересами выбирать варианты соответствующего поведения. Так, они в подавляющем большинстве случаев самостоятельно решают, вступать или не вступать в те или иные гражданские правоотношения, требовать или не требовать исполнения обязательств контрагентом, обращаться за судебной защитой своих прав или нет и т.д. При этом отказ от осуществления или защиты своего права обычно не ведет к его обязательной утрате (п. 2 ст. 9 ГК).

Такая свобода выбора предполагает инициативу субъектов гражданского оборота в достижении своих целей. Ее оборотной стороной является отсутствие по общему правилу чьей бы то ни было особой, в том числе государственной, поддержки в реализации частных интересов и несение самими участниками риска и всех иных последствий своих действий (как это должно происходить, например, с обманутыми вкладчиками различных финансовых пирамид, проигравшими в лотерею или в рулетку и т.п.). Задача государства в частных отношениях - установить для их участников четкие и непротиворечивые правила игры, исключающие заведомую недобросовестность отдельных лиц, а использование этих правил в соответствии с принципом диспозитивности целиком является делом самих участников. Очевидное исключение здесь составляют случаи выступления в гражданских правоотношениях опекунов и попечителей несовершеннолетних или больных и престарелых граждан, задачей которых как раз и является помощь подопечным в осуществлении и защите их прав и интересов.

Принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав предполагает устранение всяких необоснованных помех в развитии гражданского оборота. Он конкретизируется, в частности, в свободе предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34 Конституции РФ), а также в свободе перемещения по российской территории товаров, услуг и финансовых средств (п. 3 ст. 1 ГК), характеризующей свободу имущественного оборота. Законом при этом могут устанавливаться лишь некоторые необходимые в общественных (публичных) интересах ограничения, например лицензирование отдельных видов предпринимательства, запрет монополизации рынка или недобросовестной конкуренции и т.п. Действие данного принципа важно и с позиций исключения искусственных, бюрократических препятствий в осуществлении права на защиту своих интересов, например в исключении или ограничении обязательного досудебного (в частности, претензионного) порядка рассмотрения некоторых споров.

Принцип запрета злоупотребления правом можно считать общим изъятием (генеральной клаузулой, или оговоркой) из общих частноправовых начал. В соответствии с ним исключается безграничная свобода в использовании участниками гражданских правоотношений имеющихся у них прав. Право всегда имеет определенные границы как по содержанию, так и по способам осуществления предусмотренных им возможностей. Такие границы - неотъемлемое свойство всякого права, ибо при их отсутствии право превращается в свою противоположность - произвол. Так, собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 209 ГК). Собственник земли или иных природных ресурсов осуществляет свои права свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц (ч. 2 ст. 36 Конституции РФ, п. 3 ст. 209 ГК). Такого рода запреты нельзя не признать известными ограничениями прав собственника, хотя и вызванными очевидной необходимостью.

Аналогичные ограничения и запреты нетрудно обнаружить и в обязательственном праве, и в других подотраслях гражданского права. Например, упоминавшийся запрет предпринимателю как стороне публичного договора отказываться от его заключения по сути представляет собой ограничение его договорной свободы. Это же можно отнести к антимонопольным запретам, к запретам злоупотребления доминирующим положением на рынке и т.д. Данный принцип лежит и в основе объявления недействительными кабальных и некоторых других сделок (ст. ст. 169 и 179 ГК).

В общем виде запрет ненадлежащего осуществления прав, включая и злоупотребление правом, установлен ст. 10 ГК. Такого рода общие правила в той или иной форме известны всем развитым правопорядкам. Их необходимость не вызывает сомнений, однако проблема четкого ограничения их содержания и применения остается одной из наиболее острых и спорных в цивилистике <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см. гл. 14 настоящего тома учебника.

Принцип всемерной охраны и судебной защиты гражданских прав в целом характеризует правоохранительную функцию (задачу) гражданско-правового регулирования. В соответствии с ним участникам гражданских правоотношений предоставляются широкие возможности защиты своих прав и интересов: они могут прибегнуть как к их судебной защите, так и к самозащите, а также к применению некоторых других мер, оказывающих неблагоприятное имущественное воздействие на неисправных контрагентов. Гражданское право содержит большой инструментарий правоохранительных средств, позволяющих его субъектам эффективно охранять любые свои права и законные интересы (ст. ст. 11 - 15 ГК).

Большинство указанных средств имеет имущественную природу, соответствующую характеру преобладающих в предмете регулирования отношений. Их применение обычно направлено на восстановление нарушенных прав и (или) имущественную компенсацию потерпевшим. Независимая от влияния участников судебная защита гражданских прав и ограничение (исключительность) их административно-правовой защиты (п. 2 ст. 11 ГК) обусловлены спецификой частного права.

4. Определение гражданского права

Рассмотрев и суммировав все основные характеристики гражданского права, можно дать следующее его определение.

Гражданское право - система правовых норм, составляющих основное содержание частного права и регулирующих имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на независимости и имущественной самостоятельности их участников, методом юридического равенства сторон в целях наделения частных лиц возможностями самоорганизации их деятельности по удовлетворению своих потребностей и интересов.

§ 4. Система гражданского права

1. Основные системы континентального гражданского права

Гражданское право как главная составная часть частного права в европейских континентальных правопорядках имеет свою систему, исторически сложившуюся на базе основных кодифицированных актов гражданского законодательства - гражданских кодексов. В XIX веке в ряде стран континентальной Европы была проведена кодификация гражданского законодательства путем принятия единого обобщающего закона - гражданского кодекса. Содержание таких законов строилось на основе использования одной из двух наиболее известных и распространенных систем изложения римского частного (гражданского) права - институционной или пандектной <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 53 - 54; Райхер В.К. Гражданско-правовые системы антагонистических формаций // Проблемы гражданского и административного права. Л., 1962. С. 280 - 310.

Институционная система, берущая начало от системы "институций" крупнейшего римского юриста классической эпохи Гая, исходит из последовательного деления гражданского (частного) права на три основных раздела: 1) правовое положение субъектов (лица); 2) объекты права и соответствующие им имущественные права (вещи); 3) способы их реализации и защиты (иски), включавшие правила обязательственно-правового и даже процессуально-правового характера. Она рассчитана на сравнительно мало развитую дифференциацию. По этой системе построен первый европейский гражданский кодекс - ГК Франции 1804 г. (Code civil, Кодекс Наполеона), который разделен на три основные части: "Лица" (т.е. собственники), включая семейно-правовые нормы; "Вещное право" (т.е. их имущество и права на него) и "Приобретение собственности" (включая наследственное право и обязательственное право). Этот закон по сути положил начало романской ветви континентального гражданского (частного) права, воспринятой затем (с некоторыми видоизменениями) в Италии, Испании, Португалии и ряде других европейских стран.

Более тщательно разработана пандектная система гражданского права, созданная в XVIII - XIX веках германскими правоведами на базе проведенной ими всеохватывающей (пандектной) систематизации источников римского частного права, прежде всего Юстиниановых Дигест. Ее основным достижением и характерной особенностью стало выделение общей части (общих положений) гражданского права и дифференциация вещных и обязательственных прав (впервые последовавшие в Саксонском гражданском уложении 1863 г.), а также четкое разделение материальных и процессуальных норм. По данной системе построено Германское гражданское уложение 1896 г. (Burgerliches Gesetzbuch, BGB), в котором выделено пять разделов (книг): Общая часть, Обязательственное право, Вещное право, Семейное право, Наследственное право. В отличие от Кодекса Наполеона здесь обособлены семейное и наследственное право, а обязательственное право предшествует вещному, что не вполне обычно для классической пандектной системы. BGB послужило базой для развития германской ветви континентального гражданского права, с теми или иными модификациями развивающейся в Швейцарии, Австрии <1>, Греции и ряде других государств, а также в России.

--------------------------------

<1> Действующее австрийское Общее гражданское уложение было принято в 1811 г. по образцу французского Code civil, т.е. при отсутствии Общей части и объединении в один раздел норм вещного, наследственного и обязательственного права. Однако в дальнейшем частноправовая доктрина восприняла здесь германские (прежде всего пандектные) подходы, поэтому австрийское гражданское право следует относить к германской ветви континентального права.

Проект разработанного в начале XX века Гражданского уложения Российской империи подобно BGB состоял из пяти книг: "Общая часть", "Семейное право", "Вещное (вотчинное) право", "Наследственное право" и "Обязательственное право" <1>. Однако в его системе наследственное право предшествовало обязательственному (что характерно для институционного, а не пандектного подхода), а последнее в значительной мере охватывало также нормы торгового права, тогда как в институционной и пандектной системах торговое право, оставаясь частным по своей юридической природе, тем не менее подлежало отдельной, самостоятельной кодификации. В этом сразу же проявились определенные особенности отечественной гражданско-правовой системы, в целом придерживающейся германских (пандектных) подходов. В дальнейшем эта система, не меняя своей принципиальной (пандектной) основы, была еще более развита.

--------------------------------

<1> См.: Кодификация российского гражданского права. Свод законов гражданских Российской империи, проект Гражданского уложения Российской империи, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года. Екатеринбург, 2003. С. 322 - 328.

Разумеется, и пандектная, и институционная системы гражданского права представляют собой лишь самые общие схемы, значительно развитые и усовершенствованные впоследствии. В частности, в них пришлось включать институты интеллектуальной и промышленной собственности, отсутствовавшие в период создания этих систем <1>, а позднее - и гражданско-правовую регламентацию личных неимущественных отношений и отражать весьма широкую дифференциацию обязательственного права (получившего даже свою Общую часть).

--------------------------------

<1> Впервые среди европейских гражданско-правовых кодификаций это было сделано в дореволюционном российском проекте Гражданского уложения, в который были включены разделы об авторском и изобретательском праве (не вполне удачно, правда, попавшие в Книгу третью о вотчинном (вещном) праве), что стало его принципиальной новеллой. В советское время эти разделы стали самостоятельными частями отечественной кодификации гражданского права и соответственно составили его новую подотрасль.

До сих пор система гражданского кодекса нередко рассматривается одновременно и как система отрасли гражданского права. Однако их отождествление принципиально неправильно уже хотя бы потому, что последняя в современном виде, как правило, гораздо более всеобъемлюща, особенно в сравнении с систематикой классических гражданских кодексов XIX века. Не случайно современные кодификации стремятся ликвидировать этот разрыв, включая в свою систему положения обо всех или о большинстве гражданско-правовых институтов и подотраслей. В некоторых европейских правовых системах (например, большинства балканских государств) гражданские кодексы по традиции вообще отсутствуют, что не свидетельствует об отсутствии в них системы гражданского права (обычно - пандектного типа). Дело объясняется ставшим теперь очевидным несовпадением содержания и системы гражданского права и гражданского законодательства.

2. Система гражданского права России

Базу систематизации (деления) отечественного гражданского права составляет обособление в нем основных, общих для всей этой отрасли права положений - общей части. Общая часть этой правовой отрасли включает основные положения о:

- понятии и принципах гражданского права,

- субъектах гражданского права (участниках гражданских правоотношений),

- объектах гражданских прав,

- возникновении, изменении и прекращении гражданских правоотношений,

- осуществлении и защите гражданских прав,

- сроках в гражданском праве,

а также некоторые другие правила общего порядка, применимые ко всем гражданским правоотношениям. Она имеет важное системообразующее значение (ибо наличие развитой общей части составляет бесспорный признак самостоятельной отрасли права, и наоборот), а также играет большую теоретико-познавательную и правоприменительную роль, ибо составляющие ее правила прямо или косвенно лежат в основе всех других гражданско-правовых институтов и конструкций, что заставляет так или иначе учитывать их при применении всех других гражданско-правовых норм <1>.

--------------------------------

<1> См.: Иоффе О.С. Вопросы кодификации общей части советского гражданского права // Вопросы кодификации советского права. Вып. 1. Л., 1957; Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 178 - 181; Яковлев В.Ф. Общая часть гражданского права в современном законодательстве и юридической практике. Свердловск, 1979. С. 3 - 10.

С этой точки зрения можно сказать, что все остальные нормы гражданского права составляют его Особенную часть. Но это понятие применительно к гражданскому праву обычно не используется, ибо многообразие составляющих его норм столь велико, что неизбежно требует дальнейшей развернутой дифференциации. Поэтому особенная часть гражданского права делится на подотрасли - наиболее крупные группировки норм, регулирующих однородные группы отношений и даже имеющих свои общие положения. В настоящее время общепринято выделение в российском гражданском праве пяти таких подотраслей. К ним относятся:

вещное право, оформляющее принадлежность вещей (имущества) участникам гражданских правоотношений в качестве необходимой предпосылки и результата имущественного оборота; в нем можно выделить такие основные институты, как:

- общие положения,

- право собственности,

- ограниченные вещные права;

исключительные права, охватывающие институты:

- интеллектуальной собственности (авторское право, смежные права, изобретательское право),

- промышленной собственности (патентное право, фирменные наименования и товарные знаки и т.п. институты);

обязательственное право, оформляющее собственно имущественный оборот. Обязательственное право - наиболее тщательно структурированная часть гражданского права, которая разделяется на:

- общую часть,

- договорное право, которое в свою очередь дифференцируется по группам договорных обязательств на:

обязательства по передаче имущества в вещное право,

обязательства по передаче имущества в пользование,

обязательства по выполнению (производству) работ,

обязательства по использованию результатов творческой деятельности,

обязательства по оказанию услуг,

обязательства по осуществлению совместной деятельности,

обязательства из односторонних действий (сделок);

внедоговорные (правоохранительные) обязательства, которые, в свою очередь, подразделяются на:

деликтные обязательства,

обязательства из неосновательного обогащения;

наследственное право, регулирующее переход имущества в случае смерти граждан к другим лицам; оно включает:

- общие положения о наследовании,

- наследование по завещанию,

- наследование по закону;

- гражданско-правовое регулирование и защита личных неимущественных благ, которая включает:

- личные неимущественные права создателей (авторов) результатов интеллектуальной деятельности,

- защиту личных неимущественных благ (чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц, жизни, здоровья и личной неприкосновенности граждан, тайны их личной жизни и т.п.).

В данную систему можно было бы также включить еще две подотрасли: коммерческое (торговое) право, нормы которого хотя структурно и не обособлены в кодифицированных актах гражданского права, однако с точки зрения его систематизации составляют его безусловную часть (подотрасль). Кроме того, в силу бурного развития законодательного регулирования статуса юридических лиц, регламентированного прежде всего гражданско-правовыми нормами, их совокупность все более отчетливо также проявляет тенденцию к обособлению в виде корпоративного права, тем более, что и сами корпоративные отношения, складывающиеся внутри юридических лиц, безусловно, имеют гражданско-правовую (частноправовую) природу.

В свою очередь, перечисленные подотрасли гражданского права делятся на институты - совокупности норм, регулирующих менее крупные однородные группы общественных отношений <1>. Так, в подотрасли вещных прав выделяются институты права собственности и ограниченных вещных прав, а в подотрасли обязательственного права - институты отдельных договорных и внедоговорных обязательств.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Иоффе О.С. Структурные подразделения системы права (на материалах гражданского права) // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 14. М., 1968. С. 45 и сл.

Институты разделяются на еще более дробные, мелкие совокупности норм - субинституты, которые, однако, тоже сохраняют единство и однородность своего предмета и своей юридической природы. Например, институт права собственности разделяется на субинституты права частной и права публичной собственности; нормы об отдельных видах договорных обязательств (институты обязательственного права) разделяются на субинституты по отдельным разновидностям соответствующих договоров (институт договора купли-продажи - на субинституты розничной купли-продажи, поставки, контрактации и т.д.; институт договора аренды - на субинституты проката, аренды транспортных средств, финансовой аренды и т.д.).

Институты и субинституты тоже имеют свои общие положения, свидетельствующие о юридической однородности охватываемых ими норм. При этом общие положения подотрасли распространяются на все правила, составляющие входящий в соответствующую подотрасль институт, а общие положения института - на правила, составляющие входящий в него субинститут. Так, общие положения об обязательствах и договорах распространяются и на договоры купли-продажи и аренды (институты), и на договоры поставки и проката (субинституты). В свою очередь, общие правила о купле-продаже распространяются на договоры поставки и контрактации, а общие правила об аренде - на договоры проката и аренды транспортных средств.

Дополнительная литература

Агарков М.М. Предмет и система советского гражданского права // Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2-х т. Т. 2 (серия "Научное наследие"). М., 2002.

Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963.

Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. Л., 1988.

Калмыков Ю.Х. О значении общих положений гражданского законодательства // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998.

Райхер В.К. Гражданско-правовые системы антагонистических формаций // Проблемы гражданского и административного права. Л., 1962.

Садиков О.Н. Гражданское право и его отраслевые особенности // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. Вып. 29. М., 1984.

Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972.

Глава 3. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО КАК НАУКА И УЧЕБНЫЙ КУРС

§ 1. Наука гражданского права

1. Гражданское право как одна из отраслей правоведения

Понятие гражданского права многозначно. Прежде всего, этим термином обозначают соответствующую отрасль права, т.е. совокупность или систему некоторых правовых норм (право в объективном смысле). К ним относятся те нормы права, которые регулируют отношения имущественно самостоятельных, юридически равных частных лиц. В этом аспекте гражданское (частное) право рассматривается как важнейшая составная часть правовой системы государства.

От гражданского права как системы правовых норм следует отличать гражданское законодательство, которое нередко смешивается или отождествляется с гражданским правом. Гражданское законодательство охватывает совокупность законов и иных нормативных актов, содержащих нормы гражданского права. Многие нормативные акты содержат одновременно нормы различных отраслей права, т.е. имеют комплексный характер. Ведь принимающие их органы государства руководствуются существом соответствующих правил, а не их юридической природой. Поэтому нормы гражданского права могут содержаться не только в нормативных актах с преобладающей гражданско-правовой природой и, напротив, в гражданских законах можно встретить не только гражданско-правовые нормы, но и нормы публичного права.

Именно поэтому не может считаться отдельной отраслью права огромный массив разнородных юридических правил (от гражданско-правовых до уголовно-правовых и конституционно-правовых), содержащихся в разнообразных комплексных нормативных актах, предназначенных для регулирования хозяйственной деятельности. Можно говорить о хозяйственном (или более узко - о предпринимательском) законодательстве, но бессмысленно - о хозяйственном (или предпринимательском) праве.

Термином "гражданское право" называют также учебную дисциплину - курс гражданского права. Он представляет собой систематизированную информацию о гражданском праве не только как о правовой отрасли, т.е. о догме права, но прежде всего как о цивилистической науке, ее основных постулатах и категориях. Курс гражданского права содержит обобщенные и систематизированные сведения о гражданско-правовых явлениях, понятиях, категориях, а его изучение позволяет понимать не только содержание, но и смысл гражданско-правового регулирования, грамотно оценивать и анализировать достоинства и недостатки действующей гражданско-правовой регламентации.

Гражданское право, понимаемое как цивилистическая наука, само становится основным предметом изучения в курсе гражданского права. Учебный курс цивилистики никогда не ограничивался содержанием норм действующего гражданского законодательства. Его базу составляют положения и категории цивилистической науки, в той или иной мере воплощаемые в гражданско-правовых предписаниях. Поэтому изучение гражданского права предполагает прежде всего овладение научными цивилистическими знаниями, а следовательно, знакомство с понятием и основами цивилистической науки.

Таким образом, гражданское право может пониматься как:

- отрасль права,

- отрасль законодательства,

- правовая наука (отрасль правоведения),

- учебная дисциплина.

Все эти категории тесно связаны, но вовсе не совпадают друг с другом. Они имеют различные предметы и методы, а также несовпадающие структуры.

Гражданское право как одна из отраслей объективного права - совокупность правовых норм - имеет в качестве предмета определенный круг общественных отношений, на который оно воздействует закрепленным в его нормах методом юридического равенства и самостоятельности (автономии) участников. Гражданское законодательство как форма воплощения и упорядочения гражданско-правовых норм (предписаний) вводит их в общую систему законодательства для обеспечения единого, комплексного и скоординированного правового регулирования. Цивилистическая наука как часть научного знания имеет своим объектом гражданско-правовые явления во всем их многообразии (в том числе в различных правопорядках) и в историческом развитии, стремясь добывать и обосновывать новую информацию о них способами, присущими научному познанию общественных явлений. В курсе гражданского права на базе усвоения положений цивилистической науки изучаются содержание и практика применения действующего гражданского права и гражданского законодательства.

2. Понятие и предмет цивилистической

(гражданско-правовой) науки

Гражданское право как гражданско-правовая наука, или цивилистика, - учение о гражданском праве. За рубежом принято говорить о гражданско-правовой доктрине. Здесь речь идет не о правовых нормах и не о нормативных актах, а о системе знаний - понятий, положений и выводов о гражданско-правовых явлениях. Гражданско-правовая наука (доктрина) есть одна из отраслей, ветвей правоведения - правовой науки. Ее (как и ее постулаты) нельзя, следовательно, смешивать с одноименной отраслью права, сферой законодательства и учебной дисциплиной, ибо все это - разнопорядковые, хотя и известным образом взаимосвязанные явления.

Предметом гражданско-правовой науки являются как действующее гражданское законодательство и практика его применения, так и история его развития и опыт гражданско-правового развития в зарубежных правопорядках.

Цивилистика изучает понятие гражданского права, его место в правовой системе, его происхождение и закономерности развития, систему и содержание гражданско-правовых норм, институтов и подотраслей, их роль в правовом оформлении жизни общества и эффективность их применения. С этой целью анализируются также содержание и особенности самих общественных отношений, регулируемых гражданским правом, во взаимодействии с экономической, социологической, политологической, исторической и другими общественными науками.

Отечественными цивилистами широко изучается зарубежное гражданское право и законодательство, в том числе в сравнительном плане, используются достижения зарубежной гражданско-правовой мысли, особенно опыт функционирования гражданского права в развитых правопорядках. Важный предмет их исследований составляет также гражданско-правовое оформление международного торгового (коммерческого) оборота, в том числе содержание и использование правил различных международных конвенций, общепризнанных торговых обычаев, модельных законодательных актов, отражающих современные тенденции экономико-правового развития.

Таким образом, предмет гражданско-правовой науки значительно отличается от предмета гражданского права. Поэтому и разработанные цивилистикой выводы не только покоятся на догматическом анализе (толковании) гражданско-правовых норм, но и имеют гораздо более широкую, научную базу. Цивилистикой разработаны и обоснованы научные положения, правовые категории и конструкции, позволяющие объяснять и анализировать имеющиеся гражданско-правовые явления, а в определенной мере - прогнозировать их развитие и получать обоснованные знания о новых явлениях в этой сфере. Так, давно известная конструкция акционерного общества позволяет достаточно четко оценивать как положительные, так и отрицательные перспективы использования этой организационно-правовой формы в российской экономике. Хорошо изученные законодательные модели права собственности, как и различных типов договоров, делают возможным продуманную, а не произвольную регламентацию экономической деятельности, введение ее в нормальные рамки, соответствующие условиям рыночного хозяйства.

Выработанная цивилистической наукой совокупность знаний о гражданско-правовых явлениях составляет ее содержание. Указанные знания систематизируются по основным разделам цивилистики, причем эти последние опять-таки не совпадают с системой гражданского права. Так, важными разделами цивилистической науки всегда считались учения о гражданском правоотношении, о правопреемстве в гражданском праве, о гражданско-правовой ответственности, не имеющие прямых аналогов в институтах гражданского права и гражданского законодательства.

Сами по себе положения и выводы правовой науки не имеют нормативного, общеобязательного характера (поскольку им не придается общеобязательная сила, как Юстиниановым Дигестам или сочинениям некоторых древнеримских юристов классического периода по известному древнеримскому закону о цитировании 426 г.). Они представляют собой в основном общепризнанные результаты исследований правоведов и покоятся на многолетней (нередко многовековой) практической проверке и высоком авторитете обосновавших их ученых. Обычно такие положения гражданско-правовой науки становятся теоретической базой создания новых правовых норм, т.е. правотворчества в сфере гражданского права, а сам этот процесс также составляет предмет изучения цивилистики.

Цивилистическая наука разрабатывает и такие понятия и категории, которые не находят прямого законодательного воплощения, но приобретают важное теоретико-познавательное и вместе с тем практическое значение. Примером этого является понятие гражданского, или имущественного, оборота - совокупности сделок всех его участников и возникающих на этой основе их обязательственных отношений, юридически оформляющих экономические отношения товарообмена. Соответственно этому предпринимательский оборот - часть гражданского оборота, совокупность соответствующих отношений с участием предпринимателей (профессиональных участников имущественного оборота).

Таким образом, наука гражданского права представляет собой определенным образом систематизированную совокупность знаний о гражданско-правовом регулировании общественных отношений: свойствах и закономерностях его функционирования и развития; способах достижения его эффективности; средствах получения новых знаний, необходимых для дальнейшего совершенствования гражданского права.

Гражданско-правовая наука имеет многовековую историю. С уже упоминавшегося времени законодательного признания значения научных трудов некоторых выдающихся древнеримских юристов она прошла большой путь, создав и обосновав огромное число юридических категорий и конструкций, которые были восприняты законодательством и успешно применялись в правопорядках различных государств. Многие из этих достижений широко используются и в современном гражданском праве.

Высоким уровнем научных исследований отличалась отечественная дореволюционная цивилистика, труды лучших представителей которой во многом сохранили актуальность и для нашего времени <1>. Значительный вклад в развитие цивилистической мысли был внесен советскими учеными, идеи которых в ряде случаев не только становились основой законодательного развития, но и в какой-то мере опережали его <2>. На их базе в России в целом достаточно успешно развиваются современные научные школы.

--------------------------------

<1> См.: Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2003. Многие лучшие труды дореволюционных цивилистов, сохранившие свое научно-познавательное значение, в последние годы переизданы в серии "Классика российской цивилистики", выпускаемой издательством "Статут" под научной редакцией кафедры гражданского права юридического факультета МГУ.

<2> См.: Красавчиков О.А. Советская наука гражданского права. Свердловск, 1961; Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР (части I и II) // Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории хозяйственного права (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000. С. 157 и сл.

3. Методология гражданско-правовой науки

Всякое научное исследование предполагает точное определение не только цели и предмета исследования, но и приемов, способов и средств решения соответствующей научной задачи. Методы научного исследования и есть те приемы и способы, которые используются в науке для анализа и познания ее предмета и получения необходимого научного результата. Учение о методах научного познания называется методологией.

Знание приемов и способов выполнения возникающих задач - обязательное условие профессионализма. Для юриста-профессионала необходимы навыки решения правовых, в том числе гражданско-правовых задач. К числу таких навыков относятся навыки научного анализа правовых ситуаций и научные способы решения возникающих проблем. Ведь современный юрист должен быть не только и не столько знатоком многообразной правовой информации, сколько творческим работником, способным самостоятельно, грамотно анализировать возникающие ситуации и готовить продуманные, обоснованные рекомендации о наилучших путях и способах их разрешения. Очевидно, что для этого необходимо знание методов научного решения правовых задач.

В правовой, в том числе цивилистической науке используются как общенаучные, так и частнонаучные методы исследования. К числу общенаучных методов исследования, так или иначе применяемых во всякой общественной науке, относятся методы философского характера, определяющие общую методологическую направленность любого исследования. Речь, в частности, идет о материалистических методах познания общественного развития, основанных на признании его объективности и известной закономерности. Научная философская методология познания основана на том, что сами методы познания должны отражать объективные закономерности реальной действительности.

Следовательно, научное правовое исследование должно базироваться не на абстрактных, догматических представлениях о действительности, а на анализе конкретных общественных отношений, исследовании реальной практики, оценке конкретной исторической обстановки. Изучая тенденции развития тех или иных общественных отношений во всем многообразии их взаимосвязей, вскрывая имеющиеся и возникающие противоречия в процессе их развития, исследователь придерживается научной, общефилософской методологии познания действительности.

Вместе с тем основное место в цивилистических исследованиях занимают частнонаучные методы познания, т.е. такие приемы и способы решения научных задач, которые присущи конкретной науке или группе наук, например правовых. К таким методам, используемым в гражданском праве, относятся системный подход, комплексный анализ, метод сравнительного правоведения, а также методы конкретных социологических исследований, формально-логического толкования и др.

Метод системного анализа базируется на рассмотрении конкретного явления в качестве системы - определенной формы организации, в которой составные части функционируют с известной единой (общей) целью. Под системой, таким образом, понимается всякое социальное образование (явление), состоящее из нескольких взаимосвязанных частей (элементов), которые взаимодействуют с окружающей средой как единое целое, совокупность. Система состоит из элементов и взаимосвязей между ними (структуры).

Суть системного анализа состоит, следовательно, в выявлении элементов, составляющих данную совокупность, и взаимосвязей между ними с целью последующего анализа их взаимодействия и согласованности (или рассогласованности) в достижении стоящих перед системой задач, функционального назначения (роли) отдельных элементов и т.п. Такой подход вполне приложим и к правовым, в том числе гражданско-правовым явлениям. Его преимущества становятся наглядны, например, при анализе корпоративных отношений в хозяйственных обществах и товариществах, когда выявляется целесообразность и эффективность принятой в них внутренней организации.

Метод комплексного анализа основан на одновременном использовании для решения конкретной задачи научного инструментария, применяемого несколькими различными науками. В сфере гражданского права он обычно связан с выходом за узкоотраслевые рамки чисто правового исследования. Так, совершенствование правового оформления экономических связей, очевидно, невозможно без серьезного анализа их экономической природы. Некоторые явления, входящие в предмет цивилистической науки, вообще носят смешанный, экономико-правовой характер, например отношения собственности. Ясно, что их изучение невозможно в полном отрыве от соответствующих экономических исследований. Напротив, их комплексный, всесторонний анализ с позиций различных наук не только приносит плодотворный результат, но и взаимообогащает каждую из этих наук.

Метод комплексного анализа иногда понимается и как изучение соответствующего правового явления не изолированно, а во взаимосвязи с другими правовыми явлениями, как производными от него, так и породившими его. В частности, формирование и исполнение конкретных договоров невозможно понять, опираясь только на соответствующий гражданско-правовой институт, например договора поставки. Необходимо учитывать и правовое оформление последующей транспортировки товара, его хранения, страхования, расчетов и т.д., а также вопросы приобретения и утраты права собственности на товар, т.е. всю цепочку взаимосвязанных отношений. Более того, при заключении договора поставки товара важную роль играют и положения налогового, а теперь нередко и валютно-таможенного законодательства, входящие в публично-правовую сферу, и даже соображения производственно-технического порядка. Лишь с учетом всего многообразия этих отношений можно сформировать эффективные договорные взаимосвязи изготовителей (поставщиков) и покупателей товара.

Метод сравнительного правоведения основан на изучении и использовании правового регулирования сходных отношений в различных правопорядках и правовых системах. При этом сравнение отдельных законодательных решений носит не формально-догматический, а конкретно-исторический характер. Иначе говоря, изучается не только юридическое содержание того или иного правового института, но и причины его появления в конкретном национальном правопорядке и формы развития, что позволяет выделить в нем национально-специфические и интернациональные (универсальные, общезначимые) моменты. Именно эти последние и представляют основной интерес в качестве потенциальной базы для последующей разработки новых законодательных решений в отечественном праве с обязательным учетом его национальных особенностей. Таким путем, а не в форме прямой рецепции, как в Средние века, и должен по преимуществу использоваться мировой и зарубежный опыт правового регулирования.

Важное значение для научной работы имеют методы конкретных социологических исследований, используемые в правоведении: анализ статистических данных, в том числе данных судебной и арбитражной статистики; метод экспертных оценок, когда по тому или иному вопросу запрашивается и анализируется мнение определенной группы сведущих лиц; анкетирование определенных групп граждан, категорий работников и анализ полученных мнений и т.п. При подготовке вопросов и оценке ответов на них используются как правовые, так и специальные социологические познания и приемы.

В правоведении используются и другие методы научных исследований, например исторический метод, с помощью которого изучается история становления и развития того или иного института, понятия и т.п. Это позволяет точнее оценить его современное содержание и соответствие имеющимся условиям общественного развития.

4. Наука гражданского права и другие общественные науки

Гражданско-правовая наука взаимодействует с другими общественными науками, занимая среди них определенное место. Прежде всего, она органично связана с рядом других правовых наук. В первую очередь цивилистика опирается на ряд фундаментальных понятий и категорий, разработанных теорией государства и права. Это касается, например, положений о предмете и методе правового регулирования, правоотношении, понятии юридической ответственности и др. История государства и права обогащает цивилистику знаниями о происхождении и развитии различных гражданско-правовых институтов.

Далее, цивилистика тесно взаимодействует с рядом отраслевых правовых наук, в том числе изучающих публично-правовую сферу, - с науками конституционного (государственного), административного и финансового, земельного, а также гражданского процессуального права. Дело в том, что предметы этих наук в той или иной мере обязательно соприкасаются со сферой гражданско-правовых исследований, а потому и цивилистическая проблематика в определенных случаях не может быть удовлетворительно разрешена без обращения к выводам и данным названных наук. Так, проблема систематизации гражданского законодательства требует обязательного обращения к системе государственных органов, принимающих нормативные акты; изучение кредитно-расчетных отношений и в целом гражданско-правового оформления банковской сферы предполагают использование данных финансово-правовых исследований; правовой режим недвижимости невозможно определить без учета его земельно-правовых особенностей и т.д.

Наконец, гражданско-правовая наука опирается на выводы других общественных наук, в том числе философии, политологии, социологии, истории. Наиболее тесное взаимодействие цивилистика осуществляет с экономическими науками, поскольку ее предмет в основном связан с правовым оформлением экономической жизни общества. Поэтому цивилистам не обойтись без учета экономической теории.

Но все это вовсе не освобождает их от необходимости разрабатывать собственные подходы к изучению правовой действительности. Цивилистическая и экономическая науки должны взаимно обогащать друг друга, но их результаты не могут непосредственно использоваться в разнородных сферах деятельности. Это особенно касается распространенных ранее (но не изжитых полностью и теперь) попыток прямого закрепления некоторых экономических категорий и представлений в нормах гражданского права.

Взаимодействие цивилистики с другими науками не сводится к простому заимствованию полученных результатов. Они только повод, база для новых самостоятельных исследований и выводов, которые гражданское правоведение должно провести и обосновать применительно к своим собственным объектам. Каждая самостоятельная наука, в том числе цивилистика, сохраняет свой предмет и свои способы исследования, а их смешение или отождествление с аналогичными категориями других наук является серьезной методологической ошибкой.

§ 2. Учебная дисциплина гражданского права

1. Предмет и система курса гражданского права

Курс гражданского права как учебная дисциплина имеет предметом изучения прежде всего гражданско-правовую науку. В нем изучаются также правила гражданского права как правовой отрасли и их закрепление в актах гражданского законодательства (источниках гражданского права), причем как в действующем, так и в предшествующих, а также и в зарубежных правопорядках. В предмет изучения гражданского права входит также правотворческая и правоприменительная деятельность в этой сфере.

Имея перед собой особые, самостоятельные цели и задачи, главным образом учебно-методического характера, курс гражданского права отличается от гражданского права как отрасли, от гражданского законодательства и цивилистической науки по предмету, объектам и структуре. Конечно, изучаемый здесь материал не может быть оторван от действующего гражданского права и его системы, но его изложение не может и не должно ограничиваться простым их воспроизведением. Ведь в курсе гражданского права освещаются и изучаются положения цивилистической науки, нередко не имеющие прямого законодательного отражения. Вместе с тем основное содержание действующего гражданского права должно быть так или иначе отражено в содержании изучающего его курса.

Система курса гражданского права должна не просто отражать систему гражданского права как правовой отрасли, а представлять наиболее целесообразное с точки зрения целей преподавания расположение материала, с помощью которого достигается его наилучшее усвоение. Поэтому, например, основные, фундаментальные положения и понятия гражданского права, раскрываемые затем во всем многообразии составляющих его правил, не могут быть сведены к нормам общей части в строго законодательном смысле слова, а включают в себя многие сугубо научные категории и конструкции.

В этом смысле система курса гражданского права, в том числе система изложения, принятая в настоящем учебнике, является вполне самостоятельной систематизацией подлежащего изучению в данном курсе материала, лишь в известной мере опирающейся на общие положения гражданско-правовой систематизации. Поэтому, в частности, изучение наследственного права, теснейшим образом связанного с правом собственности и по существу оформляющего правопреемство в отношении объектов частной собственности граждан (но при этом безусловно остающегося самостоятельной подотраслью гражданского права), осуществляется после освещения права собственности и других вещных прав, а договоры о реализации результатов творческой деятельности изучаются в разделе договорного обязательственного права.

Система курса гражданского права основывается на делении всего учебного материала на крупные разделы, подлежащие изучению в строгой последовательности. При этом она распадается на две основные части:

1) общие положения, а также вещные, исключительные и личные неимущественные права, охватывающие статику регулируемых гражданским правом отношений (первая часть курса);

2) обязательственное право, охватывающее динамику этих отношений - собственно имущественный оборот и характеризующееся в силу этого наибольшей дифференциацией и наибольшим объемом нормативного материала (вторая часть курса).

Такой подход позволяет последовательно раскрыть все многообразие гражданско-правовой материи и систематизировать полученные знания, оставаясь в рамках отведенного учебным планом вуза времени на изучение гражданского права (четыре семестра на протяжении двух учебных лет).

2. Основные разделы курса гражданского права

Сказанное ранее позволяет представить систему курса гражданского права в следующем виде:

Раздел I. Введение в гражданское право, - где освещаются понятия и системы частного и гражданского права, даются основные сведения о цивилистической науке, источниках гражданского права, содержании и системе курса его изучения.

Раздел II. Гражданское правоотношение - включает изложение учения о понятии, содержании и видах гражданских правоотношений, правовом положении их субъектов и правовом режиме объектов, а также об основаниях возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей. Важное место здесь занимают учения о юридических лицах (которое составляет основу корпоративного права) и о сделках как важнейшем основании возникновения гражданских правоотношений.

Раздел III. Осуществление и защита гражданских прав - охватывает темы, посвященные гражданско-правовым формам реализации имущественных (частных) прав и обязанностей, праву на защиту гражданских прав и интересов, ответственности в гражданском праве, а также гражданско-правовым срокам (устанавливающим временные рамки осуществления и защиты гражданских прав и обязанностей).

Раздел IV. Вещное право - раскрывает понятие и содержание права собственности в отношениях частной и государственной (публичной) собственности. Здесь содержатся также положения о понятии, содержании и видах иных (ограниченных) вещных прав и об особых гражданско-правовых способах защиты вещных прав.

Раздел V. Наследственное право - охватывает регламентацию наследования частной собственности граждан.

Раздел VI. Исключительные права - раскрывает содержание и особенности гражданско-правового регулирования имущественных и связанных с имущественными личных неимущественных отношений, возникающих в результате творческой деятельности и включаемых в сферу действия авторского и патентного права, а также гражданско-правовой охраны средств индивидуализации товаров и их производителей.

Раздел VII. Гражданско-правовая защита личных неимущественных благ - освещает понятие и виды личных неимущественных благ, охраняемых гражданским правом, и особенности их гражданско-правовой защиты.

Этим разделом завершается изложение первой части курса гражданского права и соответственно - первого тома настоящего учебника. Остальные разделы посвящены обязательственному праву и составляют вторую часть курса (соответственно второй том учебника).

Раздел VIII. Общие положения об обязательствах и договорах - посвящен изложению основных положений обязательственного права: понятию, содержанию и исполнению обязательств, способам их обеспечения и надлежащего исполнения, а также общему учению о гражданско-правовом договоре как главной правовой форме организации товарообмена.

Раздел IX. Обязательства по передаче имущества в собственность или в иное вещное право - открывает изложение отдельных видов договорных обязательств. Он охватывает договоры купли-продажи во всех их разновидностях (включая розничную торговлю, договоры поставки, контрактации сельхозпродукции и энергоснабжения), а также договоры мены, дарения и ренты.

Раздел X. Обязательства по передаче имущества в пользование - включает изложение правил о договорах аренды, лизинга (финансовой аренды) и ссуды, а также о договорных обязательствах по использованию гражданами жилых помещений.

Раздел XI. Обязательства по производству работ - посвящен изложению регулирования подрядных договоров, оформляющих отношения по созданию и передаче другим лицам овеществленного результата деятельности (включая строительный подряд).

Раздел XII. Обязательства по реализации результатов творческой деятельности освещает договорные обязательства, возникающие при создании научно-технической продукции, проведении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, договоры об использовании объектов патентного и авторского права, ноу-хау, а также договор коммерческой концессии (франчайзинга).

Раздел XIII. Обязательства по оказанию фактических и юридических услуг - посвящен изложению правил о договорах, оформляющих оказание многообразных услуг возмездного характера, в том числе в сфере транспортной деятельности, хранения, а также особых услуг, влекущих специальный юридический результат для получателя (оказываемых на основе договоров поручения, комиссии, агентского и доверительного управления имуществом).

Раздел XIV. Обязательства по оказанию финансовых услуг - охватывает изложение гражданско-правового (договорного) регулирования кредитно-финансовой сферы: услуг по страхованию, предоставлению займа и кредита, финансирования под уступку денежного требования (факторинг), а также различных услуг в сфере банковской деятельности (отношения банковского вклада, банковского счета, безналичных расчетов).

Раздел XV. Обязательства по совместной деятельности - освещает гражданско-правовое оформление отношений по договорной организации и осуществлению совместной деятельности участников имущественного оборота, в том числе по созданию юридических лиц на основе учредительного договора.

Раздел XVI. Обязательства из односторонних действий - раскрывает содержание и особенности обязательств, возникающих из публичного обещания награды, конкурсов и аналогичных действий одностороннего (недоговорного) характера.

Раздел XVII. Внедоговорные (правоохранительные) обязательства - посвящен гражданско-правовому оформлению отношений, возникающих в связи с причинением имущественного вреда гражданам и организациям, а также вследствие неосновательного приобретения или сбережения ими чужого имущества. Эти отношения имеют правоохранительный характер. Изложение посвященных им правил завершает курс гражданского права.

3. Основные задачи курса гражданского права

В прежнем правопорядке от юриста требовалось прежде всего умение ориентироваться в море нормативных актов, жестко регламентировавших все стороны общественных отношений. Этим объяснялся преобладающий информационный характер обучения, упор на познание действующего нормативного материала и его комментирование, следование за законом в изучении правовой науки. Разумеется, и в современных условиях знание и строгое соблюдение законов полностью сохраняет все свое значение для подготовки профессионального юриста. Однако теперь в гораздо большей мере требуется понимать смысл гражданско-правовой материи и заложенные в ней возможности творческого практического применения.

Этим обусловлено первостепенное значение глубокого усвоения существа основных цивилистических категорий, конструкций и институтов, знания и понимания основных тенденций развития гражданско-правового (частноправового) регулирования имущественных и личных неимущественных отношений. Поэтому главную роль начинает играть методологический, а не информационный подход к обучению, связанный с раскрытием содержания и различного законодательного оформления основных понятий цивилистики, возможностей их творческого использования с учетом современных тенденций развития гражданского права. Обращение к конкретным решениям действующего законодательства при таком подходе приобретает справочно-иллюстративное, вспомогательное, а не приоритетное значение.

Изложенным определяются и отдельные задачи курса гражданского права. Прежде всего это теоретико-познавательная задача получения, усвоения и систематизации цивилистических знаний. При этом формируются также определенные навыки как научно-теоретического подхода к рассматриваемым гражданско-правовым явлениям, так и практического их использования в юридической работе.

В ходе изучения гражданского права формируются основанные на специальных знаниях оценки действующей гражданско-правовой регламентации, составляющие часть профессионального правосознания юриста. Они характеризуют развитие его профессионального мышления и культуры и, в свою очередь, могут вызвать представления о необходимости и полезности тех или иных усовершенствований, изменений в законодательстве и правоприменительной практике. Если они основаны на глубоком, серьезном познании юридической и социально-экономической природы соответствующего гражданско-правового института, а не на поверхностных, непрофессиональных суждениях и оценках, то способны сыграть весьма полезную роль как в правотворческой, так и в правореализационной деятельности.

Дополнительная литература

Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР (части I и II) // Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории хозяйственного права (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000.

Красавчиков О.А. Советская наука гражданского права (понятие, предмет, метод, состав и система). Свердловск, 1961.

Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2003.

Глава 4. ИСТОЧНИКИ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

§ 1. Понятие и виды источников гражданского права

1. Понятие источника гражданского права

Термин "источник права" пришел в современное правоведение из римского права. В теоретической литературе отмечается его многозначность. В данном случае речь идет о форме выражения правовых норм, имеющей общеобязательный характер. Установление или признание государством того или иного источника (формы) права имеет важное юридическое, в том числе правоприменительное значение. Ведь только выраженные в таком источнике нормы права могут применяться для регулирования соответствующих отношений. Формально не признанный источник права, как и содержащиеся в нем правила поведения, не имеет юридического (общеобязательного) значения.

В современных развитых правопорядках господствующей формой (источником) права являются нормативные акты, среди которых приоритетное место занимают законы как акты высшей юридической силы. В гражданско-правовой сфере они традиционно охватываются понятием гражданского законодательства. В прежнем отечественном правопорядке, основанном на огосударствленной экономике с существенно обедненным имущественным оборотом, нормативные акты, принятые или санкционированные государством, считались единственным источником гражданского права. Поэтому данное понятие исчерпывалось категорией нормативных актов.

Активное включение современной России в мировую экономику потребовало более полного, чем ранее, учета в ее национальном законодательстве международно-правовых положений. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 1 ст. 7 ГК общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Они, следовательно, также должны учитываться в качестве источников ее права <1>.

--------------------------------

<1> Международные договоры, в которых участвует Российская Федерация, входят в состав ее действующего права в качестве общеобязательных и приоритетных по своей юридической силе источников, однако, будучи актами международного права, не являются составной частью ее национального законодательства. Это различие может иметь важное практическое значение, в частности, при толковании содержания внешнеторговых контрактов (см.: Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. 2-е изд-е. М., 2000. С. 35 - 36).

В сфере имущественного оборота в силу его сложности и других особенностей известную роль всегда сохраняет обычай. Свидетельством этого является правовое оформление международного торгового оборота, в котором для регулирования взаимосвязей участников широко применяются различные международные торговые обычаи и обыкновения <1>. В советском гражданском праве обычай практически утратил значение источника права (хотя законодательство придавало ему некоторую роль, отсылая в отдельных редких случаях к "обычно предъявляемым требованиям" или, например, к обычаям морских торговых портов). С переходом к рыночной организации экономики и развитием имущественного оборота роль применяемых в нем обычаев вновь возросла, что нашло законодательное отражение. Таким образом, по сути, возродился еще один источник гражданского права.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Зыкин И.С. Обычаи и обыкновения в международной торговле. М., 1983.

Вместе с тем признание источником права иных, кроме нормативных актов, явлений несет в себе определенную опасность. Ведь нормы права предполагаются формализованными, четко фиксированными, что далеко не всегда имеет место в иных источниках. В свою очередь, это обстоятельство чревато произволом правоприменителей, в том числе судов, и неустранимыми разногласиями при установлении содержания применимого к данному случаю права. Поэтому, в частности, не могут признаваться формой права правила морали и нравственности, хотя многие из них по существу лежат в основе ряда правовых норм. Они могут иметь определенное значение лишь при уяснении смысла отдельных гражданско-правовых правил путем их логического толкования. Следовательно, иные, нежели законодательство, источники права тоже должны быть по возможности конкретизированы и формализованы как по содержанию, так и по сфере применения.

В англо-американской правовой системе роль основного источника права выполняет судебный прецедент - вступившее в законную силу решение суда по конкретному спору. Обычно речь идет о решениях судов высших инстанций, определенным образом систематизированных или обобщенных, которые и составляют здесь понятие судебной практики. В качестве источника права (case law) она по сути предопределяет даже порядок применения писаного, "статутного права" (statute law), т.е. законов и других нормативных актов. В континентальной, в том числе в российской, правовой системе судебный прецедент формально не считается источником права, хотя фактически значение судебной практики разрешения тех или иных споров и здесь весьма велико, а в известной мере даже формализовано.

Так, высшие судебные органы в соответствии со ст. ст. 126, 127 Конституции РФ вправе давать судам разъяснения по вопросам применения законодательства. Такие разъяснения "в порядке судебного толкования" обычно принимаются ими в форме постановлений их пленумов, содержащих обязательное толкование действующих правовых норм <1>. Эти акты не должны содержать новых норм права, однако закрепленное ими толкование содержания правовых норм является обязательным для соответствующей судебной системы, а тем самым и для сторон различных споров <2>. Несмотря на то, что формально они не являются источниками права, их роль в установлении единообразного понимания и применения гражданско-правовых норм, безусловно, весьма велика.

--------------------------------

<1> В настоящее время обязательный характер формально признан законом только за постановлениями Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ (п. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1589; 2003. N 27 (часть I). Ст. 2699). Тем не менее фактически и постановления Пленума Верховного Суда РФ тоже считаются имеющими обязательный характер для судов общей юрисдикции. В ряде случаев принимаются совместные постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, также имеющие для судов обязательную силу.

<2> Это обстоятельство дало возможность ряду ученых говорить о признании данных актов источниками гражданского права (см.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 54 - 55; Калмыков Ю.Х. Вопросы применения гражданско-правовых норм. Саратов, 1976. С. 31 - 45). Данная позиция активно поддерживается некоторыми руководителями судебных органов (см. особенно: Жуйков В.М. К вопросу о судебной практике как источнике права // Судебная практика как источник права. М., 2000. С. 78 и сл.).

Важное практическое значение имеют и публикуемые решения по конкретным делам (прецеденты в собственном смысле слова), а также обзоры практики рассмотрения отдельных категорий споров и иные рекомендации высших судебных инстанций <1>. Определенным образом ориентируя суды, а следовательно, и участников судебных споров, в том числе потенциальных, они таким образом в значительной мере предопределяют порядок, условия и последствия применения многих гражданско-правовых норм (даже при отсутствии конкретного спора).

--------------------------------

<1> Такие документы официально публикуются в журналах "Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации" и "Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации".

Сказанное вполне можно отнести и к актам Конституционного Суда РФ, который в соответствии со ст. 125 Конституции РФ проверяет конституционность законов и некоторых других нормативных актов, а также дает обязательное толкование Конституции РФ. Признанные им неконституционными акты или их отдельные положения утрачивают силу, однако в компетенцию Конституционного Суда РФ не входит ни принятие новых правовых норм, ни обязательное толкование действующего законодательства (кроме Конституции) <1>. Можно лишь условно говорить о негативном характере его правотворчества, ибо утрата силы нормами права в связи с признанием их неконституционными в ряде случаев фактически порождает новую редакцию таких норм <2>.

--------------------------------

<1> Согласно ст. ст. 1 и 3 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447; 2001. N 7. Ст. 607; N 51. Ст. 4824) Конституционный Суд РФ является судебным органом конституционного контроля, осуществляющим судебную, а не законодательную власть (о чем косвенно свидетельствует и наличие у него права законодательной инициативы). Поэтому не могут иметь общеобязательной юридической силы ни правовые позиции Конституционного Суда, выраженные в мотивировочной части его постановлений и определений, ни конституционно-правовое толкование норм гражданского права, причем исключающее "любое иное их истолкование в правоприменительной практике" (ср. п. 2 Постановления Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова" // СЗ РФ. 2001. N 7. Ст. 700).

<2> См., например, Постановление Конституционного суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П "О проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко" и комментарий к нему судьи КС РФ Г.А. Гаджиева // Комментарий к постановлениям Конституционного Суда Российской Федерации / Отв. ред. Б.С. Эбзеев. В 2-х т. Т. 2: Защита прав и свобод граждан. М., 2000. С. 344 - 356.

Не является источником права цивилистическая доктрина. Обоснованные учеными выводы обычно представляют собой результат доктринального (научного) толкования закона и других источников права, но не имеют обязательного характера. Они могут быть учтены судом в качестве мнения сведущих лиц или стать основой предложений об изменении (усовершенствовании) законодательства, но в любом случае сами по себе не приобретают непосредственного юридического значения. Это же можно сказать и о разрабатываемых учеными-юристами на национальном и международном уровнях модельных (рекомендательных) законах и иных аналогичных документах <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Гражданский кодекс. Часть первая. Модель. Рекомендательный законодательный акт Содружества Независимых Государств. Принят на пятом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников Содружества Независимых Государств 29 октября 1994 г. // Приложение к "Информационному бюллетеню МПА государств - участников СНГ". 1995. N 6; Международный институт унификации частного права (УНИДРУА, UNIDROIT). Принципы международных коммерческих договоров. М., 2003.

Не могут считаться источниками права и индивидуальные акты, или акты локального характера, не исходящие от органов государственной власти и не содержащие общеобязательных для всех субъектов права предписаний (правовых норм). В сфере гражданского права часто используются конкретные уставы различных юридических лиц, их внутренние регламенты и другие корпоративные документы, договоры и т.п. Они обязательны лишь для тех, кто их принял (не случайно говорят, что "договор - закон для двоих") или входит в состав соответствующего юридического лица, ибо основаны исключительно на добровольном подчинении их действию. Главное же и очевидное их отличие от нормативных актов состоит в том, что такие локальные акты, как и гражданско-правовые договоры, не являются актами публичной (законодательной) власти и не санкционированы в этом качестве органами государства, имеющими компетенцию по изданию нормативных актов, а приняты самими участниками гражданских правоотношений. Такие акты в механизме гражданско-правового регулирования играют роль юридических фактов, а не правовых норм <1>. Поэтому они, не будучи общеобязательными правилами поведения, тем не менее имеют значение для возникновения, изменения или прекращения конкретных правоотношений, возникших между их участниками, в том числе при разрешении споров (разумеется, при условии полного соответствия их содержания действующему законодательству). С их помощью участники гражданских правоотношений могут самостоятельно организовывать и регулировать свои конкретные взаимосвязи.

--------------------------------

Примечание.

Учебник "Гражданское право. Часть первая" (отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2005.

<1> Распространившаяся в ряде работ последнего времени трактовка локальных актов и даже договоров как современных источников гражданского права (см., например: Гражданское право. Часть первая: Учебник / Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. М., 2003. С. 48, 61) в действительности придает этим юридическим фактам гражданского права несвойственное им нормативное значение. Подробнее о значении и видах юридических фактов см. гл. 12 настоящего учебника.

Таким образом, к числу источников отечественного гражданского права следует относить:

- законодательство (нормативные акты);

- международные договоры, в которых участвует РФ;

- обычаи делового оборота и иные признанные законом обычаи.

2. Гражданское законодательство

Гражданское законодательство представляет собой совокупность нормативных актов (а не норм права, как правовая отрасль) различной юридической силы. При этом охватываемые им нормативные акты во многих случаях имеют комплексную, межотраслевую природу, поскольку зачастую содержат не только гражданско-правовые нормы. Даже в Гражданском кодексе имеются нормы публично-правового характера, например правила ст. 3, устанавливающие состав гражданского законодательства. В актах гражданского законодательства гражданско-правовые нормы преобладают, но весьма редко полностью вытесняют нормы иной юридической природы. Это вызвано тем, что законодатель обычно думает о содержательной стороне, а не об отраслевой принадлежности принимаемых им актов. Содержащиеся же в них нормы в силу своих объективных юридических свойств распределяются на публично-правовые и частноправовые.

Принципиальной особенностью гражданского законодательства является наличие в нем большого числа диспозитивных правил, действующих только в том случае, если сами участники регулируемого отношения не предусмотрят иной вариант своего поведения. Иначе говоря, такие правила носят восполнительный характер, ибо рассчитаны на восполнение недостающей по каким-либо причинам воли самих субъектов. Такие нормы преобладают в регулировании договорных отношений, т.е. имущественного оборота (ср. абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК). В них проявляются особенности гражданского (частного) права, которое обычно разрешает, позволяет участникам регулируемых отношений самим выбрать наиболее приемлемый вариант поведения в общих рамках, установленных законом, наделяя их для этого соответствующими правовыми возможностями. Диспозитивная норма обычно содержит определенное правило поведения, снабженное оговоркой "если иное не предусмотрено договором", которая и позволяет сторонам урегулировать свои отношения иначе, нежели это по общему правилу предусматривает закон.

Однако в гражданском законодательстве имеется и значительное количество общеобязательных, императивных норм, не допускающих никаких отступлений от своего содержания (особенно при определении статуса субъектов и режима объектов гражданских правоотношений, а также содержания вещных и исключительных прав). Более того, в случае сомнения в юридической природе конкретной гражданско-правовой нормы следует исходить из ее императивного характера, ибо диспозитивность должна быть прямо, недвусмысленно выражена в ней, будучи все-таки особенностью, а не общим правилом правового, в том числе гражданско-правового, регулирования <1>.

--------------------------------

<1> Ср.: Хохлов С.А. Концептуальная основа части второй Гражданского кодекса // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст. Комментарии. Алфавитно-предметный указатель. М., 1996. С. 235 - 236.

Входящие в гражданское законодательство нормативные акты составляют весьма значительный по объему законодательный массив. Их неизбежное обилие вызвано широтой и сложностью самого предмета гражданско-правового регулирования. Вместе с тем это обстоятельство затрудняет ознакомление с действующим гражданским правом и значительно усложняет установление необходимых взаимосвязей между составляющими его различными актами. Поэтому именно для гражданского законодательства первостепенное значение имеет решение проблемы его систематизации и упорядочения.

К основным способам систематизации (упорядочения) законодательства, применяемым государством в гражданско-правовой сфере, относятся инкорпорация, консолидация и кодификация.

Инкорпорация нормативных актов представляет собой сведение ранее изданных актов в единый источник (сборник) без изменения их содержания. Официальная инкорпорация обычно оформляется в виде утвержденного высшими государственными органами единого свода, собрания или иного сборника законов или других нормативных актов. Примерами такой инкорпорации являются Свод законов Российской империи и Собрание действующего законодательства Союза ССР (которое не было завершено). Неофициальные инкорпорации представлены различными сборниками нормативных актов, обычно тематического характера, подготовленных их авторами, в том числе и для учебных целей.

Консолидация нормативных актов представляет собой объединение ряда актов, посвященных общему кругу вопросов, в единый нормативный акт, иногда даже более высокой юридической силы. Например, действующий Закон о банках и банковской деятельности заменил собой ряд имевшихся ранее в этой сфере разрозненных актов и отдельных норм как законодательного, так и подзаконного характера. Достоинством консолидации является возможность некоторой расчистки законодательства при его объединении путем отмены (пропуска) или замены явно устаревших или повторяющихся норм, однако без внесения изменений в их содержание.

При большом количестве изменений (новелл), внесенных в закон или иной нормативный акт, используется также возможность его повторной официальной публикации в полном объеме (новеллизации), при которой старая редакция акта теряет силу. Так, в связи с большим количеством изменений в 1996 г. были официально переопубликованы Закон о банках и банковской деятельности, принятый в 1990 г., и Закон о защите прав потребителей, принятый в 1992 г. Такой прием, к сожалению, редко используемый отечественным законодателем, значительно облегчает применение официального текста нормативного акта.

Высшей формой систематизации законодательства является его кодификация, при которой принимается единый новый закон (реже - подзаконный нормативный акт), отменяющий действие ряда старых нормативных актов. Особенностью кодекса является построение его по определенной системе с непременным выделением общих положений (общей части) и охват им всех основных правил соответствующей сферы, что, в частности, предопределяет принятие других нормативных актов в данной области, включая законы, в соответствии с его нормами и тем самым - его центральное, системообразующее место в общем комплексе нормативных актов. Поэтому кодекс становится главным источником права соответствующей отрасли.

В гражданском праве кодификация может носить общий (отраслевой) либо частный (подотраслевой, причем обычно комплексный) характер. В первом случае она выражается в принятии гражданского кодекса, охватывающего все основные нормы и институты данной отрасли права. Во втором - в принятии закона, в том числе в форме кодекса, регулирующего определенную узкую (отраслевую или межотраслевую) группу общественных отношений (например, Жилищного кодекса, Кодекса торгового мореплавания, Воздушного кодекса и т.п.), для которых возможна разработка и некоторых общих положений.

3. Законодательство о хозяйственной деятельности

Нормы гражданского права нередко содержатся также в актах комплексного характера, посвященных регламентации хозяйственной, в том числе предпринимательской деятельности и носящих в целом публично-правовой характер (например, в актах финансового, земельного и даже административного законодательства). Правовое регулирование хозяйственной (экономической) деятельности в той или иной форме осуществляется многими различными отраслями публичного и частного права, взаимодействующими между собой. Соответственно этому межотраслевыми по своей юридической природе становятся и многие акты законодательства, регламентирующего эту сферу.

Потребность в систематизации такого законодательного массива порождает идеи о возможностях его специальной, самостоятельной кодификации. Однако общеотраслевые кодификации обычно охватывают прежде всего однородные по юридической природе нормы права (что и дает возможность выделения характерной для кодекса общей части), тогда как в данной сфере такая однородность отсутствует и обосновать ее наличие сторонникам концепции единого предпринимательского (хозяйственного) права не удалось. В этой связи можно оценить и предложения о принятии торгового или предпринимательского кодекса, в том числе за счет обособления в них части законодательного материала, традиционно содержавшегося в гражданских кодексах (главным образом касающегося регулирования предпринимательского оборота).

Торговый кодекс, как свидетельствует исторический опыт, знаменует собой обособление торгового права. В этом шаге, как уже отмечалось, отечественный правопорядок не испытывал и не испытывает никакой реальной потребности. Торговые кодексы, как показывает и зарубежная законотворческая практика, никогда не решали задач упорядочения и систематизации законодательства. Классические торговые кодексы, действовавшие в западноевропейских странах (например, Германское торговое уложение 1897 г.), всегда рассматривались как специальные законы по отношению к гражданским кодексам. При этом законодательное развитие пошло помимо них - в виде принятия самостоятельных законов об акционерных и других хозяйственных (торговых) обществах и товариществах, о ценных бумагах, биржах, страховании, банкротстве и т.д., которые нередко даже не основывались на каких-либо предписаниях этих кодексов <1>.

--------------------------------

<1> В литературе такая ситуация получила название декодификации торгового права. В этом отношении интересен новый Торговый кодекс Франции, принятый правительственным ордонансом (а не законом) от 18 сентября 2000 г., который представляет собой не полноценную кодификацию, а лишь частичную консолидацию торгового законодательства (в частности, в него в неизменном виде включены Законы о торговых компаниях от 24 июля 1966 г., о банкротстве от 25 января 1985 г., о торговом представительстве от 25 июня 1991 г.). Вместе с тем он по-прежнему не регулирует вопросы банковской и в целом финансовой деятельности и содержит ряд других пробелов, а многие его нормы перекрыты общим Законом от 15 мая 2001 г. "О новых экономических правилах", в связи с чем данный акт даже нельзя назвать кодексом в традиционном понимании. Проводимая правительством, а не парламентом "консолидация в форме кодификации" стала основным методом совершенствования законодательства во Франции (ср. Кодекс потребителей 1989 г., Кодекс интеллектуальной собственности 1993 г. и др.).

Приводимый иногда в качестве примера Единообразный торговый кодекс США 1952 г. является не законом, а модельным (рекомендательным) актом, ратифицированным хотя и большинством штатов, но в самых разнообразных редакциях и с самыми различными изменениями и поправками, значительно отличающимися друг от друга. Он не имеет общей части и охватывает лишь некоторые основные институты предпринимательского оборота <1>. Поэтому его вообще невозможно считать торговым кодексом в традиционном, "континентальном" понимании.

--------------------------------

<1> См.: Единообразный торговый кодекс США // Серия "Современное зарубежное и международное частное право". М., 1996.

Как отмечалось ранее, современное законодательное развитие в высокоразвитых странах нигде не пошло по пути особой кодификации торгового права, параллельной или подчиненной общей гражданско-правовой кодификации <1>. Напротив, новые гражданские кодексы, например, Нидерландов, канадского Квебека и даже американской Луизианы включают нормы, регулирующие как общий имущественный, так и предпринимательский оборот. По этому пути идет и обновление старых кодексов прошлого века, в частности проведенная в 2001 г. реформа обязательственного права Германского гражданского уложения.

--------------------------------

<1> Исключением из этого правила стали лишь отдельные восточноевропейские страны, стремившиеся приблизиться к европейским стандартам. Так, в Чехии, единственной из социалистических стран, имевшей обособленный Хозяйственный кодекс, при переходе к рыночной экономике он был преобразован в обычный Торговый кодекс, являющийся специальным законом по отношению к Гражданскому кодексу. Эстония приняла Коммерческий кодекс, посвященный исключительно статусу индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций (при наличии общих норм о юридических лицах в общей части Гражданского кодекса).

Нельзя признать обоснованными и предложения о создании предпринимательского кодекса, базирующиеся на идее самостоятельного предпринимательского (а ранее - хозяйственного) права. Такой закон не может иметь отраслевого характера (что, в частности, подтверждает бесплодность попыток создания для него сколько-нибудь развитой и непротиворечивой общей части), а сфера его предполагаемого применения, как и сфера предпринимательского права, оказывается не только безбрежной и неопределенной, но и в значительной мере дублирующей гражданско-правовое регулирование, причем с принципиальным отказом от присущих последнему частноправовых начал <1>. Невозможно поэтому и удовлетворительное решение им задачи систематизации всего огромного массива разнородных законодательных актов. Реализация идеи создания такого необычного документа, как особый предпринимательский кодекс, внесла бы лишь путаницу и недоразумения в систему законодательства о предпринимательстве, повсеместно так или иначе основанную на разделении частных и публичных начал <2>.

--------------------------------

<1> Единственной страной, которая приняла и Гражданский, и Хозяйственный кодексы, после прекратившей существование Чехословакии стала Украина (кстати, в отличие от всех других государств - участников СНГ, руководствовавшихся при кодификации национального законодательства Модельным ГК). Как и следовало ожидать, это породило не только проблему двойного регулирования однородных отношений, на и ряд других юридических проблем, уже отмеченных исследователями (см.: Кузнецова Н.С. Предпринимательское законодательство в Украине и в странах Европы (частноправовые аспекты) // Проблемы гармонизации законодательства Украины и стран Европы. Киев, 2003. С. 328 - 329; Иоффе О.С. О хозяйственном праве (теория и практика) // Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика. Вып. 20. Алматы, 2004. С. 46 и сл.).

<2> Подробнее об этом см.: Дозорцев В.А. Один кодекс или два? (нужен ли Хозяйственный кодекс наряду с Гражданским?) // Правовые проблемы рыночной экономики в Российской Федерации. Труды Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. Вып. 57. М., 1994. Нельзя не отметить, что принятие Хозяйственного кодекса Украины стало прекрасной иллюстрацией высказанных В.А. Дозорцевым по этому поводу идей.

Следовательно, законодательство, регулирующее хозяйственную деятельность, может подвергаться систематизации в формах инкорпорации или консолидации (например, путем принятия единого закона о хозяйственных обществах, подобного действовавшему во Франции), но не кодификации. Последняя, как правило, носит отраслевой характер (межотраслевая, комплексная кодификация применяется в отдельных узких сферах хозяйственной деятельности, например в транспортной). Вместе с тем, представляя собой массив комплексных нормативных актов, такое законодательство может содержать и гражданско-правовые нормы и в этом смысле является одним из источников гражданского права.

4. Международные договоры

В понятие международного договора включаются как межгосударственные, так и межправительственные и межведомственные соглашения РФ с иностранным государством либо с международной организацией <1>. В сфере гражданского права речь идет прежде всего о различных многосторонних международных (межгосударственных) договорах (конвенциях), участницей которых является Россия (как в собственном качестве, так и в роли правопреемника Союза ССР). Международные договоры Российской Федерации имеют приоритет перед ее гражданским законодательством. В случае, когда такой международный договор предусматривает иные правила, нежели национальное гражданское законодательство, применению подлежат правила этого договора (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, абз. 2 п. 2 ст. 7 ГК). Сказанное относится и к двусторонним международным договорам РФ, содержащим гражданско-правовые нормы (например, к договорам о взаимной защите иностранных инвестиций).

--------------------------------

<1> Статьи 2 и 3 Федерального закона от 15 июля 1995 г. "О международных договорах Российской Федерации" // СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2757.

Международные договоры РФ, не будучи актами национального законодательства, не входят и в состав гражданского законодательства РФ. Однако они могут содержать частноправовые по своей юридической природе нормы и, являясь частью правовой системы РФ (п. 1 ст. 7 ГК), составляют особый, самостоятельный вид (группу) источников ее национального гражданского права.

При этом международные договоры применяются к гражданским правоотношениям либо непосредственно, либо путем издания для их применения внутригосударственных актов, когда такой путь прямо предусмотрен самим договором. Например, Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (Венская конвенция) подлежит непосредственному применению в качестве российского права (однако не к взаимоотношениям российских субъектов, а к тем ситуациям, на которые она распространяется в соответствии со своей сферой действия, обозначенной в ее ст. 1, т.е. к тем случаям, когда к договорам международной купли-продажи подлежит применению российское право).

Женевская Вексельная конвенция от 7 июня 1930 г., в которой Российская Федерация участвует в качестве правопреемника Союза ССР, предусматривает принятие ее участниками национального законодательного акта, воспроизводящего текст утвержденного этой Конвенцией Единообразного закона о переводном и простом векселях. Во исполнение этого правила Союз ССР в 1937 г. принял специальное Положение о переводном и простом векселе, имеющее силу закона и действующее в настоящее время на территории РФ <1>. Названное Положение имеет уже не международно-правовую, а внутригосударственную природу, будучи актом национального гражданского законодательства, и потому лишается приоритета, свойственного международным договорам РФ.

--------------------------------

<1> Названное Положение было утверждено Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. (СЗ СССР. 1937. N 52. Ст. 221) и в настоящее время действует на территории РФ в силу ст. 1 Федерального закона от 11 марта 1997 г. "О переводном и простом векселе" (СЗ РФ. 1997. N 11. Ст. 1238).

Что касается общепризнанных принципов и норм международного права, то они, как и общие принципы гражданского права, определяют содержание и применение соответствующих гражданско-правовых норм. Примером может служить принцип запрета ухудшения правового положения (дискриминации) иностранных граждан или юридических лиц по сравнению с национальными субъектами права.

5. Обычаи имущественного оборота

Российское гражданское право придает значение источника права обычаям, сложившимся в сфере обязательственных отношений. Так, при исполнении договорных и иных обязательств их стороны обязаны руководствоваться "обычно предъявляемыми требованиями" при отсутствии специальных требований законодательства или условий обязательства (ст. 309 ГК). Такого рода "обычные требования" по существу и представляют собой обычаи имущественного оборота, т.е. сложившиеся в нем в силу неоднократного единообразного применения общепринятые правила поведения, не выраженные прямо ни в законе (нормативном акте), ни в договоре сторон, но не противоречащие им.

Обычаи, таким образом, действуют в случаях отсутствия прямых предписаний в нормативном акте или в договоре.

Если условие конкретного договора непосредственно не определено сторонами либо диспозитивной нормой закона, оно определяется обычаями делового оборота (п. 5 ст. 421 ГК). Обычай должен быть сложившимся, т.е. достаточно определенным в своем содержании и широко применяемым в имущественном, прежде всего в предпринимательском, обороте (например, традиции исполнения тех или иных договорных обязательств). Следовательно, под правовым обычаем надо понимать фактически сложившееся и признаваемое законом общее правило, не выраженное в нормативном акте или договоре, но подлежащее применению, если иное прямо не установлено законом или соглашением сторон. По существу обычай рассматривается в качестве своеобразной диспозитивной (восполнительной) нормы права ("обычное право").

Закон иногда придает юридическое значение и иным обычаям, сложившимся, например, в сфере вещных отношений (ст. 221 ГК).

Наличие и содержание торговых (предпринимательских) и портовых обычаев, принятых в Российской Федерации, свидетельствует Торгово-промышленная палата РФ <1>. Иногда обычаи систематизируются и публикуются в форме примерных условий договоров, применяемых в качестве обычаев делового оборота (п. 2 ст. 427 ГК) <2>.

--------------------------------

<1> См.: п. 3 ст. 15 Закона РФ от 7 июля 1993 г. "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации" // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1309; СЗ РФ. 1995. N 21. Ст. 1930; 2002. N 12. Ст. 1093.

<2> Таковы, например, разработанные российской Национальной валютной ассоциацией Правила совершения сделок на внутреннем валютном и денежном рынке (см.: Национальная валютная ассоциация. Стандарты работы для внутреннего валютного и денежного рынка. М., 2001. С. 16 - 33).

Обычаи традиционно отличаются от обыкновений. Обыкновение - такое сложившееся правило, которым согласились руководствоваться стороны конкретного договора, и только потому оно приобрело для них юридическое значение. Иначе говоря, оно представляет собой подразумеваемое условие договора (соглашение партнеров). Если такого условия в договоре нет (или намерение сторон руководствоваться им не доказано), обыкновение не учитывается как обязательное правило и при отсутствии специальных указаний законодательства или договора <1>.

--------------------------------

<1> См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. М., 1994. С. 34 (автор комментария - И.С. Зыкин).

В основе согласованных сторонами договора обыкновений также могут лежать общепризнанные обычаи. Так, в современной международной торговле широко используются правила, содержащиеся в разработанных парижской Международной торговой палатой (МТП) сборниках международных торговых обычаев (Правилах толкования международных торговых терминов Инкотермс, Унифицированных правилах и обычаях для документарных аккредитивов, Унифицированных правилах по инкассо и др.) <1>. Все они представляют собой неофициальную систематизацию обычаев, приобретающих, однако, юридическое значение лишь для конкретного договора в случае ссылки на них контрагентов, т.е. по сути имеющих значение не обычаев, а обыкновений. Лишь некоторые из них в силу большой распространенности по специальному решению могут приобрести качества торговых обычаев, обязательных для применения <2>.

--------------------------------

Примечание.

Комментарий МТП к Инкотермс 2000. Толкование и практическое применение (перевод Н.Г. Вилковой) включен в информационный банк.

<1> См.: Комментарий МТП к Инкотермс-2000. Толкование и практическое применение. Публикация Международной торговой палаты N 620. М., 2001; Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов (редакция 1993 г.). Публикация Международной торговой палаты N 500. М., 1994; Унифицированные правила по инкассо (редакция 1995 г.). Публикация Международной торговой палаты N 522. М., 1996.

<2> Так, п. 4 Постановления Правления ТПП РФ от 28 июня 2001 г. N 117-13 Международные правила толкования торговых терминов Инкотермс-2000 прямо признаны в России торговым обычаем (Торгово-промышленные ведомости. 2001. N 19/20).

От обыкновений отличается заведенный порядок. Он представляет собой практику взаимоотношений сторон конкретного договора, сложившуюся между ними в предшествующих взаимосвязях, и хотя прямо и не закрепленную где-либо, но подразумеваемую в силу отсутствия каких-либо возражений по этому поводу. Такой порядок (сложившаяся практика взаимоотношений) совсем не обязательно составляет какой-либо обычай или обыкновение имущественного оборота. По сути он также отражает подразумеваемые сторонами условия конкретного договора, а потому отменяет в соответствующей части действие как диспозитивного правила закона, так и обычая.

Следовательно, заведенный порядок и обыкновение имеют юридическую силу условий конкретного договора. В этом качестве они имеют безусловное преимущество в применении перед диспозитивными нормами закона (действующими лишь в случаях отсутствия иных указаний в договоре), а следовательно, и перед обычаем. Однако ни обыкновения, ни заведенный порядок, как и другие условия конкретных договоров, не являются источниками права, т.е. формой выражения общеобязательных правовых норм. Этим они принципиально отличаются от обычаев, хотя по своей юридической силе и превосходят их. С другой стороны, обычаи делового оборота не применяются, если они противоречат обязательным (императивным) или восполнительным (диспозитивным) положениям законодательства либо условиям договора (п. 2 ст. 5, п. 5 ст. 421 ГК). В своей юридической силе они, таким образом, уступают как диспозитивной норме права, так и заведенному порядку (практике взаимоотношений сторон) <1>.

--------------------------------

<1> Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, обычное право "имеет такую же силу, как и закон - "повальный обычай, что царский указ". Только действие обычного права начинается там, где молчит закон... Обычное право не выдерживает при сопоставлении с нормами законодательными, как имеющими повелительный характер, так равно и с теми, которые имеют только восполнительное значение. Сила заведенного порядка иная - он только восполняет волю контрагентов... Поэтому заведенный порядок, как и договор, несомненно, устраняет применение восполнительного закона, который и рассчитан на его отсутствие" (Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 39).

Различие понятий обычая, обыкновения и заведенного порядка (практики взаимоотношений сторон) учитывается в законодательстве об имущественном обороте. Так, Венская конвенция содержит в ч. 1 ст. 9 правило о том, что стороны договора "связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях". Изложенное ранее позволяет сказать, что под "обычаем" здесь имеется в виду обыкновение, а под "практикой" - заведенный порядок. Согласно же ч. 2 ст. 9 указанной Конвенции "при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли". Очевидно, что в данном случае Конвенция имеет в виду классический торговый обычай и даже дает его определение.

Российское гражданское право различает обычаи и "практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон" договора (т.е. заведенный порядок), в частности, отдавая последней предпочтение перед обычаем при толковании условий договора судом (ч. 2 ст. 431 ГК). Но значение источника гражданского права наш закон придает только обычаю.

Вместе с тем из числа обычаев ("обычно предъявляемых требований") у нас особо выделяются обычаи делового оборота (ст. ст. 5 и 309 ГК). Они представляют собой обычаи, сложившиеся и широко применяемые в сфере предпринимательской деятельности, т.е. торговые обычаи в их классическом, традиционном понимании. Лишь такие обычаи по прямому указанию гражданского закона применяются, по существу, в качестве правовой нормы к регулируемым им отношениям (при наличии условий, предусмотренных п. 1 ст. 6 и п. 5 ст. 421 ГК), а также должны учитываться судом при толковании условий договора (ч. 2 ст. 431 ГК). Законодатель, очевидно, рассчитывал на то, что по мере развития профессионального (предпринимательского) оборота в условиях действия принципа свободы договора роль торговых обычаев будет возрастать.

§ 2. Нормативные акты гражданского права

1. Система нормативных актов гражданского права

Гражданско-правовые нормативные акты, традиционно охватываемые понятием гражданского законодательства, составляют определенную систему, построенную по иерархическому принципу. Содержание этой системы предопределено нормами Конституции, которая имеет высшую юридическую силу в отношении любых законов и других нормативных актов (и возглавляет всю систему действующего законодательства).

Прежде всего необходимо отметить, что в состав этой системы теперь могут входить лишь акты федеральных государственных органов, поскольку в соответствии с п. "о" ст. 71 Конституции РФ и п. 1 ст. 3 ГК гражданское законодательство составляет предмет исключительной федеральной компетенции. Никакие акты, содержащие нормы гражданского права, не вправе принимать ни органы субъектов Федерации, ни иные государственные органы или органы местного самоуправления. Если такие акты были приняты до момента введения в действие части первой нового Гражданского кодекса (1 января 1995 г.), они сохраняют силу лишь в части, не противоречащей ему. Любые содержащиеся в нормах Гражданского кодекса отсылки к закону (или к законодательству) означают отсылки только к федеральному закону.

Вместе с тем следует учитывать, что нормы гражданского права могут содержаться и в актах некоторых других отраслей законодательства, отнесенных к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (п. "к" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ). К их числу относится, например, жилищное законодательство, которое состоит из комплексных нормативных актов, содержащих нормы как гражданского, так и административного права (таков, в частности, Жилищный кодекс). Указанные акты могут, следовательно, приниматься и субъектами Федерации, но не могут противоречить нормам федеральных законов (ч. ч. 2 и 5 ст. 76 Конституции РФ).

По своей юридической силе гражданско-правовые акты распределяются на три группы:

1) обладающие высшей юридической силой федеральные законы - нормативные акты, принятые Государственной Думой РФ;

2) носящие подзаконный характер указы Президента РФ и постановления федерального Правительства;

3) нормативные правовые акты иных федеральных органов исполнительной власти (министерств и ведомств РФ).

Составляющие первую группу актов законы возглавляются Гражданским кодексом и охватываются понятием "гражданское законодательство" (п. 2 ст. 3 ГК). Иначе говоря, действующий закон придает этому термину весьма узкое значение (считая, в частности, что акты исполнительной власти не могут включаться в категорию законодательства, поскольку данная ветвь власти лишена права законодательствовать). Президентские указы и постановления федерального Правительства охватываются понятием "иные правовые акты" (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ и п. п. 3 - 6 ст. 3 ГК). Наконец, акты федеральных министерств и ведомств составляют понятие "нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти".

Данная терминология, последовательно проведенная в нормах ГК, отличается от традиционно используемой: ранее в понятие "законодательство" обычно включали нормативные акты, принятые не только парламентом, но и высшими органами государственной исполнительной власти <1>. Она избрана законодателем не случайно. С ее помощью не только подчеркивается различие в юридической силе гражданско-правовых актов, но и устанавливаются ограничения подзаконного нормотворчества в сфере гражданского права. Если при формулировке конкретного правила в ГК допускается возможность его конкретизации или установления иного решения законодательством (либо законом), это означает, что такая конкретизация или иное решение не могут устанавливаться никакими актами исполнительной власти. Если же Кодекс предусматривает возможность установления отличных от его правил предписаний "иными правовыми актами" (ср., например, ст. 136 ГК), то по этим вопросам возможно принятие президентского указа или правительственного постановления, но не ведомственного нормативного акта.

--------------------------------

<1> Вместе с тем понятие гражданского законодательства иногда по-прежнему используется и в широком смысле, охватывающем подзаконные нормативные акты федеральных органов государственной власти (см.: Гражданское право. Том 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2002. С. 36 (автор главы - Н.Д. Егоров)).

При отсутствии же таких указаний нормы Кодекса или иного федерального гражданско-правового закона вообще не подлежат конкретизации и тем более изменениям любыми подзаконными актами, ибо законодатель счел соответствующую регламентацию исчерпывающей. Ведь согласно п. 4 ст. 3 ГК даже постановления федерального Правительства, содержащие нормы гражданского права, могут приниматься им лишь на основании и во исполнение федеральных законов или президентских указов, т.е. основываться на актах более высокого уровня. Только указы Президента РФ, касающиеся гражданско-правовых отношений, могут приниматься по вопросам, прямо не урегулированным федеральными законами, но лишь при отсутствии специальных указаний законодательства на то, что данный вопрос может быть урегулирован исключительно законом и в соответствии с ним (п. 3 ст. 3 ГК).

Строгое соблюдение изложенных правил призвано сделать гражданское законодательство четкой и непротиворечивой системой, избавив его от многочисленных неувязок, пробелов и противоречий, которыми изобилует действующий правопорядок. С этой целью предусмотрен, в частности, запрет применения судом противоречащего закону акта государственного органа (ст. 12 ГК), т.е. любого, в том числе и нормативного акта исполнительной власти. Следует отметить, что подзаконное нормотворчество после принятия ГК РФ во многом, хотя, к сожалению, и не всегда, придерживается указанных правил.

2. Гражданский кодекс

Центральным, стержневым актом гражданского законодательства России является Гражданский кодекс. Этим положением он обязан не только общему характеру содержащихся в нем правил, но и требованию о том, чтобы все иные гражданские законы, а также законы, содержащие нормы гражданского права, хотя бы и принятые после введения в действие Гражданского кодекса, соответствовали его предписаниям (п. 2 ст. 3). Следовательно, при коллизии норм ГК и других федеральных гражданских законов необходимо руководствоваться правилами Кодекса.

Формально ГК, как, к сожалению, и все другие кодексы, является обычным федеральным законом. От других законов он отличается не своей юридической силой, а своим содержанием, которое придает ему системообразующее значение для гражданского законодательства. Оно заключается в том, что, во-первых, Кодекс в систематизированном виде содержит все основополагающие правила гражданского права; во-вторых, именно в нем предусмотрено принятие ряда конкретизирующих его правила федеральных законов (большая часть из которых уже принята, причем именно в развитие правил ГК), т.е. система гражданского законодательства. "Поэтому ничем не ограниченное отступление от правил ГК в новых законах приведет лишь к тому, что принципиальные положения гражданского права перестанут влиять на содержание текущего законодательства и гражданское право из системы согласованных норм быстро превратится в набор разрозненных правил, содержание которых определяется исключительно потребностями конкретной ситуации, а не проверенными многовековой практикой подходами. Принцип соответствия Кодексу содержания других гражданско-правовых законов составляет главное препятствие для создания такого положения" <1>.

--------------------------------

<1> Маковский А.Л. ГК РФ действует. Что дальше? // ЭЖ-Юрист. 2003. N 46. С. 4. Поэтому следует согласиться с мнением М.И. Брагинского о том, что ГК по отношению к любым другим федеральным законам занимает положение "первого среди равных" (Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. 2-е изд-е. М., 1999. С. 42).

Разумеется, правило п. 2 ст. 3 не следует воспринимать как запрет на внесение в Кодекс каких-либо изменений и тем самым - как запрет на развитие гражданского законодательства. Речь в нем идет о необходимости согласования содержания законов, при котором принятие новых правил должно сопровождаться обязательным изменением ранее действовавших предписаний (находящихся в ГК), а главное - об обоснованности этих изменений с учетом того, что они лишь развивают и детализируют принципиальные положения, закрепленные в Кодексе.

Новый Гражданский кодекс принимается частями. Первая часть Кодекса была принята Государственной Думой РФ 21 октября 1994 г. и введена в действие с 1 января 1995 г. (за исключением гл. 4 "Юридические лица", вступившей в силу со дня официального опубликования части первой ГК РФ - 8 декабря 1994 г., а также гл. 17, посвященной вещным правам на земельные участки, правила которой должны были вступить в силу одновременно с введением в действие нового Земельного кодекса) <1>. В своих трех разделах она охватывает общие положения (Общую часть) гражданского права (раздел I), Вещное право (раздел II) и Общую часть обязательственного права (раздел III). Вторая часть Кодекса принята Государственной Думой РФ 22 декабря 1995 г. и введена в действие с 1 марта 1996 г. <2> Она включает один, но самый большой по объему раздел IV, посвященный отдельным видам обязательств (договорных и внедоговорных). Третья часть Кодекса принята Государственной Думой РФ 1 ноября 2001 г. и введена в действие с 1 марта 2002 г. <3> Она содержит два раздела, посвященные наследственному праву (раздел V) и международному частному праву (раздел VI). С момента введения в действие третьей части ГК РФ, т.е. с 1 марта 2002 г., полностью утратили силу сохранявшие действие отдельные разделы Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. и ГК РСФСР 1964 г. <4> и новый Гражданский кодекс в полной мере стал главным гражданским законом.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3302; 2001. N 17. Ст. 1644; N 49. Ст. 4553. Фактически нормы гл. 17 ГК были введены в действие несколько ранее введения в действие нового Земельного кодекса, с 28 апреля, а не с 30 октября 2001 г. // СЗ РФ. 2001. N 17. Ст. 1644.

<2> Федеральный закон от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 411; 2001. N 49. Ст. 4553.

<3> Федеральный закон от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4553.

<4> См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М., 2002. С. 499 - 501. Вместе с тем эти кодифицированные акты применяются к гражданским правоотношениям, возникшим ранее указанного времени.

Вместе с тем кодификацию гражданского законодательства России нельзя считать завершенной, поскольку из нее пока выпадает область отношений так называемой интеллектуальной собственности, регулируемых в настоящее время отдельными, не согласованными друг с другом и с ГК законами <1>. Первоначально особый раздел, содержащий правила регулирования данных отношений, планировалось включить в состав третьей части ГК. Однако из-за активного противодействия этому со стороны бывшего патентного ведомства (Роспатента), интересам которого вполне отвечает отмеченное выше состояние законодательства в этой области, а также некоторых международных организаций и отдельных ученых его принятие было отложено <2>. В настоящее время проект раздела ГК об исключительных правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации товаров и их производителей составляет предмет дальнейшей работы, хотя по поводу его содержания продолжаются дискуссии.

--------------------------------

<1> Закон РФ от 9 июля 1993 г. "Об авторском праве и смежных правах" // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 32. Ст. 1242; СЗ РФ. 1995. N 30. Ст. 2866; Закон РФ от 23 сентября 1992 г. "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 42. Ст. 2325; СЗ РФ. 2002. N 52 (часть 1). Ст. 5133; Закон РФ от 23 сентября 1992 г. "О правовой охране топологий интегральных микросхем" // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 42. Ст. 2328; СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2786; Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г. // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 42. Ст. 2319; СЗ РФ. 2003. N 6. Ст. 505; Закон РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 42. Ст. 2322; СЗ РФ. 2002. N 50. Ст. 4927.

<2> Одним из главных доводов противников кодификации было отсутствие разделов об интеллектуальной собственности в классических гражданских кодексах XIX века. Между тем подобные разделы уже имеются в гражданских кодексах Италии и Нидерландов, а также Казахстана, Беларуси, Украины и ряда других стран СНГ, использовавших в данном вопросе Модельный ГК для стран СНГ. Подробнее об истории проекта данного раздела ГК см. особенно: Дозорцев В.А. Интеллектуальные права. Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. М., 2003. С. 384 и сл.

Принятие частями такого крупного закона, как Гражданский кодекс (а по своему объему это - самый большой закон из числа принятых в России после 1917 г.), известно как отечественной, так и зарубежной законотворческой практике. В частности, в 1913 г. в Государственную Думу России была внесена лишь одна, причем последняя по счету, но наибольшая по объему (свыше 1000 статей) Книга пятая проекта Гражданского уложения - "Обязательственное право" (регламентировавшая, кстати, в единстве как гражданские, так и торговые отношения, но, к сожалению, окончательно так и не принятая). Один из наиболее современных гражданских кодексов высокоразвитых стран - ГК Нидерландов - принимался частями (книгами) на протяжении последних 50 лет (большая их часть была принята в 1992 г.).

Гражданский кодекс РФ является третьим по счету в российской истории. Первый Гражданский кодекс был принят в 1922 г. в период нэпа и знаменовал собой признание новой властью имущественного (товарно-денежного) оборота. Он учитывал многие положения дореволюционного проекта Гражданского уложения, хотя, разумеется, прежде всего закреплял экономические основы нового строя. В 1961 - 1964 гг. была осуществлена вторая кодификация гражданского законодательства. Она выразилась в принятии общесоюзных Основ гражданского законодательства 1961 г. и в разработанных на их базе (а потому в значительной мере дублировавших друг друга) республиканских гражданских кодексах (ГК РСФСР был принят одним из последних, в 1964 г.). Эта кодификация в полной мере отражала характер огосударствленной, плановой экономики и другие особенности общественного строя того времени.

Переход к рыночной организации отечественной экономики потребовал и реформирования ее законодательного оформления. Первым глубоко проработанным актом нового, "рыночного" законодательства, в едином комплексе охватившим весь предмет гражданско-правового регулирования (и по сути предназначенным играть роль кодекса), стали Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. В связи с распадом Союза ССР они формально не вступили в действие, но были специально ратифицированы Российской Федерацией в 1992 г. и действовали в части, не противоречащей новым российским законам. Основную же роль в реформировании имущественных отношений в России должны были сыграть ее собственные законы и президентские указы. К сожалению, они нередко содержали взаимные (и даже внутренние) противоречия и, как правило, отличались весьма низким уровнем юридической проработки. Созданный ими беспорядок в организации имущественного оборота сделал особенно насущной задачу новой гражданско-правовой кодификации, которая и была решена принятием нового Гражданского кодекса.

Общепризнано, что содержание ГК РФ отличается достаточно высоким современным уровнем, о чем свидетельствует как сложившаяся практика его применения, так и небольшое число внесенных в него изменений. Общее количество таких поправок, носящих самостоятельный характер, в настоящее время не превышает 15, тогда как более ста проектов изменений были отвергнуты, в том числе в результате президентского вето. Таким образом, содержание Кодекса отличается необходимой для такого рода законов стабильностью.

3. Иные федеральные законы (гражданское законодательство)

Предмет гражданского права составляют столь многообразные и сложные отношения, что все они с необходимой мерой детализации не могут быть урегулированы даже таким крупным, объемным законом, как Гражданский кодекс. Для этого необходимы многие другие законы, развивающие и конкретизирующие его правила и институты. Новый ГК прямо предусмотрел в ряде своих норм необходимость принятия нескольких десятков таких законодательных актов, закрепив тем самым основную структуру всей отрасли гражданского законодательства. Основная часть этих законов уже принята. Следует иметь в виду, что при наличии прямого указания в ГК иной федеральный закон может урегулировать соответствующее отношение иначе, чем предусмотрено Кодексом.

Кодекс существенно повысил роль закона в регулировании имущественных отношений, установив в своих нормах прямые отсылки к конкретным законам. Тем самым:

- исключено регулирование соответствующих отношений подзаконными актами;

- существенно расширена сфера прямой законодательной регламентации;

- предусмотрено создание системы согласованных конкретных законов, опирающихся на единую законодательную базу.

По мере реализации этих положений гражданское законодательство приобретает все более отчетливые черты единой кодифицированной системы.

К сожалению, отечественный законодатель не всегда последовательно учитывает и реализует собственные намерения. Кроме того, нормы и даже институты гражданского права, как уже отмечалось, часто формулируются им в комплексных законах, нередко в противоречии с общими положениями гражданского права (например, в ряде законов, устанавливающих правовой режим ценных бумаг). Для устранения негативных последствий такой ситуации, ведущей к появлению противоречий в законодательстве, должны использоваться правила п. 2 ст. 3 ГК.

Тем не менее в настоящее время уже действуют предусмотренные ГК и во многом соответствующие его нормам отдельные федеральные законы о различных видах юридических лиц и об их государственной регистрации, о банкротстве, о государственной регистрации прав на недвижимость, об ипотеке (залоге недвижимости), о поставках товаров для государственных нужд, о различных видах транспортной деятельности. Завершение кодификации гражданского права будет содействовать приведению в единую согласованную систему разрозненных законов, действующих в настоящее время в сфере интеллектуальной собственности.

Отдельные нормы гражданского права нередко содержатся также в многочисленных федеральных законах публично-правового характера, не входящих, разумеется, в систему актов гражданского законодательства, но в той или иной мере регулирующих имущественные отношения, входящие в сферу гражданского (частного) права. К сожалению, именно здесь противоречия с общими положениями ГК встречаются наиболее часто (примером чего могут, в частности, служить законы, действующие в сфере образования).

Следует также иметь в виду, что до принятия новых законов, предусмотренных нормами ГК, на российской территории продолжают действовать ранее принятые нормативные акты, имеющие силу законов в соответствии с действовавшим в момент их принятия законодательством. Прежде всего к ним относятся соответствующие акты, принятые высшими органами государственной (законодательной) власти Российской Федерации в период с 12 июня 1990 г. (провозглашение суверенитета РФ) до 1 января 1995 г. (вступление в силу части первой ГК РФ). Так, сохраняет силу принятый в 1992 г. Закон РФ "О залоге", но лишь в части, не противоречащей нормам ГК о залоге (в частности, действуют некоторые его положения о залоге прав). В основном же речь идет о нормативных актах (постановлениях) бывшего Верховного Совета РСФСР, а затем - Верховного Совета Российской Федерации, а также о нормативных указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ, принятых в пределах полномочий, данных правительству в законе либо в президентском указе, тогда нередко имевшем силу закона. Ряд таких актов, например, устанавливал возможность списания денежных средств с банковского счета контрагента по договору без его согласия и пока сохраняет силу, будучи законами в смысле п. 2 ст. 854 ГК <1>.

--------------------------------

<1> См.: информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 октября 1996 г. N 8 "О некоторых вопросах списания денежных средств, находящихся на счете, без распоряжения клиента" // Вестник ВАС РФ. 1996. N 12. С. 102 - 103. В литературе отмечается, что в настоящее время законодательство предусматривает около 30 таких случаев (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. 4-е изд-е. М., 2004. С. 507 (автор соответствующего комментария - Л.Г. Ефимова)).

До принятия новых законов сохраняют силу и некоторые нормативные акты бывшего Союза ССР и РСФСР, не являющиеся законами, но принятые по вопросам, которые согласно правилам ГК могут регулироваться только федеральными законами (ст. ст. 4, 9, 10 Федерального закона "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации"). Примером такого акта является принятый Советом министров РСФСР в 1969 г. Устав автомобильного транспорта РСФСР - единственный в настоящее время обобщающий законодательный акт о самостоятельном виде транспорта, принятый в прежнем правопорядке и формально не имеющий силы закона.

4. Иные правовые акты

Входящие в эту группу нормативные акты имеют подзаконный характер. Тем не менее при наличии прямого указания в ГК (или в ином федеральном законе) соответствующее отношение может быть урегулировано ими иначе, чем это предусмотрено в правилах Кодекса или другого закона.

Наибольшей юридической силой среди подзаконных нормативных актов обладают указы Президента РФ. В сфере, прямо не урегулированной нормами закона, правила указов у нас по сути имеют такое же значение, что и закон, разумеется, если они не содержат прямых противоречий ему (ср. п. 3 ст. 3 ГК).

В соответствии с Постановлением Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 г. "О правовом обеспечении экономической реформы" проекты президентских указов, издаваемые "в целях оперативного регулирования хода экономической реформы и находящиеся в противоречии с действующими законами", предъявлялись на утверждение в парламент и в случае их неотклонения в семидневный срок вступали в силу <1>, т.е. тем самым приобретали силу большую, чем закон. Этот порядок действовал в 1991 - 1992 гг. и в настоящее время уже не используется. В случае противоречия президентского указа закону теперь применяется закон как акт высшей юридической силы (п. 5 ст. 3 ГК).

--------------------------------

<1> Сборник постановлений Пятого (внеочередного) съезда народных депутатов РСФСР. 10 - 17 июля, 28 октября - 2 ноября 1991 г. М., 1991. С. 44 - 45.

Многие указы Президента РФ по вопросам экономического развития содержат гражданско-правовые нормы. Президентские указы гражданско-правового характера входят в общую систему нормативных актов гражданского права (гражданское законодательство в широком смысле слова).

Те из них, которые были изданы до принятия ГК или предусмотренных им законов и содержат противоречащие им правила, теперь могут применяться лишь в части, соответствующей предписаниям Кодекса. Президентские указы, изданные по вопросам, которые согласно ГК могут теперь регулироваться только законами, сохраняют действие до принятия соответствующих законов.

Постановления Правительства РФ, содержащие нормы гражданского права, должны не только соответствовать ГК, другим федеральным законам и президентским указам, но и могут теперь приниматься лишь "на основании и во исполнение" перечисленных актов более высокой силы (п. 4 ст. 3 ГК). При несоблюдении этого ограничения они не подлежат применению (п. 5 ст. 3 ГК). Речь при этом идет лишь о тех правительственных постановлениях, которые имеют гражданско-правовое значение.

В сфере хозяйственной деятельности федеральное правительство принимает большое количество нормативных актов, главным образом комплексного характера, содержащих нормы гражданского права. Правительственные постановления с преобладанием гражданско-правовых норм, подобно аналогичным по юридическому характеру президентским указам, также включаются в систему источников гражданского права.

Ряд правительственных постановлений был принят по вопросам, которые согласно ГК могут регулироваться только законами. В этом случае они, как и президентские указы, сохраняют силу до принятия соответствующего закона и в части, не противоречащей Кодексу.

Здесь также сохраняется действие некоторых постановлений правительств СССР и РСФСР, принятых по вопросам, пока прямо не урегулированным российскими законами или иными правовыми актами. Названные постановления также действуют до принятия соответствующих российских актов и в части, не противоречащей российским законам и иным правовым актам.

5. Нормативные правовые акты федеральных органов

исполнительной власти

Нормативные акты федеральных министерств и ведомств в сфере гражданского права формально обладают наименьшей юридической силой. Более того, само их принятие здесь обусловлено наличием прямого указания на такую возможность в акте более высокого уровня - законе либо президентском указе или правительственном постановлении (п. 7 ст. 3 ГК), одновременно определяющем и пределы ведомственного нормотворчества. Это связано с постоянными, не прекращающимися попытками отдельных министерств и ведомств исказить в принимаемых ими правилах содержание закона в угоду ведомственным интересам.

Поэтому все ведомственные нормативные акты, касающиеся прав, свобод и обязанностей граждан, устанавливающие правовой статус организаций, а также акты межведомственного характера подлежат обязательной государственной регистрации в Федеральной регистрационной службе Министерства юстиции РФ (в ходе которой осуществляется контроль за законностью их содержания) и последующему официальному опубликованию в "Российской газете" и Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти <1>. Акты, не прошедшие государственную регистрацию либо не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий как не вступившие в силу и не могут регулировать соответствующие отношения; на них также нельзя ссылаться при разрешении споров. Не случайными были попытки отдельных ведомств, например Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (в настоящее время - Федеральная служба по финансовым рынкам), вывести свои нормативные акты, нередко противоречившие закону, из-под действия названных правил.

--------------------------------

<1> См.: п. п. 8, 9 Указа Президента РФ от 23 мая 1996 г. N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" // СЗ РФ. 1996. N 22. Ст. 2663; 1997. N 20. Ст. 2242; 1998. N 33. Ст. 3967.

Кроме того, ведомственные нормативные акты могут теперь издаваться только в форме постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений, но не в виде писем и телеграмм <1> (как это, например, до недавнего времени практиковал Центробанк).

--------------------------------

<1> См.: п. 2 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1009 // СЗ РФ. 1997. N 33. Ст. 3895; N 50. Ст. 5689; 1998. N 47. Ст. 5771; 1999. N 8. Ст. 1026; 2002. N 40. Ст. 3929.

Наконец, законом предусмотрена обязанность возмещения убытков, причиненных гражданам или юридическим лицам в результате издания ведомственного акта, не соответствующего закону или иному правовому акту (ст. 16 ГК). Все эти меры призваны содействовать установлению должного порядка в ведомственном нормотворчестве.

В сфере гражданского права сохраняют силу некоторые нормативные акты министерств и ведомств бывшего Союза ССР (в частности, Госбанка СССР, транспортных министерств и др.). Их действие ограничено теми же пределами и условиями, что и действие иных общесоюзных актов: отсутствие регламентации в российских нормативных актах и соответствие действующему законодательству и иным правовым актам (в том числе общесоюзным актам более высокого уровня, сохраняющим юридическую силу).

§ 3. Действие гражданского законодательства

1. Официальное опубликование и вступление

нормативного акта в силу

Регулирование отношений, входящих в предмет гражданского права, осуществляется главным образом действующими гражданско-правовыми нормативными актами. Как показала многолетняя практика, эти акты, особенно подзаконного характера, отличаются нестабильностью, объективно отражая высокий динамизм самих имущественных и неимущественных отношений. В условиях социально-экономических преобразований нестабильными становятся даже гражданские законы. Это придает особое значение точному определению моментов вступления соответствующего нормативного акта в силу и прекращения его действия, а также установлению действующей официальной редакции его текста.

Нормативные акты, содержащие нормы гражданского права, подлежат обязательному официальному опубликованию. Такое опубликование важно и для определения момента вступления соответствующего акта в силу, и для ознакомления с содержанием его правил всех участников правоотношений. Кроме того, официальное опубликование содержит и официальный (общеобязательный, общепринятый) текст такого акта, которым надлежит руководствоваться.

В соответствии с ч. 1 ст. 105 Конституции РФ федеральные законы принимаются Государственной Думой. Поэтому они считаются принятыми с момента их принятия Государственной Думой в окончательной редакции (а не с момента одобрения Советом Федерации или подписания Президентом РФ). В течение 7 дней после подписания закона Президентом РФ акт подлежит официальному опубликованию в "Парламентской газете", "Российской газете" или в Собрании законодательства Российской Федерации. По истечении 10 дней после дня первой официальной публикации полного текста закона он вступает в силу, если иной порядок не предусмотрен в самом законе. Официальной считается, таким образом, первая публикация полного текста закона в "Парламентской газете", "Российской газете" или в Собрании законодательства Российской Федерации <1>.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" // СЗ РФ. 1994. N 8. Ст. 801; 1999. N 43. Ст. 5124.

В некоторых законах прямо устанавливается иной порядок вступления их в силу. Он может быть связан с необходимостью немедленного введения в действие нового закона, но может предусматривать и более поздний по сравнению с общепринятым срок, связанный с необходимостью подготовки участников правоотношений к применению нового закона. При принятии кодекса или иного крупного закона, вносящего значительные изменения в законодательство, иногда принимается специальный закон о порядке введения в действие основного закона ("вводный закон"). Международные договоры, в которых участвует Российская Федерация, обычно вводятся в действие путем принятия законов об их ратификации (и официально публикуются вместе с этими законами).

Иные правовые акты (президентские указы и правительственные постановления) также подлежат обязательной официальной публикации (за исключением актов или их отдельных положений, содержащих сведения, которые составляют государственную тайну или носят конфиденциальный характер) в "Российской газете" или в Собрании законодательства Российской Федерации в течение 10 дней после дня подписания. Нормативные указы Президента РФ вступают в силу в течение 7 дней после дня их первого официального опубликования. Постановления федерального Правительства, затрагивающие права, свободы и обязанности граждан, а также устанавливающие правовой статус организаций, вступают в силу по истечении 7 дней после дня их первого официального опубликования. Однако как в указах, так и в правительственных постановлениях может предусматриваться и иной порядок вступления их в силу (например, со дня их подписания).

Необходимо учитывать, что до 1994 г. законы РСФСР, а затем Российской Федерации официально публиковались в "Ведомостях Верховного Совета РСФСР" ("Ведомостях Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР", "Ведомостях Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ"), а также в "Российской газете". Указы Президента РФ в данный период официально публиковались сначала в названных "Ведомостях", а в 1992 - 1993 гг. - в Собрании актов Президента и Правительства РФ и также в "Российской газете". Правительственные постановления в это время официально публиковались в Собрании постановлений Правительства РСФСР (СП РСФСР), затем - в указанном Собрании актов.

В связи с сохранением действия на российской территории ряда актов бывшего Союза ССР (или их отдельных разделов и норм), а также в связи с тем, что ими регулируются возникшие ранее отношения, появляется необходимость использовать их официальный текст, а также определять момент вступления их в силу. Следует иметь в виду, что официальная публикация законов Союза ССР и актов, имеющих силу закона, проводилась в "Ведомостях Верховного Совета СССР" (или "Ведомостях Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР"), а также в газете "Известия"; постановлений Совета министров СССР - в Собрании постановлений Правительства СССР (СП СССР); актов министерств и ведомств СССР - в Бюллетене нормативных актов министерств и ведомств СССР.

Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, как уже отмечалось, подлежат не только официальному опубликованию, но во многих случаях и особой государственной регистрации. Затем в срок не позднее 10 дней после дня регистрации они должны быть опубликованы в "Российской газете" либо также в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. Официальному опубликованию не подлежат только те ведомственные акты или их отдельные положения, которые содержат сведения, составляющие государственную тайну или имеющие конфиденциальный характер. По истечении 10 дней после дня официального опубликования они вступают в силу. Таким образом, возможность применения неопубликованных или противоречащих закону ведомственных нормативных актов исключается.

Акты гражданского законодательства обычно прекращают свое действие и теряют юридическую силу либо в результате их непосредственной отмены вновь принятыми актами, либо при наступлении прямо указанного в них обстоятельства (как правило, принятия нового акта, причем более высокого уровня, что характерно для подзаконных нормативных актов).

Для многих законов последнего времени, к сожалению, характерным стало отсутствие правил об отмене или изменении ранее действовавших норм. В этом случае следует исходить из того, что вновь принятый нормативный акт по общему правилу погашает полностью или в соответствующей части действие ранее принятого по этому же поводу акта такой же или более низкой юридической силы (например, правила нового закона парализуют действие соответствующих правил ранее принятых законов и подзаконных актов). Законом, однако, может быть установлено и иное положение. В частности, правило о необходимости соответствия ГК РФ гражданско-правовых норм, содержащихся в других законах (п. 2 ст. 3), указывает на необходимость руководствоваться нормами Кодекса даже при их коллизии с нормами новых федеральных законов (если, разумеется, в Кодекс при этом не было внесено изменений, устраняющих такие коллизии).

2. Действие гражданского законодательства во времени

Гражданско-правовые нормативные акты, будучи федеральными, вступают в силу одновременно на всей российской территории. При этом по общему правилу они не имеют обратной силы и применяются лишь к тем отношениям, которые возникли после введения акта в действие (п. 1 ст. 4 ГК).

Это традиционное для всякого развитого правопорядка положение знает, однако, и ряд необходимых исключений. Прежде всего, сам гражданский закон может предусмотреть распространение своего действия и на отношения, возникшие до вступления его в силу. Так, Закон о введении в действие части второй ГК (ст. 12) распространил действие новых правил о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина (в том числе повышающих объем возмещения), на случаи причинения такого вреда, происшедшие за три года до вступления в силу соответствующих правил Кодекса (если указанный вред остался невозмещенным). Этот же Закон (ст. 11) распространил действие новых правил об охране прав и интересов вкладчиков на отношения, связанные с привлечением денежных средств во вклады, также возникшие до принятия второй части ГК (и сохранившиеся на момент введения его в действие).

Едва ли, однако, можно безоговорочно согласиться с распространением данного положения на действие подзаконных актов. Представляется, что эти последние в принципе не должны содержать указаний о придании им обратной силы, если только такая возможность не основана на прямом указании закона.

Другая ситуация связана с длящимся характером многих гражданских правоотношений. Если, например, закон изменил продолжительность давностного срока по какому-либо требованию, возникшему до введения его в действие, но предъявленному в суд после этого момента, то какой срок - старый или новый - должен в этом случае применяться (разумеется, при отсутствии специальных прямых указаний закона на этот счет)? В соответствии с общим правилом п. 2 ст. 4 ГК новый закон применяется также к правам и обязанностям, которые возникли хотя и после введения его в действие, но на основе существовавших до этого момента правоотношений. Следовательно, требование, предъявленное в суд после введения в действие нового закона, подпадает под действие новых давностных сроков, хотя его основой и служит ранее возникшее правоотношение <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. С. 509 - 512 (автор соответствующего комментария - М.Г. Розенберг).

Особые правила предусмотрены для договоров, заключенных до введения в действие нового закона (устанавливающего в этом отношении обязательные, императивные предписания), но исполняемых после этого момента. С тем чтобы обеспечить точное, надлежащее исполнение взятых на себя сторонами договора обязательств, отражающее важнейший принцип договорного права, закон сохраняет здесь силу за условиями ранее заключенного договора (п. 2 ст. 4 и п. 2 ст. 422 ГК), несмотря на их противоречие новым императивным правилам. Тем самым, в сущности, как бы продлевается действие старого, ранее действовавшего законодательства, на котором основывались условия заключенных договоров.

Конечно, в новом законе может быть прямо предусмотрено распространение его действия и на отношения, вытекающие из ранее заключенных договоров. Например, Закон о введении в действие части второй ГК РФ в ч. 1 ст. 8 распространил действие правил Кодекса об основаниях, последствиях и порядке расторжения договоров отдельных видов на все действующие договоры, независимо от даты их заключения. В этом случае общее правило п. 2 ст. 422 ГК не применяется.

3. Действие гражданского законодательства

в пространстве и по кругу лиц

Как уже отмечалось, федеральный характер гражданского законодательства предопределяет его действие на всей российской территории. Ограничение территориального действия правил, регулирующих имущественный оборот, может вводиться лишь федеральным законом и только в случаях, когда это необходимо для обеспечения безопасности государства, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (абз. 2 п. 3 ст. 1 ГК).

Правила гражданского законодательства распространяются на соответствующие отношения российских субъектов гражданского права: граждан, юридических лиц и публично-правовых образований. Вместе с тем они применяются также к гражданским правоотношениям с участием иностранцев, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом (абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК). В частности, при определенных условиях они могут применяться к договорам российских субъектов права с иностранными контрагентами. Условия и порядок такого применения регулируются нормами международного частного права (см. разд. VI ГК).

Федеральный закон сам может установить ограничения сферы своего применения определенным кругом лиц. Так, Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" <1> до определенного им момента не распространяет действие ряда своих правил на акционерные общества, созданные в результате приватизации государственных и муниципальных предприятий (абз. 2 п. 5 ст. 1).

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1; N 25. Ст. 2956; 1999. N 22. Ст. 2672; 2001. N 33 (часть 1). Ст. 3423; 2002. N 12. Ст. 1093; N 45. Ст. 4436; 2003. N 9. Ст. 805.

Изложенные положения в целом применимы и к действию подзаконных нормативных актов, содержащих нормы гражданского права.

4. Применение гражданского законодательства по аналогии

Широта и сложность регулируемых гражданским правом отношений могут вызвать к жизни ситуации, прямо не урегулированные гражданско-правовыми нормами. Такой пробел, не восполняемый ни условиями заключенного договора, ни обычаями делового оборота, устраняется с помощью аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК). Аналогия закона выражается в том, что к соответствующим отношениям применяются нормы гражданского законодательства, регулирующего сходные отношения. Она допустима при наличии определенных условий:

- во-первых, существование пробела в законодательстве, не восполняемого с помощью предусмотренных законом средств, включая обычаи имущественного оборота;

- во-вторых, наличие законодательного регулирования сходных отношений. Так, трастовые операции банков до принятия специальных правил о договоре доверительного управления имуществом фактически регулировались нормами о сходных договорах - поручения и комиссии, которые и применялись к трастовым договорам при отсутствии в них каких-либо необходимых условий;

- в-третьих, применение аналогичного закона к регулируемым отношениям должно не противоречить их существу. Нельзя, например, применять общие положения о сделках к большинству личных неимущественных отношений.

Не является аналогией закона отсылка к регламентации сходных отношений, установленная законодательным порядком, например распространение правил о статусе обществ с ограниченной ответственностью на общества с дополнительной ответственностью (п. 3 ст. 95 ГК). Ведь здесь речь идет не о пробеле в законе, а об особом юридико-техническом приеме, способе регулирования.

При отсутствии сходного правового регулирования для конкретного отношения может использоваться аналогия права (п. 2 ст. 6 ГК). Смысл ее состоит в определении прав и обязанностей сторон правоотношения на основе не конкретных правовых норм, а общих начал и смысла гражданского законодательства, а также требований добросовестности, разумности и справедливости. Под общими началами гражданского законодательства следует понимать основные принципы гражданско-правового регулирования, а под его смыслом - отраслевые особенности, определяемые спецификой предмета и метода гражданского права. Критерии добросовестности, разумности и справедливости обычно применяются в негативном смысле: имея в виду, что решение, соответствующее началам и смыслу гражданского законодательства, не должно быть вместе с тем "недобросовестным", "неразумным" или "несправедливым" <1>.

--------------------------------

<1> Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. 2-е изд-е. С. 54 (автор комментария - М.И. Брагинский).

Таким образом, аналогия права допустима при наличии пробела в законе, невосполнимого с помощью аналогии закона (т.е. при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения), а также с соблюдением названных выше критериев. При этом реальное применение аналогии права в судебной практике является крайне редким, исключительным случаем.

Следует подчеркнуть, что правила об аналогии закона и аналогии права используются в гражданском праве только при применении законодательства в строгом смысле слова, т.е. федеральных законов. Они не могут распространяться на действие подзаконных нормативных актов, а имеющиеся в них пробелы не могут восполняться подобным образом.

5. Толкование гражданско-правовых норм

При применении конкретной нормы гражданского права необходимо четко уяснить ее смысл и содержание. Этому служат различные приемы (способы) толкования ее текста, помогающие устранить возникшие неясности в его понимании. К их числу относятся грамматическое, логическое, систематическое и историческое толкование. Данные способы толкования являются общими для норм любой отраслевой принадлежности, а потому подробно изучаются в курсе теории государства и права. При применении норм гражданского права к ним приходится прибегать наиболее часто в силу обширности и сложности содержания самого гражданского законодательства.

Толкование гражданско-правовых норм может быть обязательным в случаях, когда его дает государственный орган, который либо сам принял соответствующий акт, либо имеет компетенцию по разъяснению содержания такого акта или актов (легальное толкование). Так, пленумы высших судебных органов вправе давать разъяснения по вопросам судебной практики, содержащие обязательное для судов толкование действующего законодательства. Поскольку легальное толкование обязательно, оно по сути создает новую норму права, причем действующую с обратной силой. Толкование закона, которое любой суд дает по конкретному делу, является обязательным лишь для данной ситуации и не имеет общеобязательного характера (ибо прецедент в отечественном правопорядке не является источником права).

Толкование законодательства, которое содержится в учебной и научной литературе, в том числе в специальных комментариях к законам, является научным (доктринальным) и не имеет обязательной силы. Однако его авторитетность, основанная на проведенном научном анализе и знаниях авторов, может оказывать известное влияние на правотворческую и правоприменительную практику.

Нередко различают также буквальное (называемое иногда аутентическим), ограничительное и расширительное толкование норм в зависимости от соотношения смысла и текста соответствующего правила. Подлинный смысл нормы в принципе должен совпадать с ее текстом, а при их расхождении предпочтение придется отдать тексту, а не намерениям законодателя. Уяснение смысла нормы путем ограничительного или расширительного толкования в действительности всегда сводится либо к логическому, либо к систематическому или иным известным способам толкования (или к их сочетанию). В связи с этим выделение названных выше способов толкования представляется не вполне обоснованным, а главное - опасным, ибо способно исказить прямую волю законодателя, выраженную в тексте закона. Поэтому расширительное (распространительное) толкование нормы закона во всяком случае не допускается, если она содержит либо исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых соответствующее правило получает применение, либо какое-либо исключение из общего правила <1>.

--------------------------------

<1> Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 69 - 70.

Дополнительная литература

 

Примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. 2-е изд-е. М., 1999.

Васьковский В.В. Цивилистическая методология. Учение о толковании и применении гражданских законов (серия "Научное наследие"). М., 2002.

Калмыков Ю.Х. Избранное: труды, статьи, выступления. М., 1998.

Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. 2-е изд. М., 1999.

Раздел II. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВООТНОШЕНИЕ

Глава 5. ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ВИДЫ

ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

§ 1. Понятие и элементы гражданского правоотношения

1. Признаки и определение гражданского правоотношения

Правоотношение является результатом регулирования общественных отношений нормами права. В процессе правового регулирования общественных отношений, составляющих предмет гражданского права, законодатель закрепляет в диспозициях норм гражданского права абстрактно-возможные права и обязанности, которые адресованы неопределенным субъектам и которым они должны следовать при наступлении обстоятельств, указанных в гипотезах норм. Но характер указанных прав и обязанностей существенным образом меняется, если эти обстоятельства наступают.

Проиллюстрируем сказанное на примере. В гражданском законодательстве имеется широкий круг правовых норм, направленных на урегулирование отношений, возникающих вследствие причинения имущественного вреда одним лицом другому. Любому субъекту при нормальном течении событий обязанности причинителя имущественного вреда (по его полному возмещению, по порядку, способам и формам возмещения вреда) и права потерпевшего (требовать возмещения причиненного вреда, произвести выбор формы и способа возмещения и т.п.), сформулированные в вышеуказанных нормах права, представляются абстрактно-возможными. Но если конкретному лицу в результате противоправных действий другого субъекта наносится имущественный вред и он становится потерпевшим, то абстрактно-возможное право требования полного возмещения вреда превращается в право требования, принадлежащее лично ему, а для субъекта, причинившего вред (причинителя), абстрактно-возможная обязанность возместить причиненный вред трансформируется в его личную обязанность. Иначе говоря, права и обязанности персонифицируются, становятся принадлежащими строго конкретным субъектам - потерпевшему и причинителю. Поэтому они именуются в теории права субъективными правами и обязанностями.

Потерпевший и причинитель вреда оказываются связанными друг с другом взаимно корреспондирующими субъективными правами и обязанностями. Возникшая между ними юридическая связь - это и есть правоотношение. Следовательно, правоотношение существует в форме юридической связи - правовой связанности субъектов, содержанием которой являются субъективные права и обязанности. При этом правоотношение выступает в механизме гражданско-правового регулирования средством преобразования предписаний норм права в субъективные права и обязанности лиц, которым они должны следовать как участники регулируемого общественного отношения.

Из приведенного примера видно, что, оставаясь участниками фактического (экономического) имущественного отношения по возмещению вреда, потерпевший и причинитель становятся участниками иного - идеологического, в нашем случае - юридического отношения (связи) - правоотношения. В этом смысле правоотношение необходимо рассматривать как идеологическую форму имущественного (личного неимущественного) отношения, возникающую в результате правового регулирования данного отношения и существующую самостоятельно, наряду с ним. В этом смысле правоотношение есть явление надстроечное, подвергаемое правовому регулированию, а общественное отношение - базисное.

Таким образом, можно сказать, что правоотношение - это идеологическое отношение, существующее в форме связи субъектов урегулированного правом общественного отношения, выражающейся в наличии у них субъективных прав и обязанностей <1>. Однако такое определение вскрывает лишь сущность правоотношений. Для полной характеристики любого правоотношения необходимо:

--------------------------------

<1> Приведенное определение - одно из многих определений понятия правоотношения. Оно отличается от превалирующего в литературе определения правоотношения как общественного отношения, урегулированного нормой права. О достоинствах и недостатках такого понимания правоотношения, а также критический анализ иных дефиниций правоотношения см.: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 18 и сл.; Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 3 - 113.

- установить основания его возникновения, изменения и прекращения;

- определить его субъектный состав;

- выявить его содержание, а также структуру данного содержания;

- показать, что является его объектом.

Основания возникновения, изменения и прекращения правоотношения называются юридическими фактами. Юридические факты - жизненные обстоятельства, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение или прекращение правоотношения (в нашем примере юридическим фактом выступает неправомерное причинение вреда, так называемый деликт). Юридические факты весьма разнообразны и классифицируются по различным признакам (подробнее об этом см. § 1 гл. 12 тома I настоящего учебника). Однако к юридическим фактам относятся лишь те жизненные обстоятельства, которые предусмотрены нормами права. Без нормы права не может быть юридического факта, а без юридического факта не может возникнуть, измениться или прекратиться правоотношение.

Субъектный состав правоотношения - совокупность лиц, участвующих в данном правоотношении. В правоотношении во всех случаях участвуют минимум два субъекта - управомоченный и обязанный.

Содержание правоотношения составляют субъективные права и обязанности его субъектов. Структура содержания правоотношения - это способ взаимосвязи субъективных прав и обязанностей, составляющих содержание правоотношения. Структура содержания правоотношений может быть простой и сложной.

Объектом правоотношения является предмет деятельности субъектов гражданского права, по поводу которого они вступают в правоотношения, осуществляют субъективные права и исполняют субъективные обязанности <1>.

--------------------------------

<1> Понятие объекта правоотношения - одно из самых спорных в юридической литературе. Обзор мнений см.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. С. 212 - 217.

2. Особенности гражданских правоотношений

Гражданские правоотношения - один из видов правоотношения. В силу этого им присущи как общие черты и признаки, характерные для всех правоотношений, так и специфические, обусловленные тем, что гражданские правоотношения возникают в результате гражданско-правового регулирования имущественных и некоторых личных неимущественных отношений. Иначе говоря, специфические черты и признаки гражданских правоотношений предопределены особенностями самого гражданского права.

К их числу относятся следующие особенности.

Во-первых, субъекты гражданских правоотношений обособлены друг от друга как в имущественном, так и в организационном плане, в силу чего они самостоятельны, независимы друг от друга, соотносятся друг с другом как равные.

Во-вторых, равенство участников общественных отношений, составляющих предмет гражданско-правового регулирования, заложено в данных отношениях, имманентно присуще им. Гражданское право всеми средствами и способами, имеющимися в его арсенале, юридически обеспечивает такое равенство. Вследствие этого гражданские правоотношения формируются как правоотношения между равноправными субъектами, как правоотношения особого структурного типа, в которых обязанность корреспондирует с субъективным правом как притязанием, а не как велением. При всей полярности субъективных прав и обязанностей в гражданских правоотношениях обязанный субъект во всех случаях находится в равном положении с управомоченным субъектом, т.е. в отношениях координации, а не субординации.

В-третьих, самостоятельность участников общественных отношений, подпадающих под гражданско-правовое регулирование, диспозитивность указанного регулирования обусловливают то обстоятельство, что основными юридическими фактами, порождающими, изменяющими и прекращающими гражданские правоотношения, являются акты свободного волеизъявления субъектов - сделки.

В-четвертых, в качестве юридических гарантий реализации гражданских правоотношений применяются присущие только гражданскому праву меры защиты субъективных гражданских прав и меры ответственности за неисполнение обязанностей, обладающие главным образом имущественным характером.

На основании изложенного можно утверждать, что гражданское правоотношение - это идеологическое отношение, существующее в форме юридической связи равных, имущественно и организационно обособленных субъектов имущественных и личных неимущественных отношений, выражающейся в наличии у них субъективных прав и обязанностей, обеспеченных возможностью применения к их нарушителям государственно-принудительных мер имущественного характера.

§ 2. Содержание гражданского правоотношения

1. Понятие субъективного гражданского права

Содержание гражданского правоотношения составляют субъективные права и обязанности его участников.

Субъективное гражданское право есть мера дозволенного поведения субъекта гражданского правоотношения. Субъективное гражданское право - сложное юридическое образование, имеющее собственное содержание, которое состоит из юридических возможностей, предоставленных субъекту. Юридические возможности как составные части содержания субъективного гражданского права называются правомочиями.

При весьма большом разнообразии содержания субъективных гражданских прав можно обнаружить, что в любом случае такое право является результатом разновариантных комбинаций трех правомочий:

1) правомочия на собственные действия, означающего возможность самостоятельного совершения субъектом фактических и юридически значимых действий;

2) правомочия требования, представляющего собой возможность требовать от обязанного субъекта исполнения возложенных на него обязанностей;

3) правомочия на защиту, выступающего в качестве возможности использования различных мер защиты или требования использования государственно-принудительных мер в случаях нарушения субъективного права.

Типичными субъективными правами, для содержания которых характерно наличие двух правомочий - правомочия требования и правомочия на защиту, - являются субъективные гражданские права, входящие в содержание гражданско-правовых обязательств. В них управомоченный субъект - кредитор в целях удовлетворения своих интересов может требовать от обязанного субъекта - должника совершения действий по передаче имущества, выполнению работ, оказанию услуг и т.п., а в случае их несовершения - требовать применения к должнику гражданско-правовых принудительных мер защиты и ответственности.

Классической моделью субъективного гражданского права, включающего в свое содержание всю триаду правомочий, является субъективное право собственности. Собственник обладает юридической возможностью требовать от всех лиц, чтобы они не нарушали принадлежащее ему право собственности. Он также может притязать на применение к правонарушителю мер государственно-принудительного воздействия. Но главное и определяющее ядро в содержании субъективного права собственности - правомочие субъекта на собственные действия по владению, пользованию и распоряжению по своему усмотрению имуществом, принадлежащим ему.

2. Понятие субъективной гражданской обязанности

Субъективная обязанность - мера должного поведения участника гражданского правоотношения. Сущность обязанностей кроется в необходимости совершения субъектом определенных действий или воздержания от социально вредных действий.

В гражданских правоотношениях бывает два типа обязанностей - пассивный и активный. Это обусловлено наличием в гражданско-правовом регулировании общественных отношений двух способов законодательного закрепления обязанностей - позитивного обязывания и метода запретов (негативного обязывания).

Обязанности пассивного типа вытекают из гражданско-правовых запретов и по своей природе означают юридическую невозможность совершения действий, нарушающих интересы государства и управомоченных лиц.

Функции запретов в механизме гражданско-правового регулирования весьма разнообразны. Одна из главных функций запретов состоит в установлении пределов осуществления субъективных гражданских прав. Так, собственник-гражданин обязан не допускать бесхозяйственного содержания культурных ценностей, не должен при осуществлении своих правомочий наносить ущерб окружающей среде, нарушать права и охраняемые законом интересы граждан и организаций.

Запреты могут порождать обязанности одного субъекта гражданского правоотношения перед другим, например: запреты одностороннего отказа от исполнения договора, перевода долга без согласия кредитора и им подобные.

Особое место занимают запреты, порождающие обязанности, соблюдение которых препятствует трансформации относительных гражданских правоотношений одного вида в другой. Например, запрет хранителю использовать имущество, переданное ему на хранение поклажедателем, препятствует трансформации правоотношения хранения в правоотношения имущественного найма или ссуды.

Своеобразную роль в гражданско-правовом механизме регулирования общественных отношений играют общерегулятивные запреты, налагающие на всех субъектов гражданских правоотношений обязанности принципиального характера - соблюдать законы и нормы нравственности; осуществлять субъективные гражданские права в соответствии с их социальным назначением. Место этих обязанностей будет определено при анализе правосубъектности в гражданском праве.

Социальное назначение гражданско-правовых обязанностей активного типа состоит в побуждении субъектов к совершению общественно полезных действий.

Всякая гражданско-правовая обязанность активного типа содержит требование к субъекту совершить действие либо по передаче имущества, информации или иного блага, либо по выполнению работы, созданию и использованию произведений литературы, науки и искусства и иных результатов интеллектуальной деятельности, либо по оказанию услуги. Требование, заключенное в обязанности активного типа и составляющее ее содержание, означает для обязанного субъекта необходимость действовать в интересах управомоченного субъекта, так как оно обеспечивается санкцией за неисполнение обязанности.

Требование, составляющее содержание обязанности, концентрировано выражает социальную необходимость той или иной линии поведения субъекта в определенном промежутке времени, в определенном месте, по отношению к определенным лицам, явлениям объективной действительности, вытекающую из норм гражданского права, условий договора, реализующихся в рамках того правоотношения, элементом которого является данная обязанность.

Содержание обязанностей активного типа может быть сложным - в рамках общего требования включать в себя "подтребования". Так, в обязанности по передаче имущества в рамках общего требования совершить действия по передаче имущества обособляются "подтребования" к качеству и комплектности передаваемого имущества <1>.

--------------------------------

<1> Более подробно о содержании гражданско-правовых обязанностей активного типа см.: Грибанов В.П., Ем В.С. Гражданско-правовые обязанности: содержание и факторы, его определяющие // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1984. N 6. С. 3 - 10.

3. Структура содержания гражданского правоотношения

Она может быть простой и сложной. Элементарно простой выглядит структура правоотношения, возникающего между заемщиком и заимодавцем, без права заимодавца на получение процентов. С единственным правом заимодавца требовать возврата долга по истечении срока займа корреспондирует единственная обязанность заемщика вернуть долг.

Большинству гражданских правоотношений присуща сложная структура содержания. Примером может служить структура содержания правоотношения, возникающего на основании договора поставки. Помимо главного субъективного права покупателя требовать передачи купленных товаров и его главной субъективной обязанности уплатить за товар и корреспондирующих с ним главных субъективных прав и обязанностей продавца, у сторон возникают многочисленные права и обязанности, связанные с исполнением и осуществлением главных прав и обязанностей. К числу таковых можно отнести права и обязанности сторон по способам и формам расчетов за поставленный товар; способам выборки и доставки товара; порядку и методам приемки товаров по количеству и качеству; ответственному хранению товара и т.п.

Разграничение правоотношений на обладающие простыми или сложными структурами содержания имеет важное практическое значение, состоящее в следующем.

Во-первых, в различных правоотношениях со сложной структурой содержания мы нередко встречаем однородные элементы. Например, обязанность хранения имущества имеет место в правоотношениях по перевозке грузов, залогу вещей в виде их заклада залогодержателю, хранению вещей у профессионального хранителя. Между тем два первых правоотношения - самостоятельные цельные правовые образования, к которым неприменимы напрямую нормы, регулирующие отношения, возникающие из договора хранения. Прямое применение норм о договоре хранения применимо только к третьему правоотношению. Как видно, только определив, элементом содержания какого правоотношения являются однородные права и обязанности, можно установить, на основе каких правовых норм они возникли.

Во-вторых, структура содержания гражданских правоотношений может быть комплексной, включать в себя структурные образования, которые могут существовать и в качестве самостоятельных правоотношений. Такую структуру, например, имеет правоотношение, возникшее на основе договора на проведение опытно-конструкторских работ по созданию оборудования, его поставки, осуществлению его монтажа и проведению пуско-наладочных работ. В этом случае в комплексную структуру возникшего правоотношения оказались включенными структурные образования, присущие правоотношениям на проведение опытно-конструкторских работ; поставку оборудования; подрядных работ. Но данные структурные образования являются составными частями более сложной, цельной структуры, представляющей собою единое правоотношение. В случае возникновения спора между участниками такого правоотношения при определении субъективных прав и обязанностей его участников могут на условиях, указанных в законе, применяться правовые нормы, регламентирующие права и обязанности по отдельным видам договорных правоотношений, элементы которых вошли в содержание единого правоотношения с комплексным содержанием.

§ 3. Субъекты и объекты гражданских правоотношений

1. Понятие и содержание гражданской правосубъектности

Субъектами гражданских правоотношений могут быть физические лица (граждане), юридические лица и публично-правовые образования. К числу последних действующее гражданское законодательство РФ относит Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования.

Правосубъектность - социально-правовая возможность субъекта быть участником гражданских правоотношений. По своей сути она представляет собой право общего типа, обеспеченное государством материальными и юридическими гарантиями. Наделение субъекта правосубъектностью есть следствие существования длящейся связи субъекта и государства. Именно в силу наличия такой связи на всякое правосубъектное лицо возлагаются обязанности принципиального характера - соблюдать законы и нравственные нормы, осуществлять субъективные гражданские права в соответствии с их социальным назначением. Данные обязанности корреспондируют с правосубъектностью как субъективным правом общего типа.

Предпосылками и составными частями гражданской правосубъектности являются правоспособность и дееспособность субъектов <1>. Правоспособность - способность субъекта иметь гражданские права и обязанности. Дееспособность - способность субъекта своими действиями приобретать для себя права и создавать для себя обязанности. К тому же дееспособность охватывает и деликтоспособность субъекта - способность самостоятельно нести ответственность за совершенные гражданские правонарушения.

--------------------------------

<1> Соотношение категорий "правосубъектность", "правоспособность" и "дееспособность" вызывает споры в юридической науке. Высказано мнение, что правосубъектность личности "представляет собой единство ее... правоспособности и дееспособности" (Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979. С. 89); ее "праводееспособность" (Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М., 1982. С. 139). Однако гражданское право признает правосубъектными и недееспособных граждан. По мнению С.Н. Братуся, понятие "правосубъектность" совпадает по содержанию с понятием "правоспособность" (Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 6). Но тогда категория "правосубъектность" становится ненужной, излишней. Я.Р. Веберс доказывал, что "правосубъектность выражает признание гражданина в качестве субъекта правоотношений вообще, а также квалификацию его в качестве субъекта или возможного субъекта конкретных субъективных прав и обязанностей" (Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига, 1976. С. 26). Таким образом, категория "правосубъектность" нуждается в дальнейшем научном обосновании.

Юридические лица и совершеннолетние граждане обладают всеми элементами гражданской правосубъектности. Малолетние дети и совершеннолетние граждане, признанные недееспособными, являются субъектами гражданских прав, будучи только правоспособными. Так, малолетние дети могут наследовать имущество. Но практическое осуществление имущественных прав малолетнего, недееспособного требует участия дееспособных лиц - родителей, усыновителей, опекунов (об этом подробнее см. гл. 6 тома I настоящего учебника). Активная, самостоятельная деятельность субъектов в социально-экономической жизни возможна лишь при наличии у них всех составных элементов гражданской правосубъектности.

Построение в нашей стране общества, базирующегося на рыночной экономике, объективно привело к расширению объема гражданской правосубъектности лиц, участвующих в экономическом обороте. Это означает увеличение круга юридических возможностей указанных лиц по созданию, приобретению, владению, пользованию и распоряжению материальными и духовными благами в целях организации и осуществления предпринимательской деятельности и улучшения личного потребления.

2. Состав участников гражданского правоотношения

В каждом гражданском правоотношении различают две стороны - управомоченную и обязанную. Как на управомоченной, так и на обязанной стороне могут выступать одно или несколько лиц (субъектов). Например, несколько граждан решили купить жилой дом с определением доли каждого. Договор купли-продажи дома в таких случаях заключается один, и в возникшем на его основе правоотношении по купле-продаже будут две стороны - покупатель и продавец; но одна сторона - покупатель будет представлена несколькими субъектами.

Состав участников гражданского правоотношения может изменяться в порядке правопреемства, под которым понимают переход прав и обязанностей от одного лица - правопредшественника к другому лицу - правопреемнику, заменяющему его в правоотношении.

Правопреемство бывает универсальным (общим) и сингулярным (частным). При общем правопреемстве правопреемник в результате одного юридического акта занимает место правопредшественника во всех правоотношениях (за исключением тех, в которых правопреемство недопустимо). Например, при слиянии юридических лиц принадлежащие им права и обязанности в полном объеме переходят к вновь возникшему юридическому лицу; при принятии наследства наследники становятся участниками тех правоотношений, в которых участвовал наследодатель: в правоотношениях собственности, обязательственных отношениях, в правоотношениях, связанных с исключительными правами на литературные произведения, и т.д.

Частное правопреемство - правопреемство в одном или нескольких правоотношениях. Например, наниматель имущества с согласия наймодателя передает свои права по его использованию другому субъекту, кредитор по денежному обязательству уступает свое право требования к должнику третьему лицу.

Правопреемство не допускается в тех случаях, когда права и обязанности носят личный характер (права на имя, авторство, обязанность по возмещению вреда и т.п.) либо имеется прямое запрещающее предписание закона <1>.

--------------------------------

<1> Наиболее детальный анализ категории правопреемства в гражданском праве содержится в работах Б.Б. Черепахина (См.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2001).

3. Объекты гражданского правоотношения

С возникновением правоотношения предписания норм гражданского права трансформируются для его субъектов в субъективные права и обязанности, определяющие границы их возможного и необходимого поведения. Ими и руководствуются субъекты в процессе деятельности по осуществлению субъективных прав и исполнению обязанностей. Но именно из этой деятельности субъектов правоотношения складывается общественное отношение, подвергающееся правовому регулированию. Из сказанного видно, что объектом гражданских правоотношений, а следовательно, субъективных прав и обязанностей, входящих в его содержание, является деятельность (поведение) субъектов правоотношения. Однако в научной и учебной литературе в силу традиций, сложившихся под влиянием законодательных аксиом (см., например, ст. 128 ГК), объектом правоотношения чаще признается предмет деятельности субъектов гражданского правоотношения.

Предмет человеческой деятельности может быть как вещественным, так и идеальным, как данным в восприятии, так и существующим только в воображении, в мысли <1>. Предметом деятельности строителя является возводимое им строение. Предметом деятельности писателя, создающего роман, являются идеальные образы положительных или отрицательных героев. Поэтому главное, что отличает одну деятельность от другой, состоит в различии их предметов. Именно предмет деятельности придает ей определенную направленность <2>.

--------------------------------

<1> См.: Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975. С. 102.

<2> Там же.

Как любая человеческая деятельность, деятельность субъектов гражданских правоотношений, в результате которой возникают, осуществляются и исполняются субъективные гражданские права и обязанности, так же не может быть беспредметной. Она всегда направлена на существующие материальные и идеальные блага либо на их создание. Деятельность субъекта, осуществляющего правомочия собственника, всегда имеет своим предметом осязаемый, реально существующий материальный предмет. В качестве предмета деятельности архитектора, исполняющего свои обязанности в рамках договора на создание проекта дома, выступает идеальный пространственный и художественный образ этого дома. Иначе говоря, посредством чувственно-предметной деятельности субъектов по приобретению, осуществлению и исполнению субъективных гражданских прав и обязанностей гражданские правоотношения оказываются связанными с системой реальных жизненных отношений, с материальными и духовными ценностями общества. Воздействуя через субъективные права и обязанности на чувственно-предметную деятельность их субъектов, нормы права оказывают регулирующее влияние на общественные отношения, составляющие предмет гражданского права.

Материальные блага в их естественном состоянии или произведенные людьми называются в науке гражданского права вещами. Вещи, включая деньги и ценные бумаги, наряду с имущественными правами и обязанностями именуются имуществом.

Идеальные блага в виде продуктов (результатов) интеллектуальной деятельности (произведений науки, литературы и искусства, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов и т.д.) и исключительные права на них именуются нематериальными объектами товарного характера. Отдельную группу идеальных благ составляют личные неимущественные блага (честь, достоинство, личное имя, тайна частной жизни и т.д.).

Процесс создания материальных и духовных благ именуется действиями - производством работ, оказанием услуг. В неразрывной связи с ними находятся их результаты как овеществленного, так и неовеществленного характера.

В современных условиях во многих случаях предметом деятельности субъектов гражданских правоотношений является информация.

Таким образом, объектами гражданских правоотношений могут быть следующие предметы деятельности субъектов гражданского права:

- вещи и иное имущество, в том числе имущественные права;

- работы и услуги;

- результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них;

- информация;

- нематериальные блага

(подробнее об объектах гражданских правоотношений см. главу 11 тома I настоящего учебника).

§ 4. Виды гражданских правоотношений

1. Классификация гражданских правоотношений

Классификация гражданских правоотношений преследует не только теоретические, но и практические цели, заключающиеся в правильном уяснении прав и обязанностей сторон, определении круга правовых норм, подлежащих применению в процессе возникновения, реализации и прекращения правоотношения.

По особенностям характера взаимосвязи управомоченного и обязанного субъектов различаются абсолютные и относительные правоотношения. По особенностям объекта разделяются правоотношения имущественного и неимущественного характера. По способу удовлетворения интересов управомоченного лица разграничиваются вещные и обязательственные правоотношения. Можно также выделить правоотношения, элементом содержания которых являются нетипичные для гражданского права корпоративные и преимущественные права.

2. Абсолютные и относительные правоотношения

Абсолютными называются такие правоотношения, в которых управомоченному лицу противостоит неопределенный круг обязанных субъектов. Например, правоотношения, имеющие место между собственником и всеми третьими лицами; между обладателем исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства и иные результаты интеллектуальной деятельности и всеми третьими лицами. В этих правоотношениях с правом собственника, с правом автора на результат интеллектуальной деятельности корреспондируют обязанности неопределенного круга лиц не нарушать данные права <1>. Поэтому эти права абсолютны со стороны управомоченных лиц, а обязанности, коррелирующие с ними, являются общерегулятивными и принадлежащими каждому правосубъектному лицу. Вместе с тем с абсолютным правом коррелируют и обязанности самого управомоченного субъекта, вытекающие из запретов, устанавливающих пределы осуществления данного права.

--------------------------------

<1> Неопределенность круга обязанных лиц, противостоящих обладателю абсолютного субъективного права, породила теоретическую концепцию, согласно которой субъективное право собственности и ему подобные существуют вне правоотношений. Критический анализ данной концепции см.: Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР (часть 1) // Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000. С. 291 - 293.

Относительными называются гражданские правоотношения, в которых управомоченному лицу (лицам) противостоит строго определенное обязанное лицо (лица). Круг относительных гражданских правоотношений весьма широк. Он включает в себя обязательственные правоотношения, в том числе правоотношения по передаче в пользование произведений, изобретений; правоотношения по реализации мер гражданско-правовой защиты и т.п. В таких правоотношениях обе стороны строго определены. Их права и обязанности взаимно корреспондируют, то есть каждая сторона правоотношения имеет права и обязанности строго относительно друг друга. Поэтому они и именуются относительными правоотношениями.

Для относительных отношений характерна сложная, системная структура содержания. Ядро содержания относительных правоотношений составляют основные права и обязанности сторон. Но вместе с ними в их содержание входят права и обязанности сторон, определяющие порядок осуществления основных прав и исполнения основных обязанностей сторон.

Практическое разграничение абсолютных и относительных правоотношений состоит в том, что при нарушении абсолютного права меры защиты и ответственности могут быть применены к любому нарушителю, а при нарушении относительного права может отвечать только строго определенное лицо, обязанное своими действиями удовлетворять интересы управомоченного. При этом в законодательстве формируется два самостоятельных блока гражданско-правовых мер защиты - один, предназначенный для защиты абсолютных прав, другой - для защиты относительных прав <1>.

--------------------------------

<1> Отмеченные различия между относительными и абсолютными правоотношениями были весьма образно описаны В.К. Райхером. В своей работе "Абсолютные и относительные права", опубликованной в 1928 году в "Известиях экономического факультета Ленинградского политехнического института", выпуск 1 (XXV), касаясь различий в связи управомоченных и обязанных субъектов в относительных и абсолютных правоотношениях, он писал на страницах 303 - 304: "Эта связь устанавливается либо по типу прямых проводов, протянутых между определенными точками пространства, либо по типу "беспроволочной" связи, соединяющей данную точку пространства с абсолютно определенным числом всех "прочих" точек. В первом случае (относительные правоотношения) правовая энергия струится лишь по данному проводу, хотя и рассеивается вместе с тем в окружающем пространстве (косвенное отраженное действие по адресу 3 лиц). Во втором случае (абсолютные правоотношения) право излучает энергию из одной точки волнообразно, непосредственно во все стороны социальной среды".

3. Имущественные и неимущественные правоотношения

Правоотношения имущественного характера имеют своим объектом материальные блага (имущество) и отражают:

- либо принадлежность имущества (вещного права на него) определенному лицу (правоотношения собственности, правоотношения по поводу ограниченных вещных прав - сервитутов, хозяйственного ведения, оперативного управления и т.п.);

- либо переход имущества (по договору, в порядке наследования, возмещения вреда и т.п.).

Правоотношения, объектами которых являются результаты интеллектуальной деятельности, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, именуются личными неимущественными.

Практическое разграничение имущественных и неимущественных правоотношений состоит, в частности, в следующем. При нарушении прав и обязанностей, составляющих содержание имущественных правоотношений, к нарушителю применяются санкции имущественного характера. При нарушении неимущественных прав и обязанностей к правонарушителям, помимо имущественных мер, обычно применяются иные специфические меры правоохранительного характера: признание авторского права субъекта, признание произведений контрафактными, арест имущества, произведенного с нарушением исключительных прав патентообладателя, и т.п. С помощью указанных мер производится обособление соответствующего результата творческой деятельности как объекта товарного оборота <1>. Необходимость этих мер обусловлена следующим. В отличие от овеществленного имущества, обладание и использование которого одним субъектом делает невозможным его обладание и использование кем-либо другим, многие объекты личных неимущественных прав (например, изобретения, промышленные образцы, товарные знаки, фирменные наименования и т.д.) могут одновременно находиться в пользовании неограниченного круга лиц.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Дозорцев В.А. Понятие исключительного права // Интеллектуальные права. Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. М., 2003. С. 113 - 114 и сл.

4. Вещные и обязательственные правоотношения

Вещные правоотношения - правоотношения, фиксирующие статику имущественного положения субъектов. В них за управомоченным субъектом закрепляется возможность непосредственного воздействия на вещь и право отражения любых посягательств на нее со стороны третьих лиц. Вещные права носят абсолютный характер и являются юридическим основанием власти субъекта над вещью. К вещным правам наряду с правом собственности относятся: право пожизненного наследуемого владения земельным участком, сервитуты, право хозяйственного ведения имуществом, право оперативного управления имуществом, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком и некоторые другие.

Обязательственные правоотношения - правоотношения, опосредующие динамику имущественных отношений. В них управомоченный субъект обладает лишь правом требовать от обязанного лица передачи имущества, выполнения работ, оказания услуг, создания и передачи продуктов интеллектуальной деятельности и т.п. В обязательственных отношениях имущество находится во власти должника, а не во власти управомоченного лица - кредитора.

Практическое значение разграничения вещных и обязательственных правоотношений состоит в следующем. В вещных правоотношениях управомоченный субъект своими действиями по осуществлению права непосредственно, без содействия обязанных лиц удовлетворяет свои интересы за счет вещи. Лицо, обладающее обязательственным правом требования, может удовлетворить свой интерес к имуществу только через действия обязанного лица по исполнению обязанности <1>. Поэтому признается, что вещное право есть осуществленное право на вещь, а право требования - осуществимое право на имущество <2>.

--------------------------------

<1> В этой связи К.П. Победоносцев писал: "Имея вещное право, человек обладает вещью, обладает имуществом, имеющим значение вещи. Имея личное право или право требования, человек обладает в том и другом отношении личной способностью другого человека, его волей и деятельностью, так что может требовать от него личного или вещественного исполнения, может требовать себе службы лицом или вещью" (Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2002. С. 83).

<2> Там же.

5. Корпоративные правоотношения

Такие правоотношения имеют место между участниками (членами) корпоративных <1> образований, обладающих качеством юридических лиц, а также между участниками и самой корпорацией. Основания возникновения корпоративных правоотношений различны - участие в учредительном договоре, вступление в кооператив, приобретение права собственности на акции и т.п.

--------------------------------

<1> От латинского corpus - "тело", иначе - "корпорация", синоним collegia.

Данные правоотношения имеют в своем содержании так называемые корпоративные права. Благодаря корпоративным правам участники корпорации (хозяйственного товарищества, общества, кооператива и т.д.) могут участвовать в различных формах в управлении корпорацией и ее имуществом. Реализуя свои корпоративные права, например путем принятия решения общего собрания о совершении (не совершении) тех или иных сделок, о выплате дивидендов и т.п., участники корпорации, выражая собственную волю, формируют волеизъявление высшего органа корпоративного юридического лица. В свою очередь, сформированное членами корпорации волеизъявление высшего органа порождает модус поведения, обязательный для исполнительного органа корпоративного юридического лица и для самих участников корпорации. Такая ситуация нетипична для гражданско-правового регулирования, так как по общему правилу в гражданском обороте субъекты самостоятельны и независимы друг от друга и поэтому не могут непосредственно участвовать в формировании воли контрагента.

Осуществление корпоративных прав прямо или косвенно имеет своей целью удовлетворение имущественных интересов их носителей. Поэтому корпоративные права можно отнести к числу имущественных прав (подробнее о корпоративных правах членов хозяйственных товариществ и обществ и других организационно-правовых формирований см. главу 8 тома I настоящего учебника).

6. Правоотношения, включающие в свое содержание

преимущественные права

Права, именуемые законодателем преимущественными, дают своим обладателям юридическое превосходство над другими субъектами. Так, участник общей долевой собственности имеет преимущественное право на покупку продаваемой доли; участник закрытого акционерного общества обладает правом преимущественной покупки продаваемых акций; залогодержатель имеет преимущественное (первоочередное) право перед другими кредиторами залогодателя на удовлетворение своих требований за счет стоимости заложенного имущества и т.д.

Преимущественные права имеют особый, исключительный характер, так как выходят за рамки принципа равенства субъектов гражданских правоотношений. Поэтому преимущественные права могут возникнуть у субъектов только в случаях, предусмотренных законом. Любые юридические действия третьих лиц, ограничивающие или нарушающие преимущественные права, юридически ничтожны <1>. От привилегий, вытекающих из преимущественных прав, может отказаться только само управомоченное лицо.

--------------------------------

<1> Одним из первых необходимость выделения в отдельную группу преимущественных прав показал В.П. Грибанов (см.: Грибанов В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанностей // Осуществление и защита гражданских прав (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000. С. 294 - 295).

Дополнительная литература

Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000.

Лапач В.А. Система объектов гражданских прав. СПб., 2002.

Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Саратов, 1972.

Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959.

Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974.

Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2001.

Глава 6. ГРАЖДАНЕ (ФИЗИЧЕСКИЕ ЛИЦА)

КАК УЧАСТНИКИ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

§ 1. Граждане (физические лица)

и их гражданско-правовая индивидуализация

1. Личность, человек и гражданская правосубъектность

Одним из важнейших понятий науки гражданского права и гражданского законодательства является понятие субъектов права, т.е. лиц, выступающих в качестве участников имущественных и личных неимущественных отношений, регулируемых этой отраслью права.

Понятие лица родовое. Оно относится ко всем субъектам гражданских прав. В ГК РФ подраздел второй раздела первого именуется "Лица" и включает три главы, одна из которых имеет название "Граждане (физические лица)" и посвящена индивидуальным субъектам гражданского права, а две другие посвящены юридическим лицам и участию Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством.

К числу субъектов гражданско-правовых отношений по нашему законодательству относятся в первую очередь люди - члены общества. Вместе с тем нередко говорят о гражданско-правовом положении личности, о правах человека и гражданина. Какое из названных понятий наиболее соответствует понятию субъекта гражданского права?

Употребление понятия "личность" для указанных целей было бы неточным, поскольку личность с точки зрения психологии и философии - такой субъект общественных отношений, который обладает определенным уровнем психического развития. Качества личности присущи психически здоровому человеку, достигшему определенного возраста, способному в силу интеллектуальных и духовных качеств быть участником общественных отношений, формировать свою позицию, отвечать за поступки. Следовательно, не каждого человека можно считать личностью. Понятие "личность" является более узким по сравнению с понятием "человек". Как правильно подчеркивается в юридической литературе, личностью не рождаются, а ею становятся <1>.

--------------------------------

<1> См.: Советское гражданское право. Субъекты гражданского права / Под ред. С.Н. Братуся. С. 16; Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М., 1981. С. 81.

Признание субъектами гражданского права только личностей означало бы непризнание субъектами людей, которые не обладают качеством личности (малолетние, душевнобольные). Подобное решение явно противоречило бы гражданскому законодательству, признающему субъектом гражданского права каждого человека независимо от его возраста и состояния здоровья.

Понятие "человек" в смысле субъекта права широко употребляется в различных международных документах и в законодательстве. Так, в ст. 6 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. <1>, записано, что "каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности".

--------------------------------

<1> См.: Права человека: Сборник международных документов. М., 1986.

Декларация прав и свобод человека и гражданина, провозглашенная в Российской Федерации, в ч. 1 ст. 5 предусматривает, что "каждый имеет право на приобретение и прекращение гражданства Российской Федерации". Человек в подобных случаях рассматривается как существо, соединяющее в себе биологические и социальные начала, ему присуща форма развития психики - сознание. Человек - общественное существо, он, как говорится в преамбуле Всеобщей декларации прав человека, член "человеческой семьи".

2. Гражданин как физическое лицо

Человек - субъект множества прав и обязанностей, в том числе и гражданских. Однако гражданское законодательство Российской Федерации для обозначения человека как субъекта гражданских прав и обязанностей употребляет другое понятие - "гражданин". Представляется, что это понятие характеризует человека не как "члена человеческой семьи", а как лицо, состоящее в определенной связи с государством. Следовательно, "гражданин" - понятие юридическое <1>.

--------------------------------

<1> На это обстоятельство обращалось большое внимание еще в русской дореволюционной цивилистической литературе (см., например: Синайский В.И. Русское гражданское право (серия "Классика российской цивилистики".) М., 2002. С. 90 - 93).

Гражданство определяет постоянную политико-правовую связь лица и государства, находящую выражение в их взаимных правах и обязанностях. Отсюда вытекает, что гражданское законодательство, употребляя понятие "граждане", имеет в виду граждан данного государства - Российской Федерации.

Но на территории государства всегда проживают люди, которые являются гражданами других государств (иностранцы), а также люди, не имеющие определенного гражданства - апатриды. Они подчиняются правопорядку, существующему в данном государстве, имеют определенные права и обязанности. Однако гражданами данного государства, например Российской Федерации, они не являются и, следовательно, не подпадают под понятие "граждане".

В международных соглашениях, а также в законодательстве многих стран понятие "граждане" не употребляется, а используется понятие "физические лица", которое имеет более широкое содержание, поскольку охватывает всех людей как участников гражданских и других правоотношений на территории данной страны (или стран). Например, в Германском гражданском уложении соответствующая глава в разделе "Лица" именуется "Физические лица". В названном законе употребляется понятие "человек", но не в значении "гражданин". Следовательно, Германское гражданское уложение имеет в виду человека вообще, физическое лицо. Понятие "физическое лицо" употребляется и в законодательстве многих других стран, причем понятие "граждане" при этом не употребляется. С этой точки зрения представляет интерес Гражданский кодекс Франции, который для обозначения субъекта права - человека использует понятия "француз" и "иностранец".

В законодательстве нашей страны люди как субъекты гражданского права долгое время именовались "граждане" (ст. ст. 9 - 12 ГК РСФСР 1964 г.). В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г. <1>, использовалась формулировка "граждане" и в скобках "физические лица". Эта формулировка используется и в ГК РФ 1994 г., в том числе в названии главы третьей.

--------------------------------

<1> ВВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733.

Можно ли из приведенного положения ГК сделать вывод, что понятия "граждане" и "физические лица" однозначны? Представляется, что такой вывод был бы ошибочным, поскольку названные понятия, хотя близки по содержанию, но вместе с тем они, как было показано, существенно различаются. Употребляя понятие "граждане", закон имеет в виду людей, состоящих в гражданстве РФ. Но закон учитывает, что кроме граждан в пределах РФ находятся и люди, не являющиеся ее гражданами. Именно поэтому ГК употребляет также и понятие "физические лица", в числе которых не только граждане, но и другие лица - не граждане.

Представляется, что такое двойственное обозначение одного и того же явления объясняется желанием законодателя не отказываться от традиционного, привычного словоупотребления. Вместе с тем оно позволяет достаточно четко разграничивать при регулировании имущественных и личных неимущественных отношений рассматриваемые понятия: если в норме закона содержится понятие "граждане", то это должно означать, что речь идет только о гражданах РФ, если же закон употребляет понятие "физические лица", то имеются в виду и граждане РФ, и иностранные граждане, и лица без гражданства. Нередко закон употребляет термин "лицо" без определения "физическое" (например, абз. 2 п. 1 ст. 66; п. 2 ст. 69; п. 1 ст. 1087 ГК и др.). Учитывая международный опыт, можно предположить, что в будущем и наше законодательство перейдет при обозначении индивидуальных субъектов права на единое словоупотребление - "физические лица".

3. Гражданин как субъект гражданского права

Гражданин (физическое лицо) как участник гражданских правоотношений обладает рядом общественных и естественных признаков и свойств, которые определенным образом индивидуализируют его и влияют на его правовое положение. К таким признакам и свойствам следует отнести: имя, гражданство, возраст, семейное положение, пол.

Имя гражданина (физического лица). Каждый человек участвует в гражданских правоотношениях под определенным именем и лишь в сравнительно редких случаях (например, в авторских отношениях) - под псевдонимом (вымышленным именем) или анонимно (без имени). Имя является одним из средств индивидуализации гражданина как участника гражданских правоотношений <1>. В широком смысле понятием "имя" у большинства народов России охватываются фамилия, собственно имя и отчество. Однако национальные обычаи некоторых народов России не знают такого понятия, как отчество, и в официальных личных документах оно не указывается. В начале 90-х гг. в средствах массовой информации России стал усиленно насаждаться принятый в западных странах обычай указывать только имя и фамилию физического лица. По имени и фамилии у нас стали называть и президента, и других государственных и общественных деятелей, и ученых, и других граждан. Представляется, что подобное желание воспринять западный образец не соответствует российской традиции и вряд ли сможет укорениться в наших условиях; возможно, оно останется лишь как некоторая вольность, употребляемая в определенной среде. В официальных же документах должно быть указано полное имя гражданина: фамилия, собственно имя и отчество (кроме случаев, когда национальные обычаи не знают понятия "отчество").

--------------------------------

<1> См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995. С. 61.

Наше гражданское законодательство до принятия ГК РФ 1994 г. не содержало норм, регламентирующих отношения, связанные с именем гражданина. Некоторые нормы содержались в Кодексе о браке и семье РСФСР, который, в частности, регламентировал отношения в связи с переменой имени, отчества и фамилии. В настоящее время закон (ст. 19 ГК) признает, что имя гражданина - это категория в первую очередь гражданского законодательства. Такое решение полностью соответствует объективным требованиям, определяющим сферу действия гражданского права. Согласно закону гражданин приобретает и осуществляет гражданские права и обязанности под своим именем. Приобретение прав и обязанностей под именем другого лица не допускается (п. 4 ст. 19 ГК).

Право на имя - важнейшее неимущественное право гражданина (физического лица), личности. Выдающийся русский цивилист И.А. Покровский отмечал, что чем богаче внутреннее содержание личности, тем более она дорожит своим именем. "Всем известно, как дорожат своим именем старые аристократические фамилии; но то, что раньше было только достоянием аристократии, с течением времени делается общей тенденцией человека, вырастающего в сознании своего собственного достоинства" <1>. Это вполне применимо и к нашему времени.

--------------------------------

<1> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 91.

Доброе имя как нематериальное благо, принадлежащее гражданину, защищается в случаях и в порядке, предусмотренных ГК и другими законами, и относится к числу неотчуждаемых и непередаваемых другим способом благ (п. 1 ст. 150 ГК). В частности, предусматривается защита права на имя в случаях искажения либо использования имени гражданина способами или в форме, которые затрагивают его честь, достоинство или деловую репутацию (абз. 2 п. 5 ст. 19 ГК).

По достижении 16 лет гражданин вправе переменить свое имя (которое согласно п. 1 ст. 19 ГК включает собственно имя, фамилию и отчество) в установленном законом порядке. При этом он вправе требовать внесения за свой счет соответствующих изменений в документы, оформленные на его прежнее имя, или их замены (паспорт, свидетельство о рождении, свидетельство о браке, диплом и т.д.). Перемена гражданином имени не является основанием для прекращения или изменения его прав и обязанностей, приобретенных под прежним именем. Наряду с этим предусмотрено, что гражданин обязан принимать необходимые меры для уведомления своих должников и кредиторов о перемене своего имени и несет риск последствий, вызванных отсутствием у этих лиц сведений о перемене его имени.

Некоторые случаи изменения фамилии граждан предусмотрены семейным законодательством. Например, регламентируется порядок изменения фамилии при вступлении в брак и при расторжении брака, изменения фамилии ребенка при расторжении брака между его родителями, а также изменения фамилии, имени и отчества детям, не достигшим 18 лет, при их усыновлении (ст. ст. 32, 51, 58, 59, 134 Семейного кодекса РФ).

Сведения об имени (фамилия, имя, отчество), полученном гражданином при рождении, а также перемена имени подлежат государственной регистрации в порядке, установленном для регистрации актов гражданского состояния. Этот порядок предусматривается семейным законодательством.

Гражданство. Второе обстоятельство, которое необходимо учитывать при характеристике правового статуса гражданина (физического лица) как субъекта гражданского права, - это гражданство. Гражданство означает официальную принадлежность человека к народу определенной страны, вследствие чего он находится в сфере юрисдикции данного государства и под его защитой. Гражданство - это устойчивая правовая связь человека с государством, для которой характерно наличие у них взаимных прав, обязанностей и ответственности.

Отношения, связанные с гражданством, регулируются Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" <1>. Названный Закон определяет основания и порядок приобретения и прекращения гражданства РФ, регламентирует гражданство детей и гражданство родителей, опекунов и попечителей, гражданство недееспособных лиц. Таким образом, Закон о гражданстве определяет, кто из лиц, находящихся на территории РФ, состоит в правовой связи с Российской Федерацией и пользуется ее защитой, в том числе определяет лиц, на которых распространяются нормы ГК и других правовых актов, когда они адресованы гражданам.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2002. N 22. Ст. 2031 (далее - Закон о гражданстве).

Значение гражданства при определении гражданско-правового статуса физического лица видно на примере норм, регламентирующих статус лиц, находящихся на территории Российской Федерации, но не относящихся к числу ее граждан. Так, согласно ст. ст. 1196 и 1197 ГК гражданская правоспособность и дееспособность иностранного гражданина определяется его личным законом, то есть по праву страны, гражданином которой он является. В данном случае по прямому указанию закона решение вопроса о применимом праве находится в зависимости от гражданства данного лица.

Возраст. Третье обстоятельство, которому закон придает важное значение при определении статуса гражданина, - это возраст. Так, закон определяет возраст, с достижением которого наступает совершеннолетие, а также частичная дееспособность несовершеннолетних граждан (ст. ст. 21, 26, 28 ГК). Возраст имеет определяющее значение при решении таких вопросов, как объявление несовершеннолетнего гражданина полностью дееспособным (эмансипация), при вступлении граждан в члены кооперативных организаций, при определении круга наследников, а также лиц, имеющих право на возмещение вреда, причиненного здоровью, и во многих других случаях.

Основным документом, подтверждающим возраст, является свидетельство о рождении гражданина, выданное на основании записи в книге регистрации рождений государственного органа записи актов гражданского состояния. Дата рождения указывается также в паспорте гражданина.

Семейное положение. Правовой статус гражданина как участника гражданских правоотношений нередко зависит от его семейного положения. Так, законодательство важное значение придает состоянию лица в браке, его родственным связям. Согласно п. 2 ст. 672 ГК проживающие по договору социального найма жилого помещения совместно с нанимателем члены его семьи пользуются всеми правами и несут все обязанности по договору найма жилого помещения наравне с нанимателем. Законом определены и жилищные права членов семьи собственника жилого помещения (ст. 292 ГК). При этом к членам семьи нанимателя (а также собственника) жилого помещения относятся супруг нанимателя (и собственника), их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи при наличии определенных условий (совместное проживание, ведение общего хозяйства). Если лицо, проживающее в данном помещении, не относится к членам семьи нанимателя (или собственника), его правовой статус в сфере данных жилищных отношений будет иным по сравнению со статусом членов семьи.

Большое значение семейным связям придает и наследственное право. Так, согласно ст. 1142 ГК наследниками по закону первой очереди являются дети, супруг и родители наследодателя. Следовательно, правовое положение наследника лицо может приобрести лишь при наличии указанных семейно-правовых отношений с умершим.

Семейное положение гражданина влияет на его правовой статус и в ряде других случаев. Так, вред, возникший в связи со смертью кормильца, возмещается нетрудоспособным лицам, состоявшим на иждивении умершего или имевшим ко дню его смерти право на получение от него содержания (ст. 1088 ГК). К их числу относятся главным образом лица, с которыми умерший находился в семейных правоотношениях (родители, супруг, дети, братья, сестры и др.). Согласно ст. 1073 ГК за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны. И в данном случае на правовой статус указанных лиц влияет их семейно-правовая связь с несовершеннолетним.

Пол. Иногда для гражданско-правового положения человека определенное значение имеет пол. Например, ст. 41 Жилищного кодекса предусматривает, что при предоставлении жилых помещений по договору найма не допускается вселение в одну комнату лиц разного пола старше 9 лет, кроме супругов. Законом для мужчин и женщин установлен разный возраст, с достижением которого они считаются нетрудоспособными, что имеет важное значение при определении права на возмещение вреда, при определении круга наследников и в других случаях. Так, при возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, к числу нетрудоспособных, имеющих право на возмещение, относятся женщины старше 55 лет и мужчины старше 60 лет (п. 2 ст. 1088 ГК). Аналогично решается вопрос об отнесении к числу наследников нетрудоспособных лиц - женщин и мужчин.

Состояние здоровья. К числу признаков, индивидуализирующих гражданина (физическое лицо) как участника гражданско-правовых отношений, относится также состояние его здоровья. В первую очередь закон учитывает психическое здоровье. Согласно п. 1 ст. 29 ГК гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным. В этом случае гражданско-правовой статус такого гражданина существенно меняется: он не может лично совершать юридические действия и индивидуализируется как субъект гражданского права именно по этому признаку. Согласно п. 1 ст. 171 ГК сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, ничтожна.

Законом учитывается также такое состояние здоровья гражданина, когда он в момент совершения сделки не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. В данном случае речь идет о дееспособном лице, в момент совершения сделки здоровье которого отклонилось по тем или иным причинам от нормы (в связи с нервным потрясением, физической травмой, сильным алкогольным опьянением и т.п.). Поэтому совершенная им сделка может быть признана судом недействительной (п. 1 ст. 177 ГК).

Для индивидуализации гражданина как субъекта гражданского права важное значение в некоторых случаях имеет такое состояние здоровья, которое выражается в снижении или утрате им трудоспособности. Если эти обстоятельства наступили вследствие причинения ему вреда другим лицом, то при возмещении вреда учитывается степень утраты потерпевшим трудоспособности. В случае стойкой утраты трудоспособности потерпевший может быть признан инвалидом и приобретает права, обусловленные этим статусом, например право на возмещение вреда в случае потери кормильца (п. 2 ст. 1088 ГК).

Помимо рассмотренных, для индивидуализации физического лица как субъекта гражданского права могут иметь значение и другие качества и признаки, если для этого имеются основания, предусмотренные законом. Первостепенное значение имеют качества правоспособности и дееспособности.

§ 2. Правоспособность граждан (физических лиц)

1. Понятие правоспособности граждан (физических лиц)

Правоспособность - способность иметь гражданские права и нести обязанности (п. 1 ст. 17 ГК).

Следовательно, правоспособность означает способность быть субъектом этих прав и обязанностей, возможность иметь любое право или обязанность из предусмотренных или допускаемых законом. Ценность данной категории заключается в том, что только при наличии правоспособности возможно возникновение конкретных субъективных прав и обязанностей. Она - необходимая общая предпосылка их возникновения и тем самым их реализации.

Правоспособность признается за всеми гражданами страны. Она возникает в момент рождения человека и прекращается с его смертью. Следовательно, правоспособность неотделима от человека, он правоспособен в течение всей жизни независимо от возраста и состояния здоровья.

Однако отсюда нельзя делать вывод о том, будто правоспособность - естественное свойство человека, подобно зрению, слуху и т.п. Хотя правоспособность и возникает в момент рождения, она приобретается не от природы, а в силу закона, т.е. представляет собой общественно-юридическое свойство, определенную юридическую возможность. В истории были времена, когда большие группы людей в силу действовавших тогда законов были полностью или почти полностью лишены правоспособности (например, рабы при рабовладельческом строе).

В юридической литературе гражданская правоспособность часто рассматривается как определенное качество (или свойство), присущее гражданину <1>. Это качество, как вытекает из закона, заключается в способности иметь права и обязанности. Способность же означает не что иное, как юридическую возможность: лицо способно, т.е. может иметь права и обязанности. Поскольку такая возможность предусмотрена и обеспечивается законом, она представляет собой определенное субъективное право каждого конкретного лица. "Правоспособность, - писал С.Н. Братусь, - это право быть субъектом прав и обязанностей" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М., 1982. С. 141.

<2> Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 6.

С этим правом корреспондируют и соответствующие обязанности: все, кто вступает в какие-либо отношения с данным гражданином, не должны нарушать его правоспособность. Правоспособность пользуется правовой защитой, что характерно для всех субъективных прав.

Понимание правоспособности как определенного субъективного права получило убедительное обоснование в нашей юридической литературе <1>. Важно отметить, что нормы о правоспособности поставлены в законе впереди норм, относящихся ко всем другим субъективным правам (см. ст. 17 ГК). Тем самым законодатель как бы подчеркивает ее особенное предназначение - находиться с любым из субъективных прав в неразрывной связи, поскольку без гражданской правоспособности никакие субъективные гражданские права невозможны.

--------------------------------

<1> См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 141; Советское гражданское право. Субъекты гражданского права / Под ред. С.Н. Братуся. С. 17 - 18, 20; Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига, 1976. С. 51.

Если правоспособность представляет собой субъективное право, то необходимо раскрыть его особенности и отграничить от других субъективных прав. От других субъективных прав правоспособность отличается в первую очередь специфическим, самостоятельным содержанием, которое, как уже говорилось, заключается в способности (юридической возможности) иметь гражданские права и обязанности, предусмотренные законом.

Кроме того, гражданская правоспособность отличается от других субъективных прав назначением. Она призвана обеспечить каждому гражданину юридическую возможность приобретать конкретные гражданские права и обязанности, используя которые он может удовлетворять свои потребности, реализовать интересы. Третье отличие заключается в тесной связи правоспособности с личностью ее носителя, поскольку закон не допускает ее отчуждение или передачу другому лицу: согласно п. 3 ст. 22 ГК сделки, направленные на ограничение правоспособности, ничтожны.

Итак, гражданская правоспособность - принадлежащее каждому гражданину и неотъемлемое от него право, содержание которого заключается в способности (возможности) иметь любые допускаемые законом гражданские права и обязанности.

2. Правоспособность и субъективные права гражданина

Правоспособность как субъективное право нельзя смешивать с конкретными субъективными правами, возникшими в результате ее реализации. Быть правоспособным еще не означает фактически, реально иметь конкретные права и обязанности, которые предусмотрены или допускаются законом. Правоспособность, как отмечено в литературе, это лишь основа для правообладания, его предпосылка <1>. За каждым гражданином закон признает способность иметь множество имущественных и личных неимущественных прав, но конкретный гражданин никогда не может иметь весь их "набор", он имеет лишь часть этих прав. Так, каждый может иметь право авторства на изобретение, но далеко не все его имеют.

--------------------------------

<1> См.: Советское гражданское право. Субъекты гражданского права / Под ред. С.Н. Братуся. С. 16.

Приобретение конкретных субъективных прав и обладание ими означает реализацию правоспособности. При этом объем субъективных прав зависит от того, как работает и сколько зарабатывает гражданин, какие у него потребности и вкусы. Кто больше и лучше работает, кто обладает природными и воспитанными талантами и способностями и активно реализует их, кто умеет разумно использовать заработанное и приобретенное, тот имеет и больше материальных и иных благ, прав на результаты интеллектуального творчества и т.д. Это закономерность любого общества.

3. Содержание правоспособности граждан и ее пределы

Содержание правоспособности граждан образуют те имущественные и личные неимущественные права и обязанности, которыми гражданин согласно закону может обладать. Другими словами, содержание гражданской правоспособности составляют не сами права, а возможность их иметь.

Примерный перечень имущественных и личных неимущественных прав, которыми могут обладать российские граждане, дается в ст. 18 ГК, где предусматривается, что гражданин может:

- иметь имущество на праве собственности;

- наследовать и завещать имущество;

- заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью;

- создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами;

- совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах;

- избирать место жительства;

- иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности;

- иметь иные имущественные и личные неимущественные права.

Как видно, закон, определяя содержание правоспособности граждан, говорит только о правах, но прямо не упоминает об обязанностях. Между тем в п. 1 ст. 17 ГК указывается и на способность граждан "нести обязанности". В данном случае законодатель уделяет внимание главному в содержании правоспособности - правам. Но косвенное указание на обязанности в законе присутствует. Например, говорится о праве граждан "участвовать в обязательствах". Обязательство трактуется законом как правовое отношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК). Как видно, право участвовать в обязательствах означает и приобретение обязанностей. С несением обязанностей связано и право иметь имущество в собственности. Например, ст. 210 ГК предусматривает, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, т.е. определенные обязанности. Таким образом, в содержание правоспособности, безусловно, входит и упомянутая в п. 1 ст. 17 ГК способность нести обязанности (исполнить обязательство, возместить причиненный вред и т.п.).

В ст. 18 ГК перечислены наиболее важные (с точки зрения законодателя) права, которые могут быть у гражданина. Такой подход продиктован желанием законодателя сделать данную норму наиболее ясной и доступной. Между тем в принципе было бы вполне достаточно записать в ГК, что гражданин может иметь любые гражданские права и обязанности, не запрещенные законом и не противоречащие общим началам и смыслу гражданского законодательства.

Вместе с тем неправильно было бы утверждать, что по содержанию правоспособность граждан беспредельна. Для нее, как и для любого субъективного права, характерны некоторые пределы.

"Всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы как по своему содержанию, так и по характеру его осуществления" <1>. Эти пределы отражены в положении о том, что гражданин может заниматься любой "не запрещенной законом деятельностью" и что обладание некоторыми правами может быть прямо запрещено.

--------------------------------

<1> Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав // Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000. С. 22.

4. Равенство правоспособности граждан

Для характеристики гражданской правоспособности принципиальное значение имеет закрепленное законом равноправие граждан.

Равноправие граждан, предусмотренное конституционными нормами, означает не что иное, как равенство правоспособностей граждан <1>. Это положение вытекает из п. 1 ст. 17 ГК, согласно которому правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами. Следовательно, согласно букве закона все граждане обладают равной по содержанию правоспособностью, никто не имеет никаких привилегий и преимуществ в способности обладать правами. Российские граждане признаются полностью равноправными независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств <2>.

--------------------------------

<1> См.: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. С. 140.

<2> См. ст. 19 Конституции РФ, а также ст. 2 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.

Следует вместе с тем подчеркнуть, что не все рассмотренные элементы, характеризующие равенство гражданской правоспособности, могут реализовываться полностью, во всем объеме. Так, право гражданина избирать место жительства, входящее в содержание правоспособности, нельзя понимать в том смысле, что каждый гражданин может поселиться в любом месте России, поскольку существуют территории, где действует особый режим (приграничная полоса, расположение воинской части и т.п.). Другой пример: содержание правоспособности включает право гражданина заниматься предпринимательской деятельностью. Однако по прямому указанию закона некоторыми видами деятельности гражданин заниматься не вправе. Например, граждане не вправе осуществлять страховую деятельность.

Правоспособность некоторых граждан может иметь специальный характер. Так, глава крестьянского (фермерского) хозяйства в сфере деятельности этого хозяйства может иметь права и обязанности, связанные с определенными законом целями создания хозяйства: производство сельскохозяйственной продукции, ее переработка и реализация. Однако как обычный гражданин глава крестьянского (фермерского) хозяйства обладает общей для всех граждан правоспособностью. Принцип равенства правоспособности в данном случае не нарушается.

Отклонение от принципа равенства правоспособности нельзя видеть в том, что некоторые граждане фактически или по прямому указанию закона не могут (не способны) обладать отдельными правами и обязанностями (несовершеннолетние, психически больные) <1>. Например, малолетний гражданин не может иметь такие элементы содержания правоспособности, как право завещать имущество или быть членом кооператива. В подобных случаях речь идет о невозможности обладать некоторыми правами, которая распространяется в одинаковой мере на всех граждан (например, на всех несовершеннолетних), и, следовательно, принцип равенства правоспособности не нарушается, не терпит исключений.

--------------------------------

<1> См.: Веберс Я.Р. Основные проблемы правосубъектности граждан в советском гражданском и семейном праве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1974. С. 15.

5. Возникновение и прекращение правоспособности

Гражданская правоспособность согласно закону возникает в момент рождения гражданина и прекращается смертью (п. 2 ст. 17 ГК). Приведенная формулировка закона вызывает тем не менее вопросы. Необходимо прежде всего уяснить, возникают ли с рождением человека все элементы содержания правоспособности, предусмотренные законом, или только отдельные элементы.

Как было отмечено, принцип равенства правоспособности не означает полного совпадения ее объема у всех без исключения граждан. В частности, с рождением человек способен обладать не всеми гражданскими правами и обязанностями. Следовательно, во-первых, сам факт рождения не означает, что у новорожденного возникла гражданская правоспособность в полном объеме, некоторые ее элементы возникают лишь с достижением определенного возраста (право заниматься предпринимательской деятельностью, создавать юридические лица и др.).

Во-вторых, требуют толкования слова "в момент рождения", поскольку установление такого момента может иметь практическое значение (например, при решении вопроса о круге наследников). Момент рождения ребенка определяется в соответствии с данными медицинской науки. С точки зрения права не имеет значения, был ли ребенок жизнеспособным: сам факт появления его на свет означает, что у него возникла правоспособность, хотя бы он был живым всего несколько минут или даже секунд. Следует отметить, что закон в некоторых случаях охраняет права и интересы и неродившегося ребенка, т.е. будущего субъекта права. Так, согласно ст. 1116 ГК к наследованию могут призываться граждане, находящиеся в живых в день открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства. Это, однако, не означает, что зачатый, но не родившийся ребенок признается правоспособным.

Правоспособность гражданина прекращается его смертью. Пока человек жив - он правоспособен, независимо от состояния здоровья. Факт смерти влечет безусловное прекращение правоспособности, т.е. прекращение существования гражданина как субъекта права. Этот факт влечет одновременно открытие наследства (ст. 1113 ГК).

6. Неотчуждаемость правоспособности

и невозможность ее ограничения

Правоспособность признается за гражданином законом. При этом согласно закону гражданин не вправе отказаться от правоспособности или ограничить ее. Следовательно, для правоспособности характерна неотчуждаемость. Пункт 3 ст. 22 ГК устанавливает, что сделки, направленные на ограничение правоспособности, ничтожны. Гражданин вправе с соблюдением установленных законом требований распоряжаться субъективными правами (продать или подарить принадлежащую ему вещь и т.д.), но не может уменьшить свою правоспособность.

Однако допускается ограничение правоспособности в случаях и в порядке, установленных законом (ч. 1 ст. 22 ГК). Ограничение правоспособности возможно, в частности, в качестве наказания за совершенное преступление, причем гражданин по приговору суда может быть лишен не правоспособности в целом, а только способности иметь отдельные права - занимать определенные должности, заниматься определенной деятельностью. Ограничение правоспособности возможно и при отсутствии противоправных действий лица. Так, абз. 5 п. 4 ст. 66 ГК устанавливает, что законом может быть запрещено или ограничено участие отдельных категорий граждан в хозяйственных товариществах и обществах, за исключением открытых акционерных обществ. В частности, лицо может быть полным товарищем только в одном товариществе на вере (абз. 1 п. 3 ст. 82 ГК), т.е. его правоспособность в какой-то мере ограничена. Ограничение правоспособности в указанных случаях допускается при условии соблюдения установленных законом условий и порядка. Если это условие не соблюдается, акт государственного или иного органа, установивший соответствующее ограничение, признается недействительным (п. 2 ст. 22 ГК) в порядке, предусмотренном ст. 13 ГК.

Принудительное ограничение правоспособности нельзя смешивать с лишением гражданина отдельных субъективных прав. Так, конфискация имущества по приговору суда означает лишение гражданина права собственности на определенные вещи и ценности, но не связана с ограничением правоспособности.

7. Гражданская правоспособность иностранных граждан

и лиц без гражданства

Иностранные граждане согласно ст. 1196 ГК пользуются в нашей стране гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами, т.е. им предоставляется национальный правовой режим. Следовательно, иностранные граждане, находящиеся в нашей стране, обладают равной правоспособностью независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения <1>. Они, как и российские граждане, могут иметь имущество в собственности, пользоваться жилыми помещениями и иным имуществом, наследовать и завещать имущество и иметь иные имущественные и личные неимущественные права, не запрещенные действующим гражданским законодательством и не противоречащие его общим началам. Согласно абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом.

--------------------------------

<1> См. ст. 2 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.

Вместе с тем иностранные граждане не могут пользоваться большей по объему правоспособностью, чем российские граждане. В связи с расширением содержания правоспособности граждан в последние годы расширилась и возможность иностранных граждан иметь гражданские права и обязанности. Например, законом значительно расширен круг объектов права собственности граждан. Положения законов, относящихся к собственности граждан, применяются также к находящейся в нашей стране собственности иностранных граждан.

Установив для иностранных граждан национальный режим, ГК предусмотрел в изъятие из этого правила возможность некоторых ограничений правоспособности иностранных граждан по сравнению с правоспособностью российских граждан. Например, в состав экипажа воздушных и морских судов могут входить по общему правилу лишь российские граждане <1>. Иностранные граждане не могут обладать на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных и иных особых территориях (п. 3 ст. 15 Земельного кодекса РФ). Ограничение гражданской правоспособности иностранных граждан, помимо указанных случаев, возможно по постановлению Правительства РФ в порядке ответной меры (реторсии) для граждан тех государств, в которых имеются специальные ограничения гражданской правоспособности российских граждан (ст. 1194 ГК). Например, если в какой-либо стране нашим гражданам запрещено приобретать в собственность жилые дома, то граждане этой страны согласно данному закону также не вправе будут иметь жилые дома на праве собственности на нашей территории.

--------------------------------

<1> См.: ст. 56 Воздушного кодекса РФ, утвержденного Федеральным законом от 19 марта 1997 г. N 60-ФЗ (СЗ РФ. 1997. N 12. Ст. 1383; 1999. N 28. Ст. 3483) и ст. 56 Кодекса торгового мореплавания РФ, утвержденного Федеральным законом от 30 апреля 1999 г. N 81-ФЗ (СЗ РФ. 1999. N 18. Ст. 2207; 2001. N 22. Ст. 2125; 2003. N 27. Ст. 2700).

Гражданская правоспособность лиц без гражданства (апатридов), т.е. лиц, которые проживают на нашей территории, не являясь российскими гражданами и не имея доказательств своей принадлежности к гражданству иностранного государства, аналогична правоспособности иностранных граждан. Согласно ст. 1196 ГК лица без гражданства пользуются гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами. Следовательно, им, как и иностранным гражданам, предоставлен национальный правовой режим. Отдельные изъятия могут быть установлены законами РФ.

Иностранным гражданам и лицам без гражданства, находящимся на территории РФ, гарантированы права и свободы, предусмотренные ее законами, в том числе в сфере имущественных и личных неимущественных отношений. Наряду с этим на них возлагается обязанность соблюдать требования указанных законов.

§ 3. Понятие и содержание дееспособности граждан

(физических лиц)

1. Понятие дееспособности граждан и ее значение

Гражданская дееспособность определяется в законе как способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п. 1 ст. 21 ГК).

Обладать дееспособностью - значит иметь способность лично совершать различные юридические действия: заключать договоры, выдавать доверенности и т.п., а также отвечать за причиненный имущественный вред (повреждение или уничтожение чужого имущества, повреждение здоровья и т.п.), за неисполнение договорных и иных обязанностей. Таким образом, дееспособность включает прежде всего способность к совершению сделок (сделкоспособность) и способность нести ответственность за неправомерные действия (деликтоспособность).

Но кроме того, дееспособность включает способность гражданина своими действиями осуществлять имеющиеся у него гражданские права и исполнять обязанности. Такая способность впервые в нашем законодательстве предусмотрена в ГК (п. 1 ст. 21). В данном случае законодатель принял во внимание предложение, которое было обосновано в трудах ученых-цивилистов, доказавших, что если за гражданином признается способность приобретать права и создавать для себя обязанности, то за ним нельзя не признать способность своими действиями осуществлять права и исполнять обязанности <1>.

--------------------------------

<1> См.: Грибанов В.П. Основные проблемы осуществления и защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1970. С. 11.

Ценность названной категории определяется тем, что дееспособность юридически обеспечивает активное участие личности в экономическом обороте, предпринимательской и иной деятельности, реализации своих имущественных прав, в первую очередь права собственности, а также личных неимущественных прав. При этом все другие участники оборота всегда могут рассчитывать на применение мер ответственности к дееспособному субъекту, нарушившему обязательства или причинившему имущественный вред при отсутствии договорных отношений. Следовательно, категория дееспособности граждан представляет большую ценность в силу того, что является юридическим средством выражения свободы личности в сфере имущественных и личных неимущественных отношений.

2. Юридическая природа и содержание дееспособности граждан

Дееспособность, как и правоспособность, по юридической природе субъективное право гражданина <1>. Это право отличается от других субъективных прав своим содержанием: оно означает возможность определенного поведения для самого гражданина, обладающего дееспособностью, и вместе с тем этому праву соответствует обязанность всех окружающих гражданина лиц не допускать его нарушений.

--------------------------------

<1> См.: Грибанов В.П. Основные проблемы осуществления и защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. С. 6; Советское гражданское право. Субъекты гражданского права / Под ред. С.Н. Братуся. С. 20.

Содержание дееспособности граждан как субъективного права включает следующие возможности, которые можно рассматривать как его составные части:

- способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности;

- способность самостоятельно осуществлять гражданские права и исполнять обязанности;

- способность нести ответственность за гражданские правонарушения.

Можно также указать на возможность защиты данного субъективного права от нарушений <1>. Однако такая возможность характерна для любого субъективного права и не может индивидуализировать содержание дееспособности как субъективного права.

--------------------------------

<1> См.: Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. С. 129.

Содержание дееспособности граждан тесно связано с содержанием их правоспособности. Если содержание правоспособности составляют права и обязанности, которые физическое лицо может иметь, то содержание дееспособности характеризуется способностью лица эти права и обязанности приобретать и осуществлять собственными действиями. Поэтому можно сделать вывод, что дееспособность есть предоставленная гражданину законом возможность реализации своей правоспособности собственными действиями.

Дееспособность, как и правоспособность, нельзя рассматривать как естественное свойство человека, они предоставлены гражданам законом и являются юридическими категориями. Поэтому и в отношении дееспособности закон устанавливает ее неотчуждаемость и невозможность ограничения по воле гражданина.

Что касается возможности принудительного ограничения дееспособности, то согласно п. 1 ст. 22 ГК никто не может быть ограничен в дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом. Примером может служить норма ст. 30 ГК, предусматривающая ограничение дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами.

3. Разновидности дееспособности граждан

В отличие от правоспособности, которая в равной мере признается за всеми гражданами, дееспособность граждан не может быть одинаковой. Для того чтобы приобретать права и осуществлять их собственными действиями, принимать на себя и исполнять обязанности, надо разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия своих действий, иметь жизненный опыт. Эти качества существенно различаются в зависимости от возраста граждан, их психического здоровья.

Учитывая указанные факторы, закон различает несколько разновидностей дееспособности:

- полная дееспособность;

- дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет;

- дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14 лет.

Предусматривается также признание гражданина недееспособным и ограничение дееспособности граждан по определенным законом основаниям.

Полная дееспособность - способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять любые допускаемые законом имущественные и личные неимущественные права, принимать на себя и исполнять любые обязанности, т.е. реализовать принадлежащую ему правоспособность в полном объеме.

Такая дееспособность возникает с возрастом, причем границу этого возраста определяет закон. Согласно п. 1 ст. 21 ГК гражданская дееспособность возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении 18-летнего возраста. Закон знает следующие изъятия из указанного правила.

Во-первых, лицо, вступившее в порядке исключения в брак до достижения 18 лет, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак (п. 2 ст. 21 ГК). Эта норма направлена на обеспечение равноправия супругов и содействует охране родительских прав и других прав лиц, вступающих в брак до достижения 18 лет <1>.

--------------------------------

<1> В случае расторжения брака между супругами, если один (или оба) вступили в брак до достижения совершеннолетия, полная дееспособность за ними сохраняется. Но если брак признан недействительным, то вопрос о сохранении полной дееспособности решается судом (абз. 3 п. 2 ст. 21 ГК).

Во-вторых, несовершеннолетний, достигший 16 лет, согласно ст. 27 ГК может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителей занимается предпринимательской деятельностью и зарегистрирован в качестве предпринимателя.

Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным, именуемое эмансипацией, производится по решению органа опеки и попечительства с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя, а при отсутствии такого согласия - по решению суда.

Эмансипация существенно изменяет правовой статус несовершеннолетнего: в результате эмансипации он, как и все полностью дееспособные граждане, по своему усмотрению приобретает и осуществляет принадлежащие ему права, распоряжается доходами, полученными в результате трудовой и предпринимательской деятельности, совершает все необходимые юридические действия и сам отвечает в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств и за причинение вреда. В условиях рыночной экономики институт эмансипации содействует обретению несовершеннолетними гражданами экономической самостоятельности, развитию их способностей и навыков участия в трудовой и предпринимательской деятельности.

4. Предпринимательская деятельность граждан

Гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Предпринимательской признается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК).

Предпринимательская деятельность без образования юридического лица предполагает участие гражданина в различных договорных отношениях, совершение им юридических действий, связанных с исполнением договорных и иных обязательств, с предъявлением претензий и исков и т.д. Все юридические действия гражданин-предприниматель совершает от своего имени и на свой риск. В случаях, когда в предпринимательской деятельности участвуют лица, обладающие частичной дееспособностью, такие лица совершают юридические действия с согласия законных представителей - родителей, усыновителей, попечителя (см. абз. 1 п. 1 ст. 27 ГК).

В сельском хозяйстве предпринимательская деятельность без образования юридического лица может осуществляться в форме ведения крестьянского (фермерского) хозяйства <1>. Такое хозяйство может состоять из одного лица, которое является главой хозяйства и признается индивидуальным предпринимателем. Если в деятельности хозяйства участвуют трудоспособные члены его семьи, другие родственники и иные лица, то они предпринимателями не являются. В качестве предпринимателя выступает только глава крестьянского (фермерского) хозяйства (п. 2 ст. 23 ГК).

--------------------------------

<1> Деятельность по производству и переработке сельскохозяйственной продукции может также осуществляться в форме личного подсобного хозяйства. Такая деятельность в силу прямого указания закона не является предпринимательской. Реализация гражданами, ведущими личное подсобное хозяйство, сельскохозяйственной продукции, произведенной и переработанной при ведении личного подсобного хозяйства, также не является предпринимательской деятельностью (ст. 2 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 112-ФЗ "О личном подсобном хозяйстве" // СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2881).

Согласно ст. 1 Федерального закона от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" <1> крестьянское (фермерское) хозяйство представляет собой объединение граждан, связанных родственными отношениями, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность, основанную на их личном участии. Крестьянское (фермерское) хозяйство осуществляет предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, являясь неправосубъектным с точки зрения гражданского права объединением граждан.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2003. N 24. Ст. 2249. Далее - Закон о КФХ.

В соответствии со ст. 3 Закона о КФХ членами крестьянского (фермерского) хозяйства могут быть как супруги, их родители, дети, братья, сестры, внуки, а также дедушки и бабушки каждого из супругов, но не более чем из трех семей, так и граждане, не состоящие в родстве с главой фермерского хозяйства. Однако максимальное количество таких граждан не может превышать пяти человек. Следовательно, крестьянское (фермерское) хозяйство основывается на членских отношениях. Этот вывод подтверждается анализом ст. ст. 14 - 18 Закона о КФХ, в которых определяются правила приема новых членов и прекращения членства в хозяйстве, права и обязанности его членов, правовое положение главы хозяйства как лица, "действующего в интересах представляемого им фермерского хозяйства" (п. 2 ст. 16 Закона о КФХ). Согласно ст. 17 Закона о КФХ глава хозяйства без доверенности действует от имени крестьянского (фермерского) хозяйства, в том числе представляет его интересы и совершает сделки, то есть выступает как его исполнительный орган.

Вместе с тем согласно ст. 4 Закона о КФХ, кроме случая, когда крестьянское (фермерское) хозяйство создано одним гражданином, для его образования требуется заключение соглашения, которое свидетельствует о договорной природе хозяйства. Исходя из анализа п. 3 ст. 4 Закона о КФХ, соглашение о создании крестьянского (фермерского) хозяйства представляет собой разновидность договора простого товарищества, поскольку должно содержать, в частности, сведения о признании главой крестьянского (фермерского) хозяйства одного из членов этого хозяйства, его полномочиях и порядке управления хозяйством, о порядке формирования имущества хозяйства, владения, пользования, распоряжения этим имуществом, о порядке принятия в члены хозяйства и выхода из его членов, о порядке распределения полученных от деятельности хозяйства плодов, продукции и доходов и т.д. Соглашение подписывается всеми членами крестьянского (фермерского) хозяйства, а изменения, касающиеся состава фермерского хозяйства, подлежат обязательному внесению в него.

Важно подчеркнуть, что ст. 4 Закона о КФХ прямо противоречит ст. 257 ГК, устанавливающей режим общей совместной собственности крестьянского (фермерского) хозяйства, если законом или договором между членами хозяйства не определено иное. Общеизвестно, однако, что отношения общей совместной собственности не могут устанавливаться договором. Таким образом, ряд положений Закона о КФХ противоречит ГК и согласно ст. 3 ГК не подлежит применению.

Необходимым условием участия гражданина в предпринимательской деятельности является государственная регистрация его в качестве индивидуального предпринимателя или в качестве главы крестьянского (фермерского) хозяйства, порядок осуществления которой определяется законом <1>. Однако и здесь Закон о КФХ вступает в противоречие с нормами ГК и Закона о государственной регистрации, поскольку в ст. 5 прямо указывает, что крестьянское (фермерское) хозяйство считается созданным со дня его государственной регистрации.

--------------------------------

<1> См.: главу VII.1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" // СЗ РФ. 2001. N 33. Ст. 3431; 2003. N 26. Ст. 2565 (далее - Закон о государственной регистрации).

Если гражданин осуществляет предпринимательскую деятельность без государственной регистрации, то к сделкам, которые он совершает, суд может применить положения, установленные для предпринимателей. В частности, к нему применяются правила об ответственности предпринимателя без вины за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств (п. 3 ст. 401 ГК), о недопущении ограничения ответственности перед потребителем (п. 2 ст. 400 ГК) и другие нормы, регламентирующие предпринимательскую деятельность.

§ 4. Дееспособность несовершеннолетних граждан

1. Понятие и виды неполной (частичной) дееспособности

несовершеннолетних

Такой дееспособностью наделены несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет и малолетние в возрасте от 6 до 14 лет. Неполная (частичная) дееспособность характеризуется тем, что за гражданином признается право приобретать и осуществлять своими действиями не любые, а только некоторые права и обязанности, прямо предусмотренные законом.

Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних характеризуется иногда как ограниченная. Представляется, что ограничить можно то, что уже имеется у субъекта права. Если же закон признает за несовершеннолетним дееспособность не в полном объеме, то в этом нельзя усмотреть ограничения, ибо он большим объемом дееспособности до этого не обладал. Не случайно Основы гражданского законодательства, ГК РСФСР и действующий ГК РФ понятием "ограниченная дееспособность несовершеннолетних" не пользуются. В законе речь идет о том, что несовершеннолетним предоставляется какая-то часть от полной дееспособности. Правда, эта часть может быть при определенных условиях ограничена. Но в таком случае будет ограничено (уменьшено) то, что несовершеннолетний уже имел. Объем (содержание) неполной (частичной) дееспособности несовершеннолетних зависит от их возраста.

2. Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних

в возрасте от 14 до 18 лет

Объем дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет достаточно широк. Они могут приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности либо самостоятельно (в указанных законом случаях), либо с согласия родителей (усыновителей, попечителя).

С согласия родителей (усыновителей, попечителя) несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может совершать разнообразные сделки (продать или купить имущество, принять или сделать подарок, заключить договор займа и т.п.) и совершать иные юридические действия, в частности заниматься предпринимательской деятельностью (п. 1 ст. 27 ГК). Волю в такого рода сделках и иных действиях выражает сам несовершеннолетний. Согласие родителей, усыновителей или попечителя, как предусмотрено п. 1 ст. 26 ГК, должно быть выражено в письменной форме. Несоблюдение этого требования является основанием для признания сделки, совершенной несовершеннолетним, недействительной (ст. 175 ГК). Однако допускается последующее письменное одобрение сделки указанными выше лицами (родителями, усыновителями, попечителем).

Устанавливая, что несовершеннолетние могут совершать сделки с согласия родителей, закон не имеет в виду непременное согласие обоих родителей: достаточно согласия одного из них, поскольку российское семейное законодательство исходит из принципа полного равенства прав родителей по отношению к детям. То же надо сказать об усыновителях: требуется согласие не обоих усыновителей (если их двое), а одного из них.

Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, т.е. независимо от согласия родителей (усыновителей, попечителя), распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами. Указанное право - наиболее существенное из входящих в объем частичной дееспособности лиц в возрасте от 14 до 18 лет. Поскольку несовершеннолетние согласно трудовому законодательству вправе вступать при определенных условиях в трудовые правоотношения, они должны иметь возможность распоряжаться вознаграждением, полученным за труд. То же касается стипендии и иных доходов (например, доходов от предпринимательской деятельности, гонораров за использование произведений и т.п.).

По смыслу закона несовершеннолетний вправе распорядиться и накопленным им заработком (независимо от суммы), а также вещами, приобретенными на заработок. Путем толкования закона (пп. 1 п. 2 ст. 26 ГК) можно сделать вывод, что несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может распоряжаться не только полученным заработком, стипендией или иными доходами, но и теми, на получение которых он имеет право, т.е. совершать сделки в кредит.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно осуществлять авторские и изобретательские права: заключать авторские договоры с целью использования созданных ими произведений, требовать выдачи патента на изобретение и т.д. Полученным гонораром или иным вознаграждением несовершеннолетний распоряжается самостоятельно.

Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет выражается также в их праве самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. В данном случае имеются в виду сделки, совершаемые несовершеннолетними за счет средств родителей (усыновителей, попечителя или других лиц), но не за счет своего заработка, стипендии, иных доходов, ибо заработок, стипендию, иные доходы они могут расходовать самостоятельно, совершая любые, а не только мелкие бытовые сделки. Под бытовыми понимаются сделки, направленные на удовлетворение обычных потребностей несовершеннолетнего: приобретение продуктов питания, учебников, тетрадей, канцелярских принадлежностей, парфюмерных товаров, ремонт одежды или обуви и т.п. По характеру они должны соответствовать возрасту несовершеннолетнего. Устанавливая, что подобные сделки должны быть "мелкими", закон имеет в виду относительно небольшую стоимость приобретаемых несовершеннолетним вещей и иных затрат.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут самостоятельно вносить вклады в кредитные организации и распоряжаться ими. Указанное право несовершеннолетних, как сказано в п. 2 ст. 26 ГК, осуществляется "в соответствии с законом". Несовершеннолетний вправе самостоятельно сделать вклад и в полной мере распоряжаться им, если он лично внес деньги на свое имя. Если же вклад внесен другим лицом на имя несовершеннолетнего, достигшего 14 лет, или перешел к нему по наследству, то он вправе распоряжаться им только с письменного согласия родителей (усыновителей, попечителя).

Для характеристики объема частичной дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет необходимо указать на их право с 16 лет быть членами кооперативов в соответствии с законами о кооперативах. Вступив в кооператив, несовершеннолетний приобретает все, в том числе имущественные, права и обязанности в этой организации и может самостоятельно их осуществлять.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет считаются деликтоспособными, т.е. сами отвечают за имущественный вред, причиненный их действиями. Однако, если у несовершеннолетнего нет имущества или заработка, достаточного для возмещения вреда, вред в соответствующей части должен быть возмещен его родителями (усыновителями, попечителем), если они не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1073 ГК).

Особо следует остановиться на праве несовершеннолетних составлять завещания. Вопрос о праве несовершеннолетних завещать имущество не получил единообразного решения в литературе. По мнению В.И. Серебровского, завещание как сделка, непосредственно связанная с личностью завещателя, может совершаться только лицами, полностью дееспособными <1>. Б.С. Антимонов и К.А. Граве допускали завещания несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, если завещание касается денежных средств, представляющих собой заработок несовершеннолетнего <2>.

--------------------------------

<1> См.: Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права // Серебровский В.И. Избранные труды (серия "Классика российской цивилистики"). М., 1997. С. 117 - 118. Такого мнения придерживается К.Б. Ярошенко (см.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. С. 60).

Примечание.

Учебник "Гражданское право: В 2 т. Том I" (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2004 (издание второе, переработанное и дополненное).

<2> См.: Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право, М., 1955. С. 148 - 149. Некоторые авторы считают, что можно было бы предоставить несовершеннолетним такое право (Барщевский М.Ю. Наследственное право. М., 1996. С. 66). В литературе также было высказано мнение о том, что несовершеннолетние могут завещать не только денежные средства, полученные ими в виде заработной платы, стипендии или иных доходов, но также и имущество, приобретенное на эти средства (Мозжухина З.И. Наследование по завещанию в СССР. М., 1955. С. 24). Иное мнение было высказано Т.Д. Чепигой (Чепига Т.Д. К вопросу о праве завещать // Вестник МГУ. Серия "Право". 1965. N 2. С. 48). С.М. Корнеев также высказался в поддержку мнения о том, что несовершеннолетние могут завещать, причем не только денежные средства, полученные ими в виде заработной платы, стипендии или иных доходов, но также и имущество, приобретенное на эти средства (Гражданское право. Том I / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 1998. С. 136).

Завещание представляет собой распоряжение (сделку) гражданина о своем имуществе на случай смерти. Согласно ст. 534 ГК РСФСР 1964 года провозглашалось право каждого гражданина оставить по завещанию свое имущество наследникам. Такая формулировка давала основания полагать, что закон не требует того, чтобы завещатель обладал полной дееспособностью.

В настоящее время в п. 2 ст. 1118 ГК прямо определено, что завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Эта норма четко согласуется с ч. 1 ст. 57 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, согласно которой нотариус "удостоверяет завещания дееспособных граждан" <1>.

--------------------------------

<1> ВВС РФ. 1993. N 10. Ст. 357.

3. Частичная дееспособность малолетних

(несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14 лет)

В литературе высказывалось мнение, что дети в возрасте до 14 лет полностью недееспособны <1>. Такой вывод пытались обосновать тем, что закон признает за детьми в возрасте до 14 лет весьма узкую сделкоспособность и вовсе не признает деликтоспособности.

--------------------------------

<1> См., например: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. С. 68; Иоффе О.С. Советское гражданское право. С. 125; Советское гражданское право. Ч. 1. Л., 1982. С. 87. Законодательство некоторых стран считает недееспособными малолетних в возрасте до 7 лет (§ 113 Германского гражданского уложения).

В настоящее время согласно ст. 28 ГК за несовершеннолетних, не достигших 14 лет (малолетних), сделки, за предусмотренными законом исключениями, могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны. В случае причинения вреда малолетним за этот вред отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Вред, причиненный малолетним, нуждающимся в опеке и находящимся в соответствующем воспитательном, лечебном или ином аналогичном учреждении, обязано возместить это учреждение, если не докажет, что вред возник не по его вине. В случаях, предусмотренных законом, причиненный малолетним вред обязаны возместить учебные заведения, воспитательные, лечебные или иные учреждения, под надзором которых находился малолетний (ст. 1073 ГК). Таким образом, и по действующему закону малолетние не признаются деликтоспособными. Что касается способности совершать сделки, то она признается за ними лишь в прямо предусмотренных, исключительных случаях.

Несмотря на указанные обстоятельства, следует считать, что малолетние наделены определенной, хотя и незначительной дееспособностью. Эта идея была отчетливо выражена в ГК РСФСР 1964 г., в котором ст. 14 имела наименование "Дееспособность несовершеннолетних в возрасте до 15 лет". Действующий ГК РФ устанавливает, что определенные сделки малолетние могут самостоятельно совершать не с момента рождения (такой вывод вытекал из ст. 14 ГК РСФСР 1964 г.), а по достижении 6 лет (п. 2 ст. 28 ГК). Следовательно, до достижения 6 лет дети не могут совершать никаких юридически значимых действий, т.е. признаются полностью недееспособными. Прямого указания на это в законе не содержится, но такой вывод вытекает из п. 2 ст. 28 ГК <1>.

--------------------------------

<1> Такого мнения придерживаются и другие авторы. См., например: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. С. 68.

Дееспособность детей в возрасте от 6 до 14 лет выражается, во-первых, в том, что они вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Эти сделки должны соответствовать возрасту ребенка (покупка хлеба, мороженого, тетрадей и т.п.) и предусматривать уплату незначительных сумм или передачу предметов, имеющих небольшую ценность. Естественно, что совершение указанных мелких бытовых сделок возможно, если ребенок способен сам выразить свое желание.

Во-вторых, дети в возрасте от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации (пп. 2 п. 2 ст. 28 ГК). В данном случае имеются в виду в первую очередь сделки дарения, в соответствии с которыми малолетний получает какую-то ценность (вещь, деньги) в дар, т.е. получает "безвозмездную выгоду". В законе прямо не указывается на предельную ценность подарка, передаваемого малолетнему, но по смыслу закона она не должна превышать разумную стоимость с учетом возраста одаряемого. Представляется, что в иных случаях дарение может быть совершено с согласия родителей, усыновителей, опекуна малолетнего.

Безвозмездное получение малолетним выгоды возможно и при получении им какой-либо вещи в безвозмездное пользование. Представляется, что с учетом возраста ребенка на данные отношения не могут распространяться все нормы, регулирующие безвозмездное пользование, например правила о выполнении ссудополучателем капитального ремонта вещи, переданной ему в безвозмездное пользование (ст. 695 ГК).

В-третьих, малолетние в возрасте от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения. В данном случае речь идет о весьма значительном расширении дееспособности малолетних в возрасте от 6 до 14 лет по сравнению с ранее действовавшим ГК РСФСР 1964 г. По смыслу пп. 3 п. 2 ст. 28 ГК малолетнему могут быть предоставлены не только для определенной цели, но и для "свободного распоряжения" денежные средства или иное имущество любой ценности, причем закон не указывает, что свободно распоряжаться ими малолетний может только путем совершения мелких бытовых сделок. Следовательно, за ним признано право распоряжаться переданными ему средствами по своему усмотрению, свободно, путем совершения любых сделок.

Практическое применение рассмотренных положений ГК покажет, насколько они целесообразны. Во всяком случае, разумно признать, что "свободное распоряжение" малолетнего будет, как правило, осуществляться с одобрения родителей, усыновителей, опекуна. На это косвенно указывает и норма, содержащаяся в п. 3 ст. 28 ГК, согласно которой имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине. Следовательно, законные представители малолетнего осуществляют контроль за тем, как исполняются принятые им на себя обязательства, и отвечают перед контрагентом малолетнего, если этот контроль был недостаточным, т.е. при наличии их вины. Таким образом, понятие "свободное распоряжение малолетнего" не означает, что он выражает при совершении сделки и при ее исполнении только свою ничем не ограниченную волю. Его воля формируется под влиянием и при одобрении его действий родителями, усыновителями, опекуном.

§ 5. Ограничение и лишение дееспособности граждан

1. Понятие ограничения дееспособности граждан

Ограничение дееспособности граждан возможно лишь в случаях и в порядке, установленных законом (п. 1 ст. 22 ГК). Оно заключается в том, что гражданин лишается способности своими действиями приобретать такие гражданские права и создавать такие гражданские обязанности, которые он в силу закона уже мог приобретать и создавать. Речь идет, следовательно, об уменьшении объема имевшейся у лица дееспособности. Ограниченным в дееспособности может быть как лицо, имеющее неполную (частичную) дееспособность, так и лицо, имеющее полную дееспособность. Гражданские дела об ограничении дееспособности граждан рассматриваются судом с порядке особого производства (глава 31 ГПК РФ).

2. Ограничение неполной (частичной) дееспособности

несовершеннолетних

По ранее действовавшему законодательству оно допускалось по решению органов опеки и попечительства. ГК усилил в этой области охрану интересов несовершеннолетних. Согласно п. 4 ст. 26 ГК ограничение дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет допускается только по решению суда. Ограничение дееспособности может выразиться в ограничении или даже в лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами. После вынесения судом такого решения несовершеннолетний будет иметь возможность распоряжаться заработком, стипендией и иными доходами (в полной мере или частично) только с согласия родителей, усыновителей, попечителя.

Гражданский кодекс определяет круг лиц, которые могут обратиться в суд с ходатайством об ограничении или лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами: к их числу отнесены родители, усыновители или попечители, а также орган опеки и попечительства. Ни общественные организации, ни какие-либо заинтересованные лица (как предусматривалось ГК РСФСР 1964 г.) выступать с таким ходатайством не вправе.

Решение об ограничении дееспособности несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет может быть принято судом "при наличии достаточных оснований". Такими основаниями следует признать расходование денег на цели, противоречащие закону и нормам морали (покупка спиртных напитков, наркотиков, азартные игры и т.п.), либо неразумное их расходование, без учета потребностей в питании, одежде и т.д.

В зависимости от конкретных обстоятельств суд может либо ограничить несовершеннолетнего в праве свободно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами, либо вовсе лишить его этого права. Выбор решения зависит от того, насколько прочны плохие склонности несовершеннолетнего и серьезны его ошибки в распоряжении заработком, стипендией, иными доходами. На основании решения суда заработок, стипендия, иные доходы несовершеннолетнего полностью или частично должны выдаваться не ему, а его законным представителям - родителям, усыновителям, попечителю.

В ГК прямо не предусмотрена возможность ограничения дееспособности несовершеннолетнего на определенный срок. Представляется, что установить такой срок вправе суд в своем решении. В этом случае по истечении установленного судом срока частичная дееспособность несовершеннолетнего должна считаться восстановленной в том объеме, которую он имел до ее ограничения. Если срок, на который ограничивается дееспособность несовершеннолетнего, не был указан, то ограничение действует до достижения несовершеннолетним 18 лет либо до отмены ограничения судом по ходатайству тех лиц, которые ходатайствовали об ограничении.

Ограничение дееспособности несовершеннолетнего невозможно, если он приобрел полную дееспособность в связи с вступлением в брак до достижения 18 лет либо в порядке эмансипации. Следовательно, применительно к несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет имеется в виду ограничение их частичной дееспособности.

3. Ограничение полной дееспособности граждан

Законом допускается ограничение (при наличии определенных условий) дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами (ст. 30 ГК). Эта норма относится только к гражданам, обладающим полной дееспособностью, поскольку граждане в возрасте от 14 до 18 лет при наличии достаточных оснований ограничиваются в дееспособности в порядке, рассмотренном выше. Вместе с тем следует признать, что норма ст. 30 ГК распространяется и на несовершеннолетних, которые до достижения 18 лет приобрели полную дееспособность в связи с вступлением в брак (п. 2 ст. 21 ГК) или в порядке эмансипации (ст. 27 ГК). К таким гражданам должны применяться все правила, относящиеся к полностью дееспособным лицам, и не могут применяться нормы, определяющие правовой статус несовершеннолетних.

Ограничение дееспособности совершеннолетнего гражданина является весьма существенным вторжением в его правовой статус и поэтому допускается законом при наличии серьезных оснований, которые должны быть установлены судом.

Во-первых, ограничение дееспособности предусмотрено ст. 30 ГК только для лиц, злоупотребляющих спиртными напитками либо наркотическими средствами. Иные злоупотребления и пороки (например, азартные игры, пари и т.п.) не могут повлечь ограничения дееспособности, если даже они являются причиной материальных затруднений семьи.

Во-вторых, основанием для ограничения дееспособности гражданина по ст. 30 ГК служит такое чрезмерное употребление спиртных напитков или наркотических веществ, которое влечет за собой значительные расходы средств на их приобретение, чем вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение.

Ограничение дееспособности гражданина в рассматриваемом случае выражается в том, что в соответствии с решением суда над ним устанавливается попечительство и совершать сделки по распоряжению имуществом, а также получать заработную плату, пенсию или иные виды доходов и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя. Он вправе самостоятельно совершать лишь мелкие бытовые сделки (п. 1 ст. 30 ГК) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 мая 1990 г. N 4 "О практике рассмотрения судами Российской Федерации дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами" // БВС РСФСР. 1990. N 7; БВС РФ. 1994. N 3; 1997. N 7; 2003. N 3.

При прекращении гражданином злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами суд отменяет ограничение его дееспособности. На основании решения суда отменяется установленное над ним попечительство. Если гражданин после отмены ограничения его дееспособности снова начнет злоупотреблять спиртными напитками или наркотическими средствами, суд по заявлению заинтересованных лиц может повторно ограничить его дееспособность.

Законодательство некоторых стран одним из оснований ограничения или лишения дееспособности признает расточительность. Так, Германское гражданское уложение до 1992 г. содержало норму, согласно которой тот, кто своей расточительностью ставит себя или свою семью в тяжелое материальное положение, может быть лишен дееспособности и ставится под опеку. По Гражданскому кодексу Франции расточитель не лишается дееспособности, но может совершать сделки и иные юридические действия лишь с разрешения назначенного трибуналом советника (ст. 513).

Законодательство дореволюционной России основанием для ограничения дееспособности расточителей признавало "безмерную и разорительную роскошь, излишества, беспутство и мотовство". В литературе указывалось на трудность установления самого факта расточительности. Наиболее правильным критерием предлагалось считать "бесцельность трат, безотносительно к доходности" <1>. Гражданское законодательство советского периода не знало понятия "расточительность". Действующий ГК РФ о расточительности как основании для ограничения дееспособности также не упоминает, хотя аналогичные явления в жизни встречаются и влекут неблагоприятные последствия как для самого расточителя, так и для его семьи.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. М., 1914. С. 122. Высказывалось и отрицательное отношение к институту расточительства. См.: Покровский И.А. Проблема расточительства // Сборник статей по гражданскому и торговому праву памяти проф. Г.Ф. Шершеневича. М., 1915. С. 127 - 136.

4. Признание гражданина недееспособным

Одним из важных факторов, влияющих на дееспособность гражданина, является психическое здоровье. Согласно п. 1 ст. 29 ГК гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным.

Однако сам по себе факт душевной болезни или слабоумия, хотя бы и очевидный для окружающих или даже подтвержденный справкой лечебного учреждения, еще не дает оснований считать гражданина недееспособным. Он может быть признан недееспособным только судом, причем с заявлением в суд согласно ст. 281 ГПК РФ могут обратиться члены его семьи, близкие родственники (родители, дети, братья, сестры) независимо от совместного с ним проживания, орган опеки и попечительства, психиатрическое или психоневрологическое учреждение.

Для рассмотрения такого дела требуется заключение о состоянии психики гражданина, выдаваемое судебно-психиатрической экспертизой по требованию суда; обязательным является участие прокурора и представителя органа опеки и попечительства (ст. ст. 283 и 284 ГПК РФ). Все это является важной гарантией личных прав и интересов гражданина, недопущения произвольного вторжения в его правовой статус. Гражданин считается недееспособным лишь после вынесения судом соответствующего решения. При этом на основании решения суда над ним устанавливается опека.

Если состояние психического здоровья гражданина, признанного недееспособным, улучшилось, он по решению суда может быть признан дееспособным. Основанием для такого решения должно быть соответствующее заключение судебно-психиатрической экспертизы. Признание гражданина дееспособным влечет отмену установленной над ним опеки.

§ 6. Банкротство гражданина

1. Понятие банкротства гражданина

Участие гражданина в имущественных отношениях нередко связано с риском оказаться без средств и без реальной надежды иметь их. Это влечет неспособность гражданина уплатить долги своим кредиторам, а также исполнить обязанности по уплате обязательных платежей. Такая ситуация квалифицируется как несостоятельность должника, которая при наличии предусмотренных законом условий может повлечь признание его банкротом.

Под несостоятельностью (банкротством) понимается признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <1> предусматривает три случая банкротства гражданина:

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190 (далее - Закон о банкротстве).

- банкротство гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем;

- банкротство индивидуального предпринимателя;

- банкротство крестьянского (фермерского) хозяйства.

Банкротство гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем, появилось в Законе о банкротстве 1998 г. Необходимость введения такого института продиктована развитием рыночных отношений. "В положении должника с непосильным бременем обязательств, - как весьма удачно отмечено в литературе, - может оказаться не только индивидуальный предприниматель, но и всякий гражданин, взявший заем у банка, купивший недвижимость или иной дорогостоящий товар в кредит и т.п." <1>.

--------------------------------

<1> Витрянский В.В. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве) // Вестник ВАС РФ. Специальное приложение к N 2. 1998. Февр. С. 95.

2. Признаки банкротства гражданина

Признаком банкротства гражданина является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены. Однако для признания гражданина банкротом необходимо принять во внимание еще три обстоятельства:

- срок, в течение которого гражданин был неспособен исполнить свои обязательства,

- соотношение суммы его обязательств со стоимостью принадлежащего ему имущества,

- размер задолженности.

Согласно п. 1 ст. 3 Закона о банкротстве должно быть установлено, что соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены гражданином в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения и что сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества. Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 6 Закона о банкротстве дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом при условии, что требования к должнику-гражданину в совокупности составляют не менее десяти тысяч рублей. Таким образом, в отношении банкротства гражданина, не являющегося предпринимателем, действует принцип неоплатности.

Дела о банкротстве граждан рассматриваются арбитражным судом. Заявление о признании гражданина банкротом может быть подано в арбитражный суд самим гражданином-должником, уполномоченными органами, а также кредиторами, кроме кредиторов, предъявляющих требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о взыскании алиментов, а также кредиторов, требования которых неразрывно связаны с их личностью. Последние вправе предъявить свои требования при применении процедур банкротства гражданина. Однако требования указанных кредиторов, не заявленные ими при применении процедур банкротства гражданина, сохраняют силу после завершения этих процедур (ст. 203 Закона о банкротстве).

Согласно ст. 204 Закона о банкротстве к заявлению гражданина-должника может быть приложен план погашения его долгов, который должен включать в себя: срок его осуществления, размеры сумм, ежемесячно оставляемых должнику и членам его семьи для обеспечения их жизнедеятельности, а также размеры сумм, которые предполагается ежемесячно направлять на погашение требований кредиторов. При отсутствии возражений кредиторов арбитражный суд может утвердить план погашения долгов, что является основанием для приостановления производства по делу о банкротстве на срок не более чем три месяца. Арбитражный суд в процессе реализации плана погашения долгов может по мотивированному ходатайству лиц, участвующих в деле о банкротстве, изменить его (в том числе увеличить или уменьшить срок его осуществления, размеры сумм, ежемесячно оставляемых должнику и членам его семьи для обеспечения их жизнедеятельности). Если в результате выполнения должником плана погашения долгов требования кредиторов погашаются в полном объеме, то производство по делу о банкротстве подлежит прекращению.

3. Процедуры банкротства гражданина

В соответствии со ст. 27 Закона о банкротстве при рассмотрении дела о банкротстве должника-гражданина применяются следующие процедуры банкротства:

- конкурсное производство,

- мировое соглашение,

- иные предусмотренные этим Законом процедуры банкротства.

Из неупомянутых в данной норме процедур банкротства гражданина в ст. 207 Закона о банкротстве называется лишь наблюдение. Одновременно с принятием определения о введении в отношении гражданина процедуры наблюдения арбитражный суд налагает арест на его имущество (ст. 207 Закона о банкротстве). При этом учитывается, что в соответствии с гражданским процессуальным законодательством РФ на многие виды имущества граждан не может быть обращено взыскание (п. 1 ст. 205 Закона о банкротстве и ст. 446 ГПК РФ). Кроме того, арбитражный суд в порядке и на условиях, предусмотренных п. 2 ст. 205 Закона о банкротстве, вправе исключить из конкурсной массы имущество гражданина, на которое в соответствии с гражданским процессуальным законодательством может быть обращено взыскание.

Арбитражный суд на основании заявления гражданина может отложить рассмотрение дела о банкротстве не более чем на месяц для осуществления гражданином расчетов с кредиторами или достижения мирового соглашения. Если в указанный срок гражданин не представил доказательств удовлетворения требований кредиторов, а мировое соглашение не было заключено, арбитражный суд принимает решение о признании гражданина банкротом и об открытии конкурсного производства. Возможно приостановление производства по делу о банкротстве арбитражным судом и при наличии сведений об открытии наследства в пользу гражданина до решения вопроса о судьбе наследства в установленном законом порядке.

4. Последствия признания гражданина банкротом

На основании решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом осуществляется продажа его имущества, включенного в конкурсную массу. Денежные средства, вырученные от продажи имущества гражданина, а также имевшиеся в наличии, вносятся в депозит арбитражного суда и используются затем для покрытия расходов, связанных с рассмотрением дела о банкротстве и исполнением решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и об открытии конкурсного производства. Требования кредиторов удовлетворяются в порядке очередности, предусмотренной п. 2 ст. 211 Закона о банкротстве.

Важнейшим последствием объявления гражданина банкротом является освобождение его от обязательств, в том числе и не погашенных в связи с недостатком средств, вырученных от продажи имущества гражданина. Согласно п. 1 ст. 212 Закона о банкротстве после расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, заявленных при осуществлении процедуры признания гражданина банкротом. В виде исключения сохраняют силу и могут быть предъявлены и после окончания производства по делу о банкротстве гражданина требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, о взыскании алиментов и некоторые другие (п. 2 ст. 212 Закона о банкротстве).

Вместе с тем закон устанавливает меры, препятствующие недобросовестным должникам использовать процедуру банкротства для ухода от уплаты долгов. Согласно ст. 213 Закона о банкротстве дело о банкротстве не может быть возбуждено повторно в течение пяти лет после признания гражданина банкротом по его заявлению. В случае же повторного признания гражданина банкротом по заявлению кредитора, заявлению уполномоченного органа по требованиям об уплате обязательных платежей в течение пяти лет после завершения расчетов с кредиторами такой гражданин не освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов. Неудовлетворенные требования кредиторов могут быть предъявлены в порядке, установленном гражданским законодательством.

Таким образом, гражданин, признанный банкротом, освобождается от бремени долгов. Он лишился имущества, которое было продано с целью их погашения, но зато приобрел душевное спокойствие и возможность начать новый этап в своей жизни. Недаром институт банкротства гражданина рассматривается в развитых правовых системах как один из наиболее эффективных способов защиты граждан, попавших в тяжелое материальное положение волею обстоятельств <1>. Этим целям призван служить и аналогичный институт российского законодательства <2>.

--------------------------------

<1> См.: Витрянский В.В. Указ. соч. С. 95.

<2> Необходимо иметь в виду, что в соответствии с п. 2 ст. 231 Закона о банкротстве положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, будут введены в действие только со дня вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений и дополнений в федеральные законы. Следовательно, применение этих норм отложено законодателем на весьма неопределенное время.

5. Особенности банкротства индивидуального предпринимателя

Рассмотренные положения о банкротстве гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем, как вытекает из п. 2 ст. 202 Закона о банкротстве, имеют общее значение по отношению к двум другим случаям банкротства граждан - индивидуальных предпринимателей и крестьянского (фермерского) хозяйства. Наряду с этим законом предусмотрены некоторые особенности указанных видов банкротства граждан, учитывающие специфику соответствующих отношений.

Общие положения о несостоятельности (банкротстве) индивидуального предпринимателя содержатся в ст. 25 ГК. В соответствии с п. п. 1 и 5 ст. 25 ГК, а также ст. ст. 214, 215 Закона о банкротстве признаком его банкротства является неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, связанным с предпринимательской деятельностью, либо исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Учитывая, что общие нормы закона применяются к рассматриваемым отношениям субсидиарно (ст. 202 Закона о банкротстве), для банкротства предпринимателя достаточно лишь самой по себе такой неспособности, то есть здесь применяется принцип неплатежеспособности, а не неоплатности. Кроме того, важными факторами для признания его банкротом остаются срок, в течение которого гражданин-предприниматель был неспособен исполнить свои обязательства, и размер его задолженности.

Согласно ст. 3 Закона о банкротстве для всех субъектов банкротства установлен общий трехмесячный срок, который, безусловно, распространяется и на индивидуального предпринимателя. Что же касается размера задолженности, то прямого указания на это в законе нет, поэтому необходимо определить критерий исходя из общих требований закона. В соответствии с п. 3 ст. 23 ГК к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила Кодекса, регулирующие деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. Следовательно, поскольку Закон о банкротстве не устанавливает иного, минимальный размер задолженности индивидуального предпринимателя должен быть таким же, как у юридического лица, то есть равным 100000 рублей.

Заявление о признании индивидуального предпринимателя банкротом может быть подано самим должником, уполномоченными органами и кредиторами, требования которых связаны исключительно с обязательствами при осуществлении предпринимательской деятельности. Остальные кредиторы вправе лишь предъявлять свои требования в рамках применения процедур банкротства индивидуального предпринимателя (п. 2 ст. 25 ГК, п. 2 ст. 215 Закона о банкротстве).

Согласно п. 1 ст. 27 Закона о банкротстве при рассмотрении дела о банкротстве индивидуального предпринимателя к нему, как и к юридическому лицу, по отмеченным ранее мотивам применяются следующие процедуры банкротства:

- наблюдение,

- финансовое оздоровление,

- внешнее управление,

- конкурсное производство,

- мировое соглашение.

Указанные процедуры банкротства применяются в соответствии с требованиями глав I - VIII Закона о банкротстве.

Согласно п. 1 ст. 25 ГК и ст. 216 Закона о банкротстве с момента принятия арбитражным судом решения о признании банкротом и об открытии конкурсного производства утрачивает силу регистрация его в качестве индивидуального предпринимателя, а также аннулируются лицензии, выданные ему на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности. Арбитражный суд направляет копию решения о признании индивидуального предпринимателя банкротом и об открытии конкурсного производства в орган, зарегистрировавший гражданина в качестве индивидуального предпринимателя.

Расчеты с кредиторами производятся в порядке очередности, установленной п. 3 ст. 25 ГК. После завершения расчетов с кредиторами индивидуальный предприниматель, признанный банкротом, освобождается от исполнения оставшихся обязательств, связанных с его предпринимательской деятельностью, и иных требований, предъявленных к исполнению и учтенных при признании предпринимателя банкротом. Однако продолжают сохранять силу требования граждан, перед которыми лицо, объявленное банкротом, несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, а также иные требования личного характера.

В течение одного года с момента признания его банкротом индивидуальный предприниматель не может быть зарегистрирован в этом качестве (п. 3 ст. 216 Закона о банкротстве). Следовательно, его дееспособность в связи с банкротством в определенной мере оказывается ограниченной.

6. Особенности банкротства крестьянского

(фермерского) хозяйства

Согласно ст. 217 Закона о банкротстве основанием для признания крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам либо исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Это означает, что, как и для индивидуального предпринимателя, для КФХ действует принцип неплатежеспособности. Кроме того, и другие критерии аналогичны установленным законом для индивидуального предпринимателя, поскольку таковым признается его глава. Таким образом, для признания КФХ банкротом срок неплатежеспособности должен быть не менее трех месяцев, а минимальная сумма задолженности - 100000 рублей.

В Законе о банкротстве формально речь идет о признании банкротом именно хозяйства, а не его главы - индивидуального предпринимателя. Однако если крестьянское (фермерское) хозяйство включает нескольких лиц (членов хозяйства), то заявление о признании этого хозяйства банкротом может быть подано в арбитражный суд его главой - индивидуальным предпринимателем при наличии письменного согласия всех членов крестьянского хозяйства (п. 1 ст. 218 Закона о банкротстве).

С учетом отношений собственности в крестьянском (фермерском) хозяйстве заявление его главы в арбитражный суд должно содержать подтвержденные документами сведения о составе и стоимости имущества крестьянского (фермерского) хозяйства, составе и стоимости имущества, принадлежащего на праве собственности членам хозяйства, и источниках, за счет которых это имущество приобретено. Такие сведения необходимы, поскольку в случае признания хозяйства банкротом и открытия конкурсного производства имущество, принадлежащее на праве собственности членам хозяйства, в конкурсную массу не включается.

Конкурсную массу хозяйства, признанного банкротом, образует находящееся в общей собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства недвижимое имущество, в том числе насаждения, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, племенной, молочный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственные и иные техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое приобретенное для крестьянского (фермерского) хозяйства на общие средства его членов имущество, а также право аренды принадлежащего крестьянскому (фермерскому) хозяйству земельного участка и иные принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству и имеющие денежную оценку имущественные права (ст. 221 Закона о банкротстве).

Согласно ст. 27 Закона о банкротстве к крестьянскому (фермерскому) хозяйству применяются следующие процедуры банкротства:

- наблюдение,

- финансовое оздоровление,

- внешнее управление,

- конкурсное производство,

- мировое соглашение.

Большинство из них имеет определенную специфику, обусловленную тем, что крестьянское (фермерское) хозяйство осуществляет сельскохозяйственное производство, связанное с сезонностью работ и получения доходов и большой зависимостью от природных условий.

Так, согласно п. 1 ст. 219 Закона о банкротстве в течение двух месяцев с момента вынесения арбитражным судом определения о введении в отношении крестьянского (фермерского) хозяйства наблюдения глава крестьянского (фермерского) хозяйства может представить в арбитражный суд план финансового оздоровления и график погашения задолженности. Финансовое оздоровление крестьянского (фермерского) хозяйства вводится арбитражным судом, если осуществление мероприятий, предусмотренных планом финансового оздоровления, позволит погасить требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей в соответствии с графиком погашения задолженности, в том числе за счет доходов, которые могут быть получены крестьянским (фермерским) хозяйством по окончании соответствующего периода сельскохозяйственных работ.

В случае если в течение периода финансового оздоровления имели место спад и ухудшение финансового состояния крестьянского (фермерского) хозяйства в связи со стихийными бедствиями, с эпизоотиями или другими обстоятельствами, носящими чрезвычайный характер, срок финансового оздоровления может быть продлен на год при условии изменения графика погашения задолженности в порядке, предусмотренном ст. 85 Закона о банкротстве.

Внешнее управление крестьянским (фермерским) хозяйством вводится арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов в случае наличия возможности восстановления платежеспособности крестьянского (фермерского) хозяйства. Оно вводится до окончания соответствующего периода сельскохозяйственных работ с учетом времени, необходимого для реализации произведенной или переработанной сельскохозяйственной продукции. Срок внешнего управления не может превышать двух лет и трех месяцев. В случае если в ходе внешнего управления имели место спад и ухудшение финансового состояния крестьянского (фермерского) хозяйства в связи со стихийными бедствиями, эпизоотиями и другими обстоятельствами, носящими чрезвычайный характер, срок внешнего управления может быть продлен на год.

В случае признания крестьянского (фермерского) хозяйства несостоятельным (банкротом) и открытия конкурсного производства арбитражный управляющий должен выставить на продажу имущество должника - крестьянского (фермерского) хозяйства путем проведения торгов. При этом преимущественное право приобретения имущества крестьянского (фермерского) хозяйства имеют лица, занимающиеся производством сельскохозяйственной продукции и владеющие земельными участками, непосредственно прилегающими к принадлежащему крестьянскому (фермерскому) хозяйству земельному участку. Указанные лица в течение месяца с даты получения предложения о приобретении имущества и имущественных прав имеют преимущественное право приобретения имущества и прав требования по оценочной стоимости, определяемой с помощью независимой оценки. Если в установленный срок данные лица не воспользуются преимущественными правами, арбитражный управляющий или глава крестьянского (фермерского) хозяйства осуществляют реализацию имущества и имущественных прав в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве.

Согласно ст. 223 Закона о банкротстве с момента принятия решения о признании крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом и об открытии конкурсного производства государственная регистрация главы крестьянского (фермерского) хозяйства в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает силу. Арбитражный суд направляет копию решения о признании крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом и об открытии конкурсного производства в орган, зарегистрировавший главу крестьянского (фермерского) хозяйства в качестве индивидуального предпринимателя. Однако в отношении главы крестьянского (фермерского) хозяйства закон не содержит временных ограничений на приобретение им вновь статуса индивидуального предпринимателя.

§ 7. Опека, попечительство и патронаж

1. Понятие и цели опеки и попечительства

Каждый гражданин (физическое лицо) независимо от возраста и состояния здоровья способен иметь права и обязанности, т.е. обладает правоспособностью. Но не все граждане (физические лица) способны самостоятельно осуществлять свои права и исполнять обязанности в силу недостатка дееспособности или ее полного отсутствия. Для восполнения недостающей или отсутствующей у таких граждан дееспособности и для защиты их прав и интересов используется институт опеки и попечительства. Следовательно, опека и попечительство являются одной из форм осуществления государственной защиты личности.

До принятия ГК РФ 1994 г. отношения, связанные с опекой и попечительством, регулировались семейным законодательством. Однако при этом признавалось, что опека и попечительство тесно связаны с институтами гражданского законодательства о правоспособности и дееспособности граждан, в связи с чем должны рассматриваться наукой гражданского права и во всяком случае не могут быть отнесены только к семейному праву <1>. Наибольшее распространение имела трактовка опеки и попечительства как смешанного института гражданского, семейного и в некоторой части административного права (например, в части контроля местной администрации за выполнением опекунами и попечителями своих обязанностей) <2>. Представление о комплексном характере правового регулирования отношений опеки и попечительства является обоснованным, оно получило отражение и в законодательстве.

--------------------------------

<1> См.: Свердлов Г.М. Советское семейное право. М., 1958. С. 27; Веберс Я.Р. Соотношение гражданского и семейного законодательства // Вопросы гражданского и трудового законодательства Советской Латвии. Рига, 1965. С. 78.

<2> См.: Советское семейное право / Под ред. В.А. Рясенцева. М., 1982. С. 239 - 240.

В настоящее время основополагающие нормы об опеке и попечительстве содержатся в ГК РФ (ст. ст. 31 - 40), который вместе с тем устанавливает, что деятельность опекунов и попечителей, относящаяся к воспитанию несовершеннолетних, состоящих под опекой или попечительством, является предметом регулирования семейного права (п. 1 ст. 150 Семейного кодекса РФ). Согласно п. 4 названной статьи гражданские права и обязанности опекуна (попечителя) определяются ст. ст. 36 - 38 ГК. Таким образом, в курсе гражданского права предметом изучения являются гражданско-правовые аспекты опеки и попечительства.

Опека устанавливается над детьми в возрасте до 14 лет, а также над гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства (п. 1 ст. 32 ГК). Сущность опеки состоит в том, что вместо ребенка, не достигшего 14 лет, либо вместо лица, признанного судом недееспособным вследствие психического расстройства, все права и обязанности осуществляет специально назначенное лицо - опекун. Опекуны являются представителями подопечных в силу закона и полностью заменяют подопечных в имущественных отношениях. Опекуны совершают от имени подопечных и в их интересах все необходимые сделки, они выступают в защиту прав и интересов своих подопечных в отношениях с любыми лицами, в том числе в судах, без специального полномочия, на основании удостоверения, выданного органом опеки и попечительства, либо решения этого органа о назначении данного лица опекуном.

В литературе иногда высказывается мнение, что опека устанавливается над полностью недееспособными гражданами <1>. Эта формулировка является неточной, поскольку ГК не считает детей в возрасте от 6 до 14 лет полностью недееспособными, а, напротив, определяет объем их частичной дееспособности.

--------------------------------

Примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

<1> См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1995. С. 60.

Попечительство отличается от опеки содержанием обязанностей, которые закон возлагает на опекунов и попечителей. Оно устанавливается над гражданами, которые частично дееспособны, - над несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, а также над гражданами, ограниченными судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами (п. 1 ст. 33 ГК).

Попечительство состоит в том, что специально назначенное лицо - попечитель помогает частично дееспособному либо ограниченно дееспособному лицу осуществлять принадлежащие им права и исполнять обязанности своими советами и дает либо не дает свое согласие на совершение такими лицами сделок и других юридических действий (кроме сделок, которые несовершеннолетний или ограниченно дееспособный вправе совершать самостоятельно). Попечитель, таким образом, не заменяет полностью лицо, над которым установлено попечительство, а лишь помогает ему принимать разумные решения, восполняя недостающий жизненный опыт несовершеннолетнего либо удерживая от неправильных действий гражданина, ограниченного в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. Наряду с этим попечитель охраняет их от злоупотреблений со стороны третьих лиц.

2. Органы опеки и попечительства

Опека и попечительство находятся в ведении органов местного самоуправления. Наиболее важные вопросы решает непосредственно глава районной, городской, районной в городе администрации по месту жительства лица, подлежащего опеке или попечительству, или по месту жительства опекуна (попечителя). Глава администрации принимает решение об установлении опеки (попечительства) на основании соответствующего решения суда и издает постановление о назначении конкретного гражданина опекуном (попечителем). Выполнение остальных функций в области опеки и попечительства возлагается на соответствующие отделы (управления), являющиеся структурными подразделениями органа местного самоуправления: в отношении несовершеннолетних - на отделы (управления) народного образования; в отношении лиц, признанных недееспособными вследствие психического расстройства, - на отделы (управления) здравоохранения либо отделы (управления) социальной защиты населения.

Орган опеки и попечительства подбирает лиц, которых можно назначить опекуном (попечителем), осуществляет надзор за деятельностью опекунов и попечителей, в необходимых случаях оказывает им помощь и содействие, рассматривает жалобы на неправильные действия опекунов и попечителей, принимает соответствующие меры в случае обнаружения обстоятельств, отрицательно влияющих на подопечного, и т.д. Таким образом, через органы опеки и попечительства осуществляется забота государства о гражданах, не обладающих дееспособностью либо обладающих частичной, неполной дееспособностью.

3. Лица, назначаемые опекунами и попечителями

При назначении опекунов и попечителей учитывается, что им оказывается большое доверие - наиболее полно обеспечить интересы и благополучие подопечных, их воспитание, заботу об их здоровье. В целях наиболее полного учета интересов подопечных закон устанавливает ряд общих требований к опекунам и попечителям. В первую очередь должны приниматься во внимание их нравственные и иные личные качества. Они должны быть способны к определенному самоограничению ради принимаемого под опеку или попечительство человека, который социально слабо защищен.

Важное значение имеют также требования, относящиеся к правовому статусу лица, которое выразило согласие принять на себя обязанности и заботы опекуна или попечителя. Согласно п. 2 ст. 35 ГК опекунами и попечителями могут назначаться только совершеннолетние и дееспособные граждане. Следовательно, не могут быть назначены опекунами и попечителями граждане, которые приобрели полную дееспособность в связи со вступлением в брак до достижения 18 лет либо в порядке эмансипации, поскольку они хотя и признаются полностью дееспособными, но не относятся до достижения 18 лет к числу совершеннолетних. Равным образом не может быть опекуном или попечителем совершеннолетний гражданин, если его дееспособность ограничена судом по основаниям, предусмотренным ст. 30 ГК. По прямому указанию закона не могут быть назначены опекунами и попечителями граждане, лишенные родительских прав (п. 2 ст. 35 ГК). Представляется, что это относится не только к случаям, когда опекун (попечитель) назначается к малолетнему либо несовершеннолетнему, но и к случаям, когда он назначается к лицу, признанному недееспособным вследствие психического расстройства.

Повышенные требования предъявляются к опекунам и попечителям детей. Семейный кодекс РФ устанавливает, что не назначаются опекунами и попечителями лица, больные хроническим алкоголизмом или наркоманией; лица, отстраненные от выполнения обязанностей опекунов (попечителей); лица, ограниченные в родительских правах; бывшие усыновители, если усыновление было отменено по их вине, а также лица, которые по состоянию здоровья (по перечню заболеваний, устанавливаемому Правительством РФ) не могут осуществлять обязанности по воспитанию ребенка (п. 3 ст. 146 и п. 1 ст. 127 Семейного кодекса РФ).

При назначении опекуна и попечителя учитываются отношения между ним и лицом, нуждающимся в опеке и попечительстве, а если это возможно, то и желание подопечного. Опекунами и попечителями назначаются, как правило, лица, близкие подопечному, главным образом родственники. При их отсутствии опекун (попечитель) назначается по выбору органов опеки и попечительства.

Опекуном или попечителем гражданин может быть назначен только с его согласия, т.е. эти отношения основаны на принципе добровольности. Никаких исключений из этого принципа закон не предусматривает. Однако в период, когда в РСФСР действовал Кодекс законов о браке, семье и опеке 1926 г., допускалось и принудительное возложение на гражданина обязанностей опекуна или попечителя (ст. 78 Кодекса). В литературе настойчиво предлагалось отказаться от этого правила и установить, что опекунами и попечителями можно назначать только тех лиц, которые изъявляют желание выполнять эту почетную обязанность и общественный долг <1>. В дальнейшем это предложение получило закрепление в законе - в ст. 126 Кодекса о браке и семье РСФСР 1969 г. Принцип добровольности принятия на себя обязанностей опекуна или попечителя в настоящее время содержится в ГК РФ (п. 3 ст. 35). На практике при назначении гражданина опекуном или попечителем требуется письменное согласие его супруга и совершеннолетних членов семьи, поскольку забота о подопечном осуществляется обычно всеми членами семьи, если обязанности опекуна или попечителя принял на себя семейный человек.

--------------------------------

<1> См.: Ершова Н.М. Опека и попечительство над несовершеннолетними. М., 1959. С. 67; Пергамент А.И. К вопросу о правовом положении несовершеннолетних // Уч. зап. ВИЮН. Вып. 3. 1955. С. 36.

Встречаются случаи, когда оказывается невозможным в месячный срок, установленный законом, подобрать опекуна или попечителя для нуждающегося в опеке (попечительстве) лица. В такой ситуации функции опекуна (попечителя) временно выполняют органы опеки и попечительства.

Специально регламентируется законом опека и попечительство над лицами, находящимися или помещенными в соответствующие воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения или другие аналогичные учреждения. К числу таких лиц относятся несовершеннолетние, воспитание и содержание которых полностью осуществляются указанными учреждениями, а также граждане, признанные недееспособными или ограниченно дееспособными и помещенные в соответствующие учреждения. Опекуны и попечители таким лицам не назначаются, поскольку их функции осуществляют сами названные учреждения, причем они признаются опекунами и попечителями (п. 4 ст. 35 ГК; п. 1 ст. 147 Семейного кодекса РФ).

4. Права и обязанности опекунов и попечителей

Главной надо считать обязанность опекунов и попечителей заботиться о содержании своих подопечных, об обеспечении их уходом и лечением, а в отношении несовершеннолетних подопечных - также и об их обучении и воспитании. Эта общая обязанность конкретизируется применительно к разным сферам деятельности опекунов и попечителей. Важнейшее место среди них занимает сфера имущественных отношений.

Опекун, являясь законным представителем подопечного, полностью заменяет его в имущественных отношениях и в соответствии с этим вправе совершать от имени подопечного все сделки, которые необходимы для обеспечения интересов подопечного и целей опеки. Попечитель имеет право давать или не давать согласие на совершение сделок подопечным. Однако права опекуна и попечителя в данной сфере существенно ограничены в интересах подопечных. Это выражается в том, что опекун без предварительного разрешения органа опеки и попечительства не вправе совершать, а попечитель - давать согласие на совершение следующих сделок:

- по отчуждению, в том числе обмену или дарению, имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог;

- сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного (п. 2 ст. 37 ГК).

В целях предупреждения возможных злоупотреблений опекуну, попечителю, их супругам и близким родственникам запрещено совершать сделки с подопечным. Исключение сделано для передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование.

Имущественные отношения в сфере опеки и попечительства существенно усложняются в случае передачи части имущества подопечного в доверительное управление (ст. 38 ГК). Необходимость использования гражданско-правового института доверительного управления возникает при следующих обстоятельствах: при наличии в собственности подопечного недвижимого и ценного движимого имущества (например, ценных бумаг) и потребности обеспечить постоянное управление им.

Доверительное управление устанавливается на основании договора, заключенного между органом опеки и попечительства и управляющим, который определяется этим органом. Передаваемое в доверительное управление имущество выделяется из имущества подопечного. При этом опекун (попечитель) сохраняет свои полномочия в отношении того имущества подопечного, которое не передано в доверительное управление. Имущество, переданное в доверительное управление, должно использоваться в интересах подопечного. Соблюдение управляющим этой обязанности контролируется органом опеки и попечительства как стороной в договоре о доверительном управлении. Доверительное управление имуществом подопечного прекращается по основаниям, предусмотренным законом для прекращения договора о доверительном управлении имуществом, а также в случаях прекращения опеки и попечительства, например в связи с достижением несовершеннолетним 18 лет (см. п. 2 ст. 38, ст. 1024 ГК).

Содержание подопечного неизбежно требует определенных материальных затрат. Как отмечено в литературе, в данном случае действует следующий принцип: "опекуны и попечители не обязаны содержать своих подопечных" <1>. Источниками материального обеспечения подопечных служат полагающиеся им пенсии, стипендии, пособия, иные социальные выплаты, алименты, заработная плата, доходы от управления их имуществом (например, дивиденды по акциям, проценты по вкладам и т.п.). Указанные доходы могут расходоваться опекунами и попечителями исключительно в интересах подопечного и с предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Однако если из доходов подопечного опекун (попечитель) делает необходимые на содержание подопечного затраты - на питание, одежду, оплату услуг и другие повседневные нужды, то получения разрешения органа опеки и попечительства не требуется (п. 1 ст. 37 ГК).

--------------------------------

Примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 66.

Обязанности опекуна или попечителя рассматриваются как почетные, основанные на чувстве гражданского, а часто и родственного долга. В соответствии с этим выплата какого-либо вознаграждения опекунам и попечителям не предусмотрена; они, как сказано в п. 1 ст. 36 ГК, исполняют свои обязанности безвозмездно, кроме случаев, предусмотренных законом.

Некоторые особые обязанности предусмотрены для опекунов и попечителей несовершеннолетних. В частности, они обязаны проживать совместно со своими подопечными. Раздельное проживание попечителя с подопечным, достигшим 16 лет, допускается с разрешения органа опеки и попечительства при условии, что это не отразится неблагоприятно на воспитании и защите прав и интересов подопечного. Опекуны и попечители несовершеннолетних должны заботиться об их обучении и воспитании, об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии (абз. 2 п. 3 ст. 36 ГК, п. 1 ст. 150 Семейного кодекса РФ).

5. Прекращение опеки и попечительства

Время нахождения гражданина под опекой или попечительством зависит от обстоятельств, связанных с личностью подопечного и личностью опекуна (попечителя), а также от некоторых других обстоятельств, указанных в законе. Законом допускается освобождение опекуна или попечителя от исполнения ими своих обязанностей и отстранение от их исполнения.

Освобождение происходит в силу определенных объективных обстоятельств, при отсутствии у органов опеки и попечительства каких-либо претензий к деятельности опекуна или попечителя. Освобождение происходит:

- если несовершеннолетний возвращается родителям или кто-либо его усыновил;

- если подопечный помещен для постоянного пребывания в соответствующее воспитательное, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты населения или другое аналогичное учреждение.

В указанных случаях отпадают основания для продолжения опеки или попечительства.

Освобождение от выполнения обязанностей опекуна или попечителя возможно по их просьбе. Однако для удовлетворения такой просьбы необходимо доказать, что она обоснована уважительными причинами: болезнь, изменение имущественного положения, отсутствие взаимопонимания с подопечным, изменение места жительства и т.п. Решение об освобождении принимает орган опеки и попечительства.

Наряду с освобождением законом (ст. 39 ГК) допускается отстранение опекуна или попечителя от исполнения им своих обязанностей и замена его другим лицом. Отстранение применяется при ненадлежащем выполнении опекуном или попечителем лежащих на нем обязанностей, в том числе при использовании им опеки или попечительства в корыстных целях или при оставлении подопечного без надзора и необходимой помощи. При этом органы опеки и попечительства могут принять необходимые меры для привлечения виновного гражданина к установленной законом ответственности, в том числе уголовной. Возможно отстранение опекуна или попечителя от выполнения им своих обязанностей и при отсутствии его вины, например если недостатки в его деятельности обусловлены отсутствием опыта, навыков, педагогических знаний и т.д. <1>.

--------------------------------

Примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 69.

Помимо освобождения опекуна или попечителя от выполнения им своих обязанностей или отстранения от их выполнения, опека или попечительство прекращаются и по другим основаниям. Так, опека над совершеннолетним гражданином, который ранее был признан недееспособным, прекращается, если судом вынесено решение о признании подопечного дееспособным. Равным образом и попечительство прекращается, если в отношении гражданина, ранее ограниченного в дееспособности, судом будет отменено это ограничение.

Опека прекращается также по достижении малолетним подопечным 14 лет. В этом случае гражданин, выполняющий обязанности опекуна, становится попечителем несовершеннолетнего без дополнительного решения об этом. По достижении несовершеннолетним 18 лет прекращается и попечительство над ним, причем без особого решения, в силу самого факта достижения совершеннолетия. Если несовершеннолетний приобрел полную дееспособность до достижения 18 лет (п. 2 ст. 21 и ст. 27 ГК), то попечительство над ним также прекращается.

6. Патронаж над дееспособными гражданами

В ГК РФ (ст. 41) закреплена специальная форма обеспечения интересов совершеннолетних и полностью дееспособных граждан, которые по состоянию здоровья не могут самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности, - патронаж. Имеются в виду больные, не способные передвигаться и обслуживать себя, лица с тяжелыми увечьями, престарелые и т.п., при отсутствии лиц, обязанных осуществлять уход за ними. Орган опеки и попечительства с согласия такого гражданина может назначить ему попечителя (помощника), который принимает на себя обязанность оказывать подопечному регулярную помощь.

Поскольку отношения патронажа устанавливаются с полностью дееспособным лицом, все вопросы, связанные с осуществлением его имущественных прав, решаются только с его согласия. Так, распоряжение имуществом, принадлежащим такому гражданину, осуществляется попечителем (помощником) на основании договора поручения или доверительного управления, заключенного с подопечным. Бытовые и иные сделки, направленные на содержание и удовлетворение бытовых потребностей подопечного, совершаются с его согласия. Сохранение за подопечным совершеннолетним дееспособным гражданином полной самостоятельности проявляется также в том, что отношения патронажа могут быть в любое время прекращены по его требованию.

На отношения патронажа распространяется действие многих правил, регулирующих опеку и попечительство, в частности ст. ст. 34, 35, 39 ГК.

§ 8. Место жительства граждан

1. Понятие места жительства

Местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает (п. 1 ст. 20 ГК).

Это может быть жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и др.), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством РФ <1>.

--------------------------------

<1> См.: Закон РФ от 25 июня 1993 г. "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" // ВВС РФ. 1993. N 32. Ст. 1227 (далее - Закон о свободе передвижения).

Место жительства гражданина должно быть определено с достаточной точностью. Мало, например, назвать только населенный пункт, надо указать улицу, номер дома, квартиры. В случае спора о том, является ли данное место местом жительства лица, вопрос решается на основании объективных признаков - постоянного или преимущественного проживания его в данном месте.

Постоянное проживание не означает обязательно длительное проживание. Важно, чтобы в силу сложившихся условий гражданин обосновался в данном месте. Например, молодой специалист, приехавший по окончании вуза на работу в определенный населенный пункт, имеет со дня поселения местом жительства этот населенный пункт, а не город, где он учился или где живут его родители.

Понятие "преимущественное проживание", содержащееся в ст. 20 ГК, имеет существенное значение, поскольку жизнь и деятельность гражданина часто не связаны постоянно с определенным местом пребывания. Так, геологи, моряки, рыболовы, строители и представители других профессий значительную часть жизни проводят в экспедициях, плавании, на стройках и т.п. В подобных случаях местом жительства признается место, где они проживают преимущественно, т.е. больше, чем в других местах.

Правило о том, что гражданин должен иметь определенное место жительства, как правильно отмечено в литературе, ни в коей мере не ограничивает гражданина в праве на свободное передвижение и свободу выбора места жительства <1>.

--------------------------------

<1> См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. С. 62.

2. Выбор места жительства

Каждый дееспособный гражданин РФ избирает место жительства по своему усмотрению. Свободный выбор места жительства - одно из важнейших прав человека, предусмотренных международными соглашениями <1> и Конституцией РФ (ст. 27). Право выбора места жительства как нематериальное благо, принадлежащее гражданину, защищается законом (ст. 150 ГК).

--------------------------------

<1> См.: ст. 13 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.

Провозглашая принцип свободы выбора места жительства, закон вместе с тем устанавливает, что возможно и ограничение этого права. Согласно ст. 8 Закона о свободе передвижения право граждан РФ на свободу передвижения и выбор места жительства может быть ограничено: в пограничной полосе; в закрытых военных городках; в закрытых административно-территориальных образованиях; в зонах экологического бедствия; на отдельных территориях и в населенных пунктах, где в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности; на территориях, где введено чрезвычайное или военное положение. Ограничение свободы выбора места жительства, как видно из приведенного перечня, продиктовано соображениями безопасности, охраны государственных интересов и интересов населения.

Согласно названному выше Закону граждане РФ обязаны регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ. Регистрационный учет должен полностью заменить привычную для граждан нашей страны прописку. В настоящее время граждане, имеющие прописку по определенному месту жительства, считаются зарегистрированными по этому месту жительства <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Верховного Совета РФ от 25 июня 1993 г. "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" // ВВС РФ. 1993. N 32. Ст. 1228.

По смыслу закона (ст. 18 ГК) право свободного выбора места жительства признается за дееспособными гражданами. В связи с этим заслуживает внимания вопрос, имеют ли такое право лица в возрасте от 14 до 18 лет, обладающие частичной дееспособностью, а также граждане, дееспособность которых ограничена судом по основаниям, предусмотренным ст. 30 ГК. Представляется правильным высказанное в литературе мнение о том, что указанные граждане могут выбирать место жительства лишь с согласия родителей, усыновителей, попечителя <1>.

--------------------------------

Примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 42.

Для некоторых категорий граждан предусматривается легальное, т.е. определенное самим законом, место жительства. Во-первых, местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их родителей, усыновителей или опекунов (п. 2 ст. 20 ГК). В случае проживания родителей или усыновителей в разных местах местом жительства их детей в возрасте до 14 лет будет место жительства того из родителей (усыновителей), с которым дети проживают. Во-вторых, местом жительства недееспособных граждан, находящихся под опекой, считается место жительства их опекунов.

Право свободного выбора места жительства на территории РФ принадлежит, как было отмечено, гражданам Российской Федерации. Однако нередки случаи, когда поселиться на территории РФ, избрав здесь место жительства, желают иностранные граждане и лица без гражданства. Возникающие в связи с этим отношения регулируются государством, которое определяет иммиграционную политику, устанавливая специальные правила в целях предупреждения и предотвращения неконтролируемой и незаконной миграции на территории РФ <1>.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. N 47-ФЗ "О ратификации соглашения о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов" // СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1457; Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3032; Указ Президента РФ от 16 декабря 1993 г. N 2145 "О мерах по введению иммиграционного контроля" // САПП РФ. 1993. N 51. Ст. 4933; Указ Президента РФ от 23 февраля 2002 г. N 232 "О совершенствовании государственного управления в области миграционной политики" // СЗ РФ. 2002. N 8. Ст. 813; и др.

3. Место жительства переселенцев и вынужденных переселенцев

Переселенцами признаются лица, которые меняют место жительства в связи с переездом в другую местность не в индивидуальном порядке, а по решению компетентных государственных органов, принятому в связи с определенными событиями: затоплением населенного пункта при строительстве гидротехнических сооружений, невозможностью проживания в прежнем месте жительства по причине его зараженности радиацией или какими-то ядовитыми веществами, а также по природным условиям (угроза схода лавин, оползней и т.п.). Переселенцы во всех подобных случаях меняют прежнее место жительства на новое. При этом на соответствующие государственные органы, организации и предприятия возлагается обязанность обеспечения переселенцев жильем, работой и другими средствами для нормальной жизни.

Иногда переселение осуществляется по соглашению граждан с государственными и иными органами с целью освоения отдаленных и малонаселенных территорий, участия в новостройках и т.п. В подобных случаях отношения переселенцев с соответствующими органами определяются нормативными актами и договорами. При этом может быть предусмотрено возвращение переселенцев в прежнее место жительства.

Особый статус предусмотрен законом для вынужденных переселенцев. Вынужденным переселенцем признается гражданин, покинувший место жительства не по своему желанию или распоряжению компетентного органа, а вынужденно, вследствие совершенного в отношении его лично или членов его семьи насилия или преследования в иных формах либо вследствие реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также по признаку принадлежности к определенной социальной группе или из-за политических убеждений, ставших поводом для проведения враждебных кампаний в отношении конкретного лица или группы лиц, массовых нарушений общественного порядка.

Согласно Закону РФ от 19 февраля 1993 г. "О вынужденных переселенцах" <1> вынужденным переселенцем может быть признан при наличии указанных обстоятельств гражданин РФ, вынужденный покинуть место жительства на территории иностранного государства и прибывший на территорию РФ. Возможно признание вынужденным переселенцем гражданина РФ, вынужденного покинуть место жительства на территории одного субъекта РФ и прибывшего на территорию другого субъекта РФ. При определенных условиях вынужденным переселенцем может быть признан и иностранный гражданин или лицо без гражданства, а также гражданин бывшего Союза ССР (ст. 1 Закона о вынужденных переселенцах).

--------------------------------

<1> ВВС РФ. 1993. N 12. Ст. 427; СЗ РФ. 1995. N 52. Ст. 5110; 2000. N 33. Ст. 3348; 2002. N 48. Ст. 4829; 2002. N 52. Ст. 5132 (далее - Закон о вынужденных переселенцах).

Статус вынужденного переселенца гражданин получает при наличии решения соответствующего территориального органа миграционной службы, принятого по ходатайству этого гражданина. Получив удостоверение вынужденного переселенца, гражданин приобретает право самостоятельно выбрать место жительства на территории РФ, а также может в соответствии с установленным порядком проживать у родственников или иных лиц при условии их согласия на совместное проживание. Естественно, за ним признается право на прежнее место жительства.

4. Место жительства беженцев

Если понятие "вынужденные переселенцы" относится к гражданам Российской Федерации, вынужденно покинувшим свое место жительства, то беженец - это "лицо, которое не является гражданином Российской Федерации и которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного местожительства в результате подобных событий, не может или не желает вернуться в нее вследствие таких опасений".

В 90-х гг. в России появились десятки тысяч беженцев из разных стран. В связи с этим возникла настоятельная необходимость в законодательном определении статуса беженца. В 1992 г. Российская Федерация присоединилась к Конвенции о статусе беженцев и Протоколу, касающемуся статуса беженцев <1>, а впоследствии был принят Закон РФ 19 февраля 1993 г. "О беженцах" <2>. Кроме того, Федеральным законом от 22 ноября 1994 г. N 40-ФЗ Российская Федерация ратифицировала Соглашение стран СНГ о помощи беженцам и вынужденным переселенцам <3>.

--------------------------------

<1> ВВС РФ. 1992. N 49. Ст. 2863.

<2> ВВС РФ. 1993. N 12. Ст. 425; СЗ РФ. 1997. N 26. Ст. 2956; 1998. N 30. Ст. 3613; 2000. N 33. Ст. 3348; 2000. N 46. Ст. 4537; 2003. N 27. Ст. 2700.

<3> СЗ РФ. 1994. N 31. Ст. 3191.

Лицо признается беженцем по решению соответствующего органа исполнительной власти по миграционной службе. После принятия этого решения лицо, признанное беженцем, пользуется правами и несет обязанности, предусмотренные ст. 8 Закона о беженцах.

Беженец вправе ходатайствовать о предоставлении ему гражданства РФ или обращаться с заявлением о предоставлении права на постоянное проживание на территории РФ (п. 14 ч. 1 ст. 8 Закона о беженцах). Вместе с тем за беженцем признается право добровольно вернуться в страну своего прежнего постоянного проживания, т.е. покинуть приобретенное в Российской Федерации место жительства.

5. Правовое значение места жительства

Точное определение места жительства имеет существенное значение для охраны прав и интересов граждан, обеспечения устойчивости гражданских правоотношений, а также государственных интересов.

Необходимость знать точное место жительства гражданина возникает при решении ряда вопросов правового характера. Так, вопрос о том, где должно быть исполнено обязательство, решается во многих случаях в зависимости от места жительства участников обязательственного правоотношения - кредитора и должника (ст. 316 ГК). Местом открытия наследства согласно ст. 1115 ГК признается последнее место жительства наследодателя.

С местом жительства связывается общее предположение (презумпция) о том, что гражданин всегда находится в месте жительства, хотя бы в данный момент он и находился в другом месте <1>. Например, в адрес постоянного места жительства всегда посылаются различные официальные вызовы и извещения, в том числе судебные повестки.

--------------------------------

<1> См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. С. 78.

§ 9. Безвестное отсутствие. Объявление гражданина умершим

1. Понятие и условия признания гражданина

безвестно отсутствующим

Длительное отсутствие гражданина в месте жительства, если неизвестно место его пребывания, небезразлично для организаций и граждан, с которыми он находился в правовых отношениях. Например, если гражданин был должником, то кредиторы не имеют возможности потребовать уплаты долга. Нетрудоспособные лица, которые были на иждивении гражданина, перестают получать от него содержание, но не могут обратиться за пенсией, поскольку считаются имеющими кормильца. В случае длительного отсутствия гражданина может быть причинен ущерб его имуществу, оставшемуся в месте жительства без надзора.

С целью устранения юридической неопределенности, вызванной длительным отсутствием гражданина, и предотвращения указанных неблагоприятных последствий для его имущества закон предусматривает создание особого юридического состояния для такого гражданина, а именно признание его безвестно отсутствующим.

Безвестное отсутствие - удостоверенный в судебном порядке факт длительного отсутствия гражданина в месте его жительства, если не удалось установить место его пребывания.

Согласно абз. 1 ст. 42 ГК гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания. Таким образом, обращение в суд именуется в данном случае не иском, а заявлением, и дело рассматривается в порядке особого производства (глава 30 ГПК РФ). Определение понятия "заинтересованные лица" в законе не дается. По смыслу закона к их числу относятся супруг, поскольку он может быть заинтересован в расторжении брака в упрощенном порядке; лица, состоящие на иждивении отсутствующего, поскольку они в случае признания его безвестно отсутствующим приобретают в соответствии с пенсионным законодательством право на пенсию по случаю потери кормильца. Заинтересованными в признании гражданина безвестно отсутствующим могут быть и другие лица, если это необходимо им для защиты нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса (например, кредиторы отсутствующего, налоговые органы и т.п.), а также прокурор, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и отдельные граждане, если они по закону вправе обращаться в суд за защитой прав и интересов других лиц.

Непременным условием признания гражданина безвестно отсутствующим является отсутствие в месте его жительства сведений о месте его пребывания в течение не менее одного года. День получения последних известий может быть подтвержден предъявлением последнего письма отсутствующего гражданина или иным способом (например, показаниями свидетелей). При невозможности установить день получения последних известий началом безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние известия, а при невозможности установить этот месяц - первое января следующего года (абз. 2 ст. 42 ГК).

Признание гражданина безвестно отсутствующим допустимо при условии, что невозможно установить место его пребывания, поэтому до рассмотрения дела в соответствующие организации по последнему известному месту пребывания гражданина, месту работы, месту рождения и т.п. посылаются запросы об имеющихся о нем сведениях, опрашиваются его родственники, друзья, иные лица, с которыми он общался.

2. Последствия признания гражданина

безвестно отсутствующим

Основные юридические последствия признания гражданина безвестно отсутствующим состоят в следующем.

Во-первых, имущество, принадлежащее такому гражданину, если необходимо постоянное управление им, передается в доверительное управление. В соответствии с решением суда о передаче имущества в доверительное управление орган опеки и попечительства назначает управляющего и заключает с ним договор о доверительном управлении. Из этого имущества выдается содержание гражданам, которых безвестно отсутствующий обязан содержать, и погашается задолженность по иным обязательствам безвестно отсутствующего.

Законом допускается назначение управляющего имуществом отсутствующего гражданина и до истечения года со дня получения сведений о месте его пребывания (п. 2 ст. 43 ГК). Управляющего в таком случае назначает орган опеки и попечительства своим решением, без обращения в суд. Управляющий выделяет средства гражданам, которых безвестно отсутствующий по закону обязан содержать (несовершеннолетние дети, нетрудоспособные родители и др.), а также погашает его задолженность по другим обязательствам.

По заявлению заинтересованных лиц орган опеки и попечительства может назначить опекуна для охраны имущества гражданина, если он отсутствует меньше года и не признан безвестно отсутствующим. Однако по смыслу закона в этом случае опекун назначается только для охраны имущества и не может производить из него какие-либо выплаты.

Во-вторых, в случае признания гражданина безвестно отсутствующим у нетрудоспособных членов семьи, состоящих на его иждивении, возникает право на пенсию по случаю потери кормильца согласно правилам пенсионного законодательства.

В-третьих, согласно ст. 188 ГК прекращается действие доверенности, выданной на имя безвестно отсутствующего, а также выданной им самим.

В-четвертых, супруг гражданина, признанного безвестно отсутствующим, имеет право на расторжение брака в упрощенном порядке через орган загса (п. 2 ст. 19 Семейного кодекса РФ).

В случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим, суд отменяет решение о признании его безвестно отсутствующим (ст. 44 ГК). На основании решения суда отменяется доверительное управление имуществом гражданина и прекращаются другие юридические отношения, возникшие из факта признания его безвестно отсутствующим.

3. Объявление гражданина умершим

Признание гражданина безвестно отсутствующим не ликвидирует возникшую юридическую неопределенность, поскольку он остается участником ряда правоотношений. Между тем при длительном отсутствии гражданина, если невозможно установить место его пребывания, есть основания предполагать, что он умер. Однако с таким предположением нельзя связывать юридические последствия, пока факты, его порождающие, не будут установлены в официальном порядке, ибо ошибка в решении этого вопроса может повлечь серьезные нарушения прав и интересов личности. Согласно п. 1 ст. 45 ГК гражданин может быть объявлен судом умершим. При этом не требуется, чтобы предварительно он был признан безвестно отсутствующим. Условиями объявления умершим являются:

- отсутствие гражданина в месте постоянного жительства в течение пяти лет, считая со дня получения последних сведений о нем, а в определенных случаях, указанных в законе, - шести месяцев;

- неполучение в течение указанных сроков сведений о месте пребывания гражданина и невозможность, несмотря на принятые меры, установить, жив ли он.

Сокращенный шестимесячный срок для объявления гражданина умершим применяется, как сказано в законе, если гражданин пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая. Например, если известно, что гражданин был пассажиром или членом экипажа затонувшего морского судна либо потерпевшего катастрофу самолета, то для объявления его умершим требуется шесть месяцев, поскольку предположение о его гибели при таких условиях весьма основательно. Однако суд признает в данном случае не факт смерти гражданина, а объявляет его умершим на основании презумпции смерти во время несчастного случая. Особо закон определяет условия объявления умершим гражданина, пропавшего во время военных действий: он может быть в судебном порядке объявлен умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий (п. 2 ст. 45 ГК).

На основании решения суда об объявлении гражданина умершим органы загса выдают заинтересованным лицам свидетельство о его смерти. Днем смерти гражданина, объявленного решением суда умершим, считается день вступления в законную силу этого решения. В случае объявления умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоятельствах, угрожающих смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти гражданина день его предполагаемой гибели (например, день гибели пассажирского самолета, день землетрясения или иного стихийного бедствия и т.п.).

Юридическим последствием объявления гражданина умершим является прекращение или переход к наследникам всех прав и обязанностей, которые принадлежали ему как субъекту права, т.е. фактически это такие же последствия, которые влечет смерть человека.

4. Последствия явки гражданина, объявленного умершим

Однако объявление гражданина умершим, в отличие от смерти, устанавливает лишь презумпцию, но не самый факт смерти. Поэтому в тех исключительных случаях, когда гражданин, объявленный умершим, фактически жив, решение суда ни в коей мере не повлияет на его правоспособность. Если же гражданин действительно умер, то его правоспособность прекращается в силу естественной смерти независимо от того, когда будет вынесено решение суда об объявлении его умершим.

В случае явки гражданина, объявленного умершим, не требуется восстанавливать его правоспособность. Будучи живым, он остается полностью правоспособным, несмотря на решение суда об объявлении его умершим. Все юридические действия, совершенные им в то время, когда он, не зная об этом, где-то ошибочно объявлен умершим (заключенные договоры, выданные доверенности и т.д.), считаются вполне действительными и имеют полную силу. Объявление умершим не влияет и на его субъективные права, приобретенные в том месте, где было неизвестно об объявлении его умершим.

Следовательно, независимо от решения суда, объявившего гражданина умершим, он способен быть носителем прав и обязанностей. Объявление гражданина умершим создает презумпцию его смерти. Но всякая презумпция, даже очень достоверная, может быть опровергнута. Закон допускает такую возможность и устанавливает, что в случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, объявленного умершим, соответствующее решение отменяется судом (п. 1 ст. 46 ГК).

Решение суда является основанием для аннулирования записи о смерти в книге записи актов гражданского состояния (ст. 280 ГПК РФ). Восстанавливать правоспособность явившегося гражданина, как было отмечено, нет надобности, поскольку он ее не утрачивал. Однако возникает необходимость в восстановлении его субъективных прав, в первую очередь его права собственности. В данном случае большое значение имеет основание приобретения его имущества другими лицами - безвозмездно или на возмездных началах. Согласно п. 2 ст. 46 ГК независимо от времени своей явки гражданин может потребовать от любого лица возврата сохранившегося имущества, которое безвозмездно перешло к этому лицу после объявления гражданина умершим (например, к наследнику, к лицу, которому имущество было подарено, и т.п.). Это правило вполне соответствует принципу справедливости, поскольку граждане, к которым имущество перешло безвозмездно, в случае возвращения этого имущества собственнику материального ущерба, как правило, не несут.

Правило о возврате лицу, ошибочно объявленному умершим, принадлежащего ему имущества тесно связано с нормами ст. ст. 301 - 303 ГК, регулирующими отношения по истребованию имущества из чужого незаконного владения (виндикации). Применительно к истребованию своего имущества гражданином после отмены судом решения об объявлении его умершим, если это имущество было приобретено вполне законно его наследниками и другими лицами, следует признать, что после отмены указанного решения отпадает основание (титул) их владения, т.е. владение становится незаконным. Если они откажутся вернуть гражданину, ошибочно объявленному умершим, принадлежащее ему имущество, у него возникнет основание для предъявления иска об истребовании этого имущества из их незаконного владения, т.е. виндикационного иска (ст. 301 ГК). Если незаконные владельцы были добросовестными, поскольку не знали, что объявленный умершим гражданин находится в живых, то у них имущество может быть истребовано только в случаях, указанных в п. 1 ст. 302 ГК (в частности, в случае, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому оно было передано собственником во владение, помимо их воли). В случае объявления гражданина умершим его имущество оказывается во владении других лиц не по его воле, и поэтому оно может быть истребовано и у добросовестных приобретателей.

Удовлетворяя требование об изъятии имущества у незаконного (хотя и добросовестного) приобретателя, суд решает и связанные с ним требования. В частности, добросовестный приобретатель в случае изъятия у него имущества вправе требовать возмещения произведенных на него необходимых затрат (при наличии условий, предусмотренных ч. 2 ст. 303 ГК). Кроме того, добросовестный владелец вправе оставить за собой произведенные им улучшения, если они могут быть отделены без повреждения имущества. Вместе с тем он обязан возвратить или возместить собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее эти вопросы рассматриваются в главе 24 тома II настоящего учебника.

Гражданин, ошибочно объявленный умершим, вправе требовать возврата сохранившегося имущества от лиц, получивших его безвозмездно, при условии, что это имущество принадлежало данному гражданину. Если он состоял в браке и имелось совместно нажитое супругами имущество, возможно требовать возврата только полагающейся ему части общего имущества. Некоторые виды имущества возврату не подлежат. Это деньги и ценные бумаги на предъявителя (п. 3 ст. 302 ГК).

Предусматривая возврат сохранившегося имущества, закон имеет в виду имущество, сохранившееся в натуре. Истребование стоимости вещей, которые после их безвозмездного приобретения были отчуждены их обладателями за деньги или были утрачены, закон не предусматривает. Например, если наследники гражданина, объявленного умершим, продали приобретенный по наследству дом, то от приобретателя, не знавшего, что объявленный умершим жив, нельзя истребовать этот дом, но нельзя взыскать и его стоимость с наследников. Однако следует согласиться с высказанным в литературе мнением, что если лицо, к которому безвозмездно перешло имущество гражданина, ошибочно объявленного умершим, было недобросовестным приобретателем, т.е. знало, что гражданин находится в живых, то гражданину должны быть возмещены убытки, причиненные утратой имущества <1>. Основную часть этих убытков будет составлять стоимость утраченного (не сохранившегося) имущества.

--------------------------------

Примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 76.

От рассмотренного существенно отличается по правовым последствиям случай, когда имущество лица, объявленного умершим, кто-то приобрел на возмездных началах. Лица, к которым имущество такого гражданина перешло по возмездным сделкам, не обязаны возвращать ему это имущество. Имеются в виду такие сделки, как купля-продажа и мена.

Однако закон предусматривает исключения из этого правила: возмездный приобретатель имущества, которое принадлежало лицу, объявленному умершим, обязан возвратить ему это имущество, если будет доказано, что, приобретая его, он знал, что гражданин, объявленный умершим, находится в живых. При невозможности возврата такого имущества в натуре возмещается его стоимость (абз. 2 п. 2 ст. 46 ГК). Следовательно, обязанность возвратить имущество или возместить его стоимость возникает в данном случае только в отношении лиц, действовавших в момент приобретения имущества недобросовестно, виновно. Требование о возврате имущества, предъявленное к такому недобросовестному владельцу, представляет по своему содержанию иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения - виндикационный иск (ст. 301 ГК). На него должны распространяться правила ст. 303 ГК, в соответствии с которыми возврату подлежит не только имущество в натуре, но и доходы, которые недобросовестный владелец извлек или должен был извлечь за все время владения. Соответственно, недобросовестный владелец вправе требовать возмещения произведенных им необходимых затрат на имущество.

В случае явки гражданина, объявленного умершим, восстановлению (при наличии рассмотренных выше условий) подлежат лишь те его права, которые перешли к наследникам и другим лицам. Права, которые прекратились, т.е. были аннулированы в связи с объявлением гражданина умершим, не могут быть восстановлены. Так, не восстанавливается действие обязательств личного характера (обязанности по выполнению какой-либо работы, совершению юридических действий, созданию произведения и т.п.). Вопрос о сохранении или прекращении брака с гражданином, который был объявлен умершим, решается в соответствии с нормами семейного законодательства (ст. 26 Семейного кодекса РФ).

§ 10. Акты гражданского состояния

1. Понятие гражданского состояния

Гражданское состояние - правовое положение конкретного гражданина как носителя различных прав и обязанностей (политических, имущественных, личных и проч.), определяемое фактами и обстоятельствами естественного и общественного характера. Следовательно, ответить на вопрос о гражданском состоянии гражданина - значит указать факты, индивидуализирующие его (фамилия, имя, отчество, гражданство, пол, возраст), охарактеризовать правоспособность и дееспособность (гражданскую, трудовую и т.д.) и семейное положение.

Гражданское положение людей неодинаково, поскольку существенно различаются определяющие его факты и обстоятельства. Например, гражданское состояние человека в возрасте 14 лет характеризуется тем, что он, обладая гражданской правоспособностью, дееспособен частично. Гражданское состояние совершеннолетних граждан также различно, поскольку одни из них состоят в браке, а другие - нет, одни имеют детей (и, следовательно, родительские права и обязанности), а другие - нет и т.д.

Понятие гражданского состояния может употребляться и в более узком смысле - правового положения гражданина как участника только имущественных и личных неимущественных отношений, регулируемых гражданским правом.

Фактам и обстоятельствам, от которых зависит гражданско-правовой статус гражданина, придается важное значение и другими отраслями права, в связи с чем целесообразно рассматривать их в обобщенном виде и пользоваться пониманием гражданского состояния в широком смысле.

2. Виды актов гражданского состояния и их регистрация

Актами гражданского состояния (от латинского actio - "действие, поступок") согласно Федеральному закону от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" <1> признаются действия граждан или события, влияющие на возникновение, изменение и прекращение прав и обязанностей, а также характеризующие правовое состояние граждан. Акты гражданского состояния представляют собой юридические факты, поскольку закон связывает с ними возникновение, изменение и прекращение прав и обязанностей.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1997. N 47. Ст. 5340; 2001. N 44. Ст. 4149; 2002. N 18. Ст. 1724; 2003. N 17. Ст. 1553; 2003. N 28. Ст. 2889 (далее - Закон об актах гражданского состояния).

Перечень обстоятельств, которые относятся к числу актов гражданского состояния, дается в п. 1 ст. 47 ГК и в п. 2 ст. 3 Закона об актах гражданского состояния. В них предусмотрены следующие виды актов гражданского состояния:

- рождение,

- заключение брака,

- расторжение брака,

- усыновление (удочерение),

- установление отцовства,

- перемена имени,

- смерть гражданина.

Каждое из указанных обстоятельств подлежит государственной регистрации, которая устанавливается в целях охраны имущественных и личных неимущественных прав граждан. Регистрация осуществляется органом записи актов гражданского состояния (орган загс), который составляет соответствующую запись акта в книге установленного образца (книге регистрации рождений, книге регистрации браков и т.д.). На основании записи выдается свидетельство о регистрации акта гражданского состояния, которое удостоверяет факт регистрации <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Правительства РФ от 31 октября 1998 г. N 1274 "Об утверждении форм бланков заявлений о государственной регистрации актов гражданского состояния, справок и иных документов, подтверждающих государственную регистрацию актов гражданского состояния" // СЗ РФ. 1998. N 45. Ст. 5522; Постановление Правительства РФ от 17 апреля 1999 г. N 432 "Об утверждении Правил заполнения бланков записей актов гражданского состояния и бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния" // СЗ РФ. 1999. N 17. Ст. 2149.

При наличии оснований, предусмотренных п. 2 ст. 69 Закона об актах гражданского состояния, и при отсутствии спора между заинтересованными лицами орган загса вносит исправления и изменения в записи актов гражданского состояния. Например, исправления и изменения в записи актов гражданского состояния вносятся на основании записи акта об усыновлении, об установлении отцовства, о перемене имени и т.д. При наличии спора между заинтересованными лицами внесение исправлений и изменений в записи актов гражданского состояния производится на основании решения суда.

Исправления или изменения в запись акта гражданского состояния могут быть внесены на основании заключения органа загса. Это возможно, в частности, если в записи акта гражданского состояния указаны неправильные или неполные сведения, а также допущены орфографическое ошибки. Например, в записи о рождении ребенка отчество матери было указано с ошибкой: вместо "Максимовна" было записано "Максумовна". Такая ошибка может быть исправлена на основании заключения самого органа загс.

В порядке, предусмотренном Законом об актах гражданского состояния (ст. ст. 74, 75), возможно восстановление и аннулирование записей актов гражданского состояния.

При изучении правового регулирования отношений, связанных с актами гражданского состояния, необходимо учитывать, что не все события и факты, которые влияют на правовое положение гражданина, подлежат специальной записи и регистрации. Например, признание гражданина недееспособным вследствие душевной болезни существенно влияет на его гражданское состояние, но специальная запись в органах загса об этом факте не предусмотрена. Записи делаются только о тех событиях и фактах, которые указаны в законе.

Дополнительная литература

Белякова А.М. Гражданско-правовые последствия действий несовершеннолетних // Советская юстиция. 1965. N 7.

Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига, 1976.

Ершова Н.М. Вопросы семьи в гражданском праве. М., 1977.

Малеин Н.С. О понятии, ограничении и защите правосубъектности граждан // Теоретические вопросы гражданского права. М., 1980.

Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М., 1981.

Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 1 (переиздание с публикации 1902 г.). М., 1997.

Советское гражданское право. Субъекты гражданского права / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1984.

Глава 7. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА КАК УЧАСТНИКИ

ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

§ 1. Понятие и виды юридических лиц

1. Сущность юридического лица

Участниками гражданских правоотношений являются не только физические лица (граждане), но и юридические лица - организации, специально создаваемые для участия в гражданском обороте. Поскольку гражданский оборот имеет имущественный, товарный характер, участвовать в нем могут лишь независимые, самостоятельные товаровладельцы, имеющие собственное имущество. Поэтому юридические лица должны иметь свое имущество, обособленное от имущества их создателей (учредителей, участников). Этим имуществом они будут отвечать перед своими кредиторами (контрагентами).

Закрепление определенного имущества за организацией в целом означает его выбытие из состава имущества ее учредителей (участников). Но одновременно значительно уменьшается риск их возможных потерь от участия в обороте. Ведь именно учредители (участники) управляют деятельностью созданного ими субъекта, а нередко прямо или косвенно участвуют в ней и тем самым в имущественном обороте, тогда как неблагоприятные имущественные последствия этой деятельности по общему правилу относятся на имущество этого субъекта (организации), а не на их собственное. В этом и состоит смысл конструкции юридического лица.

Использование этой конструкции свойственно высокоразвитому имущественному обороту. Не случайно юридические лица, прежде всего в форме различных торговых (купеческих, предпринимательских) компаний, стали широко признаваться законодательством лишь с появлением и усилением экономической потребности в объединении крупных капиталов, как правило, не обещавшем быстрой отдачи и потому связанном с риском, непомерным для одного и даже нескольких предпринимателей (например, в эпоху великих географических открытий - для организации морских экспедиций и заморской торговли, позднее - для строительства судоходных каналов и железных дорог и т.д. <1>). Конструкция юридического лица дала возможность создавать такие объединения капиталов (имущества) за счет вкладов многих лиц (первоначально главным образом - купцов), рисковавших при этом по общим обязательствам лишь некоторой, заранее известной частью своего имущества (и получавших часть общих доходов соразмерно вложенным средствам) <2>.

--------------------------------

<1> По справедливому замечанию К. Маркса, "мир до сих пор оставался бы без железных дорог, если бы приходилось дожидаться, пока накопление не доведет некоторые отдельные капиталы до таких размеров, что они могли бы справиться с постройкой железной дороги. Напротив, централизация посредством акционерных обществ осуществила это в один миг" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 642).

<2> Именно из-за относительной неразвитости имущественного оборота римское частное право не знало особой категории юридических лиц, которая, по авторитетному свидетельству Н.С. Суворова, явилась "не в римской, а в позднейшей юриспруденции" (Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000. С. 29 и сл.), причем в развитом виде - лишь в правоведении XIX века.

В результате объединения (отчуждения) части имущества учредителей появляется новый субъект права - собственник, являющийся не физическим лицом, а неким искусственным (в этом смысле - фиктивным) образованием, признаваемым, однако, законом особым, самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. Более того, данный субъект в принципе продолжает существовать и в случаях ухода из общего дела одного, нескольких или даже всех учредителей (участников) <1>. Иначе говоря, его юридическая личность является вполне самостоятельной, независимой от личности создавших его лиц и не сводится к ней. Поэтому такой субъект выступает в обороте от своего собственного имени, а не от имени своих участников, и приобретенные им гражданские права и обязанности принадлежат именно ему, а не его участникам. Этим, в свою очередь, предопределяется и необходимость возложения возможной ответственности по долгам этого субъекта на его имущество, а не на имущество его учредителей (участников).

--------------------------------

<1> Подобная ситуация может, например, сложиться в случае такого ухода из общества с ограниченной ответственностью (выхода, смерти и т.д.) его последнего или единственного участника, при котором все доли участия переходят к самому обществу: оно и в этом случае будет продолжать действовать в качестве юридического лица ("Keinmanngesellschaft" - "общества без лиц") до своей ликвидации (Altmeppen H., Roth G.H. Gesetz betreffend die Gesellschaften mit beschrankter Haftung (GmbHG). Kommentar. 4. Aufl. Munchen, 2003. S. 29).

На таких принципах создавались первые классические юридические лица - торговые компании. Впоследствии категория юридического лица получила гораздо более широкое распространение и стала использоваться законом по отношению ко всякой самостоятельной организации, допущенной государством к участию в имущественном обороте, в том числе даже и к некоторым органам самого государства (юридические лица публичного права). Ведь создание юридического лица может преследовать не только цель получения прибыли на вложенное имущество (в том числе лицами, не являющимися предпринимателями), но и цель материального обеспечения управленческой, научно-образовательной, культурно-воспитательной, благотворительной или иной общественно полезной деятельности (не предполагающей получение прямых доходов от нее). Но во всех ситуациях применение данной юридической конструкции связано с обособлением определенного имущества с целью ограничения имущественной ответственности (т.е. уменьшения риска участия в гражданском обороте) для его учредителей (участников) <1>.

--------------------------------

<1> С этой точки зрения очевидна абсурдность ряда положений ранее действовавшего Закона 1990 г. "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", объявлявшего это хозяйство юридическим лицом, несмотря на то что его имущество не обособляется от личного имущества ведущих его граждан, а последние в силу этого отвечают по долгам такого хозяйства всем своим имуществом, а также Закона 1990 г. "О предприятиях и предпринимательской деятельности", признававшего имущество некоторых обществ и товариществ объектом долевой собственности их участников (что необходимо вело к долевой ответственности последних по долгам созданных ими юридических лиц, причем опять-таки всем своим имуществом, а не только внесенным в уставный капитал общества). В обоих ситуациях конструкция юридического лица просто теряла смысл, что свидетельствовало о непонимании ее сути законодателем того времени. В настоящее время эти положения отменены, но ранее созданные крестьянские (фермерские) хозяйства еще сохраняют статус юридического лица до 1 января 2010 г. (п. 3 ст. 23 Федерального закона от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" // СЗ РФ. 2003. N 24. Ст. 2249).

Следовательно, основными функциями (задачами), выполняемыми конструкцией юридического лица, являются ограничение риска ответственности по долгам и более эффективное использование капитала (имущества), в том числе при его объединении учредителями (участниками). Таким образом, юридическое лицо как субъект гражданского права по сути представляет собой не что иное, как особый способ организации хозяйственной деятельности, заключающийся в обособлении, персонификации имущества, т.е. в наделении законом обособленного имущества качествами персоны (субъекта), признании его особым, самостоятельным товаровладельцем. Именно персонификация имущества характеризует его юридическое обособление от имущества и личности своих учредителей и дает ему возможность последующего самостоятельного участия в гражданском обороте (т.е. приобретения и осуществления гражданских прав и обязанностей) под собственную имущественную ответственность перед своими кредиторами.

Поэтому никакое юридическое лицо не может нормально участвовать в гражданских правоотношениях, не имея реального имущества, обособленного от имущества его учредителей (участников), но зато после своего создания оно может выступать в обороте и при отсутствии участников, и даже при отсутствии учредителей. Подобным образом действуют, например, многие благотворительные и иные фонды. Рассмотрение юридического лица в качестве персонифицированного имущества объясняет и тот факт, что у него нет и не может быть никаких личных неимущественных прав, ибо даже его деловая репутация (п. 7 ст. 152 ГК) целиком обусловлена его участием в имущественных отношениях.

С другой стороны, необходимо отметить и опасность этой конструкции для имущественного оборота: ведь одни его участники с помощью создания юридических лиц заранее ограничивают возможность своих имущественных потерь, тогда как другие по-прежнему отвечают перед потенциальными кредиторами всем своим имуществом. Это обстоятельство предопределяет необходимость законодательного закрепления, во-первых, строго ограниченного, исчерпывающего перечня видов (организационно-правовых форм) юридических лиц (с тем чтобы исключить появление неизвестных и непонятных разновидностей, потенциально опасных для других участников оборота); во-вторых, жестких правил относительно наличия и состава их имущества (с тем чтобы исключить появление в обороте "пустышек", заведомо не способных к самостоятельной имущественной ответственности по долгам).

Из сказанного становится очевидным, что категория юридического лица является гражданско-правовой, созданной для удовлетворения определенных реальных потребностей имущественного (гражданского) оборота. Данная юридическая конструкция теряет смысл в публично-правовых отношениях, где правосубъектность организации никак не связана с ее имущественной обособленностью, ибо определяется совершенно иными задачами. Именно поэтому, например, правительство или парламент, будучи высшими органами публичной власти, сами по себе совершенно не нуждаются в признании их юридическими лицами (для материального обеспечения их деятельности обычно создаются специальные организации с правами юридических лиц), поскольку цели их создания и деятельности никак не предполагают их непосредственного участия в имущественных отношениях.

Иными словами, для участия в публично-правовых отношениях различным организациям совсем не обязательно обладать еще и имущественной правосубъектностью, т.е. качествами юридических лиц: ведь речь здесь уже не идет о товарно-денежных отношениях. Другое дело, что такие качества, давно и четко разработанные гражданским законодательством, в дальнейшем создают иллюзию того, что именно юридические лица являются субъектами не только гражданско-правовых, но и других правоотношений. В действительности в различных правоотношениях наряду с физическими лицами (гражданами) участвуют и самые разнообразные организации, которым только для участия в гражданских правоотношениях необходимо иметь статус юридического лица, предопределяемый наличием у них собственного имущества <1>.

--------------------------------

<1> Изложенным объясняется необоснованность попыток объявления юридического лица не гражданско-правовой, а общеотраслевой категорией, свойственной всем или большинству отраслей права и даже придания ей "универсальных" свойств некой "Инфраструктуры Жизни", "новой организованности, через которую Человек проявляет свое Я" (см.: Грешников И.П. Субъекты гражданского права: юридическое лицо в праве и законодательстве. СПб., 2002. С. 131 - 133). Последующее использование многих первоначально выработанных именно цивилистикой для нужд имущественного оборота категорий и понятий за рамками ее предмета - давно известное явление, свидетельствующее обычно лишь о недостатках развития соответствующих отраслей знания но, к сожалению, ничего не объясняющее в самом гражданском праве.

При этом наличие у какой-либо организации прав (статуса) юридического лица говорит о ее самостоятельности лишь в имущественном обороте, но никак не предопределяет ее самостоятельное или подчиненное положение в других (публично-правовых) отношениях. Это особенно ясно видно на примере воинских частей (соединений), наличие у которых самостоятельной юридической личности в имущественных отношениях не составляет никакого препятствия для их жесткого административного подчинения вышестоящим войсковым объединениям. Подобно этому, и признание юридическим лицом факультета университета само по себе никак не влияет на его административно-правовой статус структурного подразделения, находящегося в составе вуза и подчиненного ему <1>.

--------------------------------

<1> Отсюда ясна также ошибочность попыток рассмотрения такой ситуации, как возможность нахождения одного юридического лица в составе другого. Как имущественно обособленный и потому вполне самостоятельный субъект гражданского права никакое юридическое лицо в этом качестве не может входить в состав другого юридического лица, что никак не влияет на отношения административно-правовой подчиненности организаций, в том числе и наделенных правами юридических лиц (см. об этом подробнее: Суханов Е.А. О правовом статусе образовательных учреждений // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2002. N 11).

Вместе с тем персонификация имущества как юридическая конструкция, т.е. определенный прием, способ юридической (законодательной) техники всегда вызывала и вызывает известные сомнения в своей обоснованности. Они обычно основываются на упрощенных, абстрактных положениях о "невозможности" существования каких-либо общественных отношений, в том числе правоотношений, между лицами и вещами (имуществом) <1>. В основе этих взглядов лежит методологически ошибочное, но, к сожалению, достаточно распространенное даже среди юристов представление о том, что право, включая гражданское, может служить лишь формой для содержательных экономических или иных общественных явлений и в силу этого не должно создавать и использовать собственные категории и конструкции, принципиально отличающиеся от философских или экономических понятий <2>.

--------------------------------

<1> В юридических отношениях, в том числе в имущественном обороте, отнюдь не всегда участвуют только люди. Как отмечал еще Б.Б. Черепахин, участниками правоотношений могут быть и различные общественные образования, причем входящие в их состав люди не являются участниками этих правоотношений. Иной подход означает отрицание реальности юридического лица и удвоение субъекта права (Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица // Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2001. С. 299). Следовательно, к признанию юридического лица фикцией ведет как раз подход, выставляющий на первый план не реальное имущество юридического лица, а его "людской субстрат" или физическое лицо (лица) как орган юридического лица (см.: Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М., 2000. С. 103 - 109).

<2> Подробнее о соотношении гражданско-правовых и экономических категорий см.: Суханов Е.А. Правовая форма экономических отношений // Методологические проблемы правоведения. М., 1994. С. 46 - 57.

Между тем правовые отношения представляют собой особый, самостоятельный вид реально существующих общественных отношений. С этой точки зрения признание юридической личности за обособленным имуществом представляется не фикцией, а вполне содержательной гражданско-правовой конструкцией. Ведь ее использование позволяет участникам такой организации реально уменьшить риск своих имущественных потерь, а ее кредиторам - получить также вполне реальное, а не фиктивное удовлетворение своих имущественных требований, что и соответствует потребностям организованного и развитого имущественного оборота. Для решения этих задач и необходимо наличие у юридического лица определенного имущества, тогда как наличие и количество его участников (учредителей) само по себе не имеет для третьих лиц (потенциальных кредиторов) никакого значения.

2. Основные теории сущности юридического лица

Широкое участие различных юридических лиц в гражданско-правовых отношениях требует специального научного обоснования категории юридического лица, раскрывающего ее сущность, содержание и возможности применения. Объяснениям данной цивилистической конструкции посвящены различные теории, многие из которых уже весьма давно известны в гражданско-правовой науке.

Первую по времени появления группу таких теорий составляют взгляды, согласно которым юридическое лицо есть порождение правопорядка, т.е. некоторая юридическая фикция, искусственная конструкция, придуманная законодателем. Они получили название теории фикции (или фикционных теорий). Родоначальником этого подхода принято считать одного из римских пап, Иннокентия IV, внесшего большой вклад в развитие средневековой юриспруденции. В 1245 г. на вопрос о возможности отлучения корпорации от церкви он заявил, что корпорация не имеет души, а существует лишь в воображении людей, будучи "persona ficta", или "corpus mysticum", т.е. фиктивным, не существующим в реальности лицом <1>.

--------------------------------

<1> См.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.-Л., 1948. С. 675; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 64 - 65.

Теория фикции получила наибольшее развитие в германской цивилистической литературе XIX века. Наиболее видными ее представителями являются крупнейшие немецкие цивилисты того времени Фридрих Карл фон Савиньи (который считался бесспорным лидером всего европейского правоведения до середины XIX века) и Бернгард Виндшайд (один из главных создателей Германского гражданского уложения). Они считали юридическое лицо искусственным субъектом, созданным законом лишь для условной привязки к нему субъективных прав и обязанностей, которые в действительности либо принадлежат его участникам - конкретным физическим лицам, либо остаются "бессубъектными" <1>. В качестве фиктивного образования рассматривал юридическое лицо и Г.Ф. Шершеневич, который, однако, считал юридические фикции не мнимыми понятиями, а научными приемами познания, а юридическое лицо - "искусственным субъектом" оборота, созданным для достижения определенной цели <2>. Аналогичных по существу взглядов придерживались Д.И. Мейер и А.М. Гуляев <3>. Теория фикции (legal fiction) получила широкое распространение и в англо-американском праве. Здесь юридическое лицо (корпорация) также рассматривалось как "искусственное образование, невидимое, неосязаемое и существующее только с точки зрения закона", как было указано одним из председателей Верховного суда США Д. Маршаллом в решении по конкретному спору еще в начале XIX в. <4>.

--------------------------------

<1> См.: Savigny F.C.v. System des heutigen romischen Rechts. Bd. II. Berlin, 1840; Windscheid B. Lehrbuch des Pandektenrechts. Bd. I. 8. Aufl. Frankfurt, 1900.

<2> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 89 - 91.

<3> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. СПб., 1902. С. 84 - 87; Гуляев А.М. Русское гражданское право. СПб., 1913. С. 74 - 75.

<4> См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник / Под ред. Е.А. Васильева. 3-е изд-е. М., 1993. С. 78.

В развитие этих взглядов была выдвинута теория целевого имущества, автором которой был Алоис Бринц <1>. Он доказывал, что права и обязанности могут как принадлежать конкретному человеку (субъекту), так и служить лишь определенной цели (объекту). В этом втором случае субъект права вообще не требуется, так как его роль выполняет обособленное с этой целью имущество (в том числе отвечающее за долги, сделанные для достижения соответствующей цели). По традиции оно наделяется свойствами субъекта права, хотя на самом деле в этом нет необходимости, а потому не нужно и само понятие юридического лица. Во французской литературе весьма близкие по сути взгляды высказывались М. Планиолем <2>. Последний считал, что юридическое лицо - это коллективное имущество, которое в качестве субъекта права является юридической фикцией, созданной для упрощения его использования.

--------------------------------

<1> См.: Brinz A. Lehrbuch der Pandekten. Bd. 1. Erlangen & Leipzig, 1857.

<2> См.: Planiol M. Traite elementaire de droit civil. T. 1. Paris, 1925.

Такой подход объяснял необходимость признания юридического лица государством в качестве субъекта права, а также целевой (специальный) характер его правоспособности. Но вместе с тем он допускал существование бессубъектных правоотношений (прав и обязанностей) и исключал наличие у такого субъекта собственной воли и интересов, а это, в свою очередь, затрудняло объяснение самостоятельного характера его действий и ответственности за них.

Другим вариантом развития теории фикций стала теория интереса, выдвинутая крупнейшим германским ученым-юристом Рудольфом фон Иерингом <1>. Он считал, что права и обязанности юридического лица в действительности принадлежат тем реальным физическим лицам, которые фактически используют общее имущество и получают от него выгоды (дестинаторам). Их общий интерес и олицетворяет юридическое лицо. С его точки зрения, оно представляет собой некий единый центр для прав дестинаторов, искусственно созданный с помощью юридической техники для упрощения ситуации - в качестве особой формы обладания имуществом многими физическими лицами для некоторых общих целей. В российской дореволюционной литературе эту теорию по сути поддерживали и развивали Ю.С. Гамбаров и Н.М. Коркунов <2>.

--------------------------------

<1> См.: Ihering R.v. Geist des romischen Rechts auf den verschiedenen Stufen seiner Entwicklung. Bd. III. Leipzig, 1865.

<2> См.: Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т. 1. Общая часть. СПб., 1911. С. 450 - 452; Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1914. С. 148.

Теория фикции оказала значительное влияние на законодательное развитие. Не случайно, например, в Германском гражданском уложении и в Гражданском кодексе Италии термин "юридическое лицо" используется только в заголовках отдельных разделов, без раскрытия его содержания; в Гражданском кодексе Франции (Code civil) до 1978 г. данное понятие вообще отсутствовало, а в гражданских кодексах ряда латиноамериканских стран юридическое лицо прямо названо фиктивным образованием (например, в ст. 545 ГК Чили и в ст. 583 ГК Эквадора).

С развитием различных видов юридических лиц в противоположность фикционным теориям стали выдвигаться теории, признающие реальность юридического лица как субъекта права (реалистические теории юридического лица). В германской цивилистике практически одновременно с господствовавшими тогда взглядами Савиньи, Виндшайда и Бринца появились теории, рассматривавшие юридическое лицо как особый социальный организм, "духовную реальность" или "человеческий союз" со своей собственной волей, не сводимой к совокупности воль составляющих его отдельных физических лиц (Георг фон Беселер, Отто фон Гирке) <1>. Органическая теория Гирке, рассматривавшего юридическое лицо как особый "телесно-духовный организм" ("союзную личность"), нашла сторонников во французской цивилистике (Р. Саллейль, П. Мишу и др.) <2>. Отмечалось, что реальность существования таких общественных организмов, как юридические лица, предполагает их признание законом, но вовсе не искусственное создание <3>. В российской дореволюционной цивилистике реальность юридического лица отстаивали Н.Л. Дювернуа и И.А. Покровский, назвавший его "живой клеточкой социального организма" <4>. Достоинством этого подхода стала возможность объяснения наличия собственной воли и интересов юридического лица, а тем самым самостоятельности его выступления в качестве субъекта гражданского оборота, хотя приравнивание юридического лица к физическому тоже признавалось искусственным. Теория естественного лица (natural entity) в начале XX века распространилась и в американском праве <5>.

--------------------------------

<1> См.: Beseler G.v. Volksrecht und Juristenrecht. 1843; Gierke O.v. Deutsches Privatrecht. Bd. 1. Berlin, 1905; ders. Das Wesen der menschlichen Verbande. Berlin, 1902.

<2> См.: Salleiles R. De la personnalite juridique. Histoire et theories. Paris, 1910; Michoud P. La theorie de la personalite morale et son application au droit francais. Paris, 1909.

<3> Подробнее о теориях фикции и реальности юридического лица см. также: Суворов Н.С. Указ. соч. С. 67 и сл.; Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. С. 164 - 179; Венедиктов А.В. Указ. соч. С. 675 - 681; Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. М., 2003. С. 107 и сл.

<4> См.: Дювернуа Н.Л. Чтения по русскому гражданскому праву. Т. 1. Вып. 2. СПб., 1898. С. 262 - 272; Покровский И.А. Указ. соч. С. 139.

<5> См.: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). М., 1996. С. 23 - 24.

В цивилистической науке советского периода также был выдвинут ряд теорий, объясняющих сущность категории юридического лица, прежде всего применительно к господствовавшим в обороте того времени государственным организациям (предприятиям и учреждениям). Здесь отвергалась теория юридического лица как обособленного, персонифицированного имущества (ибо государственное имущество даже при создании на его базе юридического лица оставалось собственностью государства и в этом смысле действительно не обособлялось от имущества учредителя). Юридическое лицо рассматривалось в качестве "социальной реальности" (а не фикции), наделенной определенным имуществом для достижения общественно полезных целей или для решения социально-экономических задач государства и общества (теория социальной реальности Д.М. Генкина) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Генкин Д.М. Юридические лица в советском гражданском праве // Проблемы социалистического права. 1939. N 1. С. 91 и след.; Генкин Д.М. Значение применения юридической личности во внутреннем и внешнем товарообороте СССР // Сборник научных трудов Института народного хозяйства. Вып. IX. М., 1955. С. 17 и след.

Иногда прямо утверждалось, что за государственным юридическим лицом всегда стоит само государство, или "всенародный коллектив", являющийся действительным собственником его имущества (теория государства С.И. Аскназия) <1>. Опасность такой трактовки, не позволявшей ясно разграничивать имущество и ответственность государства и созданных им юридических лиц, в наибольшей мере проявилась во внешнеэкономическом обороте (создавая, например, возможность обращения взыскания по долгам государственных внешнеторговых организаций на имущество государства). Во внутреннем же обороте она служила обоснованием тезиса об отсутствии у государственного юридического лица каких-либо интересов, отличных от интересов государства.

--------------------------------

<1> См.: Аскназий С.И. Об основаниях правовых отношений между государственными социалистическими организациями // Уч. зап. Ленинградского юрид. ин-та. Вып. IV. Л., 1947. С. 5.

Господствующей теорией в советской цивилистической доктрине стала теория коллектива, обоснованная в работах А.В. Венедиктова и С.Н. Братуся <1>. Согласно этой теории юридическое лицо является реально существующим социальным образованием, имеющим "людской субстрат" (сущность) в виде коллектива его работников, за которым стоит всенародный коллектив трудящихся, организованный в государство. Другие ученые подчеркивали также роль администрации (директора, руководителя) государственного юридического лица (теория директора Ю.К. Толстого, в определенной мере развивавшаяся В.П. Грибановым) <2>. Согласно этим взглядам, поскольку воля руководителя признается волей самого юридического лица и именно через него юридическое лицо приобретает права и обязанности, руководитель и представляет собой сущность ("людской субстрат") юридического лица. Теория коллектива получила и определенное законодательное признание - на ее основе были сформулированы нормы о понятии юридического лица и правах государственных организаций в советском гражданском законодательстве 1961 - 1964 гг.

--------------------------------

<1> См.: Венедиктов А.В. Указ. соч. С. 657 - 672; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947; Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950.

<2> См.: Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955; Грибанов В.П. Юридические лица. М., 1961. С. 46 - 52.

При переходе к рыночной организации хозяйства теория коллектива, отвечавшая потребностям огосударствленной экономики, выявила ряд присущих ей серьезных недостатков. Прежде всего стало очевидным, что работники государственных предприятий и учреждений, ранее рассматривавшиеся в качестве их "людского субстрата", в действительности не являются не только их учредителями или участниками, но даже и частью "общенародного коллектива - собственника". Впрочем, в противовес этой теории отдельные ученые и ранее убедительно доказывали отсутствие необходимости обоснования или поиска людского либо иного особого субстрата (сущности) юридического лица, ибо носителем его прав является само юридическое лицо <1>.

--------------------------------

<1> См.: Рахмилович В.А. О так называемом субстрате юридического лица // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. Вып. 29. М., 1984. С. 116 - 118.

Трактовка сути юридического лица лишь как определенным образом организованного коллектива привела к пренебрежению имущественной стороной дела, ибо первостепенное внимание в ней уделялось формированию и деятельности этого коллектива, а не наличию определенного обособленного имущества, на которое можно было бы обратить взыскание по долгам юридического лица. В результате этого, например, разрешение гражданам заниматься предпринимательской деятельностью путем создания производственных кооперативов, последовавшее в конце 80-х гг., в соответствии с законом предполагало обязательное наличие "людского субстрата" (не менее трех членов), но не требовало обособления какого-либо имущества при начале его деятельности. В такой ситуации учредители кооператива могли не вкладывать в него ни копейки собственных средств (например, арендуя государственное имущество, беря ссуду в банке и т.п.), исключая для себя какие-либо имущественные затраты, а созданное ими юридическое лицо нередко представляло собой "пустышку", не имеющую никакого собственного имущества (и потому опасную для контрагентов).

Эта теория не дает также удовлетворительного объяснения существования "компаний одного лица" - хозяйственных обществ, имеющих единственного учредителя или участника (с отсутствующим в силу данного обстоятельства "людским субстратом" - коллективом). Между тем такие компании получили значительное развитие в современной рыночной экономике, где их создают не только мелкие и средние предприниматели (стремящиеся уменьшить риск имущественной ответственности) <1>, но и государственные (публично-правовые) образования (с целью сохранения полного контроля за использованием переданного им имущества). Объявление их просто юридической фикцией вряд ли можно считать достаточно объясняющим их статус, а попытки сохранения прежних трактовок сущности юридического лица на базе теорий, объяснявших статус государственных предприятий в плановой экономике, теперь вызывают справедливые упреки методологического характера <2>.

--------------------------------

<1> Так, в Германии компании одного лица составляют до 45% всех обществ с ограниченной ответственностью, а вместе с семейными обществами (контролируемыми обычно супругами) и обществами, фактически контролируемыми одним лицом, составляют более 80% всех таких обществ (причем общее число обществ с ограниченной ответственностью достигает в Германии 450 тыс., а во Франции и Японии - около 1 млн., а их совокупный капитал значительно превышает совокупный капитал акционерных обществ) (Altmeppen H., Roth G.H. Gesetz betreffend die Gesellschaften mit beschrankter Haftung (GmbHG). Kommentar. S. 3 - 4).

<2> Именно поэтому подверглись критике О.С. Иоффе (Иоффе О.С. Идеология права // Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика. Вып. 18. Алматы, 2003. С. 16) современные попытки Ю.К. Толстого отстоять теорию директора (Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе. С. 94 и сл.).

Выдвигались и другие концепции, по-иному раскрывавшие сущность юридического лица. О.А. Красавчиков рассматривал юридическое лицо как определенную систему социальных связей <1>, а Б.И. Пугинский - как некое правовое средство, с помощью которого конкретная организация допускается к участию в гражданском обороте <2>. Действительно, будучи организацией, созданной для самостоятельного хозяйствования с определенным имуществом, юридическое лицо является вполне реальным образованием, не сводимым ни к своим участникам (или к учредителям, в том числе к единственному), ни тем более к работникам (трудовому коллективу), которые в этом качестве не имеют никаких прав на его имущество и ни при каких условиях не отвечают по его долгам. Однако главным качеством юридического лица остается его имущественная обособленность, что отчетливо проявилось при осуществленном в нашей стране переходе от планового к рыночному хозяйству.

--------------------------------

<1> См.: Красавчиков О.А. Сущность юридического лица // Советское государство и право. 1976. N 1.

<2> См.: Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984. С. 161 - 165.

В современной зарубежной правовой литературе теориям юридического лица обычно не уделяется большого внимания. Характерным даже для немецкого правоведения, ранее выдвинувшим подавляющее большинство теорий юридического лица, теперь является указание на то, что юридическое лицо следует рассматривать в качестве обобщающего юридико-технического понятия, служащего для признания "лиц или вещей" (предметов) правоспособными организациями, а сущность этого понятия объясняется многочисленными теориями, которые "не имеют практического значения и не обладают большой познавательной ценностью" <1>. Такой подход в значительной мере присущ как континентальному, так и современному англо-американскому праву <2>.

--------------------------------

<1> Jauernig O. Burgerliches Gesetzbuch mit Gesetz zur Regelung des Rechts der Allgemeinen Geschaftsbedingungen. Munchen, 1991. S. 4; Medicus D. Allgemeiner Teil des BGB. Ein Lehrbuch. Heidelberg, 1988. S. 405.

<2> См.: Munchener Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. Bd. 1. Allgemeiner Teil. Munchen, 1993. S. 285 - 288 (здесь прямо указывается на господствующее мнение, согласно которому конструкция юридического лица имеет "юридико-технический характер", позволяющий оформлять "техническое обособление имущества и ограничение ответственности"); Henn H. Handbook of the law of corporations and other business enterprises. 1983. P. 149 - 152; Blacks law dictionary. 1990. P. 113, 340, 893 - 894.

3. Классификация юридических лиц

Конструкция юридического лица - весьма эффективный правовой способ организации хозяйственной деятельности. Юридически самостоятельные, имущественно обособленные организации составляют одну из основных групп участников развитого товарного оборота. Вместе с тем их появление, функционирование и развитие определяются господствующим в экономике типом хозяйственного механизма, т.е. принятой системой регуляторов (управления) экономической деятельностью - рыночной, планово-централизованной, смешанной (переходной). В зависимости от этого расширяется или сужается сеть юридических лиц, появляются или исчезают те или иные их разновидности.

Так, в централизованно управляемой огосударствленной экономике статусом юридического лица наделяется производственное предприятие как таковое, как производственно-технический комплекс <1>. При этом оно одновременно является собственностью государства-учредителя, не будучи по-настоящему имущественно обособленным, и остается под его полным контролем. Государство же со своей стороны не только не отвечает своим имуществом по его долгам, но и запрещает другим кредиторам обращать взыскание на его "основные фонды" (т.е. на наиболее ценное имущество) как на объекты своей собственности. Очевидно, что такой своеобразный субъект оборота не может стать нормальным партнером для обычного (частного) собственника, а в правоотношения с другими такими же субъектами (несобственниками) вступает в основном в соответствии с указанием административно-плановых актов, т.е. по указаниям собственника, что существенно искажает и сам нормальный оборот.

--------------------------------

<1> Не случайно профессор МГУ А.В. Карасс, одним из первых еще в советской литературе разработавший взгляд на предприятие как на объект права государственной собственности - сложный имущественный комплекс (Карасс А.В. Право государственной социалистической собственности. М., 1954. С. 69), подвергся резкой критике со стороны известного ленинградского цивилиста проф. В.К. Райхера, указавшего, что предприятие нельзя сводить к имуществу, ибо "в эту часть производительных сил входят люди - работники предприятия" (Райхер В.К. Рец. на кн. А.В. Карасса "Право государственной социалистической собственности" // Советское государство и право. 1955. N 1. С. 122). Невольно на память приходят печально известные сталинские слова о том, что "люди - это главный капитал". К сожалению, на таких посылках до сих пор строятся рассуждения некоторых юристов о необходимости сохранения правосубъектности предприятия (подробнее об этом см.: Суханов Е.А. О понятии юридического лица и предприятия // Законодательство России в XXI веке. По материалам научно-практической конференции. Москва, 17 октября 2000 г. М., 2002. С. 173 - 182).

Не случайно наши государственные предприятия свыше 30 лет (с конца 20-х до середины 60-х годов прошлого века) работали, вообще не имея формально признанных прав юридического лица и каких-либо прав на закрепленное за ними имущество государства, поскольку этого по сути и не требовалось условиями хозяйствования того времени. Ведь они были не товаропроизводителями, объективно нуждавшимися в участии в имущественном обороте и тем самым - в самостоятельной правосубъектности, а сугубо производственно-техническими образованиями, имевшими цель производство какой-либо продукции, заранее запланированный сбыт которой составлял уже не их задачу. Ясно, что сохранение такого субъекта права ни в коей мере не соответствует рыночной организации хозяйства.

В отличие от этого в рыночной экономике юридическими лицами становятся прежде всего организации коммерческого, а не сугубо производственного характера - различные торговые (коммерческие, хозяйственные) общества и товарищества. Находящиеся в их собственности предприятия (производственно-технические, имущественные комплексы) рассматриваются как объект, а не субъект права.

Существующая в российском правопорядке система юридических лиц обусловлена переходным (от централизованно управляемого к рыночно-организованному) характером современной отечественной экономики. В ее составе сохраняются поэтому преобладавшие в плановом хозяйстве унитарные (государственные и муниципальные) производственные предприятия, а также некоторые другие (некоммерческие) организации-несобственники (учреждения), признание которых юридическими лицами не свойственно традиционному рыночному обороту. Наряду с ними развиваются, занимая господствующее место, обычные для рыночной экономики субъекты - акционерные и другие хозяйственные общества и товарищества. Названные обстоятельства обусловливают и некоторые особые критерии классификации юридических лиц в российском гражданском праве, например их деление на собственников и несобственников (обладателей особых ограниченных вещных прав) закрепленного за ними имущества.

Классификация юридических лиц имеет важное гражданско-правовое значение. Во-первых, она дает исчерпывающее представление обо всех их разновидностях. Будучи закрепленной законом, она исключает появление правосубъектных организаций, не входящих в какое-либо подразделение данной классификации, и тем самым препятствует появлению среди участников оборота непонятных, сомнительных образований (типа разного рода фирм, корпораций, центров и т.п.). Поэтому в интересах всех участников оборота закон устанавливает исчерпывающий, закрытый перечень ("numerus clausus") видов юридических лиц, которые могут создаваться лишь в прямо предусмотренных им формах.

Во-вторых, такая классификация делает возможным четкое определение правового статуса той или иной организации и исключает смешение различных по юридической природе организационно-правовых форм хозяйственной деятельности. Так, малые предприятия, подобно средним и большим, в действительности могут существовать не только в форме унитарных предприятий, но и в виде хозяйственных обществ, товариществ и производственных кооперативов, а совместные предприятия (с иностранным участием) - лишь в форме хозяйственных обществ или товариществ. Сами же малые и совместные предприятия обоснованно не признаются законом самостоятельными разновидностями юридических лиц.

4. Виды юридических лиц

В развитых правопорядках, главным образом в европейском континентальном праве, традиционным является деление юридических лиц на корпорации и учреждения <1>. Корпорации представляют собой добровольные объединения физических и (или) юридических лиц, организованные на началах членства их участников (акционерные и другие общества и товарищества, кооперативы), учреждения - организации, создаваемые (учреждаемые) одним или несколькими лицами и не имеющие членства (строго фиксированного участия), например благотворительные и иные фонды.

--------------------------------

<1> Родоначальником этого основополагающего деления юридических лиц также считается папа Иннокентий IV, фактически установивший и различие между объединениями лиц и объединениями имуществ (капиталов) (Суворов Н.С. Указ. соч. С. 65).

К числу корпоративных (членских) организаций у нас могут быть отнесены хозяйственные товарищества, общества, кооперативы и ассоциации (союзы) юридических лиц, а также большинство некоммерческих организаций (общественные и религиозные объединения, некоммерческие партнерства и т.п.). К учреждениям могли бы быть отнесены не только фонды и автономные некоммерческие организации, но и унитарные предприятия. Однако в российском гражданском праве понятие "учреждение" имеет свое, особое значение, отличное от традиционного. Под ним понимается некоммерческая организация, полностью или частично финансируемая учредителем-собственником и обладающая ограниченным вещным правом на свое имущество (п. 1 ст. 120, п. 1 ст. 296, ст. 298 ГК). Поэтому в отечественном правопорядке отсутствует деление юридических лиц на корпорации и учреждения.

Важной классификацией юридических лиц в зарубежном праве также является их деление на юридические лица частного и публичного права. К последним относятся юридические лица, созданные на основе акта публичной власти (а не по воле учредителей) и нередко обладающие определенными властными полномочиями (в частности, публично-правовые образования и государственные органы). Однако в имущественных (гражданских) правоотношениях юридические лица публичного права приравниваются законом к юридическим лицам частного права, прежде всего с точки зрения самостоятельной имущественной ответственности по долгам и возможностей банкротства (§ 89 Германского гражданского уложения). В российском правопорядке соответствующие организации выступают либо как государственные или муниципальные учреждения, либо как публично-правовые образования - самостоятельный вид субъектов гражданского права <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее см. гл. 10 настоящего тома учебника.

В действующем российском гражданском законодательстве все юридические лица в зависимости от характера деятельности разделяются прежде всего на коммерческие и некоммерческие организации. К коммерческим относятся организации, имеющие в качестве основной цели свой деятельности получение прибыли (п. 1 ст. 50 ГК). Полученную прибыль они в дальнейшем тем или иным способом распределяют между своими участниками (учредителями). Это - хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия. Ни в каких иных организационно-правовых формах, кроме названных, коммерческие организации создаваться не могут (п. 2 ст. 50 ГК). Таким образом, законодатель намеренно ограничил перечень постоянных, профессиональных участников оборота. Статус коммерческой организации дает возможность весьма широкого участия в гражданском обороте (в частности, на базе общей, а не специальной правоспособности, которая предоставляется всем таким организациям, за исключением унитарных предприятий), но влечет и предъявление повышенных требований к деятельности соответствующего юридического лица (например, с точки зрения условий имущественной ответственности).

К некоммерческим организациям относятся потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации (объединения), учреждения, фонды и другие прямо предусмотренные законом виды юридических лиц (например, торгово-промышленные палаты и некоммерческие партнерства). Гражданский кодекс не содержит исчерпывающего перечня некоммерческих организаций, но предусматривает возможность их появления только в формах, установленных законом (п. 3 ст. 50 ГК). Таким образом, остается по сути непоколебленным замкнутый перечень видов юридических лиц.

Некоммерческие организации создаются для выполнения социально-культурных и тому подобных задач неимущественного характера, решение которых само по себе не требует участия в гражданском обороте. Поэтому ряд из них, например некоторые общественные организации, строго говоря, могут работать, не имея прав юридических лиц. Но и для тех из них, кто получил статус юридического лица, участие в имущественных гражданских правоотношениях всегда является (и должно быть) вспомогательным по отношению к их основной деятельности. В связи с этим их предпринимательская, т.е. направленная на получение доходов деятельность, без которой в некоторых случаях невозможно выполнение их основных задач, подлежит жестким ограничениям с тем, чтобы она не превратилась в главную и не оттеснила на второй план выполнение основных (некоммерческих) задач такой организации.

Некоммерческие организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность (т.е. получать прибыль), которая должна, однако, соответствовать двум условиям: служить достижению поставленных перед организацией некоммерческих целей и соответствовать этим целям по своему характеру (например, общественная организация вправе осуществлять приносящую прибыль издательскую деятельность, но не вправе заниматься торгово-посреднической деятельностью). Кроме того, полученную прибыль некоммерческая организация не может распределять между своими участниками (учредителями), а должна направлять на достижение установленных для нее учредителями целей <1>.

--------------------------------

<1> Возможность получать прибыль в рамках некоммерческой организации (с использованием налоговых и других льгот) оказывается весьма привлекательной для недобросовестных лиц. Этому способствовала и публичная власть, еще несколько лет назад разрешавшая, например, спортивным и религиозным организациям импорт и сбыт табачной и алкогольной продукции. Имели место случаи получения некоторыми учреждениями, включая правоохранительные органы, нефтепродуктов для сбыта и выплаты за счет этих доходов зарплаты своим работникам. Законодательные нормы не без лоббистских усилий не смогли полностью противостоять этому, что вызвало в юридической литературе обоснованные упреки относительно нечеткости законодательных границ между коммерческими и некоммерческими организациями. Вместе с тем полностью лишить некоммерческие организации права получать доходы для материального обеспечения своей деятельности также не представляется возможным, а отказ от самого этого деления юридических лиц привел бы к безграничному развитию коммерции под маской некоммерческих организаций.

В зависимости от прав учредителей (участников) юридического лица на его имущество закон разделяет все юридические лица на три группы. Первую группу составляют юридические лица - собственники, в отношении которых их учредители (участники) имеют лишь обязательственные права требования, реализуемые за счет имущества этих юридических лиц. Они, следовательно, утрачивают право собственности на переданное ими юридическому лицу имущество, если, конечно, последнее прямо не передается создаваемой организации только во временное пользование. К таким юридическим лицам относятся большинство коммерческих организаций (за исключением унитарных предприятий - несобственников), т.е. товарищества, общества и производственные кооперативы, а из числа некоммерческих - потребительские кооперативы (п. 2 ст. 48 ГК) и некоммерческие партнерства.

Во вторую группу включаются юридические лица - несобственники, на имущество которых учредители сохраняют право собственности (унитарные предприятия и учреждения в соответствии с п. 2 ст. 48 ГК). Существование таких юридических лиц не свойственно нормальному имущественному обороту и, как отмечалось, является следствием переходного характера отечественной экономики и основанного на нем правопорядка.

К третьей группе относятся юридические лица - собственники, в отношении которых (их имущества) их учредители (участники) не сохраняют ни обязательственных, ни вещных прав. Это большинство некоммерческих организаций - общественные и религиозные объединения, фонды, ассоциации (союзы) и др. (за исключением потребительских кооперативов, учреждений и некоммерческих партнерств).

Различие в статусе этих разновидностей юридических лиц проявляется, например, при их ликвидации или выходе из них участника (учредителя). В первом случае он вправе потребовать передачи ему части имущества, причитающейся на его долю, а при ликвидации - части соответствующего остатка (выход из акционерного общества обычно осуществляется путем продажи или иного отчуждения принадлежавших акционеру акций). Во втором случае учредитель-собственник получает весь остаток имущества юридического лица при его ликвидации либо остается собственником при его реорганизации. В третьем случае участник (учредитель) юридического лица не получает никаких прав на имущество ни при выходе из организации, ни при ее ликвидации.

§ 2. Юридическое лицо как субъект гражданского права

1. Признаки юридического лица

Российское гражданское законодательство закрепляет обязательные признаки юридического лица, совокупность которых дает возможность учредителям обладающей такими признаками организации ставить перед государством вопрос о признании ее самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. К числу таких признаков относятся (п. 1 ст. 48 ГК):

1) организационное единство;

2) имущественная обособленность;

3) самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам;

4) выступление в гражданском обороте и при разрешении споров в судах от собственного имени.

Организационное единство характеризует всякую организацию как единое целое, способное решать определенные социальные (в данном случае - гражданско-правовые, имущественные) задачи. Оно предполагает определенную внутреннюю структуру организации, выражающуюся в наличии у нее органов управления, а при необходимости - и соответствующих подразделений для выполнения установленных для нее задач.

Как задачи (функции) организации, так и ее структура закрепляются в ее учредительных документах - уставе, учредительном договоре - либо в общем положении об организациях данного вида (п. 1 ст. 52 ГК). В них обязательно определяется наименование и место нахождения юридического лица, порядок управления его деятельностью (органы управления, их компетенция и т.д.), в большинстве случаев - предмет и цели этой деятельности, а также иные сведения, предусмотренные законом для соответствующих разновидностей юридических лиц.

Наличие такого рода документов и является формальным выражением организационного единства как признака юридического лица. В большинстве случаев учредительным документом организации является ее устав, но в некоторых случаях эту роль выполняют два учредительных документа - устав и учредительный договор (в обществах с ограниченной и с дополнительной ответственностью, в ассоциациях и союзах), а иногда - только учредительный договор (в полных и в коммандитных товариществах) <1>. Для некоторых организаций, не занимающихся предпринимательской деятельностью, например для отдельных видов государственных и муниципальных учреждений, допускается наличие только общего (типового) положения об организациях данного вида (в этом случае роль индивидуального учредительного документа, содержащего необходимые сведения о конкретной организации, выполняет решение о создании такой организации) <2>.

--------------------------------

<1> При наличии расхождений в содержании устава и учредительного договора приоритет отдается уставу. Подробнее об учредительном договоре и его соотношении с уставом юридического лица см.: Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. М., 1994.

<2> Действующее законодательство предусматривает единственную возможность существования юридического лица без учредительных документов - создание государственной корпорации на основании специального федерального закона (п. 3 ст. 7.1 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145; 1998. N 48. Ст. 5849; 1999. N 28. Ст. 3473; 2002. N 12. Ст. 1093; N 52 (часть II). Ст. 5141). Исключительность этого положения можно объяснить только исключительной природой самой создаваемой организации, в действительности не являющейся ни государственной (поскольку переданное ей государством имущество становится ее, т.е. частной собственностью), ни корпорацией (полное отсутствие отношений членства), ни даже некоммерческой организацией (ибо она занимается предпринимательской деятельностью, доходы от которой фактически используются на ее собственные нужды).

Имущественная обособленность организации предполагает наличие у нее некоторого имущества на праве собственности (либо на ограниченных вещных правах хозяйственного ведения или оперативного управления). Очевидно, что отсутствие собственного имущества исключает для организации возможность самостоятельного участия в гражданском (имущественном) обороте, а тем самым и признания субъектом гражданских правоотношений. Ведь участниками товарно-денежных отношений в нормальной ситуации должны быть именно собственники.

Допустимо существование юридических лиц, действующих исключительно на базе имущества, которое состоит из прав пользования (например, аренды здания) и (или) прав требования (например, денежных средств, числящихся на банковском счете) и потому не является объектом вещных прав <1>. Такую ситуацию можно, конечно, объяснить широким пониманием категории "имущество", включающим не только вещи, но и права. Вместе с тем она вряд ли может быть принята в качестве нормального, общего правила (не говоря уже об опасности участия в обороте таких субъектов, имущественное состояние которых по существу целиком зависит от надежности их контрагентов). По изложенным выше причинам невозможно согласиться с существованием таких юридических лиц (хотя бы даже и "некоммерческих организаций на другой день после создания"), которые "в течение какого-то периода времени" вообще не имеют ни вещей, ни прав требования <2>, поскольку такие "пустышки" в любом случае опасны и потому недопустимы для нормального гражданского оборота.

--------------------------------

Примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 1997.

<1> Это обстоятельство подчеркивает В.А. Рахмилович, критикуя формулировку п. 1 ст. 48 ГК (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. 2-е изд-е. С. 132 - 133).

<2> См.: Гражданское право. Том 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 6-е изд-е. С. 144 (автор главы - И.В. Елисеев). Данная ситуация подтверждает также, что некоммерческие организации во многих случаях не нуждаются в правах юридических лиц для выполнения своих функций.

Принадлежащее организации имущество первоначально охватывается понятием уставного капитала или уставного фонда (в товариществах - складочного капитала, в кооперативах - паевого фонда), размер которого отражается в ее учредительных документах. В результате участия в гражданском обороте в составе этого имущества обычно появляются не только вещи, но и определенные права и долги (обязанности), а само оно, как правило, возрастает в объеме и по стоимости (хотя, разумеется, может и уменьшаться до известных пределов). В имуществе юридического лица могут выделяться и некоторые специальные имущественные фонды с особым правовым режимом (например, резервные) (подробнее об этом см. § 2 гл. 20 тома второго настоящего учебника).

Все закрепленное за организацией имущество подлежит обязательному учету на ее самостоятельном балансе <1> (а выделенное учреждению-несобственнику - также и по смете его расходов, утвержденной собственником). Числящееся на балансе организации имущество и характеризует его обособленность от имущества учредителей (или участников), в силу чего наличие самостоятельного баланса становится важнейшим показателем самостоятельности организации, бесспорно свидетельствующим о ее имущественной обособленности. Самостоятельный бухгалтерский баланс, имеющийся у юридического лица, следует отличать от отдельного баланса, который в учетных целях может быть открыт и несамостоятельному подразделению юридического лица.

--------------------------------

<1> Правила ведения бухгалтерских балансов установлены Федеральным законом от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" // СЗ РФ. 1996. N 48. Ст. 5369; 1998. N 30. Ст. 3619; 2002. N 13. Ст. 1179; 2003. N 1. Ст. 2, ст. 6; N 2. Ст. 160; N 22. Ст. 2066; N 27 (часть I). Ст. 2700.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что сам по себе бухгалтерский баланс организации имеет прежде всего учетное значение, отнюдь не всегда совпадающее с гражданско-правовым режимом числящегося на балансе имущества. Так, арбитражной практикой обоснованно признано, что балансодержатель не обязательно во всех случаях является единственным собственником (или субъектом ограниченного вещного права) числящегося на его балансе объекта недвижимости. Полученные взаймы (в кредит) денежные средства отражаются в балансе как чужие (заемные), тогда как с точки зрения гражданского права они переходят в собственность заемщика и становятся его имуществом.

С имущественной обособленностью организации неразрывно связана ее самостоятельная имущественная ответственность по долгам. Смысл обособления имущества юридического лица как раз и состоит в выделении таких объектов, на которые его возможные кредиторы смогут обратить взыскание (с тем чтобы вывести из-под него иное, личное имущество учредителей или участников). Именно этим целям прежде всего служит уставный капитал (уставный или паевой фонд), который определяет минимальный размер имущества, гарантирующего интересы кредиторов юридического лица (ср. абз. 2 п. 1 ст. 90 и абз. 2 п. 1 ст. 99 ГК). Юридическое лицо отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом (п. 1 ст. 56 ГК), а не только имеющимися у него (прежде всего числящимися на его банковских счетах) денежными средствами. Следовательно, наличие такого имущества составляет необходимую предпосылку его самостоятельной имущественной ответственности.

Учредители или участники юридического лица по общему правилу не отвечают по его долгам. Но даже при установлении законом такой ответственности (например, для полных товарищей и собственников имущества учреждений и казенных предприятий) она всегда носит дополнительный (субсидиарный) характер, т.е. наступает лишь при отсутствии или недостатке имущества у самого юридического лица. Кроме того, в ряде случаев она может быть ограниченной по размеру (например, для участников обществ с дополнительной ответственностью, для членов производственных кооперативов и участников ассоциаций и союзов).

Наконец, показателем самостоятельности юридического лица является его выступление в гражданском обороте и в судебных органах от своего имени. Имя юридического лица служит его индивидуализации и заключается в его наименовании, определенном в учредительных документах. Наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму (например, общество с ограниченной ответственностью, государственное унитарное предприятие, благотворительный фонд), а в ряде случаев и на характер его деятельности (п. 1 ст. 54 ГК) (например, страховое акционерное общество, профсоюз работников жилищно-коммунального хозяйства, добровольное общество защиты животных). Термины "биржа" и "банк" в соответствии с требованиями законодательства могут использоваться в наименовании лишь тех организаций, которые имеют лицензию на право совершения соответствующей деятельности.

Коммерческие организации обязаны иметь фирменные наименования (фирму), например АО "АвтоВАЗ"; общество с ограниченной ответственностью "Брянскавтосервис"; Торговый дом "Смирнов и сыновья", полное товарищество. Фирменные наименования организаций с устойчивой деловой репутацией и стабильно высоким качеством производимой продукции (товаров, работ, услуг) представляют собой большую коммерческую ценность. Поэтому право на фирму является абсолютным исключительным правом юридического лица. Организация, зарегистрировавшая фирменное наименование, получает исключительную возможность его использования (в фирменных бланках, вывесках, рекламе, упаковке и т.п.) и вправе требовать прекращения неправомерного (без ее согласия) использования такого наименования другими юридическими лицами и возмещения причиненных этим убытков (п. 4 ст. 54 ГК). В отсутствие специального закона, определяющего порядок регистрации и использования фирменных наименований, они регистрируются вместе с регистрацией самих юридических лиц путем внесения данных о фирме в соответствующий государственный реестр. Наименование некоммерческого юридического лица не является объектом исключительного (имущественного) права его носителя <1>.

--------------------------------

<1> Данное обстоятельство призвано подчеркнуть некоммерческий характер деятельности таких организаций, но вовсе не создать возможность свободного использования их наименований (например, "Большой театр" или "МГУ им. М.В. Ломоносова") любыми желающими лицами, тем более в коммерческих (предпринимательских) целях. Последнее следует рассматривать как злоупотребление правом (правом на фирменное наименование соответствующего "пользователя") и нарушение деловой репутации владельца наименования (п. 1 ст. 10 и п. 7 ст. 152 ГК).

Целям индивидуализации юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, наряду с фирменными наименованиями служат товарные знаки и знаки обслуживания, а также наименования мест происхождения товаров, которые после их государственной регистрации также становятся объектами исключительных прав соответствующих коммерческих организаций (подробнее см. гл. 32 тома второго настоящего учебника).

Юридическое лицо должно также иметь официальное место нахождения (юридический адрес), которое обычно определяется местом его государственной регистрации (п. 2 ст. 54 ГК) и обязательно указывается в его учредительных документах. По этому месту ему направляются различные документы, в том числе судебные повестки, и определяется место исполнения некоторых его обязательств. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а при отсутствии такового - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности <1>.

--------------------------------

<1> См. также: п. 2 ст. 8 и п. 1 ст. 13 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" // СЗ РФ. 2001. N 33 (часть I). Ст. 3431; 2003. N 26. Ст. 2565; N 50. Ст. 4855; N 52 (часть I). Ст. 5037.

Наименование (фирменное наименование) юридического лица, а также другие гражданско-правовые средства его индивидуализации позволяют четко идентифицировать как принадлежность конкретных субъективных прав и обязанностей, так и сторону соответствующего договорного или иного гражданского правоотношения, а также участника судебного спора (истца или ответчика). Ясно, что собственное имя (наименование) юридического лица также является признаком, производным от его основных признаков - организационного единства и имущественной обособленности.

Указанные признаки юридического лица в тех или иных вариантах воспроизводятся и в современной зарубежной литературе <1>. На их основе затем выводятся научные (доктринальные) понятия юридического лица, обычно отсутствующие в законодательстве. В российском гражданском праве на базе отмеченных признаков юридического лица закон традиционно закрепляет определение этой категории. В соответствии с ним юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (п. 1 ст. 48 ГК).

--------------------------------

<1> Обычно называются такие признаки, как:

1) независимость существования юридического лица от существования входящих в его состав участников;

2) самостоятельность воли юридического лица, не совпадающей с волей его участников;

3) наличие собственного имущества, обособленного от имущества его участников,

4) самостоятельная ответственность по долгам;

5) совершение от своего имени гражданско-правовых сделок;

6) возможность искать и отвечать в суде от собственного имени (см.: Кулагин М.И. Указ. соч. С. 7; Сыродоева О.Н. Указ. соч. С. 25 - 26).

Необходимо подчеркнуть, что даже наличие всех четырех перечисленных признаков не ведет к автоматическому признанию организации юридическим лицом - субъектом гражданского права. Для этого необходима ее государственная регистрация в этом качестве (п. 2 ст. 51 ГК), т.е. официальное признание ее юридической личности государством (публичной властью) <1>.

--------------------------------

<1> В соответствии с п. 1 ст. 51 ГК и ст. 2 Федерального закона о регистрации юридических лиц их государственная регистрация осуществляется Министерством по налогам и сборам РФ и его территориальными органами (Постановление Правительства РФ от 17 мая 2002 г. N 319 "Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей" // СЗ РФ. 2002. N 20. Ст. 1872; N 33. Ст. 3222; 2003. N 18. Ст. 1715; N 38. Ст. 3667). В настоящее время - Федеральная налоговая служба Министерства финансов РФ.

2. Правоспособность юридического лица

Как всякий участник гражданского оборота, юридическое лицо обладает правоспособностью и дееспособностью. Однако эти его качества отличаются от аналогичных качеств, признаваемых законом за физическими лицами (гражданами).

Прежде всего, правоспособность и дееспособность юридического лица возникают одновременно, в момент его государственной регистрации (п. 3 ст. 49, п. 2 ст. 51 ГК). У граждан же дееспособность, как известно, возникает лишь с достижением определенного возраста, а иногда зависит и от состояния здоровья человека. Поэтому для юридических лиц различие данных категорий обычно не имеет значения. Прекращаются они также одновременно - в момент завершения ликвидации юридического лица путем внесения соответствующий записи об этом в государственный реестр юридических лиц (п. 8 ст. 63 ГК).

Правоспособность юридических лиц может быть как универсальной (общей), дающей им возможность участвовать в любых гражданских правоотношениях, так и специальной (ограниченной), предполагающей их участие лишь в определенном, ограниченном круге таких правоотношений. Правоспособность граждан всегда является общей, ибо гражданин обладает признанной законом возможностью иметь любые имущественные и личные неимущественные права. Правоспособность юридических лиц предполагается ограниченной (целевой), ибо юридическое лицо по общему правилу может иметь только такие гражданские права, которые соответствуют определенным законом и (или) учредительными документами целям его деятельности, и соответственно может нести лишь связанные с этой деятельностью обязанности (п. 1 ст. 49 ГК).

Такие ограничения вызваны тем, что сами юридические лица обычно создаются для достижения вполне конкретных целей, определенных их учредителями, а потому не могут использовать свою самостоятельную правосубъектность в противоречии с этими целями <1>. Ясно, например, что государственные учреждения или общественные организации не должны иметь широких возможностей для занятия коммерческой деятельностью, ибо они создавались для достижения совсем других целей. Кроме того, некоторые гражданские права и обязанности, прежде всего неимущественные, по самой своей сути могут принадлежать лишь физическим, но не юридическим лицам.

--------------------------------

<1> Именно поэтому совершение юридическим лицом действий, противоречащих установленным для него целям, т.е. выход за пределы (ultra vires) имевшейся правоспособности, и в наиболее либеральной американской правовой доктрине долгое время считалось неправомерным, а сама концепция ultra vires рассматривалась в качестве одного из способов контроля учредителей (участников) за деятельностью созданной ими организации (подробнее см., например: Мозолин В.П. Корпорации, монополии и право в США. М., 1966. С. 75 - 78. Ср. Халфина Р.О. Договор в английском гражданском праве. М., 1959. С. 235). Правило ultra vires, с которым связывается понятие специальной правоспособности в англо-американском праве, в США формально существует до сих пор (ср. § 3.04 модельного Закона США о предпринимательских корпорациях 1984 г. // Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты. М., 1993. С. 387 - 388). Фактически же оно не применяется уже несколько десятилетий в связи с изменением законодательства в большинстве штатов, а в Англии его отмена последовала в конце 80-х гг. XX века.

Вместе с тем в условиях рыночной организации хозяйства целевые ограничения правоспособности юридических лиц весьма отрицательно сказываются на деятельности коммерческих организаций, заставляя их учредителей (участников) изменять и перерегистрировать учредительные документы при каждом, иногда даже не очень существенном изменении характера деятельности созданной ими организации (например, при вступлении ее во внешнеэкономический оборот или при развитии в ее рамках дополнительных, непрофильных видов деятельности). С формальной стороны такие ограничения легко обходятся закреплением в учредительных документах длинного перечня различных видов деятельности, которые вправе осуществлять данная организация, да и сами цели деятельности могут быть сформулированы весьма общим образом.

Поэтому ГК РФ, следуя общим современным тенденциям развития гражданского законодательства, закрепил почти за всеми коммерческими организациями способность иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых не запрещенных законом видов деятельности, т.е. общую правоспособность (абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК). Исключение в этом отношении составляют унитарные предприятия - несобственники (поскольку они создаются собственниками для строго определенных целей), а также некоторые другие организации, для которых специальная правоспособность определена законом с целью их сосредоточения лишь на одном, специальном виде коммерческой деятельности, к тому же лицензированном, т.е. допускаемом по особому разрешению публичной власти (например, банки и страховые компании).

Необходимо отметить, что осуществление тех видов предпринимательства, для которых требуется специальное разрешение государства (лицензия), возможно лишь с момента его получения и до истечения срока его действия (абз. 2 п. 3 ст. 49 ГК) и в этом смысле не зависит от наличия или отсутствия соответствующей записи в учредительных документах юридического лица. Поэтому коммерческой организации не может быть отказано в выдаче соответствующей лицензии только на том основании, что данный вид деятельности не предусмотрен ее учредительными документами. Перечень лицензируемых видов деятельности определяется Федеральным законом (абз. 3 п. 1 ст. 49 ГК) <1>. Вместе с тем государственное лицензирование отдельных видов деятельности означает, что коммерческие организации, не имеющие соответствующей лицензии, не вправе заниматься такой деятельностью, и потому также можно говорить об известном ограничении содержания их общей правоспособности.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" // СЗ РФ. 2001. N 33 (часть I). Ст. 3430; 2002. N 11. Ст. 1020; N 12. Ст. 1093; N 50. Ст. 4925; 2003. N 2. Ст. 169; N 9. Ст. 805; N 11. Ст. 956; N 13. Ст. 1178; N 52 (часть I). Ст. 5037.

Разумеется, учредители коммерческой организации вправе установить перечень видов деятельности, которыми только и может заниматься создаваемое ими юридическое лицо, или прямо исключить для него возможность осуществления отдельных видов деятельности. Такое самоограничение правоспособности будет иметь силу и для третьих лиц - других участников оборота, но лишь в том случае, когда они знали или должны были знать о нем (ст. 173 ГК). Иначе говоря, такая коммерческая организация сама должна оповещать своих контрагентов об имеющихся у нее ограничениях правоспособности.

Для юридических лиц, сохраняющих целевую правоспособность по прямому указанию закона (некоммерческих организаций, унитарных предприятий, банков и страховых компаний), возможно совершение лишь таких действий (сделок), которые соответствуют установленным учредительными документами целям деятельности. Специального оповещения контрагентов об этом не требуется (ибо знание ими действующего закона предполагается), а потому сделки, выходящие за указанные пределы, считаются ничтожными вне зависимости от того, знали ли они о таких ограничениях (ст. 168 ГК).

3. Органы юридического лица

Правоспособность и дееспособность юридического лица реализуются через его органы (п. 1 ст. 53 ГК), формирующие и выражающие вовне его волю как самостоятельного субъекта права. Органы юридического лица не только осуществляют управление его деятельностью, но и выступают в имущественном обороте от его имени, иначе говоря, их действия признаются действиями самого юридического лица. Они составляют часть юридического лица и не являются самостоятельными субъектами права (в отличие от представителей, которые тоже могут выступать от имени юридического лица по его поручению, и от полных товарищей, предпринимательская деятельность которых признается деятельностью соответствующего товарищества в целом). Поэтому для совершения сделок от имени юридического лица они не нуждаются в доверенности.

Органы юридического лица могут быть единоличными (директор, генеральный директор, президент, председатель правления и т.п.) и коллегиальными (правление, наблюдательный или попечительский совет, общее собрание). Коллегиальные органы обязательно создаются в корпоративных юридических лицах, построенных на началах членства (товариществах и обществах, кооперативах, общественных организациях, ассоциациях и союзах). Высшим органом здесь всегда является общее собрание их участников. Они, впрочем, могут создаваться и в фондах (попечительские советы), и в учреждениях (например, в научных и образовательных), не относящихся к корпоративным организациям. Это, однако, не касается собраний трудовых коллективов юридических лиц, поскольку наемные работники (рабочие и служащие) в этом своем качестве не участвуют в формировании имущества (уставного или иного капитала) юридического лица и потому не вправе влиять на формирование его воли (по крайней мере без прямого на то согласия учредителей или участников).

Органы юридического лица могут создаваться для формирования его воли (волеобразующие органы) и для одновременного выражения его воли вовне, по отношению ко всем третьим лицам - участникам имущественного оборота (волеизъявляющие, или исполнительные, органы) <1>. К числу первых относятся прежде всего общие собрания и иные коллегиальные органы, волю которых как волю юридического лица должны затем осуществлять соответствующие исполнительные органы.

--------------------------------

<1> Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица. С. 303 - 304; Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. С. 131 (автор соответствующего раздела - М.И. Брагинский).

Вместе с тем исполнительные (волеизъявляющие) органы одновременно всегда являются и волеобразующими. Их деятельность не ограничивается только строгим исполнением воли, сформированной иными органами юридического лица. Более того, в унитарных предприятиях, а также во многих видах учреждений единоличный руководитель (директор) одновременно является единственным волеобразующим и волеизъявляющим (исполнительным) органом. Поэтому закон требует, чтобы волеизъявляющие органы юридического лица действовали добросовестно и разумно, руководствуясь его, а не собственными интересами (п. 3 ст. 53 ГК). При нарушении этих требований на них может быть возложена обязанность по возмещению причиненных юридическому лицу убытков за счет своего личного имущества. Поскольку, однако, речь идет о внутренних взаимоотношениях юридического лица и его органа, такие противоправные действия последнего не могут служить основанием для признания недействительными сделок, заключенных этим органом от имени юридического лица с третьими лицами.

Кроме того, правомочия исполнительных (волеизъявляющих) органов на выступление от имени юридического лица могут дополнительно ограничиваться законом или учредительными документами организации (т.е. волей ее учредителей), например необходимостью получения предварительного согласия на совершение определенных сделок от соответствующего коллегиального органа или учредителя (собственника). Если такие ограничения установлены в нормативном порядке, их несоблюдение влечет недействительность соответствующих сделок с третьими лицами (ст. 168 ГК), ибо последние должны были знать о требованиях закона. Например, унитарное предприятие не вправе распоряжаться своей недвижимостью без согласия собственника-учредителя (п. 2 ст. 295 ГК). Если же ограничения введены уставом конкретного юридического лица (например, запрет единоличному органу акционерного общества заключать договоры на определенную сумму без предварительного согласия коллегиального органа), оспаривание соответствующих сделок возможно лишь при доказанности знания контрагентов об этих ограничениях (ст. 174 ГК).

Единоличные органы либо назначаются учредителями (например, собственником имущества унитарного предприятия или учреждения или уполномоченным им органом), либо избираются участниками (учредителями) юридического лица или созданным ими коллективным органом (советом, правлением). Коллективные органы либо избираются всеми участниками (учредителями) (совет директоров, правление), либо состоят из них (общее собрание, попечительский совет). Состав и компетенция органов юридических лиц, а также порядок их формирования (назначение или избрание) определяются законодательством и учредительными документами.

По общему правилу заместитель руководителя (единоличного органа) юридического лица, а также члены правления или дирекции (коллегиального органа) не являются органами юридического лица. Так, в унитарном предприятии в соответствии с законом единственным (единоличным) органом является его руководитель (п. 4 ст. 113 ГК). Однако в уставах хозяйственных обществ и некоторых некоммерческих организаций может предусматриваться выступление в определенных сделках от их имени без доверенности также заместителей руководителя (например, вице-президентов).

В содержание правоспособности юридического лица входит и его деликтоспособность, т.е. способность самостоятельно отвечать за причиненный его действиями имущественный вред. Поскольку действия органов юридического лица являются его собственными действиями, выражающими его волю, очевидно, что оно и должно отвечать за их вредоносный характер. Но оно отвечает также и за действия своих наемных работников, совершенные ими в пределах своих трудовых (служебных) обязанностей, как за свои собственные (п. 1 ст. 1068 ГК), ибо такие действия тоже совершаются во исполнение указаний (воли) этого юридического лица.

4. Представительства и филиалы

Юридическое лицо может испытывать потребность в постоянном совершении каких-либо действий за пределами своего основного места нахождения. С этой целью оно вправе создать в другом месте свое обособленное подразделение в виде представительства или филиала. Представительство создается для представления и защиты интересов юридического лица, т.е. с целью постоянного совершения для него определенных юридических действий (п. 1 ст. 55 ГК), например в центре того или иного региона. Филиал создается для осуществления всех или определенной части функций (целей) юридического лица, включая и цели представительства (п. 2 ст. 55 ГК). Другими словами, филиал занимается той же деятельностью, что и создавшее его юридическое лицо, но одновременно может осуществлять и функции его представительства. В этой роли может выступать, например, отдельно расположенный цех или иное производство, отделение банка и т.п. Филиалами иногда могут становиться и вполне самостоятельные в экономическом или в структурном смысле организации, если их учредитель - юридическое лицо считает необходимым сохранить полный контроль (и полную ответственность) за их деятельностью. Таковы, в частности, филиалы ряда вузов, действующие в других городах.

Создавшие представительство или филиал юридические лица передают им некоторое имущество (обязательно указывая об этом в своих учредительных документах для того, чтобы об этом знали потенциальные кредиторы) и утверждают положения, определяющие содержание и порядок их деятельности. Однако это имущество остается принадлежащим создавшему их юридическому лицу. Ведь представительства и филиалы являются обособленными подразделениями, т.е. частями создавших их юридических лиц. Не будучи самостоятельными юридическими лицами, они не могут иметь собственного имущества и, следовательно, не в состоянии сами участвовать в гражданском обороте. В связи с этим выделенное представительствам и филиалам имущество, учитываемое на их отдельных балансах, может стать объектом взыскания кредиторов создавших их юридических лиц, причем независимо от того, связано ли это с деятельностью данных подразделений или нет. Вместе с тем по долгам, возникшим в связи с деятельностью представительств и филиалов, юридическое лицо отвечает всем своим имуществом, а не только выделенным этим своим подразделением.

Отсутствие у филиалов и представительств гражданской правосубъектности лишает их действия юридического (гражданско-правового) значения. Для осуществления представительских и иных юридических функций от имени юридического лица последнее должно выдать доверенность назначенному им руководителю (директору) своего представительства или филиала (абз. 2 п. 3 ст. 55 ГК), т.е. конкретному физическому лицу (поскольку выдать доверенность своему подразделению, иначе говоря вступить с ним в гражданско-правовые отношения представительства, невозможно из-за отсутствия у него гражданской правосубъектности <1>). Руководитель представительства или филиала на основании выданной ему доверенности действует от имени и в интересах юридического лица, а не от имени филиала или представительства. Ведь он не является органом юридического лица, а потому его полномочия на выступление от имени организации не могут основываться на указаниях, содержащихся в положении о филиале или представительстве либо в учредительных документах юридического лица <2>.

--------------------------------

<1> Согласно п. 3 ст. 8 Федерального закона от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" (СЗ РФ. 1996. N 35. Ст. 4135; 2000. N 29. Ст. 3001; N 33. Ст. 3348; 2001. N 1 (часть I). Ст. 2; N 53 (часть I). Ст. 5030; 2002. N 26. Ст. 2517; N 52 (часть I). Ст. 5132; 2003. N 2. Ст. 163; N 14. Ст. 1254; N 28. Ст. 2888; N 52 (часть I). Ст. 5038) структурные подразделения вуза могут им "наделяться по доверенности полностью или частично правомочиями юридического лица". Это абсурдное правило свидетельствует лишь о некомпетентности законодателя и не должно восприниматься всерьез, ибо даже законодатель не вправе переступать границы здравого смысла.

<2> Хотя судебная и арбитражная практика и допускает действительность договора, заключенного руководителем филиала (представительства) "от имени филиала" при наличии "полномочий от юридического лица", "выраженных в положении о филиале и в доверенности" (абз. 3 п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 9), с этим невозможно согласиться. Нельзя заключить сделку для юридического лица ни от имени его неправосубъектного подразделения, ни при отсутствии должным образом оформленных полномочий.

§ 3. Возникновение и прекращение юридических лиц

1. Возникновение (создание) юридического лица

Юридические лица создаются по воле их учредителей, однако государство (публичная власть) в интересах всех участников имущественного оборота контролирует законность их создания. Отсюда - требование обязательной государственной регистрации юридических лиц (п. 1 ст. 51 ГК).

В качестве учредителей юридического лица могут выступать их первоначальные участники (члены) (в хозяйственных обществах и товариществах, кооперативах, ассоциациях, общественных и религиозных организациях) либо собственник их имущества или уполномоченный им орган (при создании унитарных предприятий и учреждений), а также иные лица, вносящие в них имущественные вклады, хотя и не принимающие затем непосредственного участия в их деятельности (учредители фондов).

Законодательству известно несколько способов (порядков) создания юридических лиц. В условиях рыночной организации оборота основным становится явочно-нормативный (или нормативно-явочный, иногда называемый также заявительным либо регистрационным) способ их создания. Он исключает необходимость получения предварительного разрешения органов публичной власти на создание юридического лица. Учредители являются в регистрирующий орган, который не вправе отказать им в регистрации создаваемой организации при отсутствии каких-либо нарушений правовых норм с их стороны. В таком порядке создается большинство юридических лиц <1>.

--------------------------------

<1> В начале 90-х гг. активно обсуждалась возможность установления уведомительного порядка создания коммерческих организаций, идея которого была заимствована из законодательства некоторых американских штатов. В соответствии с ней юридическое лицо должно считаться созданным уже с момента представления его учредительных документов на регистрацию (например, путем отправки их по почте или даже сообщения об этом по телефону), а последующий отказ в государственной регистрации влечет появление юридических лиц de facto, статус которых может быть подтвержден в судебном порядке. В конечном счете отечественный законодатель отказался от этой идеи, справедливо полагая, что ее принятие неизбежно поведет к значительным злоупотреблениям со стороны учредителей. Разумеется, невозможно создать и юридическое лицо по доверенности (как это предусмотрено уже упоминавшимся абсурдным правилом российского Закона о высшем образовании 1996 г.), минуя установленный ГК порядок.

В качестве предусмотренного законом исключения используется также разрешительный порядок создания некоторых юридических лиц, предполагающих заниматься только предпринимательской деятельностью. Он связан с необходимостью получения предварительного разрешения (согласия) от органов публичной власти на создание соответствующего юридического лица, что обычно служит общим интересам всех участников оборота. В таком порядке создаются коммерческие банки, поскольку их деятельность связана с оказанием финансовых услуг неограниченному кругу потребителей и аккумулированием значительных денежных средств последних <1>. Кроме того, данный порядок используется при создании юридических лиц, могущих занять доминирующее или даже монопольное положение на рынке определенных товаров или услуг с тем, чтобы сохранить в интересах потребителей конкуренцию между существующими товаропроизводителями (услугодателями) <2>. Очевидна поэтому невозможность полного отказа от разрешительного порядка даже в развитой рыночной экономике (что подтверждает и зарубежный опыт).

--------------------------------

<1> Решение о государственной регистрации банков и других кредитных организаций принимает Центральный банк, который затем сам пересылает в регистрирующий орган необходимые документы, а после их государственной регистрации в качестве юридических лиц выдает им лицензии на осуществление банковской деятельности (п. 8 ст. 4 и ст. 59 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" // СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2790; 2003. N 2. Ст. 157; N 52 (часть I). Ст. 5032, 5038; ч. 2 ст. 12 и ч. 3 ст. 15 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности в РСФСР" // СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492; 1998. N 31. Ст. 3829; 1999. N 28. Ст. 3459, 3469, 3470; 2001. N 26. Ст. 2586; N 33 (часть I). Ст. 3424; 2002. N 12. Ст. 1093; 2003. N 27 (часть I). Ст. 2700; N 50. Ст. 4855; N 52 (часть I). Ст. 5033, 5037).

<2> Предварительное согласие антимонопольного органа (в настоящее время - Федеральная антимонопольная служба при Правительстве РФ) требуется на создание новой коммерческой организации путем слияния или присоединения ранее действовавших организаций, если суммарная балансовая стоимость активов участвующих в этом юридических лиц превышает 200 тыс. минимальных размеров оплаты труда. Такое согласие может быть добровольно запрошено при первоначальном создании коммерческой организации, если суммарная балансовая стоимость активов ее учредителей превышает 200 тыс. минимальных размеров оплаты труда, либо некоммерческой организации (ассоциации, союза, некоммерческого партнерства), в состав которой входит не менее двух коммерческих организаций (либо при ее создании путем слияния или присоединения), а также при создании новой коммерческой организации путем слияния или присоединения, если суммарная стоимость активов участвующих в этом организаций превышает 100 тыс. минимальных размеров оплаты труда. Целесообразность такого согласия вызывается безусловной обязанностью уведомления антимонопольного органа о возникновении таких юридических лиц, что, в свою очередь, влечет проверку соответствия их статуса требованиям антимонопольного законодательства (ст. 17 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" // Ведомости ВС и СНД РСФСР. 1991. N 16. Ст. 499; СЗ РФ. 1995. N 22. Ст. 1977; 1998. N 19. Ст. 2066; 2000. N 2. Ст. 124; 2002. N 1. Ст. 2; N 12. Ст. 1093; N 41. Ст. 3969).

В обоих случаях юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации (п. 2 ст. 51 ГК). С этой же даты возникает и правоспособность юридического лица. Государственной регистрации подлежат также все изменения его статуса (состав учредителей или участников, а также органов юридического лица, изменение предмета его деятельности, места нахождения, размера уставного капитала и т.д.). Данная регистрация осуществляется налоговыми органами в порядке, предусмотренном Законом о государственной регистрации юридических лиц, в Едином государственном реестре юридических лиц, открытом для всеобщего ознакомления <1>. Возможность получения выписок из указанного реестра, а также копий документов регистрационного дела (ст. 6 названного Закона) позволяет любому участнику оборота получить необходимую и достоверную информацию о своем потенциальном партнере.

--------------------------------

<1> Пункт 1 ст. 51 ГК. См. также сноску 2 на с. 236.

Для регистрации представляются документы, исчерпывающим образом перечисленные в Законе о государственной регистрации юридических лиц. Требовать представления иных документов Закон запрещает. Регистрация должна проводиться в срок не более пяти рабочих дней с момента представления документов в регистрирующий орган. Отказ в государственной регистрации юридического лица возможен только по мотивам непредставления необходимых для регистрации документов или представления их в ненадлежащий регистрирующий орган, но не по иным основаниям, например из-за отсутствия целесообразности. При этом решение об отказе в государственной регистрации может быть обжаловано в судебном порядке. Таким образом, предусматривается максимально возможное упрощение процедуры государственной регистрации юридических лиц.

Законодательством может быть установлена необходимость иной (специальной) регистрации в органах государственной власти некоторых видов организаций (например, кредитных, страховых, общественных, профсоюзных, с иностранными инвестициями, политических партий, средств массовой информации и т.п.). Такая специальная регистрация преследует иные цели, нежели государственная регистрация, предусмотренная ст. 51 ГК, а потому и не заменяет ее. Специальная регистрация сама по себе не влияет на наличие или отсутствие правоспособности юридического лица, тем более что иногда она вообще не связана со статусом организации как юридического лица (например, для общественных организаций).

2. Прекращение юридического лица путем реорганизации

Деятельность юридического лица прекращается посредством его реорганизации или ликвидации. Реорганизация юридического лица осуществляется в таких формах, как:

- слияние нескольких юридических лиц в одно;

- присоединение одного или нескольких юридических лиц к другому;

- разделение юридического лица на несколько самостоятельных организаций;

- выделение из состава юридического лица (не прекращающего при этом своей деятельности) одного или нескольких новых юридических лиц;

- преобразование юридического лица из одной организационно-правовой формы в другую (п. 1 ст. 57 ГК).

Во всех этих случаях, за исключением выделения, прекращается деятельность по крайней мере одного юридического лица, однако все его права и обязанности не прекращаются, а переходят к вновь созданным (а в случаях присоединения - к существующим) юридическим лицам в порядке правопреемства, причем универсального (во всей своей совокупности). Правопреемство происходит и при выделении, ибо к вновь создаваемому (выделяющемуся) юридическому лицу и в этом случае переходит часть прав и обязанностей остающегося юридического лица. Следовательно, реорганизация юридического лица влечет появление универсального правопреемства (даже не будучи связанной с прекращением его деятельности в случае выделения или при отсутствии нового юридического лица в случаях присоединения или преобразования).

При этом почти во всех случаях реорганизации (кроме присоединения) возникают новые юридические лица, в связи с чем реорганизацию можно считать способом не только прекращения, но и возникновения юридических лиц. Таким образом, при реорганизации имеет место либо прекращение юридических лиц (присоединение), либо возникновение юридических лиц (выделение), либо и то и другое (слияние, разделение, преобразование). Вместе с тем российскому праву неизвестна реорганизация, при которой юридические лица не прекращаются и (или) не возникают. Такая реорганизация, предлагаемая в литературе на базе зарубежного опыта, должна осуществляться главным образом с целью отчуждения готового бизнеса или его части путем передачи одним юридическим лицом всех или части (комплекса) своих прав и обязанностей другому или другим, уже существующим юридическим лицам <1>.

--------------------------------

<1> Реорганизация и ликвидация юридических лиц по законодательству России и стран Западной Европы. М., 2000. С. 26. В российском праве этим целям служит предусмотренный ст. 559 и сл. ГК договор продажи предприятия или его части как имущественного комплекса (подробнее об этом см. гл. 42 третьего тома настоящего учебника).

Особый случай реорганизации представляет собой преобразование, которое формально состоит в прекращении деятельности одного юридического лица и возникновении на его имущественной базе другого. Фактически же, в том числе и с имущественной точки зрения, юридическое лицо продолжает существовать, лишь меняя свою "одежду" (организационно-правовую форму). Действующий закон в отдельных случаях допускает возможность использования преобразования с целью изменения юридическим лицом своего видового статуса путем превращения коммерческой организации в некоммерческую и наоборот. Так, акционерное общество может преобразоваться в некоммерческое партнерство, а последнее (как и учреждение, ассоциация и союз) может преобразоваться в любое хозяйственное общество; унитарное предприятие может быть преобразовано в государственное или муниципальное учреждение <1>. В конце 80-х - начале 90-х годов XX века в качестве разгосударствления государственного имущества (мягкой формы его приватизации) использовалось преобразование государственных предприятий в арендные и коллективные предприятия.

--------------------------------

<1> Пункт 2 ст. 104 ГК; абз. 2 п. 1 ст. 20 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1; N 25. Ст. 2956; 1999. N 22. Ст. 2672; 2001. N 33 (часть I). Ст. 3423; 2002. N 12. Ст. 1093; N 45. Ст. 4436; 2003. N 9. Ст. 805; ст. 17 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145; 1998. N 48. Ст. 5849; 1999. N 28. Ст. 3473; 2002. N 12. Ст. 1093; N 52 (часть II). Ст. 5141; 2003. N 52 (часть II). Ст. 5031; ст. 34 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" // СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746; 2003. N 50. Ст. 4855.

Обычно реорганизация юридического лица проводится им добровольно, по решению его учредителей либо уполномоченного на то учредительными документами его органа, например общего собрания его участников. Добровольная реорганизация в форме слияния, присоединения или преобразования в предусмотренных законом случаях может осуществляться с предварительного согласия государственных органов (п. 3 ст. 57 ГК). Такое согласие требуется, например, получить от антимонопольных органов, контролирующих появление хозяйствующих субъектов, которые могли бы занять доминирующее положение на товарном рынке <1>.

--------------------------------

<1> В соответствии с п. п. 1 и 5 ст. 17 Закона о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках (Антимонопольного закона) предварительное согласие антимонопольных органов требуется в случаях слияния и присоединения коммерческих организаций, если общая сумма их активов превышает 200 тыс. минимальных зарплат; обязательное уведомление антимонопольного органа о состоявшемся слиянии или присоединении требуется: для коммерческих организаций - если суммарная стоимость их активов превышает 100 тыс. минимальных зарплат, а для некоммерческих организаций (ассоциаций, союзов, некоммерческих партнерств) - если их участниками являются не менее двух коммерческих организаций. При этом вместо обязательного уведомления может быть запрошено предварительное согласие антимонопольного органа на слияние или присоединение таких юридических лиц (п. 7 ст. 17 Антимонопольного закона).

В случаях, прямо предусмотренных законом, реорганизация в форме разделения и выделения может осуществляться принудительно, по решению компетентного государственного органа или суда. Так, в соответствии с Законом юридическим лицам, занимающим доминирующее положение на каком-либо товарном рынке, в случае систематического осуществления ими монополистической деятельности антимонопольный орган может выдать предписание о принудительном разделении или выделении из их состава одной или нескольких самостоятельных организаций (п. 1 ст. 19 Антимонопольного закона). При неисполнении предписания о принудительной реорганизации суд по требованию антимонопольного органа вправе назначить внешнего управляющего юридическим лицом, который и осуществляет такую реорганизацию (п. 2 ст. 57 ГК).

Реорганизация юридических лиц оформляется либо передаточным актом (балансом) (в случаях слияния, присоединения и преобразования), либо разделительным балансом (в случаях разделения и выделения) (ст. 58 ГК). В передаточном акте или в разделительном балансе должны содержаться положения о правопреемстве по всем без исключения правам и обязанностям реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и оспариваемые сторонами обязательства (п. 1 ст. 59 ГК). Соблюдение этого правила призвано обеспечить как универсальный характер правопреемства, так и, главное, полную ясность относительно всех правоотношений, участником которых являлось реорганизованное юридическое лицо. Очевидно, что оно установлено прежде всего в интересах кредиторов юридического лица с тем, чтобы их требования не затерялись в ходе реорганизации.

Процесс реорганизации вообще таит в себе значительные опасности для кредиторов - контрагентов реорганизуемых юридических лиц. Так, они могут столкнуться с ситуацией, когда имеющиеся перед ними у юридического лица обязательства после его разделения или выделения окажутся переданными наиболее слабым в имущественном отношении преемникам. Присоединение или слияние грозит кредиторам увеличением их числа, отнюдь не обязательно сопровождающимся увеличением имущества должника (если, например, имущество присоединяемого юридического лица уже обременено многочисленными долгами). Изменение организационно-правовой формы в результате преобразования может повлечь исключение дополнительной ответственности участников юридического лица перед кредиторами (например, при преобразовании общества с дополнительной ответственностью или производственного кооператива в общество с ограниченной ответственностью).

Поэтому закон требует, чтобы лица или органы, принявшие решение о реорганизации, письменно уведомили об этом всех кредиторов, а последние вправе независимо от поступления уведомления требовать прекращения или досрочного исполнения соответствующих обязательств и возмещения возникших убытков (п. п. 1 и 2 ст. 60 ГК). Данные правила составляют важнейшие юридические гарантии прав и интересов кредиторов реорганизуемого юридического лица. Если же кредитор не воспользовался указанным правом, место реорганизованного юридического лица в обязательстве перед ним занимает правопреемник, определяемый на основании передаточного акта или разделительного баланса. Поэтому после утверждения названных документов лицами или органами, принявшими решение о реорганизации, они должны быть представлены для государственной регистрации вместе с учредительными документами вновь возникших юридических лиц. Непредставление этих документов для регистрации либо отсутствие в них положений о правопреемстве в отношении обязательств реорганизованного юридического лица должны влечь отказ в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (п. 2 ст. 59 ГК), т.е. по сути непризнание состоявшейся реорганизации. Если же разделительный баланс составлен так, что не дает возможности определить правопреемника по конкретному обязательству, вновь возникшие в результате разделения или выделения юридические лица будут нести по нему солидарную ответственность перед кредиторами реорганизованного юридического лица (п. 3 ст. 60 ГК). Таким образом, в ходе реорганизации юридических лиц осуществляется всесторонняя защита интересов кредиторов.

Для отдельных видов юридических лиц законодательство предусматривает особый порядок реорганизации. Так, при слиянии акционерных обществ ими заключается специальный договор о слиянии, определяющий не только порядок и условия слияния, но и порядок конвертации (замены) акций каждого общества в акции нового общества, а при присоединении акционерных обществ ими заключается аналогичный по содержанию договор о присоединении, причем проводится совместное общее собрание реорганизуемых такими способами обществ (ст. ст. 16 и 17 Федерального закона "Об акционерных обществах"). В последние годы в сфере действия акционерных и других хозяйственных обществ получили известное распространение корпоративные захваты (называемые также недружественными поглощениями), которые осуществляются в том числе в форме вынужденных слияний и присоединений одних обществ к другим, что свидетельствует и о недостатках имеющегося законодательного регулирования.

Реорганизация считается завершенной (состоявшейся) с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц, а в случае присоединения - с момента государственной регистрации прекращения деятельности присоединенного юридического лица (п. 4 ст. 57 ГК). Такая регистрация оформляется по правилам, установленным Законом о государственной регистрации юридических лиц.

3. Прекращение юридического лица путем ликвидации

Ликвидация юридического лица представляет собой способ прекращения его деятельности при отсутствии универсального преемства в его правах и обязанностях (п. 1 ст. 61 ГК). Этим она принципиально отличается от реорганизации, в ходе которой весь комплекс прав и обязанностей прекращаемого юридического лица переходит к его правопреемнику (правопреемникам). В ходе ликвидации возможно лишь частичное (сингулярное) правопреемство: отдельные права прекращаемого юридического лица переходят к его кредиторам в ходе расчетов с ними, а после их удовлетворения - к участникам (учредителям), собственнику имущества ликвидируемого унитарного предприятия или учреждения либо к иным юридическим лицам, указанным в законе и (или) уставе ликвидируемой организации (п. 7 ст. 63 ГК), а обязанности (долги) могут возлагаться на лиц, несущих дополнительную (субсидиарную) ответственность по долгам ликвидируемого юридического лица (ср. п. 6 ст. 63 ГК).

Поскольку весь комплекс прав и обязанностей ликвидируемого юридического лица не переходит к правопреемникам, задача обеспечения прав и интересов кредиторов (других участников имущественного оборота) приобретает здесь еще большую важность, чем в случаях реорганизации. Поэтому закон устанавливает специальный порядок ликвидации юридического лица.

Ликвидация может осуществляться добровольно, по решению учредителей либо уполномоченного на то органа юридического лица, в частности по истечении срока или с достижением целей, для которых оно создавалось (например, дирекция строящегося предприятия прекращает свою деятельность после сдачи готового объекта в эксплуатацию). Решение о добровольной ликвидации в связи с банкротством юридическое лицо может принять только совместно со своими кредиторами (п. 2 ст. 65 ГК). В отношении благотворительных и иных фондов добровольная ликвидация не допускается (п. 2 ст. 119 ГК, п. 2 ст. 18 Закона о некоммерческих организациях) для предотвращения возможных злоупотреблений в использовании собранного ими имущества.

Возможна и принудительная ликвидация в соответствии с судебным решением (п. 2 ст. 61 ГК). Основаниями для нее является осуществление юридическим лицом своей деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо с неоднократным или грубым нарушением закона или иных правовых актов, а также противоречие этой деятельности законодательным запретам (в том числе при систематическом нарушении своей специальной правоспособности некоммерческой организацией). Случаи принудительной ликвидации юридического лица могут предусматриваться только Гражданским кодексом. К ним относится также признание судом недействительной регистрации юридического лица из-за допущенных при его создании неустранимых нарушений законодательства, поскольку в этом случае добровольная по форме ликвидация юридического лица по сути носит вынужденный (принудительный) характер.

В последние годы выявилось весьма значительное количество зарегистрированных юридических лиц, фактически прекративших всякую деятельность, причем их руководители (органы) в месте регистрации обычно отсутствуют и установить место их нахождения не представляется возможным. Такие отсутствующие должники при наличии у них любой задолженности перед кредиторами по решению арбитражного суда могут быть объявлены банкротами в упрощенном порядке (ст. ст. 227 - 230 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)") <1>, что также приведет к их ликвидации.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190. Далее - Закон о банкротстве.

Ликвидация юридического лица представляет собой достаточно длительный процесс, основное содержание которого сводится к выявлению и удовлетворению имеющихся у кредиторов требований. При этом юридическое лицо продолжает свою деятельность (до момента исключения его из государственного реестра). Поэтому как имеющиеся, так и возможные контрагенты должны быть осведомлены, предупреждены о том, что данное юридическое лицо находится в процессе ликвидации и осуществляет расчеты со своими кредиторами, имея решение (или будучи обязанным) прекратить свою деятельность. С этой целью лица или органы, принявшие решение о ликвидации юридического лица, должны незамедлительно письменно сообщить об этом регистрирующему органу для внесения соответствующих сведений в государственный реестр (п. 1 ст. 62 ГК). С момента внесения данных сведений к наименованию (фирменному наименованию) юридического лица обязательно добавляются слова "в ликвидации".

Урегулированная императивными правилами закона процедура ликвидации рассчитана прежде всего на защиту интересов кредиторов. Ведь учредители или участники юридического лица при его ликвидации обычно заинтересованы в сохранении максимально возможного остатка имущества после завершения всех расчетов, поскольку он обычно поступает в их собственность. Поэтому ликвидация должна проходить под независимым от них контролем органа, осуществившего государственную регистрацию юридического лица.

Ликвидация начинается с назначения лицами или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица, специальной ликвидационной комиссии (ликвидкома) или единоличного ликвидатора, к которым и переходят все полномочия по управлению делами юридического лица, включая выступление в суде от его имени (п. п. 2 и 3 ст. 62 ГК). В период их работы лишь они выступают от имени юридического лица, лишая аналогичной возможности его органы. Такая комиссия (или единоличный ликвидатор) назначается по обязательному согласованию с регистрирующим органом (п. 1 ст. 62 ГК). Перечисленные действия составляют первый этап процесса ликвидации.

Главной задачей ликвидкома является выявление всех долгов юридического лица и осуществление расчетов с его кредиторами. Поэтому на втором этапе ликвидком обязан опубликовать извещение о ликвидации юридического лица, а также о порядке и сроке заявления требований его кредиторами (причем такой срок не может быть менее двух месяцев с момента данной публикации) и письменно уведомить о ликвидации всех известных ему кредиторов. Помимо этого ликвидком принимает все другие возможные меры по выявлению кредиторов, а также по получению задолженности с должников ликвидируемого юридического лица (дебиторской задолженности).

По истечении срока для предъявления требований кредиторами ликвидком должен составить промежуточный ликвидационный баланс, в котором отражаются сведения о фактическом составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне заявленных кредиторами требований и результатах их рассмотрения (возможности удовлетворения или отклонения). Данный баланс утверждается лицами или органами, принявшими решение о ликвидации, также по согласованию с регистрирующим органом (п. 2 ст. 63 ГК). Последний должен, следовательно, контролировать правильность и обоснованность данных баланса. Названными действиями завершается вторая стадия ликвидации.

Если по данным промежуточного баланса у ликвидируемого юридического лица недостаточно денежных средств для удовлетворения заявленных кредиторами требований, ликвидком продает с публичных торгов иное его имущество (с тем чтобы выручить за него максимально возможные суммы). При недостатке и этого имущества в некоторых случаях возможно обращение с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет имущества лиц, несущих в соответствии с законом дополнительную (субсидиарную) ответственность по долгам ликвидируемого юридического лица (например, собственника имущества казенного предприятия или учреждения (п. 6 ст. 63 ГК)). В таком случае кредитор не связан сроками утверждения ликвидационного баланса и работы ликвидационной комиссии. В этом состоит третий этап ликвидации.

Если же при принятии решения о ликвидации юридического лица или утверждении промежуточного баланса обнаружится недостаточность его имущества для удовлетворения требований его кредиторов (несмотря на возможное принятие вышеназванных мер), ликвидация должна производиться только в порядке, предусмотренном законодательством о несостоятельности (банкротстве) (абз. 2 п. 4 ст. 61 и п. 1 ст. 65 ГК, ст. 224 Закона о банкротстве). В этом случае ликвидком обязан обратиться с заявлением о признании ликвидируемого юридического лица банкротом в арбитражный суд, который открывает конкурсное производство, причем без применения предварительных процедур наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления <1>.

--------------------------------

<1> Закон в этих случаях не исключает возможности обращения с требованием о погашении долгов к лицам, несущим в соответствии с законом дополнительную (субсидиарную) ответственность по долгам ликвидируемого юридического лица (например, к полным товарищам, участникам обществ с дополнительной ответственностью или членам производственных кооперативов). В связи с наличием такой ответственности казенные предприятия и учреждения вообще не могут быть объявлены банкротами. Как уже отмечалось, при добровольной ликвидации юридического лица допускается также добровольное объявление его банкротом по решению, принятому им совместно со всеми его кредиторами (п. 2 ст. 65 ГК).

Со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса начинаются расчеты с кредиторами юридического лица, составляющие четвертый этап его ликвидации. Они производятся в порядке очередности, установленной ст. 64 ГК. В соответствии с ней предусмотрены четыре последовательно удовлетворяемых очереди привилегированных кредиторов, требования которых удовлетворяются преимущественно перед другими кредиторами. Имеется также пятая очередь, куда включены требования всех остальных (непривилегированных) кредиторов, выплаты которым начинаются лишь по истечении месяца со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса. При этом требования каждой последующей очереди удовлетворяются только после полного удовлетворения требований предыдущей очереди (п. 2 ст. 64 ГК). Следовательно, при недостатке или отсутствии необходимого имущества требования последующих очередей могут остаться неудовлетворенными (даже в случае ликвидации юридического лица с применением процедуры банкротства). Между кредиторами одной очереди имущество ликвидируемого юридического лица при его недостатке распределяется пропорционально суммам их требований. Например, если требования соответствующей очереди составляют 500000 руб., а оставшееся после удовлетворения требований предшествующих очередей имущество стоит 100000 руб., то это означает, что каждый из кредиторов данной очереди получит за рубль долга только 20 коп.

В первую очередь включены требования граждан к ликвидируемому юридическому лицу по возмещению вреда, причиненного их жизни или здоровью (при ликвидации банков или других кредитных учреждений, привлекающих средства граждан, в соответствии с п. 1 ст. 64 ГК в первую очередь подлежат удовлетворению любые требования граждан, являющихся их кредиторами, в том числе и требования их вкладчиков). Во вторую очередь входят требования граждан по оплате труда и вознаграждений по авторским договорам. В третью очередь удовлетворяются требования залоговых кредиторов (по обязательствам юридического лица, обеспеченным залогом его имущества). В четвертую очередь удовлетворяются требования по обязательным платежам в бюджет (налоги) и во внебюджетные фонды (пенсионный и т.п.). Все остальные требования относятся к пятой очереди.

При отказе ликвидкома в удовлетворении конкретного требования кредитора последний вправе обратиться с соответствующим иском в суд (до момента утверждения окончательного ликвидационного баланса). В этот же период еще возможно обращение с требованием к ликвидкому, несмотря на пропуск установленного им для этих целей срока. В обеих ситуациях требования кредиторов могут быть удовлетворены из остатка имущества, если таковой имеется. При отсутствии такого остатка требования кредиторов считаются погашенными. Также погашаются требования кредиторов, отклоненные ликвидкомом и не предъявленные затем в суде, либо требования, в удовлетворении которых кредитору отказано судебным решением (п. п. 4 - 6 ст. 64 ГК).

Последний, пятый этап ликвидации начинается после завершения всех расчетов с кредиторами. Ликвидком составляет окончательный ликвидационный баланс, который утверждается лицами или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица, по согласованию с регистрирующим органом (п. 5 ст. 63 ГК). Остаток имущества передается учредителям или участникам юридического лица, а при ликвидации некоторых некоммерческих организаций используется на цели, предусмотренные законодательством и их учредительными документами. Ликвидация считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование с момента внесения записи об этом в государственный реестр (п. 8 ст. 63 ГК) в соответствии с правилами Закона о регистрации юридических лиц.

4. Прекращение юридического лица при банкротстве

Банкротство является особым случаем ликвидации юридического лица. Поэтому, в частности, нормы законодательства о банкротстве в порядке аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК) применяются для решения ряда вопросов, связанных с процедурой ликвидации юридических лиц <1>. Основную особенность ликвидации при банкротстве составляет обязательное соблюдение специального (конкурсного) порядка распределения имущества ликвидируемого юридического лица между его кредиторами.

--------------------------------

<1> См.: п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8.

Несостоятельность (банкротство) наступает в случаях невозможности (неспособности) полного удовлетворения юридическим лицом всех денежных требований своих кредиторов. Они, следовательно, могут рассчитывать лишь на частичное удовлетворение своих требований ("ломается рубль", т.е. кредиторы смогут получить, например, лишь "по гривеннику с рубля" своих требований, удовлетворив их, таким образом, только в размере 10%). В такой ситуации речь должна идти о равномерном и справедливом распределении имеющегося имущества должника между его кредиторами, которые при этом как бы конкурируют друг с другом в рамках определенных групп (очередей). В связи с этим порядок такого распределения называется конкурсом или конкурсным производством (конкурсным процессом). Составляющие его правила являются сутью института несостоятельности (банкротства) <1>.

--------------------------------

<1> Современное законодательство отождествляет понятия несостоятельности и банкротства. В дореволюционном русском праве эти понятия различались. Несостоятельностью считалось само состояние недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов, а банкротством - причинение ущерба кредиторам путем уменьшения или сокрытия имущества несостоятельным должником, т.е. "уголовная сторона того гражданского отношения, которое называется несостоятельностью" (Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000. С. 460). Такое различие иногда проводится и в зарубежных правопорядках (см.: Гражданское и торговое право капиталистических государств. М., 1993. С. 441).

В современных правопорядках правила о несостоятельности применяются как к юридическим, так и к физическим лицам, причем не обязательно осуществляющим предпринимательскую деятельность <1>. Поэтому институт банкротства не связан лишь с ликвидацией коммерческих организаций. Из числа юридических лиц банкротами не могут быть объявлены только казенные предприятия и учреждения, по долгам которых их учредители несут субсидиарную ответственность, а также политические партии и религиозные организации, которые, будучи некоммерческими организациями, обычно не являются активными участниками предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 65 ГК, п. 2 ст. 1 Закона о банкротстве).

--------------------------------

<1> Телюкина М.В. Конкурсное право (теория и практика несостоятельности (банкротства)). М., 2002.

Несостоятельность может быть признана в судебном порядке либо объявлена самим должником. Судебное признание банкротства возможно как по требованию кредиторов (в том числе уполномоченных государственных органов, например налоговых), так и по заявлению самого неплатежеспособного должника. В предусмотренных законом случаях руководитель должника обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом (ст. 9 Закона о банкротстве). Таким образом, как объявление банкротом, так и последующая ликвидация юридического лица могут быть как принудительными (по судебному решению), так и добровольными (по решению самого банкрота, принятому совместно с его кредиторами в соответствии с п. 2 ст. 65 ГК).

Основанием несостоятельности (банкротства) может являться либо недостаточность имущества должника для погашения всех его долгов, при которой совокупный размер его задолженности превышает общую стоимость его имущества (принцип неоплатности), либо неисполнение должником требований по денежным обязательствам в течение определенного законом времени, т.е. обнаружившаяся неспособность должника к платежам своим кредиторам (принцип неплатежеспособности). Применение первого из названных принципов, т.е. установление и подтверждение в суде недостаточности имущества должника, может оказаться непростым делом, требующим значительного времени (в течение которого должник, фактически являющийся банкротом, тем не менее будет считаться нормальным участником оборота, а недобросовестный должник сможет даже предпринять известные действия в ущерб кредиторам). Поэтому более предпочтительной является вторая система, которая ставит в основание несостоятельности неспособность должника к платежам. Такое состояние должника обнаруживается гораздо легче и позволяет быстрее применить к нему процедуры банкротства, одновременно исключая возможность многих злоупотреблений с его стороны, что в большей мере отвечает потребностям имущественного (гражданского) оборота <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. С. 89 - 90; Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник ВАС РФ. Спец. приложение. 2001. N 3. С. 92 - 93.

Вместе с тем институт банкротства не направлен только на прекращение (ликвидацию) юридического лица. Ведь интерес кредиторов неплатежеспособного юридического лица состоит не в его ликвидации, а в возможно более полном удовлетворении своих требований, чему может служить и продолжение его деятельности (если, конечно, ее результатом станут дополнительные доходы, а не убытки). Следует также иметь в виду, что ликвидация юридического лица в результате его банкротства крайне неблагоприятно отражается на его наемных работниках и нередко имеет иные отрицательные социальные последствия (например, при банкротстве градообразующих предприятий). Поэтому современные правопорядки закрепляют различные подходы к законодательному регулированию банкротства: одни традиционно направлены на ликвидацию неплатежеспособного должника, под угрозой которой он должен стремиться к максимально возможному удовлетворению требований своих кредиторов (прокредиторские системы), тогда как другие рассматривают банкротство как возможность должника очиститься от долгов и снова вступить в бизнес (продолжниковские системы) <1>. В любом случае банкротство является крайней мерой, использованию которой обычно предшествует применение иных, предупредительных мер.

--------------------------------

<1> См., например: Васильев Е.А. Правовое регулирование конкурсного производства в капиталистических странах. М., 1989; Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999.

В силу указаний ст. 30 Закона о банкротстве учредители (участники) должника, а в предусмотренных законом случаях - и органы публичной власти должны принимать своевременные меры по предупреждению банкротства организаций, в том числе меры, направленные на восстановление платежеспособности должника при наличии признаков его банкротства. Речь может идти о реорганизации должника, продаже части его имущества, закрытии убыточных производств, смене руководства, а также об оказании прямой финансовой поддержки и тому подобных мероприятиях. При непринятии названными лицами предупредительных мер возможна их субсидиарная ответственность по долгам должника в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве <1>.

--------------------------------

<1> См.: Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под ред. В.В. Витрянского. М., 2003. С. 226 - 227 (автор комментария - Л.А. Новоселова).

К числу таких мер относится и досудебная санация (оздоровление), под которой понимается оказание должнику финансовой помощи, достаточной для погашения его денежных обязательств и восстановления платежеспособности, которая может быть предоставлена не только учредителями (участниками), но и его кредиторами и иными (третьими) лицами (ст. 31 Закона о банкротстве). Речь может идти о льготных займах (кредитах), предоставлении поручительств и банковских гарантий исполнения обязательств должника, отсрочках и рассрочках платежей, дополнительных взносах в уставный капитал должника и т.п. <1>.

--------------------------------

<1> Развернутая система предупредительных мер, применяемых к неплатежеспособным банкам и иным кредитным организациям, предусмотрена в Федеральном законе от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" (СЗ РФ. 1999. N 9. Ст. 1097; 2000. N 2. Ст. 127; 2001. N 26. Ст. 2590; N 33 (часть I). Ст. 3419; 2002. N 12. Ст. 1093; 2003. N 50. Ст. 4855), а также в Федеральном законе от 8 июля 1999 г. N 144-ФЗ "О реструктуризации кредитных организаций", поскольку речь идет о возможных случаях крупных финансовых потерь клиентов (вкладчиков) банков, которые, в свою очередь, могут стать причиной их банкротства (см.: Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. Несостоятельность (банкротство) кредитных организаций. М., 2002).

Традиционной мерой предотвращения ликвидации является мировое соглашение должника с кредиторами (ст. 150 Закона о банкротстве). Оно принимается по решению общего собрания кредиторов на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве и утверждается арбитражным судом. Содержание мирового соглашения могут составлять условия о рассрочке или отсрочке удовлетворения требований кредиторов, о прекращении обязательств путем предоставления должником отступного, изменения (новации) их содержания (например, передачи кредиторам оборудования или ценных бумаг вместо денежных сумм), об уменьшении (скидке) долга, об удовлетворении требований кредиторов иными законными способами. Утвержденное арбитражным судом мировое соглашение может быть расторгнуто только судом, по заявлению, но не по соглашению его участников (ст. 164 Закона о банкротстве). В этом случае производство по делу о банкротстве возобновляется.

5. Основные процедуры банкротства

К процедурам банкротства, применяемым арбитражным судом при рассмотрении дела о банкротстве юридического лица, относятся не только конкурсное производство, завершающееся ликвидацией должника, и мировое соглашение, исключающее такую ликвидацию, но и наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление (п. 1 ст. 27 Закона о банкротстве). Эти три процедуры могут завершиться восстановлением платежеспособности должника и тем самым - снятием угрозы его ликвидации, а потому считаются реабилитационными процедурами.

Наблюдение за деятельностью должника вводится арбитражным судом после проверки обоснованности требований заявителя (кредитора) к должнику либо после принятия к производству заявления самого должника об объявлении его банкротом. Для его осуществления суд утверждает временного управляющего, который, однако, не заменяет руководителя и другие органы должника при выполнении их функций (но вправе ходатайствовать перед судом об отстранении руководителя должника от его должности). В этот период приостанавливается производство и исполнение по всем делам, связанным с обращением взыскания на имущество должника, а денежные требования к нему могут предъявляться лишь в конкурсном порядке. Кроме того, должнику запрещается удовлетворение требований своих участников о выделе им доли в его имуществе или выплате ее стоимости в связи с их выходом из состава участников, а также выплата дивидендов и иных платежей по эмиссионным ценным бумагам (п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве).

Цель этих мер очевидна - сохранение имущества должника для соразмерного удовлетворения требований всех кредиторов. Поэтому в период наблюдения органы управления должника не вправе совершать ряд сделок без письменного согласия временного управляющего, а также не могут принимать решения о реорганизации или ликвидации должника, его участии в иных юридических лицах, выплате дивидендов и размещении эмиссионных ценных бумаг, так как это также может ущемить интересы кредиторов. Лишь акционерное общество - должник вправе в этот период увеличить свой уставной капитал путем размещения по закрытой подписке дополнительных обыкновенных (голосующих) акций за счет вкладов своих участников или третьих лиц, поскольку это способствует улучшению его имущественного положения.

Временный управляющий обязан опубликовать сообщение о введении наблюдения за деятельностью юридического лица и особо уведомить об этом кредиторов должника, а руководитель должника должен уведомить о введении наблюдения работников и учредителей (участников) юридического лица. Временный управляющий в этот период принимает меры по обеспечению сохранности имущества должника, проводит анализ его финансового состояния, выявляет и информирует всех его кредиторов, а также созывает и проводит их первое общее собрание. На нем кредиторы с учетом имеющихся сведений, в том числе результатов проведенного временным управляющим анализа финансового состояния должника, принимают решение о его дальнейшей судьбе. Если должнику удалось восстановить платежеспособность и ликвидировать просроченную задолженность, возможно решение кредиторов об обращении в суд с предложением об отказе в признании должника банкротом <1>. Допустимо также принятие решения о заключении мирового соглашения кредиторов с должником. Если этого не произошло, кредиторы обращаются в арбитражный суд с ходатайством о применении других (кроме наблюдения) процедур банкротства: введении финансового оздоровления или внешнего управления либо признании должника банкротом и открытии конкурсного производства. С даты применения по решению суда одной из названных процедур наблюдение прекращается.

--------------------------------

<1> Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под ред. В.В. Витрянского. М., 2003. С. 316 (автор комментария - С.Е. Андреев).

Финансовое оздоровление представляет собой новую реабилитационную процедуру, ранее неизвестную не только отечественному, но и зарубежному праву <1>. Она вводится арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов на срок не более двух лет при наличии утверждаемого судом графика погашения задолженности. При предоставлении лицами, ходатайствующими о введении финансового оздоровления должника (например, его учредителями или участниками), дополнительного обеспечения требований кредиторов в виде банковской гарантии, суд может ввести его и независимо от решения собрания кредиторов (п. п. 2 и 3 ст. 75 Закона о банкротстве). Существо финансового оздоровления сводится к тому, что должник производит расчеты с кредиторами в соответствии с графиком погашения задолженности, при нарушении которого лица, предоставившие дополнительное обеспечение кредиторам, должны за его счет удовлетворить их требования в упрощенном порядке (ст. 89 Закона о банкротстве), что значительно повышает шансы кредиторов на удовлетворение их требований.

--------------------------------

<1> Подробнее см.: Витрянский В.В. Новое в правовом регулировании несостоятельности (банкротства) // Хозяйство и право. 2003. N 1. С. 12 - 13.

Суд также утверждает административного управляющего, который и контролирует выполнение плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности, рассматривает отчеты должника по этим вопросам и предоставляет свои заключения об этом общему собранию кредиторов, а также ведет реестр требований кредиторов и созывает их общие собрания. Органы управления должника продолжают осуществлять свои функции (если только арбитражный суд не отстраняет руководителя должника от должности), но ряд сделок они не вправе совершать от имени должника без согласия собрания (или комитета) кредиторов либо без согласия административного управляющего (п. п. 3 и 4 ст. 82 Закона о банкротстве).

После решения арбитражного суда о введении финансового оздоровления требования кредиторов по денежным обязательствам могут быть предъявлены к должнику только в конкурсном порядке; отменяются меры по обеспечению требований кредиторов; приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям; запрещается удовлетворение требований участников о выделе им доли в имуществе должника или выплате ее стоимости в связи с их выходом из состава участников, а также выплата дивидендов и иных платежей по эмиссионным ценным бумагам (п. 1 ст. 81 Закона о банкротстве). Финансовое оздоровление может завершаться досрочно как в случае досрочного погашения должником всех требований кредиторов (что влечет прекращение судом производства по делу о банкротстве), так и в случае неоднократного или существенного нарушения сроков удовлетворения требований кредиторов (что может повлечь принятие судом по ходатайству собрания кредиторов решения о введении внешнего управления или об открытии конкурсного производства).

По окончании срока финансового оздоровления арбитражный суд по ходатайству собрания кредиторов рассматривает его результаты и принимает решение либо о прекращении производства по делу о банкротстве (при полном погашении задолженности и отсутствии или необоснованности жалоб кредиторов), либо о введении внешнего управления или об открытии конкурсного производства (п. 6 ст. 88 Закона о банкротстве).

Внешнее управление вводится арбитражным судом на срок не более 18 месяцев, но может быть продлено еще не более чем на 6 месяцев (а по ходатайству собрания кредиторов или внешнего управляющего этот срок может быть сокращен). На период внешнего управления вводится мораторий - отсрочка удовлетворения требований кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам. Одновременно судом утверждается внешний управляющий, который управляет делами должника, поскольку к нему переходят полномочия руководителя и других органов должника (последние сохраняют лишь право принимать решения об увеличении уставного капитала должника, в том числе путем размещения дополнительных акций, а также о замещении его активов или о продаже предприятия должника как имущественного комплекса) (ст. 94 Закона о банкротстве).

Внешний управляющий разрабатывает план внешнего управления и представляет его на утверждение собранию кредиторов. План должен предусматривать меры по восстановлению платежеспособности должника, в частности перепрофилирование производства и закрытие нерентабельных производств, продажу части имущества или предприятия должника, увеличение его уставного капитала, замещение активов должника путем создания на базе его имущества открытого акционерного общества и др. Внешний управляющий управляет и распоряжается имуществом должника в соответствии с указанным планом, реализует предусмотренные им меры и информирует о результатах собрание кредиторов. При этом крупные и некоторые другие сделки внешний управляющий вправе заключать лишь с предварительного согласия собрания (комитета) кредиторов. Он вправе отказаться от исполнения должником некоторых заключенных сделок, препятствующих восстановлению его платежеспособности или носящих заведомо убыточный характер (п. 2 ст. 102 Закона о банкротстве).

По результатам своей деятельности внешний управляющий предоставляет отчет собранию кредиторов. В зависимости от этих результатов кредиторы принимают решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством: либо о прекращении внешнего управления в связи с восстановлением платежеспособности должника (в этом случае внешний управляющий будет производить последующие расчеты с кредиторами определенной очереди), либо о прекращении производства по делу о банкротстве (в связи с удовлетворением всех требований кредиторов), либо о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Возможно и заключение мирового соглашения кредиторов с должником. После этого внешнее управление считается завершенным. При прекращении производства по делу о банкротстве или при открытии конкурсного производства полномочия внешнего управляющего прекращаются.

Конкурсное производство открывается с момента судебного признания должника банкротом и вводится сроком на один год с возможностью продления не более чем на 6 месяцев (п. п. 1 и 2 ст. 124 Закона о банкротстве). Оно, в отличие от рассмотренных выше реабилитационных процедур банкротства, относится к ликвидационным процедурам, влекущим прекращение деятельности юридического лица - банкрота. С этого момента считается наступившим срок исполнения всех денежных обязательств должника (что уравнивает требования всех кредиторов независимо от сроков их возникновения) и одновременно прекращается начисление пени (неустоек) и процентов по всем видам его задолженности. Совершение сделок с имуществом должника, предъявление требований отдельными кредиторами и исполнение в их пользу теперь допускаются только в порядке конкурса (конкурсный иммунитет) (п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве).

Все полномочия по управлению делами должника и распоряжению его имуществом переходят к конкурсному управляющему (а полномочия органов управления и собственника имущества должника соответственно прекращаются). Он вправе требовать признания недействительными совершенных должником сделок и расторжения заключенных им договоров, направленных на уменьшение его имущества; он может предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц, а также принимать иные меры по возврату имущества должника (п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве). В некоторых правопорядках для этого устанавливается специальный срок - период подозрительности. Конкурсный управляющий обязан опубликовать сведения об открытии конкурсного производства в отношении должника, провести инвентаризацию имущества должника и привлечь для его оценки независимого оценщика <1>, принять все меры по обеспечению сохранности имущества должника и анализировать его финансовое состояние. При наличии достаточных оснований он обязан также предложить собранию кредиторов обсудить вопрос о переходе к реабилитационной процедуре внешнего управления и о прекращении конкурсного производства.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3813; 2002. N 4. Ст. 251; N 12. Ст. 1093; N 46. Ст. 4537; 2003. N 2. Ст. 167; N 9. Ст. 805.

После проведения инвентаризации и оценки имущества должника конкурсный управляющий представляет собранию (комитету) кредиторов предложения о порядке, сроках и условиях продажи этого имущества, а затем приступает к его продаже на открытых торгах. Имущество должника, которое предназначено для удовлетворения требований кредиторов, составляет конкурсную массу. В нее не включается только имущество, изъятое из оборота, и имущественные права, связанные с личностью должника (ст. 131 Закона о банкротстве).

Из вырученных от продажи сумм производятся расчеты с кредиторами в соответствии с очередностью их требований (ст. ст. 134 - 138 Закона о банкротстве). Вне очереди покрываются судебные расходы, вознаграждение арбитражному управляющему, текущие коммунальные и эксплуатационные платежи, а также требования, возникшие в периоды проведения реабилитационных процедур и расходы, связанные с проведением конкурсного производства. В первую очередь удовлетворяются требования по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, а также по компенсации морального вреда. Во вторую очередь удовлетворяются требования граждан по оплате труда и вознаграждений по авторским договорам. Расчеты с остальными кредиторами производятся в третью очередь. В этой очереди в преимущественном порядке удовлетворяются требования кредиторов, обеспеченные залогом имущества должника (за счет стоимости предмета залога). При этом требования кредиторов каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди, а между кредиторами одной очереди имущество должника при его недостаточности распределяется пропорционально суммам их требований (п. п. 2 и 3 ст. 142 Закона о банкротстве). Требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества должника, а также не признанные конкурсным управляющим или признанные необоснованными арбитражным судом, считаются погашенными.

Действия конкурсного управляющего контролируются кредиторами и арбитражным судом (ст. 143 Закона о банкротстве). По завершении расчетов с кредиторами конкурсный управляющий представляет суду отчет с приложением реестра требований кредиторов (с указанием размера погашенных требований) и документов, подтверждающих продажу имущества и погашение требований кредиторов. После рассмотрения отчета управляющего арбитражный суд выносит определение о завершении конкурсного производства, которое является основанием для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица - должника. С момента внесения такой записи в указанный реестр (т.е. государственной регистрации) конкурсное производство считается завершенным, а юридическое лицо - ликвидированным.

Банкротство отдельных видов юридических лиц обладает некоторыми особенностями, предусмотренными законодательством. Так, при банкротстве градообразующих организаций допускается введение внешнего управления под поручительство публично-правового образования по обязательствам должника (ст. 171 Закона о банкротстве); при банкротстве сельскохозяйственных организаций другие сельскохозяйственные организации и крестьянские (фермерские) хозяйства могут получать преимущественное право приобретения объектов недвижимости, используемых для сельскохозяйственного производства (п. 3 ст. 177 Закона о банкротстве) и т.д. Определенные особенности имеются также при банкротстве банков, страховых компаний и иных финансовых организаций (ст. ст. 180 - 189 Закона о банкротстве) <1>, стратегических предприятий и организаций (ст. ст. 190 - 196 Закона о банкротстве), субъектов естественных монополий (ст. ст. 197 - 201 Закона о банкротстве).

--------------------------------

<1> См. также Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".

Дополнительная литература

Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947.

Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950.

Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. М., 2003.

Примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 1997.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. 2-е изд-е. М., 2002.

Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Кулагин М.И. Избранные труды (серия "Классика российской цивилистики"). М., 1997.

Рахмилович В.А. О так называемом субстрате юридического лица // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. Вып. 29. М., 1984.

Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999.

Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000.

Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)". Постатейный комментарий / Под ред. В.В. Витрянского. М., 2003.

Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица. Органы и представители юридического лица // Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2001.

Глава 8. ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ КОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ

§ 1. Понятие и виды хозяйственных товариществ и обществ

1. Хозяйственные товарищества и общества

как коммерческие организации

Данные виды коммерческих организаций являются традиционной, наиболее распространенной в обычном имущественном обороте формой коллективного предпринимательства. Именно поэтому они открывают перечень отдельных видов юридических лиц, установленный законом. Такого рода объединения, создаваемые предпринимателями, в европейском праве обычно называются компаниями или фирмами, а в американском - корпорациями. В России они ранее именовались торговыми товариществами, поскольку коммерческая деятельность отождествлялась прежде всего с торговлей. Отсутствие частной коммерции в прежнем правопорядке вынуждало использовать более нейтральное и широкое понятие "хозяйственная деятельность". С учетом этих традиций Гражданский кодекс также использует термин "хозяйственные" применительно к торговым (коммерческим) товариществам и обществам.

Товарищества и общества имеют много общих черт. Все они являются коммерческими организациями, созданными на добровольной (как правило, договорной) основе на началах членства (корпоративных), и наделяются законом общей правоспособностью. Они становятся едиными и единственными собственниками имущества, образованного за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенного и приобретенного в процессе их деятельности, что делает их самостоятельными, полноценными участниками имущественного оборота. Закон определяет их как коммерческие организации с разделенным на доли (вклады) учредителей (участников) уставным (складочным) капиталом (п. 1 ст. 66 ГК).

Как организации корпоративного характера товарищества и общества имеют однотипную структуру управления, в которой высшим (волеобразующим) органом признается общее собрание их участников. Последние также имеют во многом сходные права и обязанности (ст. 67 ГК). В частности, все они вправе участвовать в управлении делами компании и получать информацию о ее деятельности (корпоративные права), а также принимать участие в распределении прибыли и получать ликвидационную квоту (часть имущества, оставшегося после ликвидации компании и осуществления расчетов со всеми ее кредиторами) (обязательственные права). Перечисленные права отражены в доле участника в уставном (складочном) капитале общества или товарищества. Участники во всяком случае обязаны вносить установленные учредительными документами вклады в имущество компании и не разглашать конфиденциальную информацию о ее деятельности. Близость этих организационно-правовых форм делает возможным их преобразование из товариществ и обществ одного вида в товарищества и общества другого вида (п. 1 ст. 68 ГК).

2. Хозяйственные товарищества как объединения лиц

Вместе с тем российский закон, следуя известной европейской (германской) традиции, различает товарищества как объединения лиц (предпринимателей, коммерсантов) и общества как объединения капиталов <1>. Исторически товарищества возникли раньше обществ как более простая форма коллективного предпринимательства. Хозяйственные товарищества (объединения лиц) по российскому праву могут создаваться только в двух формах: полных товариществ и товариществ на вере (коммандитных) (п. 2 ст. 66 ГК), а хозяйственные общества - в трех формах: обществ с ограниченной или с дополнительной ответственностью и акционерных обществ (п. 3 ст. 66 ГК).

--------------------------------

<1> В германском праве к объединениям лиц (Personengesellschaften) относятся полные и коммандитные товарищества (формально не признаваемые юридическими лицами, или, точнее, являющиеся юридическими лицами торгового права, а не общегражданского права), называемые также договорными объединениями. Им противопоставляются объединения капиталов (Kapitalgesellschaften), к которым относятся общества с ограниченной ответственностью и акционерные, называемые также уставными объединениями. Аналогичное по сути деление проводится и во многих других развитых зарубежных правопорядках. Так, в англо-американском праве различаются товарищества (general partnership и limited partnership), в принципе примерно соответствующие полному и коммандитному товариществам, и корпорации, или компании (public corporation, public limited company и close corporation, private company), примерно соответствующие континентальным европейским понятиям акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью (хотя, например, close corporation американского права формально является небольшим, закрытым акционерным обществом).

Объединения лиц помимо имущественных вкладов предполагают непосредственное, личное участие в делах товарищества. Эти дела должны вести сами участники, не привлекая к ним наемных (посторонних) лиц. А так как речь идет об участии в предпринимательской деятельности, участник которой должен иметь статус либо индивидуального предпринимателя, либо коммерческой организации, очевидно, что только указанные лица и могут быть участниками товариществ (абз. 1 п. 4 ст. 66 ГК).

При этом конкретный предприниматель (или коммерческая организация) одновременно может быть участником лишь одного товарищества (если не учитывать возможность одновременного выступления в качестве вкладчика в нескольких товариществах на вере, поскольку имущественное положение такого вкладчика в принципе аналогично статусу участника хозяйственного общества) (п. 2 ст. 69, п. 3 ст. 82 ГК). Это связано не только с необходимостью личного участия в деятельности компании, но и с тем обстоятельством, что участники товариществ (за исключением упомянутых вкладчиков) несут неограниченную ответственность личным имуществом по обязательствам таких компаний при недостатке у последних собственного имущества. Иначе говоря, они по существу как бы ручаются всем своим имуществом по возможным долгам созданной ими компании, а ручательство одним и тем же имуществом по возможным долгам нескольких самостоятельных субъектов недопустимо.

Вместе с тем участники товарищества, действуя от его имени, не нуждаются в специальных исполнительных (волеизъявляющих) органах этого юридического лица, а потому структура управления им всегда проста (и не требует специального закрепления в уставе). Поэтому единственным учредительным документом товарищества является учредительный договор (товарищества нередко именуют договорными объединениями). С учетом этого статус товариществ во многом определяется диспозитивными нормами закона. Таким образом, товарищества характеризуются большим значением личного элемента (между товарищами, по сути, возникают лично-доверительные отношения, исключающие или серьезно ограничивающие перемену участников или уступку ими своего членства иным лицам). В силу этого, в частности, выбытие полного товарища по общему правилу влечет прекращение товарищества. Очевидно также, что товарищество не может быть создано одним лицом (которому не с кем будет заключать учредительный договор).

3. Хозяйственные общества как объединения капиталов

В отличие от этого общества как объединения капиталов не предполагают (хотя и не исключают) обязательного личного участия учредителей (участников) в своих делах. Отсюда принципиальная возможность участия в них любых лиц, а не только профессиональных коммерсантов (предпринимателей) (абз. 2 п. 4 ст. 66 ГК), включая, следовательно, и некоммерческие организации, и даже государство и другие публично-правовые образования. Тем самым в обществах исключаются какие-либо доверительные отношения участников, и потому имеются гораздо более широкие, чем в товариществах, возможности изменения их состава (особенно в открытых акционерных обществах), которое обычно не влияет на их существование.

Закон исключает участие в хозяйственных обществах (а также выступление в роли вкладчиков в товариществах на вере) от своего имени лишь государственных органов и органов местного самоуправления, поскольку они создаются не для участия в имущественном обороте (так, участие некоторых из них в акционерных обществах, создаваемых в ходе приватизации, в действительности оформляет участие в них государства или иного публичного собственника <1>). Кроме того, им может исключаться или ограничиваться участие в хозяйственных обществах отдельных категорий граждан (например, должностные лица органов публичной власти по общему правилу не вправе занимать руководящие должности в частных компаниях, но могут быть акционерами в открытых акционерных обществах).

--------------------------------

<1> Статья 39 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" // СЗ РФ. 2002. N 4. Ст. 251; 2003. N 9. Ст. 805. Подробнее об участии государства и других публично-правовых образований в гражданских правоотношениях через свои органы см. гл. 10 настоящего тома учебника.

В свою очередь, это делает необходимым создание специальных исполнительных (волеизъявляющих) органов общества, подчиняющихся воле общего собрания его участников, т.е. ведет к появлению сложной (многозвенной) структуры управления компанией, требующей специального оформления в ее уставе, который становится необходимым учредительным документом. Статус уставных объединений в преобладающей мере определяется императивными, а не диспозитивными нормами закона, не допускающего в этом вопросе сколько-нибудь серьезной инициативы участников (учредителей) обществ (в интересах других участников имущественного оборота - их потенциальных кредиторов).

В обществах отсутствует личная ответственность их участников по долгам компании (за исключением обществ с дополнительной ответственностью). Поэтому одно лицо вполне может одновременно быть участником нескольких обществ, в том числе и занимающихся однородной по характеру деятельностью (что понижает для него риск возможных потерь). Вместе с тем общества, несмотря на свое название, в современных условиях могут создаваться одним лицом (например, государством) или состоять из одного лица <1>, что исключается для товариществ (в товариществе на вере должен иметься одновременно хотя бы один полный товарищ и хотя бы один вкладчик-коммандитист).

--------------------------------

<1> Законодательное признание категории "one man company" (Einmanngesellschaft), широко используемой в современных развитых правопорядках, и там последовало сравнительно недавно, в начале 80-х гг. XX в. Гражданский кодекс РФ, также признав данную возможность, исключает ее только для попыток создания таких компаний другими "компаниями одного лица" (п. 2 ст. 88), с тем чтобы предотвратить полное исчезновение ответственности реальных (фактических) учредителей, предусмотренной, в частности, абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК.

§ 2. Хозяйственные товарищества

1. Полное товарищество

Полным признается такое хозяйственное товарищество, участники которого, во-первых, осуществляют предпринимательскую деятельность от имени товарищества и, во-вторых, субсидиарно несут ответственность по его обязательствам всем принадлежащим им имуществом (п. 1 ст. 69 ГК).

Таким образом, предпринимательская деятельность участника полного товарищества признается деятельностью товарищества как юридического лица, а при недостатке имущества товарищества для погашения его долгов кредиторы вправе требовать удовлетворения из личного имущества любого из участников (или всех их вместе). Следовательно, здесь не исключается ситуация, когда по сделке, заключенной одним из участников, имущественную ответственность будет нести другой участник, причем всем своим личным имуществом. Поэтому взаимоотношения участников такого товарищества (полных товарищей) носят лично-доверительный характер. Не случайно полные товарищества появились и развивались прежде всего как форма семейного предпринимательства.

Несмотря на наличие индивидуальной имущественной ответственности участников по долгам такого объединения, в русском гражданском праве оно традиционно признавалось юридическим лицом. В этом качестве оно принципиально отличается от простого товарищества, которое является договором о совместной деятельности (ст. 1041 ГК). Следует также подчеркнуть, что такая ответственность наступает лишь при отсутствии имущества у самого товарищества (в субсидиарном порядке). При этом личную имущественную ответственность по долгам товарищества несут и те его участники, которые вступили в товарищество после его создания (в том числе по обязательствам, возникшим до их вступления в товарищество), а также выбывшие из товарищества, причем эта их личная ответственность не может быть ни устранена, ни ограничена соглашением участников (п. п. 2 и 3 ст. 75 ГК).

Если же у участника полного товарищества отсутствует личное имущество, в связи с чем кредиторы для покрытия его личных долгов обращают взыскание на его долю в складочном капитале товарищества, его участие в полном товариществе прекращается (ст. 80 ГК).

Ответственность полных товарищей по долгам товарищества личным имуществом, в свою очередь, приводит к двум важным последствиям. Во-первых, она делает излишним предъявление каких-либо особых требований к складочному капиталу товарищества, ибо важнейшей гарантией погашения возможных долгов становится имущество каждого из товарищей. Поэтому закон не требует наличия у товарищества обязательного минимума имущества, хотя определенный складочный капитал у него должен быть и фактически всегда имеется.

Во-вторых, она объясняет значение обязательного указания в фирменном наименовании полного товарищества имен (или фирменных наименований) его участников (п. 3 ст. 69 ГК). Ориентируясь на это указание, контрагенты товарищества будут оценивать и его потенциальную платежеспособность, учитывая состоятельность отдельных товарищей. Поэтому товарищество может указать в своем фирменном наименовании имена (или фирменные наименования) наиболее обеспеченных участников, добавив слова "и компания, полное товарищество".

Полное товарищество создается на основании учредительного договора <1>, который должен быть подписан всеми его участниками (выражающими тем самым свою волю на создание товарищества и на свое участие в нем). С момента государственной регистрации этого договора товарищество возникает как юридическое лицо. В учредительном договоре о создании полного товарищества наряду с общими сведениями, необходимыми для всякого учредительного документа (п. 2 ст. 52 ГК), должны содержаться положения о порядке формирования и использования складочного капитала (п. 2 ст. 70 ГК).

--------------------------------

<1> Подробнее об учредительном договоре см.: Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. М., 1994.

Ведение дел полного товарищества может осуществляться как традиционным способом - каждым из его участников, так и по их воле, прямо выраженной в учредительном договоре, всеми участниками совместно (т.е. по их обязательному согласию на совершение каждой сделки товарищества) либо одним или несколькими отдельными, наиболее опытными участниками (п. 1 ст. 72 ГК). В последнем случае остальные участники товарищества при необходимости совершения сделок от его имени должны получить доверенность на это от тех товарищей, которым учредительным договором поручено ведение общих дел (ибо такие товарищи по сути становятся как бы органами данного юридического лица). Однако при наличии серьезных оснований товарищи, не ведущие дел, вправе в судебном порядке добиваться прекращения полномочий на ведение дел, предоставленных другим товарищам или товарищу, в частности если эти уполномоченные лица грубо нарушают свои обязанности в отношении товарищества и не соблюдают его интересов либо не способны к разумному ведению дел (п. 2 ст. 72 ГК). Следовательно, и товарищи, не ведущие дел, имеют возможности защиты своих имущественных интересов.

Вместе с тем контрагенты товарищества не обязаны знать о возможных ограничениях правомочий отдельных участников товарищества. При заключении сделки им достаточно удостовериться в том, что они имеют дело с одним из полных товарищей, предполагая, что он вправе действовать от имени товарищества. Поэтому сделки, заключенные от имени товарищества любым его участником, будут действительными, если только само товарищество не сможет доказать, что контрагент по сделке знал или должен был знать об отсутствии правомочий у конкретного участника (например, знакомился с содержанием учредительного договора товарищества, содержащего соответствующие ограничения).

Изменение состава участников вследствие выхода или смерти, признания безвестно отсутствующим, недееспособным или ограниченно дееспособным, несостоятельным (банкротом) либо ликвидации кого-либо из них, а также при обращении кредиторами участника взыскания на его долю в складочном капитале товарищества влечет прекращение его деятельности (ч. 2 ст. 81 ГК). Однако этого может и не произойти, если учредительным договором или соглашением остающихся участников товарищества предусмотрено продолжение его деятельности и в данной ситуации (п. 1 ст. 76 ГК). Ведь между его участниками продолжают сохраняться характерные для полного товарищества лично-доверительные отношения. Конечно, при этом должны быть внесены и зарегистрированы необходимые изменения в содержание учредительного договора.

При отсутствии соответствующей записи в учредительном договоре или соглашения всех оставшихся участников товарищество подлежит ликвидации. Наряду с общими основаниями прекращения деятельности юридических лиц (ст. 61 ГК) полное товарищество прекращается также в случае, когда в нем остается единственный участник (ст. 81 ГК), ибо оно не может существовать в качестве компании одного лица. Такой товарищ вправе в течение 6 месяцев преобразовать товарищество в общество, где допускается наличие единственного участника (но с сохранением своей личной имущественной ответственности по перешедшим к обществу долгам товарищества в течение двух лет).

2. Права и обязанности полного товарища

В полном товариществе каждый участник имеет один голос, если только учредительным договором прямо не предусмотрен иной порядок определения количества голосов участников (например, в зависимости от размера вклада). Поэтому и управление полным товариществом строится на основе общего согласия всех участников (п. 1 ст. 71 ГК), т.е. по принципу единогласия (учредительным договором могут быть предусмотрены случаи, когда решение принимается тем или иным большинством голосов участников).

Участник полного товарищества наряду с правомочиями, признаваемыми законом за любым участником общества или товарищества (п. 1 ст. 67 ГК), вправе также знакомиться со всей документацией по ведению дел товарищества, в том числе и в случае, когда он не уполномочен на ведение этих дел. Ведь он продолжает нести риск возможной ответственности по общим долгам своим личным имуществом, а потому должен быть в курсе дел товарищества и может требовать по суду прекращения полномочий тех товарищей, которые недолжным образом ведут общие дела. Кроме того, он вправе передать свою долю в складочном капитале товарищества (или ее часть) как другому товарищу, так и третьему лицу, не участвующему в товариществе (ст. 79 ГК).

Наконец, он может выйти из товарищества в любой момент, отказавшись от участия в нем (ст. 77 ГК). О своем отказе от участия в товариществе товарищ должен заявить не менее чем за 6 месяцев до фактического выхода. Лишь в полном товариществе, учрежденном на определенный срок, выход участника допускается при наличии уважительных причин. При выходе из полного товарищества участник вправе потребовать выдачи ему части имущества, пропорциональной его доле в складочном капитале. Он, однако, продолжает отвечать по долгам товарищества, возникшим до момента его выбытия, еще в течение двух лет (абз. 2 п. 2 ст. 75 ГК).

Передача доли (части доли) в складочном капитале как другому товарищу, так и третьему лицу допустима лишь с согласия остальных товарищей, ибо при этом меняется либо одно из существенных условий учредительного договора (о распределении долей между участниками), либо состав участников, между которыми складываются лично-доверительные отношения. Но это положение не ведет к возникновению преимущественного права покупки отчуждаемой доли (или ее части) у других товарищей. При отсутствии согласия кого-либо из товарищей на передачу доли (ее части) участник может выйти из товарищества.

Обязанностями полного товарища являются внесение вклада в общее имущество (в соответствии с условиями учредительного договора) и воздержание от совершения сделок в собственных интересах или в интересах лиц, не участвующих в товариществе, если эти сделки однородны с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества, т.е. воздержание от конкуренции с товариществом (ст. 73 ГК). Такие сделки могут совершаться лишь с согласия всех остальных участников (товарищей).

Нарушение обязанностей товарища служит основанием не только для требования о возмещении причиненных этим товариществу убытков (или передачи товариществу незаконно приобретенной выгоды в соответствии с правилом абз. 2 п. 3 ст. 73 ГК), но и для исключения такого товарища из числа участников товарищества в судебном порядке (по единогласному решению остающихся участников). При исключении из товарищества бывшему участнику также выплачивается стоимость части общего имущества, пропорциональная его доле в складочном капитале, но за ним сохраняется и ответственность по долгам товарищества, предусмотренная правилом абз. 2 п. 2 ст. 75 ГК.

В случае смерти физического лица - участника товарищества либо реорганизации участвовавшего в нем юридического лица вступление в полное товарищество их наследников или правопреемников допускается только с согласия всех других участников (п. 2 ст. 78 ГК), ибо необходимо установление лично-доверительных отношений и с новым участником. Лишь для юридических лиц в учредительном договоре товарищества могут быть предусмотрены исключения из данного правила (поскольку, например, преобразование как способ реорганизации фактически не меняет участника товарищества). Не принятые в товарищество либо не захотевшие вступить в него правопреемники товарища получают стоимость его доли, но вместе с ней и риск возможной ответственности перед кредиторами товарищества, лежавший на бывшем участнике, в пределах перешедшего к ним имущества.

3. Товарищество на вере (коммандитное)

Товарищество на вере, или коммандитное, представляет собой такое объединение лиц, в котором одни участники осуществляют предпринимательскую деятельность от имени товарищества и при этом солидарно отвечают своим личным имуществом по его долгам, т.е. являются полными товарищами (и составляют полное товарищество внутри коммандитного), в то время как другие лишь вносят вклады в имущество товарищества, не участвуя непосредственно в его предпринимательской деятельности, и несут только риск их утраты (вкладчики, коммандитисты) (п. 1 ст. 82 ГК).

Иначе говоря, коммандита представляет собой такое объединение лиц, в котором хотя бы один участник отвечает по общим долгам всем имуществом, а другой (или другие) рискует только своим вкладом. Исторически данный вид товарищества возник как способ совершения купцом (предпринимателем) в ходе морской торговли сделок со специально вверенным ему для этих целей капиталом (имуществом) других лиц <1>, а затем использовался для получения предпринимательских выгод лицами, не являвшимися профессиональными коммерсантами (прежде всего дворянами). Коммандитное товарищество дает возможность объединения имущества для предпринимательской деятельности как предпринимателям (полным товарищам), так и непредпринимателям (вкладчикам), известным образом соединяя в себе свойства объединения лиц (предпринимателей) и объединения капиталов.

--------------------------------

<1> Термин "коммандита" происходит от commandare (ит.), соответствующего лат. deponere - "вверять на хранение, хранить", что характеризует суть взаимоотношений коммандитистов и товарищей (подробнее см.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. Введение. Торговые деятели. (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2003. С. 345 - 346).

Коммандитисты (вкладчики), не будучи профессиональными предпринимателями и рискуя лишь своим вкладом, не участвуют в ведении дел и в управлении товариществом. Они сохраняют только право на получение дохода (дивиденда) и на информацию о деятельности товарищества (а также на ликвидационную квоту). Поэтому в вопросах использования имущества товарищества они вынуждены полагаться на полных товарищей, доверять им. Отсюда традиционное российское название коммандиты - товарищество на вере.

Наличие в коммандите полных товарищей и их решающая роль в делах такого товарищества объясняют общее правило закона о распространении на этих товарищей статуса участников полного товарищества, а на коммандиту в целом - правил о полном товариществе (п. п. 2 и 5 ст. 82 ГК). В свою очередь, из этого вытекает невозможность для полного товарища выступать в таком качестве более чем в одной коммандите либо являться одновременно участником хотя бы одного полного товарищества (а для последних - невозможность стать также и полными товарищами в каком-либо товариществе на вере) (п. 3 ст. 82 ГК), ибо полным товарищем можно быть лишь в одном товариществе.

В фирменном наименовании товарищества на вере указывается имя (наименование) всех, нескольких или одного полного товарища с добавлением слов "и компания, товарищество на вере" (или "коммандитное товарищество"). При этом включение в фирменное наименование коммандиты имени (наименования) вкладчика автоматически ведет к превращению его в полного товарища и, следовательно, к его неограниченной солидарной ответственности по долгам товарищества (п. 4 ст. 82 ГК). Ведь указание имени участника в фирменном наименовании товарищества всегда служит важным ориентиром для потенциальных кредиторов.

По тем же причинам, что и в полном товариществе, единственным учредительным документом коммандиты остается учредительный договор, подписываемый всеми полными товарищами, и только ими (п. 1 ст. 83 ГК). Вкладчики не подписывают учредительный договор и не участвуют в формировании его условий, а их отношения с товариществом оформляются договорами о внесении ими вкладов. Управление делами здесь также осуществляется исключительно полными товарищами, а его организация полностью совпадает с управлением делами в полном товариществе. Вкладчики не только не вправе участвовать в управлении и ведении дел товарищества на вере, но и лишены возможности оспаривать соответствующие действия полных товарищей (п. 2 ст. 84 ГК).

В образовании складочного капитала товарищества на вере должны принимать участие как полные товарищи, так и вкладчики (а в учредительном договоре должно содержаться условие о совокупном размере вкладов коммандитистов). Однако соотношение вкладов коммандитистов и полных товарищей закон отдает целиком на усмотрение самих участников. Это означает, что полные товарищи сами определяют в учредительном договоре, какой дополнительный капитал потребуется товариществу от вкладчиков и каково будет количество последних.

В развитых правопорядках континентального права, прежде всего во французском и в германском праве, традиционно допускается разделение капитала, вносимого в коммандиту вкладчиками, на акции, что влечет появление акционерной коммандиты. Такое юридическое лицо в действительности обычно представляет собой небольшое акционерное общество, внутренние взаимоотношения участников которого строятся по модели коммандитного товарищества (поскольку один или несколько акционеров принимают на себя неограниченную ответственность по его долгам, становясь в положение полных товарищей, управляющих всеми делами, а другие автоматически попадают в положение не имеющих права голоса коммандитистов, рискующих лишь своим вкладом). Действующее российское законодательство исключает появление такой смешанной организационно-правовой формы (ср. п. п. 2 и 3 ст. 66 ГК).

В коммандите должен быть по крайней мере один полный товарищ и один вкладчик (абз. 2 п. 1 ст. 86 ГК). Однако такая ситуация может сложиться лишь в результате выбытия из нее других участников. Коммандита, как и полное товарищество, не может быть создана одним участником, ибо ему не с кем будет заключать учредительный договор. В качестве полных товарищей здесь также могут выступать лишь индивидуальные предприниматели или коммерческие организации, а в качестве вкладчиков - любые субъекты гражданского права (за изъятиями, предусмотренными п. 4 ст. 66 ГК).

Вместе с тем полным товарищем, причем единственным, в коммандите (как, кстати, и в полном товариществе) может стать юридическое лицо - хозяйственное общество, в том числе и состоящее из одного лица (причем последнее может одновременно являться и единственным коммандитистом). В такой ситуации, известной западноевропейскому праву <1>, участники юридического лица, ставшего полным товарищем, фактически тоже становятся полными товарищами, управляющими всеми делами товарищества, однако не несут по его долгам неограниченной ответственности (перекладывая ее на созданное ими юридическое лицо - полного товарища). При этом особенно отчетливым становится смысл конструкции юридического лица как ограничения ответственности (или риска) его участников.

--------------------------------

<1> Обычно речь идет об участии в коммандите в качестве полного товарища общества с ограниченной ответственностью. При этом данное общество может иметь в качестве единственного участника физическое лицо, которое одновременно становится и коммандитистом. В результате такая коммандита, вполне отвечая формальному требованию наличия минимум двух участников, фактически тоже состоит из одного лица, полностью контролирующего ее деятельность. Как товариществу с полной ответственностью хотя бы одного участника такой коммандите предоставляются налоговые и некоторые иные льготы, но по сути такая ответственность отсутствует (см. об этом, например: Eisenhardt U. Gesellschaftsrecht. 10. Aufl. Munchen, 2001. S. 229 - 235).

Вкладчики коммандиты вправе получить часть прибыли товарищества, приходящейся на их долю (вклад), причем обычно преимущественно перед полными товарищами. Они могут также передать свою долю или ее часть как другому вкладчику, так и не участвующему в товариществе третьему лицу (п. 2 ст. 85 ГК). Для этого не требуется согласия товарищества или полных товарищей, ибо никаких лично-доверительных отношений с участием вкладчиков не возникает. При продаже вкладчиком своей доли (ее части) третьему лицу остальные вкладчики товарищества пользуются правом ее преимущественной покупки (пропорционально размерам их долей в складочном капитале, если иное не установлено учредительным договором товарищества). Вкладчик вправе по своему желанию выйти из товарищества, получив при этом свой вклад (но не долю во всем имуществе товарищества, пропорциональную вкладу). Учредительным договором конкретной коммандиты могут устанавливаться и иные права вкладчиков.

К числу их обязанностей относится прежде всего обязанность по внесению вкладов в складочный капитал, исполнение которой удостоверяется особым свидетельством об участии, которое и удостоверяет статус вкладчика. Они обязаны также не разглашать ставшую им известной (в частности, после ознакомления с документами товарищества) конфиденциальную информацию о деятельности товарищества (п. 2 ст. 67, п. 1 ст. 85 ГК). Закон не предусматривает возможности исключения вкладчиков из товарищества.

Товарищество на вере ликвидируется по тем же основаниям, что и полное товарищество, а также при выбытии из него всех вкладчиков. В последнем случае оставшиеся полные товарищи вместо ликвидации могут преобразовать его в полное товарищество (п. 1 ст. 86 ГК). При этом вкладчики получают право на возврат своих вкладов хотя и после всех кредиторов, но преимущественно перед полными товарищами (т.е. по сути становятся кредиторами последней очереди, что отличает действующую российскую конструкцию коммандиты от классической), а затем участвуют в распределении остатка имущества наряду с полными товарищами (п. 2 ст. 86 ГК), реализуя свое право на ликвидационную квоту.

§ 3. Хозяйственные общества

1. Общество с ограниченной ответственностью

Обществом с ограниченной ответственностью признается хозяйственное общество с разделенным на доли участников уставным капиталом, участники которого не несут личной (имущественной) ответственности по его долгам (п. 1 ст. 87 ГК; п. 1 ст. 2 Закона об обществах с ограниченной ответственностью <1>).

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785; N 28. Ст. 3261; 1999. N 1. Ст. 2; 2002. N 12. Ст. 1093 (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью). См. также: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" // БВС РФ. 2000. N 3; Вестник ВАС РФ. 2000. N 2.

Традиционное наименование этой коммерческой организации обществом с ограниченной ответственностью участников неточно. Так как вклады участников становятся собственностью самого общества как юридического лица, его участники несут не ответственность по его долгам, "ограниченную размерами их вкладов", а только риск убытков (утраты внесенных ими вкладов). Поскольку речь идет о хозяйственном обществе, участники которого не обязаны лично участвовать в его деятельности, общество с ограниченной ответственностью должно иметь особые исполнительные (волеизъявляющие) органы. Их состав и компетенция определяются уставом общества, утверждаемым учредителями. Воля же учредителей на создание общества и условия участия в нем выражаются в учредительном договоре. Таким образом, общество с ограниченной ответственностью должно иметь два учредительных документа (п. 1 ст. 89 ГК; ст. ст. 11, 12 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). В случае противоречий в их содержании предпочтение должно быть отдано уставу как документу, непосредственно предназначенному для оформления статуса общества в его взаимоотношениях с другими (третьими) лицами.

Необходимо сразу же отметить, что наличие двух учредительных документов не только порождает указанные практические трудности, но и свидетельствует о переходном характере общества с ограниченной ответственностью, сохраняющего некоторые черты объединения лиц. Опыт развитых правопорядков, повсеместно использующих для хозяйственных обществ один учредительный документ (устав, который лишь в германском праве по традиции называется договором о статусе общества - Gesellschaftsvertrag), также свидетельствует об отсутствии необходимости для хозяйственного общества в двух учредительных документах. Следует ожидать, что и в российском праве требование о наличии учредительного договора для обществ с ограниченной ответственностью со временем отпадет.

Юридическая конструкция общества с ограниченной ответственностью (Gesellschaft mit beschrankter Haftung, GmbH) была создана в Германии в конце XIX в. После Первой мировой войны она стала использоваться в континентальном европейском праве (в России - в Гражданском кодексе 1922 г.). Английский же (а вслед за ним и американский) правопорядок не воспринял ее, используя для данной цели конструкцию закрытой компании (close corporation). Последняя под именем закрытого акционерного общества была некритически перенесена в российский Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности 1990 г., который в ст. 11 отождествил конструкции общества с ограниченной ответственностью и акционерного общества закрытого типа. И в дальнейшем отечественное законодательство наряду с обществами с ограниченной ответственностью, к сожалению, без всякой необходимости сохранило и закрытые акционерные общества, хотя обе эти разновидности хозяйственных обществ выполняют одну и ту же экономическую функцию (объединения мелких и средних капиталов).

В обществе с ограниченной ответственностью обязательна двухзвенная структура управления (ст. 91 ГК; ст. 32 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Высшим (волеобразующим) органом общества является общее собрание его участников. Кроме того, образуется исполнительный (волеизъявляющий) орган, который может быть как коллегиальным (правление, дирекция и т.п.), так и единоличным (президент, директор, генеральный директор и т.д.). При этом коллегиальный исполнительный орган образуется в обществе при необходимости, а единоличный - во всех случаях. Последний не обязательно должен быть участником общества - в его роли может выступить и наемный управляющий (менеджер), и даже управляющая компания (другая коммерческая организация). Возможно одновременное создание и функционирование коллегиального и единоличного исполнительных органов общества.

Уставом конкретного общества может быть предусмотрено создание в нем наблюдательного совета (совета директоров <1>) как постоянно действующего органа его участников, к компетенции которого в этом случае может быть отнесено образование исполнительных органов общества, решение вопросов о совершении крупных сделок от имени общества и подготовка и проведение общего собрания (п. 2 ст. 32 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). В обществах создаются также ревизионные комиссии (или исполняющие их функции ревизоры), не являющиеся органами общества.

--------------------------------

<1> Наименование данного органа в Законе в качестве совета директоров исходит из традиций англо-американского права, которое стремится придать ему функции исполнительного, а не надзорного органа (и соответственно сформировать его состав). Наличие же в хозяйственном обществе (как с ограниченной ответственностью, так и особенно в акционерном) постоянно действующего органа участников в виде их наблюдательного совета во многих случаях является необходимой и реальной формой контроля за текущей работой исполнительных органов, от которого последние, естественно, хотели бы освободиться. Не случайны поэтому попытки современного отечественного законодателя не только поставить на первое место в наименовании этого органа совет директоров, а не наблюдательный совет, но и разрешить включать в его состав членов исполнительного органа общества.

Исполнительный орган (органы) общества, осуществляющий текущее управление его деятельностью, подотчетен его высшему органу (общему собранию). Наиболее важные вопросы жизни общества относятся к исключительной компетенции общего собрания и не могут быть переданы на решение исполнительного органа даже по воле самого собрания. Это:

- определение основных направлений деятельности общества;

- изменения учредительных документов общества (в том числе связанные с изменением размера его уставного капитала);

- образование и досрочное прекращение полномочий его исполнительных органов и ревизионной комиссии;

- утверждение годовых отчетов и бухгалтерских балансов общества, а также распределение прибылей и убытков;

- исключение участника из общества;

- реорганизация и ликвидация общества;

- другие вопросы, прямо предусмотренные ст. 33 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Такой подход призван защитить важнейшие интересы участников общества (отнюдь не всегда являющихся профессиональными предпринимателями) от возможных злоупотреблений со стороны его исполнительных органов. Этими же соображениями обусловлены и предусмотренные законом и уставами конкретных обществ правила о созыве и проведении очередных и внеочередных собраний общества. Вопросы, не входящие в исключительную компетенцию общего собрания, предполагаются отнесенными к компетенции исполнительного органа (органов) общества (если иное прямо не предусмотрено в его уставе), поскольку последний в силу своей природы должен иметь достаточно широкие возможности для самостоятельных действий.

Общества с ограниченной ответственностью реорганизуются или ликвидируются по общим правилам о реорганизации или ликвидации коммерческих организаций как в добровольном, так и в принудительном порядке (ст. 92 ГК; ст. ст. 51 - 57 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Общество с ограниченной ответственностью может преобразоваться в акционерное общество либо в производственный кооператив, но не в товарищество, поскольку в его составе могут быть не только индивидуальные предприниматели или коммерческие организации (не говоря уже о возникновении дополнительной ответственности участников по его долгам, необходимой в товариществе, но отсутствующей в обществе).

Следует также иметь в виду, что общества с ограниченной ответственностью в сфере банковской, страховой и инвестиционной деятельности, а также в области производства сельскохозяйственной продукции в соответствии с п. 2 ст. 1 Закона об обществах с ограниченной ответственностью имеют некоторые особенности в правовом положении, порядке создания, реорганизации и ликвидации. Это касается и кредитных организаций, действующих в данной организационно-правовой форме (абз. 2 п. 3 ст. 87 ГК).

2. Права и обязанности участника общества

с ограниченной ответственностью

Участниками общества с ограниченной ответственностью могут быть любые субъекты гражданского права, за исключением государственных и муниципальных органов (абз. 3 п. 4 ст. 66 ГК). Унитарные предприятия и учреждения-несобственники могут участвовать в обществах с ограниченной ответственностью с соблюдением установленных для них законом ограничений (по общему правилу - с согласия собственника-учредителя в соответствии с нормами ст. ст. 295 - 298 ГК). Количество участников общества ограничено 50, с тем чтобы эта конструкция не заменяла собой акционерные общества (для которых, напротив, повсеместно устанавливается минимально необходимое число участников). Общество может быть создано и одним лицом (например, индивидуальным предпринимателем или публично-правовым образованием).

При этом появляется компания одного лица, т.е. хозяйственное общество, состоящее из одного участника. Очевидно, что при создании такого общества не заключается учредительный договор, а в структуре его управления отсутствует общее собрание (решения которого заменяются письменными указаниями единственного участника). Но это вовсе не означает, что именно этот участник (учредитель) сам и осуществляет в рамках такого юридического лица предпринимательскую деятельность (тем более что в роли учредителя здесь может выступать также государство или другое публично-правовое образование). Для этого обычно нанимаются управляющий (менеджер) и другие наемные работники. Вместе с тем единственный учредитель (участник) общества юридически не становится собственником имущества последнего (ибо тогда потеряло бы смысл объявление такого общества юридическим лицом), а сохраняет по отношению к обществу права требования обязательственного и корпоративного характера. Организационно-правовая форма общества с ограниченной ответственностью наиболее часто используется для создания компаний одного лица.

Участники общества имеют права, признаваемые законом за всеми участниками товариществ и обществ (п. 1 ст. 67 ГК; п. 1 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). При этом объем прав, принадлежащих конкретному участнику общества (количество голосов на общем собрании, размер дивиденда и ликвидационной квоты), определяется размером его доли в уставном капитале.

Среди прав, принадлежащих любому участнику общества, необходимо отметить право на отчуждение (уступку) своей доли или ее части как другим участникам общества, так и иным (третьим) лицам. Дело в том, что его реализация влечет изменение состава участников общества, в чем они не всегда заинтересованы. Более того, в небольших по составу обществах между их участниками нередко складываются лично-доверительные отношения, как в товариществах (что может быть отражено в учредительном договоре). Поэтому учредительными документами конкретного общества данное право может быть ограничено: при уступке другому участнику - требованием предварительного согласия оставшихся участников и (или) общества в целом, а при уступке третьим лицам - либо аналогичным образом, либо преимущественным правом покупки продаваемой доли, либо, наконец, такая уступка может быть вообще запрещена (ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

В случае смерти (или реорганизации) участника общества его доля переходит к его наследникам (правопреемникам), если устав конкретного общества не требует для этого согласия остальных участников. В последнем случае наследникам (правопреемникам) участника общества компенсируется стоимость доли. Отсутствие свободы отчуждения долей в таком обществе свидетельствует о сохранении в нем элементов, свойственных объединениям лиц.

Участник, полностью внесший свой вклад, в любое время вправе выйти из общества независимо от согласия оставшихся участников или общества в целом (ст. 94 ГК; ст. 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). При этом ему должна быть выплачена причитающаяся на его долю часть стоимости имущества общества (разумеется, за вычетом падающей на эту долю части долгов общества) либо произведены выдачи имущества в натуре. Выход участника может, таким образом, весьма неблагоприятно отразиться на делах общества. В связи с этим отношения участников общества лишаются необходимой стабильности, а само наличие права свободного выхода из общества во многом лишает его привлекательности в глазах предпринимателей, особенно в сравнении с закрытыми акционерными обществами. Развитые правопорядки либо серьезно ограничивают такое право, либо вообще не предусматривают его (выход из общества осуществляется путем отчуждения участником принадлежащей ему доли, а не путем требования ее оплаты от общества). Очевидно, что и наше законодательство в данном отношении нуждается в известной корректировке.

Кроме того, участники общества с ограниченной ответственностью могут приобретать дополнительные права, предусмотренные уставом общества или предоставленные им по единогласному решению общего собрания (например, право голоса, превышающее пропорциональный размер доли в уставном капитале или право назначать одного из директоров общества) (п. 2 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). При выходе участника из общества (в том числе при отчуждении им всей своей доли) предоставленные ему дополнительные права прекращаются. В некоторых правопорядках, например в германском праве, дополнительные права участников такого общества привязываются к их долям и, следовательно, могут переходить к другим лицам при отчуждении соответствующей доли.

Участники общества несут обязанности, предусмотренные законом для любых участников товариществ и обществ (п. 2 ст. 67 ГК; п. 1 ст. 9 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Уставом общества либо решением его общего собрания, принятым большинством не менее чем в две трети голосов участников (или единогласно), могут предусматриваться или возлагаться дополнительные обязанности для всех или конкретных участников (например, по внесению дополнительных вкладов в имущество общества) (п. 2 ст. 9 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Такие обязанности прекращаются при отчуждении участником принадлежащей ему доли (влекущем прекращение участия в обществе) либо по решению общего собрания.

Участник общества, грубо нарушающий свои обязанности или затрудняющий своими действиями деятельность общества, может быть исключен из него, но только в судебном порядке. Возможность исключения участника из общества с ограниченной ответственностью также свидетельствует о сохранении им черт, присущих объединениям лиц, а не капиталов, и в известном смысле позволяет говорить о его смешанной природе.

Участники банков и других кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью, могут также иметь особые права и обязанности (абз. 2 п. 3 ст. 87 ГК).

3. Общество с дополнительной ответственностью

Обществом с дополнительной ответственностью признается хозяйственное общество с разделенным на доли участников уставным капиталом, участники которого солидарно несут ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов (п. 1 ст. 95 ГК).

Такая ответственность наступает лишь при недостаточности имущества самого общества для покрытия возникших у него долгов, т.е. в субсидиарном порядке. В остальном статус этого хозяйственного общества аналогичен статусу общества с ограниченной ответственностью, что влечет применение к нему и соответствующих правовых норм (п. 3 ст. 95 ГК).

Следовательно, данная организационно-правовая форма отличается от конструкции общества с ограниченной ответственностью лишь наличием дополнительной ответственности участников общества по его долгам своим личным имуществом <1>. Однако такая ответственность касается не всего имущества участников (как в полном товариществе), а лишь его заранее определенной части, предусмотренной учредительными документами общества (например, в трех- или пятикратном размере стоимости вклада в уставный капитал).

--------------------------------

<1> Данная юридическая конструкция в отечественном правопорядке была закреплена Гражданским кодексом 1922 г., именовавшим ее товариществом с ограниченной ответственностью. В отличие от недостатков общепринятого употребления этого понятия, здесь оно использовалось в точном соответствии с существом дела. Именно так представлял новую для того времени конструкцию общества с ограниченной ответственностью российский законодатель времен нэпа.

В случае банкротства одного из участников его дополнительная ответственность распределяется между остальными участниками, как бы прирастая к их долям (пропорционально или в ином порядке, например поровну). Поэтому общая сумма дополнительных гарантий кредиторам общества остается неизменной. Таким образом, общество с дополнительной ответственностью занимает промежуточное положение между товариществами (с неограниченной ответственностью их участников) и обществами (исключающими ответственность участников).

4. Акционерное общество

Акционерным признается такое хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на определенное количество одинаковых долей, выраженных ценными бумагами - акциями, а его участники (владельцы акций - акционеры) не отвечают по долгам общества и несут лишь риск убытков в пределах стоимости принадлежащих им акций (п. 1 ст. 96 ГК, п. 1 ст. 2 Закона об акционерных обществах <1>).

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1; N 25. Ст. 2956; 1999. N 22. Ст. 2672; 2001. N 33 (часть 1). Ст. 3423; 2002. N 12. Ст. 1093; N 45. Ст. 4436; 2003. N 9. Ст. 805 (далее - Закон об акционерных обществах). См. также: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" // Вестник ВАС РФ. 2004. N 1.

Организационно-правовая форма акционерного общества - наиболее сложная форма организации крупной предпринимательской деятельности. Ее появление и распространение было связано с образованием больших капиталов для реализации необходимых, но крайне дорогостоящих экономических проектов, не сулящих к тому же скорой отдачи, - прокладки судоходных каналов, строительства железных дорог и т.п.

Акционерное общество и представляет собой способ создания, централизации крупного капитала, первоначально распыленного среди множества мелких владельцев. Доли участия в собранном капитале оформляются затем ценными бумагами - акциями, по общему правилу свободно обращающимися прежде всего на фондовых биржах. Это делает возможным быстрый перелив капитала из одной сферы предпринимательства в другую в соответствии с постоянно меняющейся рыночной конъюнктурой (ибо продажа акций одного общества и приобретение акций другого экономически и означает смену капиталом сферы своего приложения). Эти два преимущества обеспечили распространение акционерных обществ <1>.

--------------------------------

<1> С другой стороны, использование конструкции акционерного общества для ведения мелкого и среднего бизнеса лишает ее не только отмеченных преимуществ, но и вообще всякого смысла (особенно в закрытых акционерных обществах, акции которых в противоречии с природой этих ценных бумаг изначально лишены свойства свободного отчуждения). Для этой цели обычно используются конструкции товариществ или обществ с ограниченной ответственностью. Широкое распространение акционерной формы предпринимательства у нас можно объяснить лишь недостатками законодательства и некомпетентностью правоприменителей.

Вместе с тем акционерная форма организации предпринимательства таит в себе и значительные опасности для акционеров, особенно мелких. Будучи рассчитанной на весьма широкий круг участников, она затрудняет их реальный контроль за деятельностью исполнительных органов общества (директоров, управляющих), предоставляя последним широчайшие, иногда, по сути бесконтрольные возможности распоряжения громадным чужим капиталом. Ведь рядовые акционеры обычно заинтересованы только в получении дивиденда и нередко даже не стремятся участвовать в управлении обществом, в том числе в работе его общих собраний, не будучи знакомы с предпринимательской деятельностью. Привлечение же их средств к формированию капитала общества часто достигается с помощью разного рода рекламы, обещаний исключительно высоких дивидендов и т.п. <1>. Поэтому одной из важнейших задач акционерного законодательства наряду с защитой интересов возможных кредиторов общества становится защита интересов мелких акционеров.

--------------------------------

<1> Все эти опасности отмечались еще в дореволюционной литературе как "темные стороны акционерного дела" (Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 367 - 369).

Юридическая конструкция акционерного общества на первый взгляд весьма сходна с конструкцией общества с ограниченной ответственностью (хотя исторически акционерные общества возникли гораздо раньше). Ведь основными признаками акционерного общества также являются разделение уставного капитала на доли и отсутствие ответственности участников по долгам общества (ибо, становясь собственниками акций, акционеры теряют право собственности на переданное обществу имущество, утрата которого и составляет их риск). В действительности, однако, между этими видами хозяйственных обществ имеются принципиальные, существенные различия.

Прежде всего, уставный капитал акционерного общества оформляется акциями. Не случайно закон даже говорит о его делении на акции, а не на доли. Акции разрешено выпускать лишь акционерному обществу (п. 7 ст. 66 ГК). Участие акционера в обществе оформляется только акциями, которые традиционно объявлялись предъявительскими ценными бумагами. Это делало участие в обществе анонимным (во французском, бельгийском, голландском праве акционерные общества и называются "societes anonymes" - "анонимные общества"). Правда, современное французское акционерное законодательство, как и законодательство ряда других развитых стран, теперь предусматривает выпуск именных акций, причем в безбумажной форме, что делает анонимность акционерных обществ лишь данью традиции. Но и при наличии именных акций осуществление прав акционера и их передача (уступка) другим лицам возможны только путем предъявления или передачи самих акций как ценных бумаг.

Поэтому при выходе из общества акционер не может требовать от него никаких выплат или выдач, причитающихся на его долю, - он получает компенсацию за отчуждаемые акции лишь от своего контрагента-приобретателя. Следовательно, и сам выход из общества может быть осуществлен только путем отчуждения акции (акций) другому лицу. Таким образом, акционерное общество гарантировано от уменьшения своего имущества вследствие выхода из него участников. Это составляет важнейшее преимущество акционерной формы по сравнению с формой общества с ограниченной ответственностью, в котором выход одного из немногих участников может серьезно отразиться на имущественном положении общества.

Акционерное общество создается по решению его учредителей (учредителя), одновременно утверждающих его устав. Устав общества является его единственным учредительным документом (п. 3 ст. 98 ГК; п. 1 ст. 11 Закона об акционерных обществах). Заключаемый же учредителями договор, определяющий порядок осуществления ими деятельности по созданию общества (п. 1 ст. 98 ГК; п. 5 ст. 9 Закона об акционерных обществах), по своей юридической природе является не учредительным, а договором о совместной деятельности (п. 1 ст. 1041 ГК). В момент государственной регистрации акционерного общества как юридического лица этот договор прекращается и потому не может определять статус созданного с его помощью общества. По существу же учредительный договор для обычных (открытых) акционерных обществ и нецелесообразен, ибо состав их участников (акционеров) подвержен частым изменениям, например при продаже их акций на биржах, в связи с чем необходимость внесения постоянных изменений в такой договор могла бы без нужды осложнить деятельность общества. В уставе акционерного общества наряду с общими сведениями, которые необходимо указывать в учредительных документах всякого юридического лица, должны содержаться условия о категориях выпускаемых обществом акций, их количестве и номинальной стоимости (п. 3 ст. 98 ГК; п. 3 ст. 11 Закона об акционерных обществах).

При учреждении акционерного общества все его акции первоначально должны быть распределены среди его учредителей (п. 3 ст. 99 ГК) и, следовательно, оплачены ими по номиналу. Лишь после этого возможно проведение открытой подписки на акции (в открытых обществах). Это сделано для того, чтобы учредители приняли непосредственное участие в формировании уставного капитала общества и не могли бы сформировать его исключительно за счет вкладов иных лиц. Закон об акционерных обществах в п. 1 ст. 27 допускает возможность установления уставом конкретного общества не только количества и номинала акций, приобретенных (и оплаченных) акционерами (размещенных акций), но и некоторого количества акций, предполагаемых к дополнительному размещению (и оплате) в будущем (объявленных акций). Это позволяет обществу при необходимости привлекать дополнительных инвесторов.

Наличие в обычном, открытом акционерном обществе гораздо большего количества участников, чем в закрытом акционерном обществе или в обществе с ограниченной ответственностью, ведет к усложнению структуры управления им. Наряду с общим собранием акционеров, являющимся высшим (волеобразующим) органом общества, и исполнительным (волеизъявляющим) органом (или органами), в акционерных обществах с числом участников более 50 обязательно создается наблюдательный совет (отождествляемый российским законодательством с советом директоров) как постоянно действующий (волеобразующий) орган акционеров, контролирующий управляющих (директоров) общества. Таким образом, в открытых акционерных обществах с большим количеством участников появляется трехзвенная структура управления.

Идея трехзвенной структуры управления воплощена в немецкой модели акционерного общества. В отличие от нее англо-американская модель предусматривает двухзвенную структуру управления - общее собрание и совет директоров или правление (при отсутствии наблюдательного совета) <1>. Российский Закон об акционерных обществах, пытаясь подражать американской модели, одновременно оставаясь в рамках классических конструкций, закрепил весьма странный смешанный вариант, при котором наблюдательный совет не только отождествлен с советом директоров, но и в определенной мере состоит из членов коллегиального исполнительного органа <2>, что делает его существование в значительной мере неоправданным.

--------------------------------

<1> О причинах этого см., например: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). М., 1996. С. 55 - 58.

<2> Интересно, что в первоначальных вариантах проекта Закона об акционерных обществах ограничения на этот счет вообще отсутствовали; по принятой в 1995 г. редакции Закона наблюдательный совет мог наполовину состоять из членов исполнительного органа общества; в действующей редакции 2001 г. максимальный размер их участия составляет уже лишь 25% (абз. 2 п. 2 ст. 66 Закона об акционерных обществах).

Общее собрание акционеров, подобно общему собранию участников общества с ограниченной ответственностью, имеет исключительную компетенцию, определенную непосредственно законом (п. 1 ст. 103 ГК, п. 1 ст. 48 Закона об акционерных обществах). Она включает следующие вопросы:

- об изменении устава общества, в том числе размера его уставного капитала;

- о реорганизации и ликвидации общества;

- об избрании наблюдательного совета, исполнительного органа и ревизионной комиссии (ревизора) (последние вопросы уставом общества разрешено относить к компетенции его наблюдательного совета), а также о досрочном прекращении их полномочий;

- об утверждении годовых отчетов и балансов общества и распределении прибылей и убытков;

- о совершении некоторых крупных сделок и др.

Эти вопросы не могут быть переданы общим собранием на решение как исполнительного органа, так и наблюдательного совета общества.

Вместе с тем общее собрание не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, прямо не отнесенным законом к его компетенции, поскольку при ином подходе может быть затруднено управление текущей деятельностью общества к невыгоде самих акционеров. Установленные законодательством правила о порядке созыва и проведения общего собрания, в том числе о способах голосования участников, также служат прежде всего защите интересов мелких (рядовых) акционеров.

Наблюдательный совет (совет директоров) общества тоже имеет исключительную компетенцию, определяемую не только законом, но и уставом конкретного общества (п. 2 ст. 103 ГК, ст. 65 Закона об акционерных обществах). В нее обычно входят:

- вопросы подготовки и созыва общего собрания;

- образование исполнительного органа общества и досрочное прекращение его полномочий;

- использование резервных и иных фондов общества;

- утверждение внутренних документов общества;

- дача согласия на заключение некоторых сделок;

- рекомендации по размеру дивиденда и порядку его выплаты и др.

Исполнительный (волеизъявляющий) орган акционерного общества может быть либо единоличным (директор, генеральный директор), либо коллегиальным (правление, дирекция). Однако единоличный орган должен быть у общества во всяком случае, а коллегиальный - в случаях, предусмотренных уставом конкретного общества. По решению общего собрания полномочия исполнительного органа могут быть переданы наемному управляющему (индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации - управляющей компании), с которым заключается соответствующий гражданско-правовой договор (абз. 3 п. 3 ст. 103 ГК; абз. 3 п. 1 ст. 69 Закона об акционерных обществах). Исполнительный орган (органы) осуществляет руководство текущей деятельностью общества и решает все вопросы, не отнесенные к исключительной компетенции волеобразующих органов общества.

Реорганизация и ликвидация акционерных обществ в целом производятся по общим правилам, предусмотренным для реорганизации и ликвидации юридических лиц, в том числе как в добровольном, так и в принудительном порядке. Особенности реорганизации акционерных обществ связаны с необходимостью определения судьбы размещенных ими акций в связи с прекращением деятельности выпустившего (эмитировавшего) их юридического лица при слиянии, присоединении и разделении либо уменьшении его имущества при выделении. Поэтому при слиянии и присоединении двух или нескольких акционерных обществ между ними необходимо заключение соответствующего гражданско-правового договора, который, в частности, определяет порядок конвертации (обмена) акций каждого общества в акции нового или другого общества, а при разделении и выделении принимается решение общего собрания реорганизуемого таким образом общества, в том числе о порядке конвертации его акций в акции создаваемых обществ (ст. ст. 15 - 19 Закона об акционерных обществах).

Не допускается реорганизация акционерных обществ путем их объединения (слияния, присоединения) с юридическими лицами других организационно-правовых форм, в том числе с обществами с ограниченной ответственностью, либо путем их разделения или выделения с образованием юридических лиц других организационно-правовых форм, поскольку дело при этом всегда должно касаться либо создания новых акционерных обществ, либо увеличения существующих обществ. Вместе с тем акционерное общество может преобразоваться в общество с ограниченной или с дополнительной ответственностью либо в производственный кооператив, а также в некоммерческое партнерство (п. 2 ст. 104 ГК; п. 1 ст. 20 Закона об акционерных обществах), но не в товарищество (по тем же причинам, что и общество с ограниченной ответственностью).

5. Виды акционерных обществ;

права и обязанности акционеров

В российском праве акционерные общества разделяются на открытые и закрытые (ст. 97 ГК, ст. 7 Закона об акционерных обществах). Открытые акционерные общества вправе продавать свои акции, т.е. формировать уставный капитал, не только по закрытой подписке (среди заранее определенного круга лиц), но и путем открытой (публичной) подписки, т.е. свободной продажи акций всем желающим. Акционеры открытых обществ вправе и сами свободно отчуждать принадлежащие им акции как другим акционерам, так и третьим лицам.

Все это делает состав участников такого общества не только большим, но и весьма изменчивым и ведет к необходимости публичного ведения его дел. Последнее состоит в обязательной ежегодной открытой публикации для всеобщего сведения годового отчета, бухгалтерского баланса и счета прибылей и убытков (подтвержденных независимым аудитом). Содержащиеся в них сведения не могут составлять коммерческую тайну общества, так как его участником может стать любое лицо. Количественный состав участников таких обществ не ограничивается (крупные общества могут иметь десятки и даже сотни тысяч акционеров). Это - классические акционерные общества.

В отличие от них закрытые акционерные общества могут распределять свои акции только между учредителями или иным заранее определенным кругом лиц. Следовательно, количество участников таких обществ, как и источники формирования их уставных капиталов, изначально ограничены, а размер последних, как правило, гораздо ниже, чем в открытых обществах. Поэтому по российскому закону закрытое общество не может состоять более чем из 50 участников.

Конструкция закрытого акционерного общества была некритически заимствована современным российским законодателем из англо-американского права, где close corporation, как уже отмечалось, выполняет функции общества с ограниченной ответственностью. Ее широкое распространение в отечественной предпринимательской практике обусловлено не только отмеченными выше недостатками конструкции общества с ограниченной ответственностью, но и тем, что созданные в результате приватизации акционерные общества не нуждались в собирании первоначального уставного капитала и потому не всегда дальновидно старались "закрыться" от сторонних инвесторов, используя вместе с тем преимущества акционерной формы.

Кроме того, акционеры закрытого общества имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества. Данное право призвано содействовать сохранению их закрытости (с учетом исключительно именного характера их акций). Для закрытых акционерных обществ (как и для обществ с ограниченной и с дополнительной ответственностью и товариществ) не установлено обязанности публичного ведения дел (за исключением случаев публичной продажи облигаций такого общества). Все это сближает закрытые общества с обществами с ограниченной ответственностью (выполняющими в принципе одинаковые экономические задачи).

Однако как открытые, так и закрытые акционерные общества являются разновидностями одной организационно-правовой формы и не должны рассматриваться как разные виды коммерческих организаций. Поэтому, в частности, преобразование закрытого акционерного общества в открытое и наоборот не рассматривается в качестве реорганизации юридического лица, ибо последнее не изменяет своей организационно-правовой формы.

Следует также иметь в виду, что в современном отечественном правопорядке действует значительное количество акционерных обществ, созданных в результате приватизации государственных и муниципальных предприятий. Здесь акционерная форма использовалась для целей, прямо противоположных тем, для которых она создавалась, - для раздачи (распределения), а не для собирания (концентрации) капитала. Таким образом, появились особые акционерные общества, статус которых определяется не только общим акционерным законодательством, но и специальным законодательством о приватизации (абз. 2 п. 3 ст. 96 ГК) <1>. Особенности их статуса касаются прежде всего порядка их создания (путем преобразования в акционерные общества государственных и муниципальных предприятий), формирования их органов и прав публично-правового образования как акционера.

--------------------------------

<1> В соответствии с п. 5 ст. 1 Закона об акционерных обществах речь идет о специальных правилах Федерального закона о приватизации государственного и муниципального имущества 2001 г. (п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"). Подробнее об этом см.: Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" / Под ред. Г.С. Шапкиной. 3-е изд-е. М., 2002. С. 18 - 25 (автор комментария - Г.С. Шапкина).

Законодательством установлены также некоторые особенности создания и правового положения акционерных обществ в сферах банковской, страховой и инвестиционной <1> деятельности и в агропромышленном комплексе (п. п. 3 и 4 ст. 1 Закона об акционерных обществах), а также особенности прав и обязанностей участников кредитных организаций, созданных в форме акционерных обществ (абз. 3 п. 3 ст. 96 ГК). Во всех этих случаях нормы ГК об акционерных обществах и нормы Закона об акционерных обществах применяются, только если иное не предусмотрено специальным законодательством. Вместе с тем основная конструкция акционерного общества сохраняется единой.

--------------------------------

<1> См., например: Федеральный закон от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" (СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4562), которым предусмотрены особенности правового статуса акционерных инвестиционных фондов, действующих в форме открытых акционерных обществ.

Участниками или учредителями (первыми участниками) акционерного общества могут быть любые лица (за изъятиями, предусмотренными п. 4 ст. 66 ГК <1>). Число учредителей открытого общества не лимитировано, а в закрытом оно не может превышать 50. Акционерное общество может быть учреждено и одним лицом (п. 6 ст. 98 ГК; п. 1 ст. 9, п. 2 ст. 10 Закона об акционерных обществах), становясь тем самым компанией одного лица. Оно лишь не может иметь в качестве единственного учредителя или участника другую компанию одного лица.

--------------------------------

<1> В соответствии с п. 4 ст. 7 Закона об акционерных обществах публично-правовые образования могут быть учредителями только открытых акционерных обществ (кроме случаев создания акционерных обществ в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий).

В обществе должен вестись реестр акционеров (ст. 44 Закона об акционерных обществах). Поскольку во многих случаях современные акционерные общества не выпускают свои акции в виде отдельных документов, а используют безбумажную (бездокументарную) форму их эмиссии, единственным способом подтверждения прав акционера становится получение выписки из этого реестра. В нем же в связи с этим должны также фиксироваться и все сделки акционеров по отчуждению (приобретению) акций общества.

Участники акционерного общества обладают всеми правами участников обществ и товариществ, предусмотренными п. 1 ст. 67 ГК. Лишь владельцы привилегированных акций общества (по которым общество гарантирует получение заранее определенного дивиденда) по общему правилу не имеют права голоса на общем собрании (за исключением случаев, предусмотренных п. п. 3 - 5 ст. 32 Закона об акционерных обществах, когда и у них появляется право голоса). При этом все акции одной категории или одного типа (обыкновенные, привилегированные и т.п.) должны иметь одинаковую номинальную стоимость и в силу этого предоставлять своим владельцам одинаковый объем прав. Вместе с тем наличие у одного акционера нескольких акций или их определенного количества (например, контрольного пакета, составляющего большинство обыкновенных (голосующих) акций данного общества) позволяет аккумулировать соответствующий объем прав (право голоса, право на дивиденд и т.д.) и повышает роль данного акционера в управлении делами общества.

Акционеры несут обязанность лишь по оплате приобретенных ими акций общества (ибо другая предусмотренная законом общая обязанность неразглашения конфиденциальной информации о деятельности общества неприменима к открытым обществам, а в закрытых обществах сама эта информация просто недоступна обычным акционерам <1>). В связи с этим акционер, полностью оплативший приобретенные акции (либо получивший их в порядке правопреемства), ни при каких условиях не может быть исключен из акционерного общества. Таким образом, в отличие от обществ с ограниченной ответственностью акционерные общества представляют собой классическое объединение капиталов.

--------------------------------

<1> Закон об акционерных обществах в противоречии с требованием п. 1 ст. 67 ГК не предусмотрел для всех акционеров право на информацию о деятельности общества, включая знакомство с его бухгалтерскими книгами и иной документацией (ср. п. 2 ст. 31 и п. 1 ст. 91 Закона об акционерных обществах, предоставивших такое право лишь крупным акционерам), опасаясь открыть тем самым доступ к этой информации недобросовестным конкурентам. Вместе с тем в открытом акционерном обществе, обязанном к публичному ведению дел, значительная часть информации не является коммерческой тайной.

6. Акционерные общества работников (народные предприятия)

Появлению этой странной разновидности акционерных обществ отечественное право обязано исключительно демагогическому стремлению законодателя защитить интересы наемных работников, ставших мелкими акционерами превращенных в акционерные общества государственных предприятий. Вместо прямого решения этой проблемы путем допуска трудящихся к участию в управлении акционерным обществом (опыт которого давно отработан в развитых правопорядках) либо в использовании кооперативных и других адекватных ситуации форм организации производства было решено искусственно создать новую организационно-правовую форму в виде никому не известных ранее народных предприятий. При этом невозможность изменения п. 2 ст. 50 ГК, исключающего создание новых видов коммерческих организаций, привела к необходимости ее подгонки под одну из известных форм. В качестве таковой была избрана сама по себе не очень удачная конструкция закрытого акционерного общества, нормы о которой в субсидиарном порядке применяются к "акционерным обществам работников" (п. 2 ст. 1 Закона о народных предприятиях) <1>. В действительности же речь идет не о разновидности акционерных обществ, а о некоей смешанной форме юридических лиц, включающей в себя в самом причудливом виде элементы хозяйственного общества и производственного кооператива <2>.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 19 июля 1998 г. N 115-ФЗ "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)" // СЗ РФ. 1998. N 30. Ст. 3611; 2002. N 12. Ст. 1093 (далее - Закон о народных предприятиях).

<2> По справедливому замечанию И.В. Елисеева, народное предприятие по существу "является гибридом АО, артели и казармы" (Гражданское право. Том 1: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 6-е изд-е. М., 2002. С. 188).

Отмеченное смешение и определяет особенности правового положения народных предприятий. Они создаются исключительно путем преобразования в данную организационно-правовую форму других коммерческих организаций (кроме унитарных предприятий и открытых акционерных обществ, работникам которых принадлежит менее 49% уставного капитала, т.е. акций), причем с согласия не менее 3/4 участников коммерческой организации и также всех ее наемных работников. После этого участники преобразуемой организации и ее работники составляют и подписывают договор о создании народного предприятия, который вряд ли можно считать учредительным документом (ср. абз. 2 п. 2 ст. 52 ГК). При этом в такой организации должно быть почему-то не более 5000 акционеров, но не менее 51 наемного работника, причем в составе последних одновременно не должно быть более 10% работников, не являющихся акционерами (ст. 9 Закона о народных предприятиях), т.е. она должна состоять минимум из 46 акционеров.

Закон о народных предприятиях в ст. 10 значительно расширяет компетенцию общего собрания акционеров, но при этом устанавливает голосование по принципу "один акционер - один голос" (т.е. независимо от количества и стоимости принадлежащих акционеру акций). Наблюдательный совет народного предприятия согласно ст. 12 Закона "осуществляет общее руководство" его деятельностью, т.е. является исполнительным, а не контрольным органом, тем более что этот совет возглавляет генеральный директор народного предприятия. Зато ревизионная (контрольная) комиссия народного предприятия наряду с традиционными функциями также дает согласие на совершение предприятием крупных сделок и осуществляет контроль за соблюдением прав акционеров, т.е. выполняет функции органа (наблюдательного совета) этого юридического лица.

Работникам народного предприятия должны принадлежать его акции номинальной стоимостью более 75% его уставного капитала, но один работник не может владеть акциями, номинал которых превышает 5% уставного капитала или даже меньшую сумму, предусмотренную уставом предприятия. Ежегодно выпускаемые дополнительные акции и акции, выкупленные предприятием у его акционеров, в дальнейшем распределяются между работниками предприятия только "пропорционально суммам их оплаты труда". Уволившийся работник перестает быть акционером, а его акции либо выкупаются у него предприятием, либо продаются им оставшимся акционерам. При этом установлены жесткие ограничения на случаи, порядок и даже количество акций, которые одновременно может продать работник-акционер, в том числе уволившийся с предприятия, причем эти ограничения распространены данным Законом на наследников умерших работников-акционеров (ст. 6 Закона о народных предприятиях).

Перечисленные законодательные новеллы, резко искажающие начала акционерной формы предпринимательства, в действительности обеспечивают лишь давно известную уравнительность в организации и оплате труда, основанную на абстрактных, надуманных представлениях о социальной справедливости для отдельного коллектива трудящихся. Данная организационно-правовая форма оказалась нежизнеспособной и не получила сколько-нибудь серьезного распространения в современных условиях, что вновь свидетельствует о неизбежных негативных результатах пренебрежения продуманными и опробованными цивилистическими конструкциями.

7. Дочерние и зависимые общества

В развитом рыночном хозяйстве все большее распространение получили своеобразные объединения компаний, в которых одна (материнская) компания так или иначе контролирует деятельность связанных с ней дочерних компаний или даже специально создает их. В немецком праве такие объединения получили название концернов, а в англо-американском - холдингов (от англ. holder - "держатель", ибо такие "держательские" компании являются владельцами крупных пакетов акций или долей в уставном капитале многочисленных дочерних корпораций <1>). Находящиеся в их составе компании в большинстве случаев, по сути, не имеют или не выражают собственной воли, хотя являются формально независимыми и самостоятельными участниками имущественного оборота.

--------------------------------

<1> Согласно Временному положению о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утвержденному Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1392 "О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий" (Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 47. Ст. 2722; СЗ РФ. 1998. N 16. Ст. 1832; 2003. N 13. Ст. 1229), такие компании владеют контрольными пакетами акций других обществ, причем эти последние, в свою очередь, не могут владеть акциями холдинговой компании.

Участие в обществах других коммерческих организаций - обществ и товариществ может привести к тому, что последние, обладая контрольным пакетом акций (или большинством долей) и по сути определяя в силу этого все действия контролируемого общества, формально остаются в стороне от возможных отрицательных результатов своего руководства, например от последствий неудачно совершенных контролируемым обществом сделок. Ведь если такая рискованная или заведомо невыгодная сделка навязывается контролируемому обществу основной, материнской компанией, последняя в результате либо получит большую часть дохода, либо предоставит кредиторам имущество дочерней компании, устранившись от всякой ответственности за нанесенные убытки как обычный участник юридического лица (компании). При этом в проигрыше могут оказаться не только потенциальные контрагенты дочернего общества, но и другие его участники, не контролирующие его деятельность (в частности, оставшиеся в меньшинстве акционеры).

И здесь, таким образом, возникают традиционные для корпоративного, в том числе для акционерного, права задачи - защита интересов кредиторов и меньшинства акционеров (других участников контролируемых обществ). Этой проблемы не встает применительно к деятельности товариществ, ибо участвующие в них полные товарищи всегда несут неограниченную личную ответственность по их долгам (что снимает вопрос о защите интересов кредиторов) и находятся друг с другом в лично-доверительных отношениях (что снимает вопрос о защите их личных интересов). Поэтому в роли контролируемых, дочерних компаний могут выступать только хозяйственные общества. В роли же контролирующих, основных (материнских) компаний могут выступать как общества, так и товарищества.

Решение данной проблемы развитые правопорядки нашли в признании при определенных условиях возможности возложения имущественной ответственности по сделкам дочерних компаний не только на совершившее их юридическое лицо, но и на его участников, реально определявших его действия (материнскую компанию). Поскольку при этом закон пренебрегает оболочкой юридического лица, призванной не допустить кредиторов к имуществу его участников (учредителей), данная возможность получила наименование снятия корпоративных покровов <1>. В ряде случаев законодательство развитых стран возлагает на материнскую компанию обязанность компенсировать дочернему обществу в соответствии с его годовым балансом убытки, понесенные последним в течение хозяйственного года из-за выполнения указаний материнского общества, т.е. устанавливает косвенную ответственность материнской компании перед кредиторами дочернего общества.

--------------------------------

<1> Сама терминология "piercing the corporate veil" ("снятие корпоративной маски") пришла из практики судов в отношении компаний одного лица, иногда недобросовестно скрывавших имущество учредителя (единственного участника) от его кредиторов. В более широком плане эта проблема стала предметом изучения и получила отражение в законодательстве лишь в 70-е гг. XX века (подробнее см.: Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. С. 145 и сл.).

Дочерним признается хозяйственное общество, действия которого определяются другим (основным) хозяйственным обществом или товариществом либо в силу преобладающего участия последнего в уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом (п. 1 ст. 105 ГК; п. 2 ст. 6 Закона об акционерных обществах; п. 2 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

В силу этого взаимоотношения двух компаний могут быть признаны взаимоотношениями материнской и дочерней компаний при наличии хотя бы одного из трех условий. Во-первых, речь идет о преобладающем участии одной компании в уставном капитале другой, что дает ей решающий голос в управлении делами. Закон не требует при этом наличия заведомо контрольного пакета акций (например, 50% плюс одна акция) или долей участия, поскольку преобладание - вопрос факта. Известно, что в некоторых крупных компаниях с большим количеством акционеров для контроля может оказаться достаточным и 5 - 10% акций. Во-вторых, возможно наличие договора о подчинении одной компании другой и даже прямая запись об этом в уставе дочернего общества. В-третьих, имеется в виду любая возможность одной компании иным образом определять решения другой компании, например навязать ей свою волю на совершение конкретной сделки (сделок). Наличие договора или иного соглашения о подчинении одной компании указаниям другой в европейском праве обычно квалифицируется в качестве договорного концерна, а остальные случаи (преобладающее участие в уставном капитале и возможность иным образом влиять на деятельность другой компании) называются фактическим концерном.

Уже из этого видно, что дочернее общество не является какой-либо особой организационно-правовой формой или разновидностью хозяйственных обществ. Всякое хозяйственное общество может быть признано дочерним при доказанности хотя бы одной из названных выше ситуаций, в том числе только в отношении конкретной сделки, т.е. даже в единственном правоотношении.

Последствия признания общества дочерним (и материнским) двоякие (п. 2 ст. 105 ГК). Во-первых, общество, которое вправе давать дочернему обществу обязательные указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным во исполнение таких указаний (что дает возможность кредиторам обратить взыскание сразу на имущество материнской компании). Однако такая ситуация возможна лишь для компании, имеющей формальное право на дачу указаний другой компании в силу договора о подчинении или прямой записи об этом в уставе дочернего общества (т.е. в случаях договорного концерна). При этом солидарная ответственность материнской компании наступает независимо от ее вины.

Во-вторых, при банкротстве дочернего общества возникает его субсидиарная ответственность перед кредиторами дочерней компании. Эта ответственность имеет место во всех случаях отношений материнского и дочернего обществ (т.е. и для фактического концерна), однако предполагает наличие вины основного общества в банкротстве дочерней компании <1>. Дочернее же общество ни при каких условиях не отвечает по долгам материнской компании, ибо оно не может оказать влияния на формирование ее воли.

--------------------------------

<1> Пункт 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах с целью устранения ответственности основного общества по долгам дочернего и в противоречии с правилами п. 2 ст. 105 ГК установил требование о необходимости заведомого знания (т.е. прямого умысла) материнской компании о том, что выполнение ее указаний доведет дочернее общество до банкротства. Тем не менее арбитражно-судебная практика разъяснила, что ответственность материнской компании за причинение убытков дочернему обществу может наступать при наличии ее вины в любой форме (абз. 3 п. 28 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19), тем самым подтвердив приоритет ГК в этом вопросе.

Что касается защиты интересов меньшинства участников дочерней компании, то действующее российское законодательство ограничивается предоставлением им возможности требовать непосредственно от основного общества возмещения убытков, причиненных дочерней компании (поскольку в результате этого у них, в частности, может понизиться размер дивиденда) (п. 3 ст. 105 ГК). Условия такой ответственности - те же, что и при банкротстве дочернего общества, т.е. наличие как фактического, так и договорного концерна и вина основного общества в возникновении убытков <1>. В развитых правопорядках акционерам дочерних обществ предоставляются и другие возможности, например право обмена (конвертации) своих акций на акции материнской компании (этого права, разумеется, должны быть лишены сама материнская компания и ее акционеры).

--------------------------------

<1> Абзац 4 п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах обусловил и эту возможность требованием обязательного наличия умысла в действиях материнской компании при причинении ее действиями вреда дочернему обществу.

К сожалению, наше законодательство не вполне последовательно придерживается этих подходов. Помимо отмеченных противоречий ГК и Закона об акционерных обществах (который должен был бы развивать, а не ограничивать эти правила), появился Закон о финансово-промышленных группах (ФПГ) <1>, рассматривающий в качестве такой группы "совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества", а основное общество - еще и как центральную компанию ФПГ. Он ввел солидарную ответственность участников ФПГ по долгам ее центральной компании, т.е. фактически установил ответственность дочерней компании по долгам материнской, что полностью противоречит существу рассматриваемых отношений. В результате приходится констатировать, что имеющиеся в отечественном законодательстве правила о правовом положении материнских и дочерних компаний нуждаются в корректировке и дальнейшем развитии.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1995. N 49. Ст. 4697.

Участие обществ в капиталах друг друга может быть и взаимным, и даже равным, что исключает возможность одностороннего влияния. Такая ситуация сама по себе не ведет к контролю одной компании над другой (если только данное участие не является преобладающим в сравнении с долями других участников общества), а потому и не возникает ответственности преобладающего общества по долгам зависимого. Вместе с тем об этой зависимости должны быть осведомлены другие участники гражданского оборота. Поэтому ее наличие также приобретает определенное гражданско-правовое значение.

Зависимым признается хозяйственное общество, в уставном капитале которого другое (преобладающее, участвующее) общество имеет более 20% участия (голосующих акций или долей) (п. 1 ст. 106 ГК; п. 4 ст. 6 Закона об акционерных обществах; п. 4 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

Закон устанавливает два последствия такой зависимости. Во-первых, преобладающее общество должно публично объявить о своем участии в зависимом обществе для сведения всех иных лиц. В частности, это может означать публичную информацию об учредителях того или иного хозяйственного общества и о размере их участия в его уставном капитале. Во-вторых, антимонопольное законодательство, а также законодательство о банковской, страховой и инвестиционной деятельности может предусматривать ограничения (пределы) такого участия, в том числе взаимного, в частности для того, чтобы не допустить отстранения мелких участников обществ от реального участия в управлении их делами.

Зависимыми (и преобладающими) в данном смысле могут быть только хозяйственные общества, но не товарищества. Как и дочерние общества, они также не составляют какой-либо самостоятельной организационно-правовой формы или разновидности хозяйственных обществ.

§ 4. Производственный кооператив (артель)

1. Понятие и виды производственных кооперативов

Производственный кооператив, подобно товариществам и обществам, представляет собой коммерческую организацию, основанную на началах членства, т.е. корпорацию. Однако в отличие от товариществ и обществ кооперативы рассчитаны не только и не столько на объединение имущества участников, сколько на их совместное, личное трудовое участие в деятельности созданной ими организации. Отсюда - распределение полученного дохода между участниками главным образом (или даже исключительно) по труду, а не пропорционально имущественным вкладам, а также наличие у каждого из них лишь одного голоса при решении всех общих вопросов (т.е. полное равенство в управлении общими делами).

Таким образом, производственным кооперативом (артелью) признается добровольное объединение не являющихся предпринимателями граждан для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности, основанной на их личном трудовом (или ином) участии и объединении определенных имущественных (паевых) взносов, при их личной ограниченной субсидиарной ответственности по обязательствам этой коммерческой организации (п. п. 1 и 2 ст. 107 ГК; ст. 1 Закона о производственных кооперативах <1>).

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 8 мая 1996 г. N 41-ФЗ "О производственных кооперативах" // СЗ РФ. 1996. N 20. Ст. 2321; 2001. N 21. Ст. 2062; 2002. N 12. Ст. 1093 (далее - Закон о производственных кооперативах).

Производственные кооперативы начали создаваться западноевропейскими рабочими с середины XIX в. с "целью устранить для малосостоятельных лиц посредничество капиталиста". В России такой принцип организации хозяйственной деятельности был давно известен под именем артели (артельного товарищества), характеризовавшейся совместным личным трудом участников "за общий их счет и с круговою их порукою", т.е. наступающей при недостатке имущества товарищества солидарной (ограниченной или неограниченной) ответственностью участников личным имуществом по долгам товарищества <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 281 - 283.

Кооперативные принципы организации совместной хозяйственной деятельности в гораздо большей мере соответствуют особенностям сельскохозяйственного и ряда видов промышленного производства, нежели искусственно навязываемая законодательством о приватизации в качестве универсальной акционерная форма (не случайно как это законодательство, так и ранее действовавший Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности 1990 г. отвергали кооперативную форму коллективного предпринимательства, по сути возрожденную новым Гражданским кодексом).

Действующее законодательство с целью "поддержки отечественных сельскохозяйственных товаропроизводителей" устанавливает особый статус производственных кооперативов, действующих в области сельскохозяйственного производства. В действительности специальный Закон о статусе сельхозкооперативов <1> создает ряд не всегда оправданных особенностей в их правовом положении, одновременно дублируя по сути некоторые нормы общего Закона о производственных кооперативах. Тем не менее такая ситуация вынуждает выделять сельхозкооперативы в особый подвид производственных кооперативов.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 8 декабря 1995 г. N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" // СЗ РФ. 1995. N 50. Ст. 4870; 1997. N 10. Ст. 1120; 1999. N 8. Ст. 973; 2002. N 12. Ст. 1093; 2003. N 2. Ст. 160, Ст. 167; N 24. Ст. 2248 (далее - Закон о сельхозкооперации).

В свою очередь, сельскохозяйственные производственные кооперативы разделяются на сельскохозяйственные и рыболовецкие артели (колхозы) и кооперативные хозяйства (коопхозы) (п. п. 2 - 4 ст. 3 Закона о сельхозкооперации). Участниками первых являются граждане, земельные участки или земельные паи (доли) которых поступают в собственность (паевой фонд) кооператива, в котором они обязаны трудиться, а участниками вторых - лишь главы крестьянских (фермерских) хозяйств или граждане, ведущие личное подсобное хозяйство, при этом сохраняющие земельные участки в своей собственности и осуществляющие личным трудом лишь определенные виды совместной деятельности <1>.

--------------------------------

<1> Производственными кооперативами в действительности являются и те потребительские кооперативы в области сельского хозяйства, которые согласно ст. 4 Закона о сельхозкооперации создаются сельскохозяйственными товаропроизводителями, в том числе юридическими лицами, на условии их обязательного участия в хозяйственной (перерабатывающей, сбытовой, снабженческой, обслуживающей и тому подобной), т.е. по существу в предпринимательской деятельности такого кооператива, которая к тому же согласно п. 13 ст. 4 данного Закона наполовину осуществляется для сторонних лиц, вообще не являющихся членами данного потребительского кооператива. Поэтому наименование такого кооператива некоммерческой организацией в п. 2 ст. 4 названного Закона призвано скрыть реальный коммерческий характер его деятельности.

Кооператив создается на основании устава, являющегося его единственным учредительным документом. В уставе кооператива помимо общих сведений, необходимых для учредительных документов любого юридического лица, должны быть также указаны условия:

- о размере и порядке внесения паевых взносов членами кооператива;

- о характере и порядке их трудового участия в его деятельности;

- о размере и условиях субсидиарной ответственности его членов по долгам кооператива и некоторые другие (п. п. 1 и 2 ст. 108 ГК; ст. 5 Закона о производственных кооперативах).

Реорганизация и ликвидация производственного кооператива осуществляются в соответствии с общими правилами гражданского законодательства о реорганизации и ликвидации юридических лиц. Она осуществляется по решению общего собрания кооператива (добровольно), а в установленных законом случаях - и в принудительном порядке. Производственный кооператив может преобразоваться только в хозяйственное товарищество или общество по единогласному решению всех своих членов (п. 2 ст. 112 ГК; п. 5 ст. 26 Закона о производственных кооперативах; п. 8 ст. 41 Закона о сельхозкооперации).

2. Органы производственного кооператива

Структура управления кооперативом определяется его корпоративной природой (отношениями членства его участников). Высшим (волеобразующим) органом управления здесь является общее собрание (в сельскохозяйственных производственных кооперативах, имеющих более 300 членов, оно может проводиться в форме собрания уполномоченных). Общее собрание имеет исключительную компетенцию, которая установлена законом и может быть расширена уставом конкретного кооператива. К ней отнесены:

- вопросы изменения устава кооператива;

- вопросы образования и прекращения полномочий других его органов и ревизионной комиссии (ревизора);

- прием и исключение членов кооператива;

- утверждение годовых отчетов и бухгалтерских балансов, а также распределение прибыли и убытков;

- решения о реорганизации и ликвидации кооператива и некоторые другие (п. 3 ст. 110 ГК; п. 1 ст. 15 Закона о производственных кооперативах; п. 2 ст. 20 Закона о сельхозкооперации).

Вопросы, отнесенные к исключительной компетенции общего собрания, не могут быть переданы на решение исполнительных органов даже по его собственному решению. Вместе с тем общее собрание кооператива, в отличие от общего собрания акционерного общества, вправе рассматривать и принимать решения по любым вопросам деятельности кооператива (п. 1 ст. 15 Закона о производственных кооперативах), в том числе входящим в компетенцию его исполнительных органов. В этом также выражается принцип кооперативной демократии, учитывающей совместный трудовой характер деятельности всех членов кооператива.

В крупных кооперативах (с числом членов более 50) могут создаваться наблюдательные советы как постоянно действующие органы контроля их членов за деятельностью исполнительных органов. В этих случаях наблюдательный совет тоже получает исключительную компетенцию, определенную уставом конкретного кооператива (п. 1 ст. 110 ГК; п. 1 ст. 16 Закона о производственных кооперативах, п. 1 ст. 19 Закона о сельхозкооперативах). В сельхозкооперативах наблюдательный совет выполняет несвойственные ему функции ревизионной комиссии и даже исполнительного органа (в том числе принимает решения о заключении крупных сделок, а в некоторых случаях может даже временно выполнять функции правления и представлять кооператив в суде) (ст. ст. 30 и 38 Закона о сельхозкооперации). Тем не менее наблюдательный совет является волеобразующим, а не волеизъявляющим (исполнительным) органом кооператива. Поэтому избранные в его состав члены кооператива не могут одновременно являться членами его исполнительного органа.

Исполнительными органами кооператива являются правление (коллегиальный орган) и его председатель (единоличный орган). Коллегиальный исполнительный орган создается в кооперативе с числом членов более 10 (а в сельхозкооперативах - с числом членов 25 и более), причем председатель кооператива одновременно возглавляет и его правление (п. 2 ст. 17 Закона о производственных кооперативах, п. п. 1 и 2 ст. 26 Закона о сельхозкооперации). Члены правления и председатель кооператива избираются только из числа членов кооператива и не могут быть его наемными работниками (управляющими). Однако в сельхозкооперативах допускается передача ряда полномочий его исполнительных органов исполнительному директору, оформляемая трудовым договором (п. 8 ст. 26 Закона о сельхозкооперации). В компетенцию исполнительных органов кооператива входит решение всех вопросов, не отнесенных к исключительной компетенции общего собрания и наблюдательного совета.

3. Права и обязанности членов производственного кооператива

В кооперативе может состоять любое количество участников. Однако по своей экономико-правовой природе он не может быть компанией одного лица. Поэтому закон предусматривает обязательный минимум учредителей и участников производственного кооператива - не менее пяти членов (п. 3 ст. 108 ГК; ст. 4 Закона о производственных кооперативах; п. 5 ст. 3 Закона о сельскохозяйственной кооперации). Необходимость личного трудового участия в делах кооператива по общему правилу исключает для его участника возможность одновременного членства в двух или нескольких производственных кооперативах.

Поскольку в современном имущественном обороте кооперативы, основанные исключительно на личном труде их участников, неизбежно были бы оттеснены более мощными в экономическом отношении объединениями капиталов, законодательство, в том числе российское, в ограниченных размерах допускает участие в них не только личным трудом, но и исключительно имущественными вкладами (иное участие), возможное также и для юридических лиц (применительно к которым невозможно говорить об их личном трудовом участии в деятельности кооператива). Такие финансовые участники должны способствовать укреплению имущественной базы кооператива (получая взамен доход на вложенный в кооператив капитал), но не могут быть обязаны к личному трудовому участию в его деятельности. В их роли выступают не только предприниматели и иные состоятельные лица, но и, например, пенсионеры и другие нетрудоспособные граждане.

Важно лишь, чтобы финансовые участники не преобладали среди других членов кооператива, по сути превращая его тем самым в хозяйственное общество. Поэтому их число не может превышать 25% от числа обычных членов кооператива (п. 2 ст. 7 Закона о производственных кооперативах). Даже в сельскохозяйственных производственных кооперативах, по общему правилу основанных на личном трудовом участии граждан, допускается ассоциированное членство внесших паевой взнос граждан и юридических лиц, в дальнейшем не принимающих трудового участия в деятельности кооператива. Количество ассоциированных членов не должно превышать 20% от общего числа членов сельскохозяйственного кооператива (ст. 14 Закона о сельхозкооперации).

Все члены кооператива имеют равное право на участие в управлении его делами, получая всегда только один голос при принятии решений общим собранием, независимо от размера пая или трудового участия (п. 4 ст. 110 ГК; п. 2 ст. 15 Закона о производственных кооперативах). Они вправе также получать соответствующую их трудовому или иному вкладу часть прибыли кооператива и ликвидационную квоту. Ассоциированные члены сельхозкооператива при его ликвидации имеют преимущественное перед другими его членами право на выплату стоимости паевых взносов и объявленных дивидендов (п. 9 ст. 14 Закона о сельхозкооперации).

Члены кооператива вправе передать свой пай или его часть как другим членам кооператива, так и иным лицам и свободно выйти из кооператива, получив свой пай и другие предусмотренные уставом выплаты или выдачи. Поскольку отчуждение пая третьим лицам влечет обязанность их приема в кооператив (и личного трудового участия в его деятельности), закон ограничивает эту возможность требованием обязательного согласия кооператива на прием нового члена и правом других членов кооператива на преимущественную покупку отчуждаемого третьему лицу пая (его части) (абз. 2 п. 3 ст. 111 ГК; п. 4 ст. 9 Закона о производственных кооперативах; п. 5 ст. 16 Закона о сельхозкооперации). Уставом кооператива разрешено устанавливать запрет на отчуждение пая или его части даже другому члену кооператива. Наследники умершего члена кооператива, унаследовавшие его пай (или часть пая), могут быть приняты в кооператив, только если его устав прямо предусматривает такую возможность (п. 4 ст. 111 ГК; п. 3 ст. 7 Закона о производственных кооперативах). В ином случае они вправе претендовать лишь на компенсацию стоимости пая (его части).

К обязанностям члена кооператива относится внесение как паевого, так и вступительного и иных, в том числе дополнительных, взносов, предусмотренных уставом кооператива или решением его общего собрания. Члены кооператива (кроме финансовых, или ассоциированных участников) обязаны личным трудом участвовать в его деятельности, соблюдая при этом трудовую и производственную дисциплину. Они могут нести и иные обязанности, предусмотренные законом или уставом кооператива (например, по неразглашению информации, являющейся коммерческой тайной кооператива). В субсидиарном порядке они также несут ограниченную ответственность по его долгам частью своего личного имущества.

За неисполнение или ненадлежащее исполнение лежащих на члене производственного кооператива обязанностей он может быть исключен из кооператива по решению общего собрания (п. 2 ст. 111 ГК; п. п. 2 - 6 ст. 22 Закона о производственных кооперативах; ст. 17 Закона о сельхозкооперации). Кроме того, член наблюдательного совета или правления кооператива может быть исключен из кооператива в случаях, когда он одновременно является членом другого, аналогичного по характеру деятельности кооператива (ибо при этом создается почва для злоупотреблений). Исключенный член кооператива сохраняет право на получение своего пая и других выплат или выдач, предусмотренных уставом кооператива для выходящих из него членов.

§ 5. Унитарное предприятие

1. Предприятие как объект и субъект права

Среди всех коммерческих организаций унитарные предприятия выделяются тем, что не являются построенными на началах членства корпорациями и не становятся собственниками закрепленного за ними имущества. Создавший такое предприятие единоличный учредитель (публичный собственник) сохраняет за собой право собственности на переданное предприятию и приобретенное им в ходе своей деятельности имущество, тогда как само предприятие как самостоятельное юридическое лицо в силу закона наделяется лишь определенным ограниченным вещным правом, по сути используя чужое имущество. Иначе говоря, его имущественная обособленность является искусственной, условной, поскольку, в отличие от других участников гражданского оборота, у него нет и не может быть никакого собственного имущества.

Такая своеобразная организационно-правовая форма, как юридическое лицо - несобственник, не свойственна нормальному, развитому имущественному обороту и представляет собой исключение, сохраненное законом на период становления рыночной экономики для государственных и муниципальных (публичных) собственников. В литературе справедливо отмечено, что ситуация, в которой субъект гражданского права не является собственником, допустима только в определенных исторических условиях и может сохраняться "только как промежуточная, переходная стадия в развитии системы... при которой право государственной собственности конструируется как самостоятельный вид права собственности" <1>. Поэтому и в законодательной систематизации данная разновидность коммерческих организаций поставлена на последнее место.

--------------------------------

<1> Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 240.

Дело в том, что предприятие в экономическом смысле всегда рассматривалось как торговый промысел, бизнес ведущего его лица, т.е. определенный вид деятельности, причем имущественно (экономически) обособленный от ведущего свое дело предпринимателя, в том числе и от его личного имущества (что давало последнему возможность в определенных ситуациях выступать должником или кредитором собственного предприятия). Эта экономическая независимость требовала и юридического обособления. Но, как отмечал еще Г.Ф. Шершеневич, "таким запросам могла бы удовлетворить лишь такая конструкция, по которой торговое предприятие рассматривалось бы как обособленное имущество" <1>. Иначе говоря, предприятие ("дело на ходу", бизнес) с классических цивилистических позиций было и остается объектом гражданских прав - имущественным комплексом, но не субъектом права - юридическим лицом.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 169 - 172. Такой взгляд на предприятие был безусловно господствующим в дореволюционной литературе. Так, по словам А.И. Каминки, "признание торгового предприятия как такового юридическим лицом сводило бы на нет самое понятие юридического лица. Совершенно очевидно, что предприятие не субъект, но объект прав" (Каминка А.И. Очерки торгового права (серия "Научное наследие"). М., 2002. С. 149).

Вместе с тем данный подход обусловлен частноправовыми представлениями и потому, конечно, не соответствует взглядам, сложившимся в условиях огосударствленной экономики, в которой госпредприятия были основными хозяйствующими субъектами <1>. Конструкция предприятия как юридического лица (субъекта, а не объекта права) является прямым порождением именно такого экономического и общественного строя. Здесь государство, став единым собственником огромного имущества и будучи не в состоянии непосредственно, само эффективно использовать его, вынуждено условно распределить его большую часть между своими предприятиями, объявленными им формально самостоятельными юридическими лицами, по долгам которых оно не несет ответственности, оставаясь при этом собственником всего их имущества.

--------------------------------

<1> По словам Г.Ф. Шершеневича, "предприятие как таковое является в жизни объектом сделок - оно не может быть одновременно субъектом. Частноправовой строй, лежащий в основе современной народнохозяйственной организации, не согласуется с коллективистическим воззрением на предприятие" (Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 170).

Государство утверждало уставы этих юридических лиц, определяя тем самым объем и характер их правоспособности (т.е. рамки участия в имущественных отношениях), назначало их органы управления и, по сути, руководило всей их деятельностью, тем не менее не отвечая за ее результаты. Фактически государство в лице своих предприятий, заключавших сделки друг с другом, имело дело само с собой, ибо никакого выбытия (отчуждения) имущества из государственной собственности в результате этого не происходило. Поэтому и взаимная ответственность таких условно самостоятельных субъектов была ограничена числящимися за ними (и не менее условными для тогдашней экономики) безналичными денежными средствами; она не могла быть обращена на наиболее ценное, реальное имущество - основные фонды, забронированные от взыскания любых кредиторов (а нередко госпредприятия целых отраслей хозяйства решениями правительства просто освобождались от имущественной ответственности за невыполнение своих обязательств).

Преобладание в имущественном обороте того времени таких организаций и заключаемых ими друг с другом сделок делало и его в значительной мере искусственным (что подтверждается фактом более чем тридцатилетнего отсутствия у таких предприятий признанных каким-либо законом прав юридического лица и каких-либо прав на закрепленное за ними имущество собственника-государства). Ясно, что с такими контрагентами могли иметь дело лишь подобные же им организации, а их участие в нормальном имущественном обороте представляется странным и даже опасным для обычных (частных) собственников.

Данную опасность особенно наглядно подтвердило существование индивидуальных частных (или семейных) предприятий (ИЧП), созданных в соответствии с ранее действовавшим законодательством по модели государственных предприятий. Они полностью контролировались собственниками-учредителями, которые, однако, не несли практически никакой ответственности по долгам созданных ими коммерческих организаций. Последние нередко имели чисто символический уставный капитал, практически никак не гарантирующий интересы потенциальных кредиторов (ибо закон отдавал на усмотрение самого собственника-учредителя решение вопроса о размере уставного капитала создаваемого им предприятия и своей субсидиарной ответственности по его долгам), что имело неизбежным следствием различные злоупотребления.

Поэтому действующее законодательство сохраняет конструкцию унитарного предприятия лишь для публичных собственников (абз. 3 п. 1 ст. 113 ГК). Преобразование унитарных предприятий в другие формы коммерческих организаций означает их приватизацию, тогда как публичные интересы требуют сохранения государственной собственности в ряде секторов экономики. Поэтому ставшая традиционной и привычной для отечественного хозяйства организационно-правовая форма унитарных предприятий, видимо, еще сохранится в течение известного времени.

Созданные до введения в действие гл. 4 ГК индивидуальные и семейные частные предприятия, а также предприятия, созданные в этой организационно-правовой форме кооперативными, общественными, религиозными организациями и другими частными собственниками, до 1 июля 1999 г. подлежали либо преобразованию в товарищества, общества или производственные кооперативы, либо ликвидации. В период продолжения их деятельности в соответствии с правилом абз. 2 п. 5 ст. 6 Закона о введении в действие части первой ГК их учредители-собственники несли по их обязательствам дополнительную ответственность всем своим имуществом, что существенно повысило защищенность их кредиторов. Хотя данный срок в отдельных случаях и не был соблюден, в настоящее время унитарных предприятий, находящихся в частной собственности их учредителей (граждан и юридических лиц), практически не существует. Тем самым потерпела закономерную неудачу попытка сохранить эту неприемлемую для рыночного хозяйства фигуру, распространив к тому же ее действие за рамки отношений государственной (публичной) собственности.

2. Унитарное предприятие как юридическое лицо

Унитарным предприятием признается коммерческая организация, имущество которой остается неделимой собственностью ее учредителя (п. 1 ст. 113 ГК, п. 1 ст. 2 Закона об унитарных предприятиях <1>).

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" // СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746; 2003. N 50. Ст. 4855 (далее - Закон об унитарных предприятиях).

Таким образом, оно не является ни корпорацией, ни собственником своего имущества, а действует на имущественной базе чужой (публичной) собственности. На имущество учредителя предприятие получает лишь ограниченное вещное право, что и позволяет говорить о наличии у него определенной имущественной обособленности - главного признака юридического лица.

Термин "унитарное" подчеркивает неделимость имущества такого юридического лица по вкладам (долям, паям), в том числе и между его наемными работниками. Ведь эти последние не участвуют в образовании имущества своего предприятия и не несут имущественной ответственности по долгам, связанным с его использованием, а потому и не должны иметь на это имущество каких-либо прав. В силу этого юридическим лицом признается именно предприятие, а не его трудовой коллектив, вообще не являющийся субъектом гражданских правоотношений <1>.

--------------------------------

<1> Тем самым юридически и логически удовлетворительно решается вопрос о существовании так называемых коллективных предприятий, или предприятий, принадлежащих их работникам. Это политэкономическое понятие не является самостоятельной юридической (гражданско-правовой) категорией, ибо в действительности речь идет об акционерных и других хозяйственных обществах, участниками которых, в том числе и преобладающими, являются их же наемные работники, включая получивших акции (доли, паи) на льготных условиях. Хозяйственные общества не меняют при этом своей юридической природы, а на государственных предприятиях такая ситуация в принципе исключается (в противном случае они просто перестают быть государственными).

Унитарное предприятие несет самостоятельную ответственность по своим обязательствам всем находящимся у него на ограниченном вещном праве имуществом учредителя. С другой стороны, унитарное предприятие не отвечает этим своим имуществом по долгам своего учредителя-собственника (кредиторы которого не могут, следовательно, обратить взыскание на имущество унитарного предприятия) (п. 5 ст. 113 ГК, п. 1 ст. 7 Закона об унитарных предприятиях). Собственник несет ответственность по долгам унитарного предприятия лишь в субсидиарном порядке и только в случае его банкротства, вызванного выполнением указаний собственника (п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве).

Унитарное предприятие, учреждаемое публичным собственником, является единственной разновидностью коммерческих организаций, обладающей не общей, а целевой (специальной) правоспособностью (абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК, п. 1 ст. 3 Закона об унитарных предприятиях). Поэтому в его уставе помимо общих сведений, указываемых в учредительных документах юридического лица, должны содержаться сведения о целях, предмете и видах его деятельности. Сделки, совершенные унитарным предприятием с нарушением его правоспособности, являются недействительными (ст. 173 ГК).

Подавляющее большинство сделок по распоряжению своим имуществом государственные и муниципальные предприятия не вправе совершать без предварительного согласия учредителя-собственника (ст. ст. 6 и 18 Закона об унитарных предприятиях). Некоторые из них требуют еще и регистрации в финансовых органах (п. 2 ст. 118 Бюджетного кодекса). Более того, любым своим имуществом такое предприятие распоряжается "только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены его уставом". Сделки, совершенные с нарушением данного требования, объявлены ничтожными (п. 3 ст. 18 Закона об унитарных предприятиях, ст. 168 ГК). Следовательно, контрагент унитарного предприятия по сделке теперь должен каждый раз удостоверяться, во-первых, в наличии разрешения собственника-учредителя на ее совершение и, во-вторых, в ее соответствии возможностям предприятия продолжать осуществление предусмотренной его уставом деятельности.

Мало того, собственнику имущества унитарного предприятия предоставлено право оспаривать в суде действительность заключенных его предприятием сделок (в которых сам учредитель не участвовал) и истребовать имущество своего предприятия из чужого незаконного владения иных лиц (п. п. 3 и 4 ст. 20 Закона об унитарных предприятиях). Тем самым, защищая интересы публичного собственника, Закон поставил в весьма неприятное положение контрагентов созданных им формально самостоятельных юридических лиц (т.е. всех других участников гражданского оборота), находящихся под постоянной угрозой оспаривания их действий со стороны лица, с которым они не вступали ни в какие правоотношения.

В результате ограничения правоспособности данной коммерческой организации всесторонне защищают имущественные интересы ее учредителя - публичного собственника, но далеко не всегда соответствуют интересам имущественного оборота, затрудняя совершение сделок с унитарными предприятиями и применение к ним имущественной ответственности <1>. Такой подход мог бы быть как-то оправдан применительно к некоммерческим организациям, для которых эпизодическое участие в имущественных отношениях не является основным видом деятельности. Для коммерческих организаций, постоянно участвующих в имущественном обороте, перечисленные ограничения создают лишь препятствия, вновь подтверждающие несоответствие данной конструкции рыночным условиям хозяйствования.

--------------------------------

<1> Вызывает сомнение соответствие перечисленных ограничений конституционному принципу равной защиты частной, государственной и муниципальной собственности (п. 2 ст. 8 Конституции РФ), ибо само их наличие ясно свидетельствует о преимущественной защите законом интересов публичных собственников.

Унитарное предприятие может быть создано (учреждено) лишь одним публичным собственником - Российской Федерацией, ее субъектом или муниципальным образованием. Создание унитарных предприятий путем соучредительства не допускается (п. 4 ст. 2 Закона об унитарных предприятиях). В фирменном наименовании унитарного предприятия должно содержаться указание на собственника его имущества (учредителя).

Единственным учредительным документом унитарного предприятия является его устав, утверждаемый уполномоченным на то органом соответствующего публично-правового образования (в этой роли обычно выступают соответствующие отраслевые органы исполнительной власти). Для создания и функционирования унитарного предприятия не требуется заключения никаких договоров предприятия с учредителем-собственником (или уполномоченным им органом). Кроме сведений, обычно предусматриваемых в уставе юридического лица, в уставе унитарного предприятия должны также содержаться сведения о предмете его деятельности; органе, осуществляющем полномочия собственника его имущества; перечень и порядок формирования и использования фондов, на которые делится имущество предприятия, а также направления использования полученной им прибыли (доходов) (п. п. 3 - 5 ст. 9 Закона об унитарных предприятиях). Ведь унитарное предприятие, не будучи собственником своего имущества, не свободно и в определении порядка его использования.

Собственник имущества унитарного предприятия назначает ему руководителя (директора), который является его единственным (единоличным) исполнительным органом, подотчетным собственнику-учредителю (п. 4 ст. 113 ГК, п. 1 ст. 21 Закона об унитарных предприятиях). Руководитель унитарного предприятия согласно закону организует выполнение решений собственника-учредителя, волю которого он призван исполнять. Поэтому никаких иных (волеобразующих) органов унитарного предприятия, в том числе собраний трудового коллектива, закон не предусматривает <1>.

--------------------------------

<1> Совещательные органы, которые могут создаваться на некоторых предприятиях на основании п. 4 ст. 21 Закона об унитарных предприятиях, не являются органами этого предприятия как юридического лица, поскольку не имеют полномочий на формирование или изъявление вовне его воли: по смыслу закона воля унитарного предприятия как участника гражданских правоотношений полностью формируется собственником его имущества.

Учредитель наделяет унитарное предприятие уставным фондом, который не может быть менее пяти тысяч минимальных размеров оплаты труда для государственного предприятия и одной тысячи - для муниципального предприятия (п. 3 ст. 114 ГК, п. 3 ст. 12 Закона об унитарных предприятиях). При этом уставный фонд унитарного предприятия должен быть полностью сформирован учредителем в течение трех месяцев с момента государственной регистрации.

Контроль за деятельностью унитарного предприятия осуществляется прежде всего его учредителем. В случаях, предусмотренных законом или иными правовыми актами, унитарное предприятие может быть обязано публиковать отчетность о своей деятельности для всеобщего сведения, т.е. вести дела публично (подобно открытому акционерному обществу).

Государственные и муниципальные предприятия реорганизуются и ликвидируются по общим правилам о реорганизации и ликвидации юридических лиц. Решение об этом принимает собственник предприятия. При этом слияние и присоединение унитарных предприятий допускается лишь в случае, когда их имущество принадлежит одному и тому же собственнику (п. 3 ст. 29 Закона об унитарных предприятиях). Не является реорганизацией предприятия переход его в статус казенного предприятия (и наоборот) либо передача его имущества другому публичному собственнику.

Следует, однако, иметь в виду, что преобразование предприятий в другие организационно-правовые формы коммерческих организаций - собственников всегда связано с отчуждением их имущества из публичной собственности в частную, т.е. является одной из форм приватизации, которая должна осуществляться по правилам, предусмотренным специальным законодательством. Последнее предусматривает преобразование государственных и муниципальных предприятий лишь в форму хозяйственных, главным образом открытых акционерных обществ. Закон об унитарных предприятиях в ст. 34 допускает преобразование унитарного предприятия в государственное или муниципальное учреждение - некоммерческую организацию.

3. Казенное унитарное предприятие

Унитарные предприятия существуют в двух разновидностях: основанные на праве хозяйственного ведения и основанные на праве оперативного управления (казенные) (ст. ст. 114 и 115 ГК, п. 2 ст. 2 Закона об унитарных предприятиях). Казенные предприятия создаются для производства ограниченно оборотоспособной продукции (например, вооружений) и продукции, предназначенной главным образом для обеспечения федеральных и иных публичных нужд, а также для использования имущества, необходимого для обеспечения безопасности Российской Федерации, реализации ее стратегических интересов и в иных аналогичных целях (п. 4 ст. 8 Закона об унитарных предприятиях). Очевидна их ограниченная потребность участия в имущественном обороте, одновременно сочетающаяся с преобладающим коммерческим характером их деятельности. Этим объясняется наличие у таких предприятий весьма ограниченных прав на имущество собственника-учредителя.

Ранее казенные предприятия могли создаваться лишь на базе федерального имущества и для обеспечения федеральных потребностей. Действующий Закон об унитарных предприятиях разрешает создавать такие предприятия и другим публичным собственникам (субъектам РФ и даже муниципальным образованиям), что ведет к не всегда обоснованному увеличению их численности.

Различия в правовом статусе названных видов унитарных предприятий заключаются прежде всего в объеме правомочий, получаемых ими в отношении имущества учредителя-собственника, поскольку право оперативного управления казенного предприятия по своему содержанию еще более узкое, чем право хозяйственного ведения унитарного предприятия (ср. ст. ст. 295 - 297 ГК). В частности, для совершения казенным предприятием любых сделок по распоряжению имеющимся у него имуществом требуется обязательное согласие собственника (уполномоченного им органа государственной власти или местного самоуправления), если только речь не идет о готовой продукции такого предприятия (п. 1 ст. 297 ГК, ст. 19 Закона об унитарных предприятиях).

Казенное предприятие осуществляет свою деятельность в соответствии с утверждаемой собственником сметой доходов и расходов (подобно госбюджетному учреждению). Это обстоятельство предопределяет строго целевой (а не формально самостоятельный, как у обычного унитарного предприятия) характер использования любого закрепленного за ним имущества собственника-учредителя. До него доводятся обязательные для исполнения заказы собственника на поставку товаров, производство работ или оказание услуг для государственных или муниципальных нужд. Кроме того, у него может быть изъято излишнее, используемое не по назначению или неиспользуемое имущество (п. 2 ст. 20 Закона об унитарных предприятиях).

Важным для оборота является то обстоятельство, что при недостатке у казенных предприятий своего имущества наступает субсидиарная ответственность их учредителей по их долгам (п. 5 ст. 115 ГК, п. 3 ст. 7 Закона об унитарных предприятиях), тогда как для обычных унитарных предприятий такая ситуация исключается (кроме некоторых случаев банкротства) <1>. Поэтому казенное предприятие в отличие от обычного унитарного не может быть объявлено банкротом.

--------------------------------

<1> Такая ответственность по долгам казенного предприятия в интересах его кредиторов сохраняется в течение 6 месяцев при его преобразовании в обычное унитарное предприятие (абз. 2 п. 5 ст. 29 Закона об унитарных предприятиях).

Дополнительная ответственность учредителя по долгам казенного предприятия приводит к тому, что для такой коммерческой организации становится излишней категория уставного фонда как минимальной гарантии удовлетворения имущественных интересов кредиторов. Поэтому в казенном предприятии уставный фонд не формируется (п. 5 ст. 12 Закона об унитарных предприятиях), что отличает его от других видов коммерческих организаций. Разумеется, казенное предприятие наделяется собственником необходимым для его деятельности имуществом, однако отсутствие в его составе уставного фонда исключает применение к нему общих правил о последствиях уменьшения (или о порядке увеличения) размера этого фонда.

Дополнительная литература

Авилов Г.Е. Хозяйственные товарищества и общества в Гражданском кодексе России // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998.

Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" / Под ред. Г.С. Шапкиной. 3-е изд-е. М., 2002.

Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) / Под ред. В.В. Залесского. М., 1998.

Суханов Е.А. О понятии юридического лица и предприятия // Законодательство России в XXI веке. По материалам научно-практической конференции. Москва, 17 октября 2000 г. М., 2002.

Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). М., 1996.

Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000.

Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. Введение. Торговые деятели (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2003.

Глава 9. ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ

§ 1. Понятие и виды некоммерческих организаций

1. Некоммерческие организации как юридические лица

Некоммерческой организацией является юридическое лицо, которое не преследует извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяет полученную прибыль между участниками (п. 1 ст. 50 ГК; п. 1 ст. 2 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. "О некоммерческих организациях" <1>).

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145; 1998. N 48. Ст. 5849; 1999. N 28. Ст. 3473; 2002. N 12. Ст. 1093; N 43. Ст. 4190; 2002. N 52 (часть 2). Ст. 5141 (далее - Закон о некоммерческих организациях).

Главные особенности некоммерческих организаций по сравнению с коммерческими юридическими лицами состоят в следующем. Во-первых, в отличие от коммерческих организаций некоммерческие организации не являются профессиональными участниками имущественных отношений. Поэтому для некоммерческих юридических лиц законодатель устанавливает специальную (целевую) правоспособность (п. 1 ст. 49 ГК) и разрешает использовать имеющееся у них имущество лишь для достижения целей, указанных в их учредительных документах (п. 4 ст. 213 ГК).

Для некоторых видов некоммерческих организаций предусмотрены ограничения на занятие определенными видами деятельности (п. 2 ст. 24 Закона о некоммерческих организациях). Например, финансируемые собственником учреждения могут быть участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах на вере только с разрешения собственника, если иное не предусмотрено законом (п. 4 ст. 66 ГК).

Во-вторых, основной целью деятельности некоммерческой организации не может служить извлечение прибыли (п. 1 ст. 50 ГК; п. 1 ст. 2 Закона о некоммерческих организациях). Выступление некоммерческих юридических лиц в гражданском обороте обусловлено необходимостью материального обеспечения их основной деятельности, которая не должна являться предпринимательской. Они создаются для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, развития физической культуры и спорта, для охраны здоровья, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав и законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, в иных целях, направленных на достижение общественных благ (п. 2 ст. 2 Закона о некоммерческих организациях).

Несмотря на то, что всем некоммерческим организациям разрешено, хотя и с ограничениями, заниматься предпринимательством, такую деятельность они могут осуществлять лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они были созданы, и соответствует этим целям (п. 3 ст. 50 ГК). В частности, некоммерческие организации могут осуществлять приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания некоммерческой организации, а также приобретать и реализовывать ценные бумаги, имущественные и неимущественные права, участвовать в хозяйственных обществах или в товариществах на вере в качестве вкладчиков (п. 2 ст. 24 Закона о некоммерческих организациях). Представляется, что в условиях рыночной экономики некоммерческие организации нельзя лишать возможности совершать необходимые хозяйственные операции, а в установленных законом пределах самим зарабатывать средства и распоряжаться ими, поскольку в противном случае они не смогут полноценно осуществлять свою основную деятельность.

Например, образовательное учреждение может вести предусмотренную его уставом предпринимательскую деятельность, в том числе заниматься реализацией и сдачей в аренду своего имущества; оказывать платные образовательные услуги и др. Причем с фискальной точки зрения деятельность образовательного учреждения по реализации производимой им продукции (работ, услуг) отнесена законом к предпринимательской лишь в той части, в которой получаемый от этой деятельности доход не направляется непосредственно в данное образовательное учреждение и (или) на непосредственные нужды обеспечения, развития и совершенствования образовательного процесса (включая заработную плату) в этом образовательном учреждении (ст. 47 Федерального закона от 10 июля 1992 г. "Об образовании" <1>).

--------------------------------

<1> Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. N 30. Ст. 1797; СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 150; 1997. N 47. Ст. 5341; 2000. N 30. Ст. 3120; 2000. N 33. Ст. 3348; N 44. Ст. 4399; 2001. N 1 (ч. 1). Ст. 2; N 53 (ч. 1). Ст. 5030; 2002. N 7. Ст. 631; N 12. Ст. 1093; N 26. Ст. 2517; N 30. Ст. 3029; 2003. N 2. Ст. 163; N 28. Ст. 2892 (далее - Закон об образовании).

Вместе с тем действующее законодательство позволяет использовать формы некоммерческих юридических лиц с целью уменьшения налогооблагаемой базы. Так, в соответствии с п. 2 ст. 11 Федерального закона от 20 марта 1996 г. "О рынке ценных бумаг" <1> деятельность фондовой биржи может осуществляться юридическим лицом в форме некоммерческого партнерства или акционерного общества. Не удивительно, что многие фондовые биржи (Московская центральная фондовая биржа и др.) создавались в форме некоммерческого партнерства, поскольку налогообложение некоммерческой организации благоприятнее, нежели коммерческой.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918; 1998. N 48. Ст. 5857; 1999. N 28. Ст. 3472; 2001. N 33. Ст. 3424; РГ. 2003. 4 января (далее - Закон о рынке ценных бумаг).

В-третьих, по общему правилу учредители (участники, члены) некоммерческой организации не вправе распределять между собой прибыль (доход), полученную от ее деятельности (п. 1 ст. 50 ГК) <1>.

--------------------------------

<1> Исключение составляют некоторые виды некоммерческих юридических лиц, сама конструкция которых предполагает распределение полученной организацией прибыли между ее учредителями (участниками, членами). Например, доходы, полученные потребительским кооперативом от разрешенной предпринимательской деятельности, осуществляемой кооперативом в соответствии с законом и уставом, распределяются между его членами (п. 5 ст. 116 ГК).

В-четвертых, при ликвидации некоммерческой организации оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество направляется в соответствии с ее учредительными документами на цели, в интересах которых она была создана и (или) на благотворительные цели, если иное не предусмотрено законом. В случаях, когда его использование в соответствии с учредительными документами ликвидируемого некоммерческого юридического лица невозможно, имущество обращается в доход государства (п. 1 ст. 20 Закона о некоммерческих организациях) <1>.

--------------------------------

<1> Исключение составляют потребительские кооперативы и некоммерческие партнерства, члены которых вправе получить ликвидационную квоту, если иное не предусмотрено законом или учредительными документами данного юридического лица (п. 7 ст. 63 ГК; п. 3 ст. 8 Закона о некоммерческих организациях).

До недавнего времени действовало правило (п. 1 ст. 65 ГК), согласно которому некоммерческие юридические лица, кроме потребительских кооперативов, благотворительных и иных фондов, не могли быть признаны несостоятельными (банкротами). Согласно п. 2 ст. 1 действующего Закона о банкротстве несостоятельными (банкротами) могут признаваться любые некоммерческие юридические лица, за исключением учреждений, политических партий и религиозных организаций.

В-пятых, некоммерческие юридические лица могут создаваться в организационно-правовых формах, предусмотренных не только Гражданским кодексом РФ, но и другими федеральными законами (абз. 1 п. 3 ст. 50 ГК).

2. Виды некоммерческих организаций

Организационно-правовые формы некоммерческих юридических лиц отличаются гораздо большим разнообразием по сравнению с коммерческими. Следует отметить, что установленный Гражданским кодексом открытый перечень некоммерческих организаций с возможностью его расширения отдельными федеральными законами, разрешение этим субъектам заниматься предпринимательской деятельностью привели к неоправданному увеличению числа их форм. В рамках одного вида может существовать несколько разновидностей некоммерческих организаций, статус которых регламентируется не только Гражданским кодексом, но также федеральными законами и другими правовыми актами РФ.

Гражданским кодексом предусмотрены следующие организационно-правовые формы некоммерческих организаций:

1) потребительский кооператив;

2) общественная или религиозная организация (объединение);

3) объединение юридических лиц (ассоциация или союз);

4) фонд;

5) учреждение.

Иные федеральные законы существенно расширяют этот перечень, допуская возможность создания некоммерческих юридических лиц также в формах:

1) некоммерческого товарищества, в том числе товарищества собственников жилья; садоводческого, огороднического или дачного товарищества;

2) некоммерческого партнерства;

3) автономной некоммерческой организации;

4) государственной корпорации;

5) товарной биржи;

6) торгово-промышленной палаты;

7) объединения работодателей.

Большинство некоммерческих организаций, подобно коммерческим, являются корпорациями, т.е. построены на началах фиксированного членства: потребительские кооперативы, общественные организации, некоммерческие партнерства и др. Однако встречаются некоммерческие юридические лица, не являющиеся корпорациями: учреждения, фонды, автономные некоммерческие организации и др.

Среди некоммерческих организаций обнаруживаются и смешанные формы. Благотворительные общественные либо религиозные организации могут быть названы учреждениями с корпоративным устройством, так как по форме они являются корпорациями, а по сути представляют собой учреждения (ст. ст. 6, 7, 10, 15 Закона о благотворительной деятельности и благотворительных организациях; ст. ст. 8, 10 Закона о свободе совести и о религиозных объединениях). Существенным отличием названных организаций от классических корпораций является то обстоятельство, что, даже если благотворительная общественная или религиозная организация основана на членстве, далеко не каждый из ее членов может участвовать в управлении организацией и ее имуществом. Высшим органом управления благотворительной организации выступает ее коллегиальный орган, формируемый в порядке, предусмотренном уставом этой организации (ст. 10 Закона о благотворительной деятельности и благотворительных организациях).

Напротив, Российская академия наук, Российская академия медицинских наук, Российская академия образования, Российская академия художеств, иные отраслевые академии наук, имеющие государственный статус, могут служить примерами корпораций, созданных в форме учреждения. Формально указанные юридические лица являются некоммерческими организациями - учреждениями (ст. 120 ГК). Однако в соответствии с законодательством РФ и уставами указанных академий они наделяются правом управления своей деятельностью, правом владения, пользования и распоряжения переданным им имуществом, находящимся в федеральной собственности. В частности, от учреждений они отличаются тем, что могут иметь в своем составе структурные подразделения - юридические лица, обладая правом на их создание, реорганизацию и ликвидацию, закрепление за ними федерального имущества, утверждение их уставов и назначение руководителей (ст. 6 Федерального закона от 12 июля 1996 г. "О науке и государственной научно-технической политике" <1>).

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1996. N 35. Ст. 4137; 1998. N 30. Ст. 3607; N 51. Ст. 6271; 2000. N 2. Ст. 162; 2001. N 1 (часть 1). Ст. 2 (часть 2), ст. 20; 2001. N 53 (часть 1). Ст. 5030; 2002. N 52 (часть 1). Ст. 5132.

§ 2. Потребительский кооператив

1. Понятие потребительского кооператива

Потребительским кооперативом признается основанная на началах членства организация, созданная для удовлетворения материальных и иных потребностей участников путем объединения ими имущественных взносов (п. 1 ст. 116 ГК).

К ним относятся жилищные, жилищно-строительные, дачные, гаражные, садоводческие, огороднические, кредитные и др. потребительские кооперативы, известные российскому праву еще с начала 20-х гг. XX столетия. В отличие от производственных кооперативов, потребительские кооперативы создаются не для совместной хозяйственной деятельности, основанной на личном труде их участников, а для удовлетворения материальных и иных потребностей своих членов. Поэтому члены потребительского кооператива не обязаны лично участвовать в его делах, но должны вносить вклады в имущество кооператива. С этой точки зрения потребительские кооперативы можно сравнить с объединениями капиталов, тогда как производственные кооперативы ближе к объединениям лиц. Вследствие этого граждане или юридические лица могут одновременно участвовать в нескольких потребительских кооперативах, в том числе однородных по характеру деятельности.

Потребительский кооператив создается по решению его учредителей (членов), которыми могут выступать как граждане, так и юридические лица (коммерческие или некоммерческие), если иное не предусмотрено федеральным законом. По общему правилу, граждане вправе быть членами кооператива по достижении 16 лет (п. 2 ст. 26 ГК), если иной возрастной ценз не установлен федеральным законом. Например, в члены жилищно-строительного кооператива принимаются только совершеннолетние граждане (ст. 113 Жилищного кодекса РСФСР). Потребительские кооперативы не могут создаваться одним учредителем или состоять из единственного члена. Они должны учреждаться не менее чем тремя лицами, если иное количество учредителей не определено федеральным законом.

Учредительным документом потребительского кооператива является устав, принятый на общем собрании учредителей (членов) кооператива. В предусмотренных законом случаях кооператив может иметь в качестве второго учредительного документа также учредительный договор. Наряду с общими сведениями, которые подлежат включению в учредительные документы любого юридического лица, в уставе потребительского кооператива должны содержаться сведения о размере и порядке внесения членами кооператива паевых взносов, о порядке покрытия ими понесенных кооперативом убытков (п. 2 ст. 116 ГК).

Потребительский кооператив обязан иметь паевой (уставный) фонд, являющийся минимальной гарантией удовлетворения требований его кредиторов. Паевой фонд создается за счет взносов членов кооператива и к моменту его государственной регистрации должен быть оплачен полностью либо в размере, предусмотренном законодательством для определенного вида кооперативов <1>. Минимальный размер паевого фонда также устанавливается законодательством.

--------------------------------

<1> Формально данное требование невыполнимо, ибо кооператив, как любое юридическое лицо, считается созданным и приобретает правосубъектность, в том числе вещные права на имущество, лишь с момента его государственной регистрации (п. 2 ст. 51 ГК РФ).

Законом и уставом кооператива может быть предусмотрено образование иных имущественных фондов, формируемых за счет взносов его членов. Не исключена возможность осуществления потребительским кооперативом некоторых видов предпринимательской деятельности, например сдача в аренду неиспользуемого имущества. По решению общего собрания членов кооператива доходы, полученные от такой деятельности, могут распределяться между членами кооператива или направляться на общие нужды (п. 5 ст. 116 ГК). Следует признать, что данная возможность противоречит природе потребительского кооператива как некоммерческой организации и должна быть максимально сужена законодательством.

По общему правилу, высшим (волеобразующим) органом потребительского кооператива является общее собрание его членов. В большинстве случаев оно обладает исключительной компетенцией при рассмотрении вопросов, определенных уставом кооператива, но также правомочно принять к своему рассмотрению любой вопрос, касающийся его деятельности.

Общее собрание формирует единоличные и коллегиальные исполнительные (волеизъявляющие) органы кооператива, которые вправе решать все вопросы, не отнесенные к исключительной компетенции общего собрания. В качестве постоянно действующего коллегиального исполнительного органа в потребительском кооперативе обычно создается правление, порядок избрания, состав и компетенция которого определяются уставом кооператива. Кроме того, в потребительском кооперативе имеется единоличный исполнительный орган - председатель. Исполнительные органы потребительского кооператива формируются из числа его членов и не могут быть наемными. Деятельность коллегиальных и единоличных исполнительных органов контролируется ревизором либо ревизионной комиссией, которые не являются органами кооператива.

Потребительские кооперативы реорганизуются и ликвидируются по общим правилам о реорганизации и ликвидации юридических лиц. Специальным основанием их реорганизации либо ликвидации является полное внесение членами кооперативов или иными лицами, имеющими право на паенакопления, паевых взносов за предоставленные им в пользование объекты: квартиру, дачу, гараж, земельный участок и пр. Дело в том, что согласно норме п. 4 ст. 218 ГК это обстоятельство влечет для указанных лиц возникновение права собственности на данное имущество, следовательно, прекращение этого права для кооператива. Поэтому в такой ситуации потребительский кооператив по решению его общего собрания должен быть либо преобразован в иной потребительский кооператив (по совместной эксплуатации остающихся общими объектов) или в другую форму некоммерческой организации (например, в товарищество собственников жилья, садоводческое, огородническое или дачное некоммерческое товарищество), либо ликвидирован. Потребительский кооператив может быть объявлен банкротом.

2. Права и обязанности членов потребительского кооператива

Каждый член потребительского кооператива вправе принимать участие в управлении делами кооператива, в том числе путем голосования на общем собрании. В отличие от хозяйственных обществ, при принятии решений на общем собрании каждый член кооператива независимо от размера своего паевого взноса обладает только одним голосом. Члены кооператива также имеют право избирать и быть избранными в состав исполнительных органов; получать в пользование часть кооперативного имущества, пропорциональную размеру своего пая и предназначенную для удовлетворения определенных потребностей - жилищных и т.д. Потребности членов кооператива могут удовлетворяться иным образом, например за счет первоочередного предоставления членам кооператива товаров или услуг, производимых либо оказываемых самим кооперативом или созданными им организациями. Член кооператива вправе в любое время выйти из его состава, получив стоимость своего пая, а в случаях, предусмотренных законом и уставом кооператива, также иные выплаты.

Согласно правилам, изложенным в законах и уставах большинства потребительских кооперативов, каждый его член вправе продать, передать по наследству (в порядке правопреемства) или иным образом произвести отчуждение своего пая и тем самым выйти из состава кооператива. Вновь принятый пайщик приобретает права своего предшественника, включая пользование соответствующей частью кооперативного имущества. В потребительском кооперативе пай может быть разделен между несколькими лицами, допустим, наследниками умершего члена, лишь в случаях, прямо предусмотренных законом и уставом кооператива и не противоречащих существу отношений по пользованию кооперативным имуществом. Например, нельзя разделить пай, связанный с пользованием однокомнатной квартирой, неделимым земельным участком (п. 2 ст. 6 Земельного кодекса РФ). В таких случаях отчуждение части пая не допускается.

Член потребительского кооператива несет обязанности по уплате вступительного, паевого и иных (дополнительных) взносов. Уставом кооператива или решениями общего собрания часто предусматриваются иные обязанности членов потребительского кооператива, например по отработке определенного времени при создании объектов кооперативной собственности. За невыполнение этих обязанностей пайщик может быть исключен из кооператива по решению общего собрания его членов, которое может быть обжаловано в судебном порядке.

По общему правилу потребительский кооператив не получает доходов от своей деятельности. Поэтому одной из важнейших обязанностей членов кооператива является необходимость покрывать убытки, возникшие в результате деятельности кооператива, за счет дополнительных взносов. В случае отказа от внесения или неполного внесения дополнительного взноса виновный член кооператива может быть привлечен к солидарной с кооперативом ответственности по его долгам своим личным имуществом, хотя и в размере неуплаченных сумм и только при недостатке имущества кооператива (п. 4 ст. 116 ГК). Дополнительные взносы по существу представляют собой форму ограниченной субсидиарной ответственности члена потребительского кооператива по долгам последнего.

3. Разновидности потребительских кооперативов

Определенную специфику имеют следующие разновидности потребительских кооперативов:

- жилищные и жилищно-строительные кооперативы, которые создаются достигшими 18 лет гражданами для удовлетворения своих потребностей в обеспечении жильем (ст. 113 Жилищного кодекса РСФСР);

- садоводческие, огороднические или дачные потребительские кооперативы, создаваемые гражданами на добровольных началах в целях содействия своим членам в решении общих социально-хозяйственных задач ведения садоводства, огородничества или дачного хозяйства (абз. 5 ст. 1; п. п. 1, 3 ст. 4 Федерального закона от 11 марта 1998 г. "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" <1>);

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1998. N 16. Ст. 1801; 2000. N 48. Ст. 4632; 2002. N 12. Ст. 1093 (далее - Закон о садоводческих объединениях).

- кредитные потребительские кооперативы граждан, которые могут быть созданы либо иметь в своем составе в качестве членов не менее 15 и не более 2000 граждан, добровольно объединившихся для удовлетворения потребностей в финансовой взаимопомощи по признаку общности места жительства, трудовой деятельности, профессиональной принадлежности, любой другой общности граждан (ст. 4 Федерального закона от 11 июля 2001 г. "О кредитных потребительских кооперативах граждан" <1>);

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. 1). Ст. 3420 (далее - Закон о кредитных кооперативах).

- общества взаимного страхования, осуществляющее страхование имущества и иных имущественных интересов своих членов (п. п. 2, 3 ст. 968 ГК);

- общины малочисленных народов, хотя и объявленные особой формой юридического лица, но фактически являющиеся разновидностью потребительского кооператива (Федеральный закон от 6 июля 2000 г. "Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" <1>). Община есть своеобразная форма самоорганизации лиц, относящихся к малочисленным народам, ведущим традиционный образ жизни, осуществляющим традиционное хозяйствование и занимающимся традиционными промыслами. Она может быть создана по кровнородственному (семья, род) и (или) территориально-соседскому признакам в целях защиты исконной среды обитания этих народов, сохранения и развития их традиционного образа жизни, хозяйствования, промыслов и культуры.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2000. N 30. Ст. 3122; 2002. N 12. Ст. 1093.

Известны и другие виды потребительских кооперативов, например гаражные и пр.

Помимо ст. 116 ГК и названных Законов, деятельность потребительских кооперативов регламентируется другими нормативными актами. Так, Закон СССР от 26 мая 1988 г. "О кооперации в СССР" <1> и типовые уставы некоторых видов потребительских кооперативов действуют в части, не противоречащей нормам ГК РФ, а также принятым позднее федеральным законам.

--------------------------------

<1> Закон СССР от 26 мая 1988 г. "О кооперации в СССР" не применяется на территории Российской Федерации в части, касающейся потребительской кооперации (см.: Постановление Верховного Совета РФ от 19 июня 1992 г. N 3086-1 "О введении в действие Закона РФ "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации"); в части, касающейся сельскохозяйственной кооперации (см.: Федеральный закон от 15 ноября 1995 г. N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации"); в части, регулирующей деятельность кооперативов в сферах производства и услуг (см.: Федеральный закон от 10 апреля 1996 г. N 41-ФЗ "О производственных кооперативах"); в части, регулирующей деятельность садоводческих товариществ и дачных кооперативов (см.: Федеральный закон от 11 марта 1998 г. N 66-ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан"). Он также не применяется в части, регулирующей деятельность кредитных потребительских кооперативов граждан (см.: Федеральный закон от 11 июля 2001 г. "О кредитных потребительских кооперативах граждан").

Потребительские общества, предусмотренные Законом РФ от 19 июня 1992 г. "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации" <1>, несмотря на свое название, фактически представляют собой форму не потребительского, а производственного кооператива, особенности статуса которого связаны с предметом и целями его деятельности. С одной стороны, в соответствии со ст. ст. 1, 5 Закона о потребительской кооперации потребительским обществом, которое может быть создано в форме потребительского кооператива, признается добровольное объединение граждан и юридических лиц, созданное на основе членства путем объединения имущественных паевых взносов для торговой, заготовительной, производственной или иной деятельности в целях удовлетворения материальных и иных потребностей его членов. С другой стороны, основными задачами потребительского общества являются: закупка у граждан и юридических лиц продукции сельского хозяйства и промыслов, дикорастущих плодов, ягод и грибов, лекарственного сырья с последующей их переработкой и реализацией; производство пищевых продуктов и непродовольственных товаров с последующей их реализацией через организации розничной торговли и т.д., что характерно для коммерческой организации.

--------------------------------

<1> Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. N 30. Ст. 1788; СЗ РФ. 1997. N 28. Ст. 3306; 2000. N 18. Ст. 1910; 2002. N 12. Ст. 1093.

Дело в том, что первоначально возникшие и развивавшиеся в качестве потребительских кооперативов потребительские общества в нашей стране были затем огосударствлены: на них были возложены функции удовлетворения потребностей сельского (а в 30-х - 50-х гг. прошлого века - и городского) населения в товарах и услугах (члены самих потребительских обществ имели при этом лишь некоторые преимущества в снабжении); управление ими было жестко централизовано и включено в единую общегосударственную систему; при потребительских кооперативах и их территориальных объединениях были созданы многочисленные производственные предприятия и т.д. При переходе к рыночной организации экономики централизованной системе потребкооперации удалось во многом сохранить свою прежнюю организацию и задачи. Поэтому и в нынешней форме она пока не может считаться системой (добровольным объединением) вполне самостоятельных потребительских кооперативов.

§ 3. Некоммерческое товарищество

1. Понятие и виды некоммерческих товариществ

Специфической разновидностью некоммерческих организаций являются некоммерческие товарищества, иногда ошибочно отождествляемые с потребительскими или производственными кооперативами. Создание некоммерческих товариществ явилось следствием проведения масштабной приватизации государственного (муниципального) жилья, передачи гражданам в собственность земельных участков в садоводческих, дачных и тому подобных кооперативах.

Известны две основные разновидности некоммерческих товариществ:

- товарищества собственников жилья;

- садоводческие, огороднические или дачные товарищества.

Товариществом собственников жилья признается организация, созданная на началах членства гражданами или иными собственниками жилья для совместного использования находящихся в их общей собственности объектов недвижимости, обслуживающих принадлежащие им жилые помещения (ст. 291 ГК; абз. 8 ст. 1 Закона от 24 декабря 1992 г. "Об основах федеральной жилищной политики" <1>; ст. ст. 1, 24 и 25 Федерального закона от 24 мая 1996 г. "О товариществах собственников жилья" <2>).

--------------------------------

<1> Ведомости ВС РФ. 1993. N 3. Ст. 99; СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 147; 1997. N 17. Ст. 1913; 1999. N 7. Ст. 876; 1999. N 25. Ст. 3042; 1999. N 28. Ст. 3485; 2002. N 52 (ч. 1). Ст. 5135; 2003. N 19. Ст. 1750.

<2> СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2963; 1998. N 15. Ст. 1794; 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 2; 2002. N 12. Ст. 1093 (далее - Закон о товариществах собственников жилья).

Будучи собственниками отдельных жилых помещений в многоквартирных домах, граждане сталкиваются с необходимостью совместной эксплуатации общих для всех квартир элементов зданий: подвалов, крыш и чердаков, лестничных площадок, лифтов, санитарно-технического и иного оборудования и пр. В то же время по причине добровольного характера приватизации жилья у многих неприватизированных квартир сохранились прежние, в том числе публичные, собственники, которые также столкнулись с указанной необходимостью. Одним из способов решения названных задач законодательство признало создание товариществ собственников жилья. Товарищества собственников жилья могут возникать на основе жилищных и жилищно-строительных кооперативов, члены которых полностью выплатили свои паевые взносы.

Аналогичные проблемы, связанные с необходимостью определения правил эксплуатации инженерных сетей, дорог и другого имущества общего пользования, возникают у собственников отдельных земельных участков, используемых для ведения коллективного садоводства и огородничества в садоводческих, огороднических и дачных товариществах.

Садоводческое, огородническое или дачное некоммерческое товарищество - некоммерческая организация, учрежденная гражданами на добровольных началах для содействия ее членам в решении общих социально-хозяйственных задач ведения садоводства, огородничества и дачного хозяйства (п. п. 1, 2 ст. 4 Закона о садоводческих, огороднических и дачных объединениях).

Товарищество собственников жилья организуется не менее чем двумя домовладельцами, в качестве которых могут выступать не только граждане, но и другие собственники жилых помещений - юридические лица и публично-правовые образования (по решению последних членами товарищества могут стать их унитарные предприятия или учреждения). Учредительным документом товарищества является его устав.

Садоводческое, огородническое или дачное некоммерческое товарищество создается по решению граждан-учредителей. Число участников садоводческого (огороднического, дачного) некоммерческого товарищества должно быть не менее трех человек. Членами садоводческого (огороднического, дачного) товарищества могут быть граждане РФ, достигшие 18 лет и имеющие земельные участки в границах такого товарищества. Учредительным документом товарищества является устав, утвержденный общим собранием учредителей. Помимо общих сведений, подлежащих включению в устав каждого юридического лица, в уставе садоводческого (огороднического, дачного) товарищества должен быть указан порядок образования специального фонда, являющегося собственностью товарищества (п. 4 ст. 16 Закона о садоводческих, огороднических и дачных объединениях).

Товарищество собственников жилья является собственником принадлежащего ему имущества, в том числе вступительных и иных взносов участников, их обязательных платежей, предназначенных на содержание общего имущества. Участники не приобретают на это имущество каких-либо прав, не могут требовать от товарищества никаких выплат или выдач в случае выхода из него, не отвечают по обязательствам товарищества. Хозяйственная (предпринимательская) деятельность товарищества строго ограничена рамками эксплуатации и ремонта общих помещений и оборудования, а полученный от нее доход идет на общие нужды и не распределяется между участниками.

В садоводческом, огородническом или дачном некоммерческом товариществе имущество общего пользования, приобретенное или созданное таким товариществом за счет целевых взносов, является совместной (общей) собственностью его членов. Имущество общего пользования, приобретенное или созданное за счет средств специального фонда, образованного по решению общего собрания садоводческого (огороднического, дачного) некоммерческого товарищества, является собственностью товарищества как юридического лица. Специальный фонд составляют вступительные и членские взносы членов такого товарищества, доходы от его хозяйственной деятельности, а также средства, предоставленные садоводческому (огородническому, дачному) некоммерческому товариществу, прочие поступления. Средства специального фонда расходуются на цели, соответствующие задачам, предусмотренным уставом товарищества (п. 2 ст. 4 Закона о садоводческих, огороднических и дачных объединениях).

Высшим (волеобразующим) органом товарищества является общее собрание его участников (собрание уполномоченных), имеющее исключительную компетенцию, но правомочное решать любой вопрос, отнесенный к компетенции коллегиального исполнительного органа. Исполнительными (волеизъявляющими) органами товарищества являются правление (коллегиальный орган) и его председатель (единоличный орган). Контроль за финансово-хозяйственной деятельностью исполнительных органов товарищества (председателя, правления) осуществляет ревизионная комиссия (ревизор), избранная из числа членов товарищества. Ревизионная комиссия (ревизор) не является органом товарищества.

Товарищества могут быть реорганизованы, ликвидированы или объявлены банкротами по общим правилам гражданского законодательства. По смыслу закона садоводческое, огородническое или дачное товарищество может быть преобразовано в соответствующий кооператив либо партнерство, тогда как преобразование товарищества собственников жилья в другую организационно-правовую форму законом не предусмотрено.

2. Права и обязанности членов некоммерческого товарищества

Участники товарищества собственников жилья обладают правом голоса в управлении его делами пропорционально доле принадлежащих им жилых помещений, если иное прямо не предусмотрено уставом товарищества. Членство в товариществе обусловлено правом собственности на соответствующее жилое помещение. Поэтому с утратой данного права по любым основаниям членство в товариществе прекращается. В случае смерти гражданина или реорганизации юридического лица членами товарищества становятся их наследники (правопреемники) с момента возникновения у них права собственности на соответствующее жилое помещение. Участник не может быть исключен из товарищества. При нарушении обязанности по уплате взносов в имущество товарищества он должен возместить товариществу причиненные этим убытки.

Товарищество собственников жилья существенно отличается от кооператива и не может быть признано его разновидностью <1>. В нем нет паевых отношений, а его участники не обладают равным количеством голосов в управлении общими делами и не вправе претендовать на получение от товарищества какого-либо имущества. Они не могут быть исключены из товарищества и не несут никакой ответственности по его долгам. Все это невозможно для кооператива.

--------------------------------

<1> См.: Крашенинников П.В. Современные проблемы права собственности и иных вещных прав на жилые помещения: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 7, 46 - 49.

Члены садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого товарищества, в частности, имеют право при отчуждении садового (огородного, дачного) земельного участка одновременно отчуждать приобретателю долю имущества общего пользования в составе садоводческого (огороднического, дачного) некоммерческого товарищества в размере целевых взносов; имущественный пай в размере паевого взноса, за исключением той части, которая включена в специальный неделимый фонд товарищества; здания, строения, сооружения, плодовые культуры. Однако при ликвидации товарищества его члены могут получать причитающуюся им долю имущества общего пользования. Члены товарищества также вправе добровольно выходить из его состава с одновременным заключением с товариществом договора о порядке пользования и эксплуатации инженерных сетей, дорог и другого имущества общего пользования.

Важнейшими обязанностями членов товарищества являются: использование земельного участка в соответствии с его целевым назначением, в том числе его освоение в течение трех лет, если иной срок не установлен земельным законодательством; соблюдение установленных режимов, ограничений, обременений и сервитутов; выполнение агротехнических, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных требований и пр.

В отличие от кооператива, члены товарищества не отвечают по его обязательствам. Они, однако, могут быть обязаны к внесению дополнительных взносов, которые по сути могут стать формой их ограниченной субсидиарной ответственности по долгам товарищества.

§ 4. Некоммерческое партнерство

1. Понятие и виды некоммерческих партнерств

Конструкция некоммерческого партнерства является новой для отечественного права. Как видно из названия, она была заимствована из американского правопорядка (partnership) с целью создания максимально широких возможностей для осуществления некоммерческой организацией предпринимательской деятельности. Форма партнерства (Partnerschaftsgesellschaft) также была введена в Германии специальным Законом от 25 июля 1994 г., но лишь как один из возможных способов объединения лиц свободных профессий в целях ограничения их имущественной ответственности за профессиональные ошибки, причем само партнерство не вправе осуществлять никакой предпринимательской деятельности.

Некоммерческим партнерством признается основанное на членстве объединение граждан и юридических лиц, созданное ими для содействия своим членам в достижении некоммерческих целей путем осуществления предпринимательской деятельности (п. 1 и п. 2 ст. 8 Закона о некоммерческих организациях).

Партнерство обладает целевой правоспособностью и вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую его уставным целям, может создавать другие коммерческие и некоммерческие организации. Партнерство становится собственником своего имущества.

В форме некоммерческого партнерства могут быть созданы следующие некоммерческие организации:

- фондовые биржи (ч. 2 ст. 11 Закона о рынке ценных бумаг <1>);

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918; 1998. N 48. Ст. 5857; 1999. N 28. Ст. 3472; 2001. N 33. Ст. 3424; 2002. N 52 (ч. 2). Ст. 5141.

- коллегии адвокатов (ст. 22 Федерального закона от 26 апреля 2002 г. "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" <1>);

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102; 2003. N 44. Ст. 4262.

- сад